Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » В комментариях к дневнику ОКВ - война 1941 - 1945


В комментариях к дневнику ОКВ - война 1941 - 1945

В комментариях к дневнику ОКВ В комментариях к дневнику ОКВ один из видных историков ФРГ, Г.-А. Якобсен, поставил такой вопрос: «Имело ли верховное Главнокомандование вермахта к началу второй мировой войны вообще такой план войны, в котором все политические, военные и экономические мероприятия были бы объединены, исходя из политических целей, в единую всеохватывающую стратегию и которому подчинялись бы все усилия в сфере использования людских ресурсов и материальных средств?

Или немецкое руко­водство преследовало в той или иной мере только ближайшие стратегические цели с тем результатом, что оно, будучи захва­ченным динамикой событий и перспективой достижения конеч­ной цели, volens nolens оказалось почти в безвыходной ситуации?».

И вот как Г.-А. Якобсен ответил на этот вопрос: «Несомнен­но, одной из многих ошибок Гитлера, не говоря уж о моральной стороне способов его действий, является то, что он проводил «политику риска», которая заключала в себе как следствие вой­ну. Но когда в 1939 г. возникла война, у Германии не оказалось плана войны, общей стратегической концепции, в которой разум­но согласовывались бы между собой политический смысл, сред­ства и военная цель.

Правильнее будет сказать, что Гитлер непрерывно составлял частные планы ad hoc... Возможно, у него и было нечто вроде ближних и дальних целей, ибо с 1939 г. он постоянно сосредоточивался на решении непос­редственно тех задач, которые возникали перед ним. Хотя вы­полнение этих задач и означало с точки зрения дальней цели иногда логический шаг вперед, но, делая его, он отнюдь не всег­да достаточно ясно сознавал, какие последствия это будет иметь для политики в дальней перспективе.

В конце концов он вынуж­ден был бороться за свою дальнюю цель, не добившись ближних целей. Так из войны на один фронт вскоре возникла в о fi­ll а на несколько фронтов, пока наконец война на много фронтов не показала бесперспективность борьбы немцев».

Из этих рассуждений вытекает, что, во-первых, стратегия Германии всецело определялась волею и соображениями одного Гитлера, во-вторых, не имея общего плана войны и продуманной стратегии, Гитлер всего лишь импровизировал в своих агрессив­ных действиях в зависимости от складывавшейся в каждый дан­ный момент обстановки.

Рассуждения Г.-Л. Якобсена весьма характерны для методо­логической позиции западногерманской историографии, которая отказывается выяснить внутренние пружины, политические исто­ки и социальную сущность стратегии командования вермахта, показать те общественные силы, которым гитлеровская страте­гия служила и без которых она была бы немыслима.

Правда, Г.-А. Якобсен, как и некоторые другие историки ФРГ, признал бесспорной ту истину, что гитлеровское руковод­ство грубо нарушило сформулированный еще Клаузевицем прин­цип, согласно которому политика должна строго учитывать спои возможности и ставить перед военной стратегией только посиль­ные ей задачи (взаимозависимость цели и средств войны). Но, сделав этот правильный вывод, он стал вообще отрицать на­личие у воеино-политического руководства фашистской Герма­нии всякого плана войны с вытекавшей из него целенаправлен­ной стратегией.

Крайним выражением этих неверных взглядов может служить книга американского историка А. Тейлора «Про­исхождение второй мировой войны», в которой вообще начисто отвергается наличие у Гитлера не только общих завоевательных планов, но и заранее установленных целей агрессии22. Он упо­добил Гитлера человеку, ловко использовавшему в своей полити­ке и стратегии складывавшиеся в каждый данный момент об­стоятельства.

Иных позиций придерживается видный западногерманский историк А. Хильгрубер в своем фундаментальном труде «Стра­тегия Гитлера. Политика и руководство войной 1940-1941»23. Он справедливо считает, что Гитлер начал войну, имея хорошо продуманную программу завоеваний. Касаясь места агрессии против СССР в этой программе, Хильгрубер пишет: «Завоевание Европейской России для создания германской континентальной империи как базы германских мировых позиций было основной целью Гитлера, после того как он сформулировал в середине двадцатых годов свою программу...

14 мар 2010, 19:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.