Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » Я никогда не забуду Че - война 1941 - 1945


Я никогда не забуду Че - война 1941 - 1945

Я никогда не забуду ЧеВ начале 1961 года мне неожиданно позвонили из Ми­нистерства высшего образования (в то время я ухе рабо­тал преподавателем Московского университета) и предложили оформить документы для поездки на Кубу в качестве переводчика. Повидать Кубу, работать там было заветной мечтой многих советских людей.

Все жадно чи­тали известия с далекой Кубы о победе революции, о ее героях Фиделе Кастро, Камило Сьенфуэгосе, Че Геваре. А после показа в нашей стране великолепного фильма Романа Кармена Куба стала для нас еще роднее, еще ближе. И посмотрев этот фильм, я и представить себе не мог, что через несколько недель я окажусь на этом пре­красном острове.

Через некоторое время меня снова пригласили в Ми­нистерство высшего образования, и там я узнал, что поеду на Кубу для работы в качестве переводчика Че Гевары и в то же время для обучения его русскому языку. И я улетел в Гавану. После трехдневной акклиматизации, после краткой беседы с советским послом наш торговый пред­ставитель Николай Кудин, очень компетентный специа­лист и человек искренний и сердечный, отвез меня в Министерство промышленности и представил Че Геваре. Я подарил ему экземпляр его книги «Партизанская вой­на», только что вышедшей на русском языке, но, к сожа­лению, позже узнал, что ему ее уже подарили раньше.

Я увидел Че точно таким же, как на страницах журна­лов и в описаниях журналистов: худощавый мужчина среднего роста, приятной внешности. Чрезвычайно при­влекло мое внимание его лицо, с тонкими чертами и жи­выми добрыми глазами. Он был в зеленой военной форме (в военной форме оливкового цвета), с пистолетом на поясе, в форменных ботинках, с распахнутым воротом гимнастерки и с дымящейся сигарой во рту.

Прежде всего меня удивила его манера вести себя, очень простая и скромная. Не было никакой дистанции между ним и его собеседниками. И в этом не было позы, это было естественным отражением его духовных качеств, его характера. Его манера разговаривать отличалась от кубинской. Говорил он тихо, медленно, с несомненным аргентинским акцентом. Его фразы были короткими и заканчивались улыбкой.

Понемногу я входил в круг своих обязанностей пере­водчика. Через несколько дней в министерство прибыла доста­точно многочисленная группа советских специалистов, металлургов или электриков, не помню точно. Они прибыли со своим переводчиком, и поэтому я мог наблюдать за ходом переговоров и за самим Че. Перего­воры шли довольно долго. Че внимательно слушал членов делегации, время от времени перебивая их находчивыми замечаниями, чтобы уточнить кое-что или выяснить ка­кую-либо деталь.

Я помню, что в конце переговоров Че задал один существенный и неожиданный вопрос, кото­рый вплотную касался их темы. Ни один из членов деле­гации не смог ответить убедительно. В конце концов его попросили дать им возможность подумать над этим воп­росом и собраться снова через несколько дней. Это было удивительно, поскольку хоть специалисты, по-видимому, были неплохие, однако Че поставил их в тупик. Его упор­ный интеллект позволил ему понять суть проблемы, выя­вить самое главное и увидеть слабую сторону в аргументах своих собеседников.

Как я понял позже, Че всегда руководствовался в своих действиях и решениях соображениями выгодности того или иного дела для Кубы, степенью его жизненности и целесообразности. На заседаниях министерства промышленности Че так­же удивлял всех своей способностью чувствовать главное среди множества технических проблем и обращать на это внимание присутствующих.

На этих заседаниях Че высту­пал очень ясно и конкретно, выслушивал своих сотрудни­ков очень внимательно, спрашивал их советов и, подведя итог собрания, принимал решение. Меня поразил дух де­мократизма этих заседаний. Че вел себя очень естествен­но, присутствующие могли задать любой вопрос, не боясь вызвать его недовольства. И одна чрезвычайная деталь: он сам просил делать ему замечания.

Че старался воспитать в работниках министерства дух самоотверженности, стойкость в борьбе против алчности и эгоизма. В значительной мере ему удалось достичь сво­их целей. Поражала атмосфера братства, царившая в ми­нистерстве, ответственность сотрудников за порученные дела, их готовность работать, не считаясь со временем.

14 мар 2010, 19:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.