Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск



. Авторы таких сочинений

сердцем чешского президента отдать немцам свою страну. Авторы таких сочинений стремятся создать у вас впечатление, что руководство Чехословакии не было согласно на этот шаг. На самом деле все было вполне мирно и чинно. Господин Гаха прибыл в Берлин по своей личной инициативе, озвученной еще 13 марта, то есть до объявления словаками о независимости[348]. Поезд с чешским президентом прибыл в немецкую столицу в 22.40. Его встретили так, как и положено встречать главу государства. На вокзале был выстроен почетный караул, министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп лично приветствовал высокого гостя и даже вручил его дочери букет цветов. Далее Гаха направился в лучший берлинский отель «Адлон»[349].
В кабинет Гитлера президент Гаха попал около 1:15 ночи. И заговорил. Но если вы полагаете, что лейтмотивом его речи была попытка сохранить свободу своего народа, то сильно ошибетесь. Гаха договорился до того, что якобы часто задавал себе вопрос, следует ли вообще Чехословакии оставаться независимой?! А потом высказал твердое убеждение, что судьба его страны всецело в руках фюрера и в таком случае за нее можно быть спокойным[350].
После того как президент Гаха вручил судьбу чешского народа в руки Адольфа Гитлера, последнего покинуло самообладание. В нем клокотала буря эмоций. «Он ворвался в комнату, где сидели его секретари, и расцеловал их. „Дети мои, - провозгласил он, - сегодня величайший день в моей жизни. Я войду в историю как величайший из немцев"»[351].
В Чехословакии всю войну не было ни партизан, ни диверсий, ни крупных актов саботажа. Чешский народ мирно трудился на благо Третьего рейха и по вечерам пил свое любимое пиво. Для того чтобы попытаться раскачать ситуацию, англичане забросили диверсионную группу, состоявшую из агентов по фамилии Кубис и Габчик, которая осуществила убийство главы Протектората Богемии и Моравии группенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха. Сам процесс его ликвидации в мае 1942 г. показывает нам, что ни о каких партизанах в Чехии слыхом не слыхивали даже через три года после «оккупации»! Гейдрих ехал в открытой машине с шофером, без охраны и сопровождения, с одним пистолетом на боку. И поплатился жизнью за такую беспечность. Убив Гейдриха, агенты не находят ничего лучшего, как укрыться в пражской церкви Св. Боромеуса - одиннадцать человек были там арестованы. Лишь одному агенту удается скрыться: немцы гнались за ним до одной деревни, где ему с помощью жителей удалось уйти от преследователей. Имя агента остается засекреченным до сих пор. А название деревни оказалось кровью вписанным в историю той войны - Лидице. В качестве акта возмездия немцы уничтожили все мужское население деревни. Далее - два года «тишины». Лишь когда чаша весов Второй мировой войны стала явно склоняться на сторону противников Германии, в независимой Словакии (а не в Чехии, которая оккупирована!) происходит восстание (август 1944 г.). Нуасами чехи, словно в плохом водевиле, восстали против немцев... 5 мая 1945 года! Напомню, что гарнизон Берлина капитулировал 2 мая, а Германия - 8-го. Комментарии, как говорится, излишни.
За радостью Гитлера важно разглядеть один интересный факт. Чешский президент Гаха просит взять Чехию под защиту Третьего рейха, в результате чего в составе гитлеровского государства появится Протекторат Богемии и Моравии! Ту же самую просьбу высказал и словацкий лидер Тисо. Для урегулирования чешского вопроса Гитлеру хватит одного дня, а вернее, одной ночи. А вот на просьбу словаков Гитлер дал положительный ответ лишь 16 марта. Предположим, что сначала он хотел выяснить ситуацию, сложившуюся с чешской частью распавшейся страны. Пусть так, но решение участи Словакии обнаружило необычные действия руководителя Германии. Обычно молниеносный и решительный, вместо быстрого присоединения Словакии Гитлер словно тянет время и желает продлить неопределенность ее статуса.
Ведь его положительный ответ на просьбу Братиславы 16 марта не внес окончательной ясности в юридическое положение нового словацкого государства. Вместо того чтобы вызвать руководителей Словакии в Берлин и подписать необходимые бумаги, 18 мартаГитлер из Берлина отбыл в Вену[352]. А «Договор о защите» между Словакией и рейхом лишь 23 марта подписали в Берлине Риббентроп и словацкий министр Тука[353].
Таким образом, Британия и Франция до середины дня 23 марта не знали, что Словакия не войдет в состав Третьего рейха.
Гитлер целых девять (!) дней старательно поддерживал иллюзию, что словаки будут присоединены. Зачем он тянул время? Потому что решил обойти своих западных партнеров по переговорам. Во втором чешском кризисе Гитлером с британцами и французам были согласованы поглощение Чехии, поглощение Словакии и обязательное поглощение Закарпатской Украины. На самом деле Гитлер включил в состав Третьего рейха лишь Чехию. Ни Словакия, ни Закарпатская Украина не были к Германии присоединены. Получилось, что произошло очередное усиление немецкого государства, а пользы для организации агрессии против России от этого не было никакой.
Вспомним, что сказал на XVIII съезде ВКП(б) И. В. Сталин: «Можно подумать, что немцам отдали районы Чехословакии как цену за обязательство начать войну с Советским Союзом, а немцы отказываются теперь платить по векселю, посылая их куда-то подальше». Вспомним и дату сталинского выступления: 10 марта 1939 года. За четыре дня до объявления независимости Словакии (14 марта) глава СССР предсказал действия Адольфа Гитлера и дал им стопроцентно правильную оценку! Разве Сталин был провидцем? Неужели его слова, произнесенные с высокой трибуны, заставили Гитлера переиграть весь сценарий за считанные дни? Нет, просто тайная дипломатия принесла свои плоды и, стоя на трибуне, Иосиф Виссарионович уже знал, что Гитлер начнет обманывать своих друзей из Лондона и Парижа. А вот Запад отреагировать уже не успеет, ибо шаги фюрера поначалу будут в точности «как договорились», и лишь в последний момент события пойдут по другому сценарию.
В ночь на 15 марта 1939 года германские войска вступили на территорию Чехословакии. Они заняли всю территорию погибшей страны. За исключением Закарпатской Украины! Вместо того чтобы вывести границы рейха фактически к границам СССР, Германия отгораживалась от России независимыми территориями государств Словакия и Венгрия, которой и отдавалось Закарпатье!
В британских и французских политических кругах решение Гитлера 15 марта считалось роковой ошибкой - так пишут большинство историков и современников[354]. И никто из них не хочет задуматься над тем, какой истинный смысл скрыт в этой фразе.
Запад займет жесткую позицию по отношению к Германии вовсе не из-за присоединения к рейху Чехии, а за «неприсоединение» Словакии и «незахват» Закарпатской Украины! Это перечеркивало планы быстрого развязывания германской агрессии против СССР. Ведь не для того растили нацизм, не для того давали Гитлеру олимпиады, помогали воевать в Испании, закрывали глаза на перевооружение, сдавали ему страны и народы, чтобы Германия стала сильной и могучей.
По сути дела Гитлер действительно провел всех: он присоединил к себе Богемию и Моравию, экономически подчинил Словакию и сделал подарок венграм. Франция же лишилась важного союзника и престижа. Теперь чешские рабочие отправились трудиться в рейх - к 1 июня 1939 г. их было уже 40 тыс. Соответственно столько же германских рабочих могли надеть военную форму и пойти служить в те три танковые дивизии вермахта, что были укомплектованы чешскими танками и грузовиками[355].
Сейчас самое время внимательно проанализировать события в Закарпатской Украине. Со стороны все выглядело однозначно: большой и сильный германский рейх всячески поощряет сепаратистов. Ширится дружба украинских националистов и германских нацистов, которая должна привести к закономерному итогу - появлению в составе Германии доброго куска территории, к которому можно будет присоединять далее Киев, Полтаву и Харьков.
Подготовка к созданию «украинского плацдарма» для фюрера началась заблаговременно. 27 октября 1938 года, меньше чем через месяц после «отсоединения» Судет, новым премьером Закарпатья стал Августин Волошин. 9 ноября 1938 года им создана «Организация Народной Обороны - Карпатская Сечь» (ОНОКС) - отряды местных боевиков. Но ведь задачей этих «незаконных вооруженных формирований» является не охрана своих сел и городов от чехов, а создание некого прообраза повстанческой украинской армии, которая затем совместно с германским вермахтом понесет «свободу» в глубину Советской Украины. Поэтому и отношение к ОНОКС особое. Власти Праги не только не препятствовали созданию отрядов боевиков, но даже договорились с Августином Волошиным, что офицеры чехословацкой армии будут «сечевиков» обучать. А чтобы «античешские» вооруженные формирования не испытывали нужды в оружии, то пражское руководство, от которого они собираются отделяться, передало боевикам вооружение местной чехословацкой национальной гвардии («Домомбранства»). Дело пошло так хорошо, что на II съезде «Карпатской Сечи» 4 декабря 1938 года прошел военный парад и 10 тысяч вооруженных сечевиков промаршировали через город Хуст. Теперь, когда прообраз будущей украинской армии уже создан, наступает пора формирования властных органов для придания делу нужной легитимности.
Начали, как водится, с названия. 30 декабря 1938 года правительство Августина Волошина сделало и себе, и фюреру рождественский подарок. Автономия получила официальное наименование «Карпатская Украина». Прежде Закарпатье поменяло множество названий, но все они никуда не годились: «Подкарпатская Русь», «Подкарпатье», «Карпатская Русь», «Закарпатская Русь», «Угорская Русь». Готовится поход на Советскую Украину, следовательно, и название «плацдарма» должно нести в себе слово «Украина», а не «Русь»[356].
В феврале 1938 года процесс «легитимизации» продолжается: проходят местные выборы, формируются новые органы власти, состоящие сплошь из сторонников отделения от Чехо-Словакии[357]. Политические симпатии Августина Волошина сомнений не вызывают. По приказу главы автономии в Подкарпатской Руси распространяется «Майн кампф». Запрещены все партии, вместо них создано «Украинское национальное объединение», которое возглавил сам Волошин[358].
Однако к немцам отношение у закарпатского руководства особое. «Всем гражданам немецкой народности, несмотря на их государственную принадлежность, разрешено организовываться в „Немецкую партию". и организовывать в этой партии обычные партийные органы, а также носить знаки отличия и знамена со свастикой»[359]. Это указание за подписью Августина Волошина было под грифом «Совершенно секретно» разослано 2 февраля 1939 года во все структуры власти. Иными словами, в Закарпатской Украине многопартийность и плюрализм все же сохранились. Ведь партий было целых две: УНО - украинских националистов и местный филиал НСДАП - националистов германских.
А вот право выдвигать кандидатов в «парламент» имели только украинские националисты. На 32 мандата претендовали 32 кандидата, список которых был утвержден «монсеньором», как называли Волошина. А чтобы голосование полностью соответствовало системе «старшего германского брата», поклонник фюрера организовал свой небольшой концлагерь «Думен» близ города Рахов, в который отправлял несогласных и политических оппонентов.
В том, что Августин Волошин честью и правдой служил Гитлеру, сомневаться не приходится. Когда фюрер вместо поддержки независимости Закарпатья (как договаривались) вдруг отдал эту территорию Венгрии, «блаженный Августин» сбежал в Румынию, а оттуда перебрался в Югославию. Он мог уехать в любую страну, но отправился в Германию. Немного пожив в Берлине, Волошин направился в немецкий город Прага. Никто его там не интернировал, и он свободно преподавал в Украинском вольном университете (УВУ). Когда Германия напала на СССР, Волошин обратился к Гитлеру с письмом, предлагая себя на пост президента Украины. Заодно советовал фюреру ликвидировать православную церковь и заменить ее католической. В конце войны этот «борец за свободу» был арестован советской контрразведкой и нашел свою смерть в тюрьме.
Понятно, что такие вполне «демократические» выборы в духе германского национал-социализма дали в итоге нужный результат. Выбранный «парламент», расположившийся в городе Хусте, и объявил Закарпатскую Украину независимой 14 марта 1939 года, точно вслед за Словакией. Однако далее события пошли не по запланированному сценарию. Инсценировав закадычную дружбу с украинскими националистами, германский фюрер предал их, как только отпала необходимость ломать комедию перед Западом. Закарпатская Украина была настроена яро прогермански, и ее руководство разве что на «батьку» Адольфа не молилось.
Тем не менее Гитлер, поддержав словаков, украинцев не поддержал. Практически сразу после заявления о независимости первый президент Карпатской Украины ударился в бега, потому что 150-тысячная венгерская армия вторглась на территорию Закарпатья[360].Дружественное Германии украинское государство просуществовало около 100 часов и было ликвидировано другим дружественным Германии государством!
17 мар 2010, 08:30
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.