Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » Че Гевара - образ его не меркнет в моем сердце - война 1941 - 1945


Че Гевара - образ его не меркнет в моем сердце - война 1941 - 1945

Че Гевара - образ его не меркнет в моем сердце...Есть люди, встречи с которыми не забываются. Их образ вновь и вновь возникает в памяти, заражая нас своей энергией. Прошло много лет с тех пор, как я видел Че Гевару, но образ его не меркнет в моем сердце. Как самую дорогую реликвию храню я фотографию Че с его дружеским посвящением: "Товарищу Кудину, подлинному кубинцу среди советских, самого "агрессивного" экономиста. Че Гевара 1.8.62."

Из семи лет, что я проработал в Посольстве на Кубе в качестве экономического советника, в течение шести я имел счастье встречаться с Че Геварой. Обычно мы встречались 2-3 раза в неделю, иногда выезжали вместе на объекты советско-кубинского экономического сотрудничества и кубинские предприятия, как в столице, так и в других районах страны. Каждая из этих встреч запечатлелась в памяти, потому что я виделся, говорил и иногда спорил с человеком, который бесконечно верил в идеалы революции и отлтичался исключительными достоинствами.

Всегда после этих встреч я чувствовал себя как бы заряженным его энергией, настойчивостью, новыми идеями и мыслями.

Всего таких встреч было много сотен и описать их все невозможно. Особенно врезалась в память первая, которая состоялась вечером в день моего приезда в Гавану - 20 августа 1960 г. в доме, где жил Че Гевара.

Прежде всего меня поразила точность и пунктуальность Че. Приближаясь по узкой тропинке к маленькому одноэтажному, утопающему в пышной тропической зелени домику, ровно в 20.00, мы увидели Че, спускающегося с небольшого крыльца к нам навстречу.

После кратких взаимных приветствий Че Гевара пригласил нас в дом. Познакомившись ближе с этим человеком, я, спустя несколько недель, постепенно понял, что он не только не любил, но терпеть не мог длительных приветствий и церемоний.

Переступив три ступеньки и пройдя коридор, мы оказались в небольшой комнате, в которой стояли деревянный шкаф, стол и три простых стула с жесткими сиденьями. Только шкаф сохранил слабые следы коричневой краски. Все было сработано из грубо отесанного соснового дерева. На столе не было скатерти или клеенки, а простые окна не имели занавесок. В комнате не было никаких украшений. Пол из мраморной крошки не был покрыт ковром или циновкой. С потолка свешивалась лампочка без абажура, которая освещала комнату довольно тусклым светом. Больше, за исключением пепельницы и коробки дешевых сигар на столе, ничего не было.

Че Гевара с юных лет привык к простой жизни и отсут­ствию каких-либо украшений, излишеств, а иногда и, казалось бы, самых необходимых в житейском обиходе вещей. Эти его привычки, которые глубоко отвечали его натуре, еще более ук­репились в горах Сьерра-Маэстры. Такой, казалось, излишне жесткий рационализм не был искусственным. Он представлял черту его характера, органически входил в систему его взгля­дов. Это фактически отражало его постоянное стремление от­дать революции все силы, использовать все возможности и не оставлять лично для себя никаких излишеств.

Перед нами был человек, который, не отвлекаясь на созда­ние внешних условий, живет напряженной внутренней жизнью. Какие-то думы непрерывно занимали его. Но вот он оживился, большие карие глаза, обрамленные длинными рес­ницами, сверкнули огоньком, и по лицу пробежала легкая улыбка. Че Гевара жестом пригласил нас сесть рядом с ним. Мы приняли это не только как знак особого гостеприимства или вежливости, а, главное, как показатель искреннего уваже­ния к представителям Страны Советов.

После того, как я примерно в течение часа изложил про­грамму мер и мероприятий, а также систему работы по прак­тическому осуществлению заключенных советско-кубинских со­глашений об экономическом и техническом сотрудничестве, Че Гевара о чем-то глубоко задумался. Мы не хотели прерывать его раздумья и несколько минут сидели в молчании. Нако­нец, выйдя из задумчивости, он сказал: «Это замечательный план,- и добавил, как бы извиняясь за свое непродолжитель­ное молчание,- я мечтал о том времени, когда мы сможем все это выполнить. Я немедленно доложу об этой программе Фи­делю».

Мы, конечно, были очень довольны таким исходом дела, хотя и не ожидали, что обсуждение станет таким результатив­ным. В ходе беседы Че Гевара поставил ряд вопросов, кото­рые, видимо, давно его беспокоили. В частности, он, как бы желая услышать наше мнение, сказал: «Но как можно осуще­ствить выполнение этой программы? Ведь она охватывает не только одну область - внешние экономические связи, а затра­гивает всю экономику страны».

Че Гевара не без горечи заметил, что иностранные, боль­шей частью американские, специалисты покинули страну и продолжают уезжать в США. Американская разведка, наряду с организацией непрерывных крупных диверсий, организует также саботаж со стороны тех специалистов, которые еще на­ходятся в стране, включая кубинскую интеллигенцию, даже мастеров и квалифицированных рабочих. В некоторых отрас­лях, таких как нефтеперерабатывающая промышленность, не осталось ни одного инженера. Ряд предприятий остановлены как из-за отсутствия импортного сырья, оборудования и запас­ных частей, так и ввиду бегства специалистов (никелевые за­воды, электростанции, некоторые сахарные заводы и т. д.).

14 мар 2010, 19:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.