Последние новости
10 дек 2016, 19:10
Избранный президент США Дональд Трамп опроверг информацию о том, что он будет работать...
Поиск

» » » Великогерманская экономическая сфера - война 1941 - 1945


Великогерманская экономическая сфера - война 1941 - 1945

Великогерманская экономическая сфераС созданием «великогерманской экономической сферы» пра­вящие круги Германии надеялись без особого труда подчинить все остальные государствакапиталистической Европы - одних экономическим принуждением, других - военной силой. Так, о странах Северо-Восточной Европы в меморандуме Клоднуса говорилось: «Финляндия и три малых прибалтийских государ­ства географически и экономически так зависят от нас, что в экономической области мы автоматически получиу все» п. Та же участь была уготовлена Швеции.

Страны Юго-Восточной Европы планировалось превратить в сырьевой придаток «великогерманской экономической сферы» и в важный рынок сбыта ее промышленной продукции. «Какой-либо конкуренции на Юго-Востоке,- значилось в меморандуме Клодиуса,- едва ли нужно будет опасаться».

«Великогерманской экономической сфере» отводилась роль ядра «новой Европы» с центром в Берлине, откуда должно было осуществляться управление покоренными народами и насаждать­ся фашистский «новый порядок». (Территория Европейской ча­сти Советского Союза не включалась в «великогерманскую эко­номическую сферу», ибо должна была служить ее колониальным придатком, как это видно из более поздних документов).

Какова же была стратегическая концепция германского фа шизма, вытекавшая из этих империалистических целей завоева­ния европейского континента?

Установление полного господства в Европе германские импе­риалисты не представляли себе без решения центральной за­дачи в войне на европейском континенте - уничтожения Советского Союза. В его разгроме они усматривали залог осу­ществления своих важнейших политических, экономических, классовых и стратегических задач.

Однако германские милитаристы не видели шансов на успех в борьбе с Советским Союзом, пока в тылу у Германии, на ее западных границах находятся французские вооруженные силы. Для них путь на Восток лежал через Францию. «Будущая цель нашей внешней политики,- писал Гитлер,- не может быть ни западная, ни восточная ориентация. Ею явится восточная поли­тика, направленная на приобретение необходимых земель для нашего немецкого народа. Но поскольку для этого нужны силы, а смертельный враг нашего народа - Франция - неумолимо душит нас и отнимает эти силы, мы должны взять на себя лю­бые жертвы, которые смогут привести к уничтожению всякого стремления Франции к гегемонии в Европе».

Что касается Англии, то с середины двадцатых годов герман­ские фашисты считали возможным найти с ней общий язык на почве размежевания сфер интересов и тем самым удержать ее вне войны на континенте. «При самом трезвом и холодном раз­мышлении,- писал Гитлер,- ныне в первую очередь Англия и Италия являются теми двумя государствами, чьи естественные собственные интересы по меньшей мере в самом существенном не противоречат жизненным основам немецкого народа и даже в определенной мере совпадают с ними» н. Достижение союза с Англией, по идее Гитлера, привело бы к распаду аитигерманской коалиции, позволило бы Германии успешно вести войну и «рассчитаться» с ее «смертельным врагом» - Францией.

Эта ранняя стратегическая концепция германского фа­шизма, предусматривающая нейтрализацию Англии с целью создания условий для разгрома Франции и последующего напа­дения на Советский Союз, нашла свое отражение также во «Второй книге» Гитлера, написанной в 1928 г., но опубликован­ной в ФРГ лишь в 1961 г.

Все же вопреки расчетам Гитлера и его клики развитие по­литических событий показало, что английские правящие круги никогда не откажутся от своей традиционной политики поддер­жания равновесия сил в Европе и недопущения гегемонии ка­кой-либо одной державы на континенте. Они недвусмысленно дали германскому правительству понять, что будут защищать свои интересы на Рейне.

Стало очевидно, что экспансия Герма­нии в Европе неизбежно приведет к военному конфликту с Анг­лией. На совещании высшего германского генералитета 23 мая 1939 г. Гитлер констатировал: «Необходимо готовиться к борьбе. Англия видит в нашем развитии опасность возникно­вения господствующей державы, которая подорвет ее могуще­ство. Поэтому Англия - наш враг, и борьба с ней будет не па жизнь, а на смерть».

Объективные условия, по мнению гитлеровской клики, не позволяли Германии начинать борьбу против главных против­ников на европейском континенте с нападения на Советский Союз. В войне на Востоке фактор пространства действовал про­тив фактора времени. Это шло вразрез со стратегией «блиц­крига». Обосновывая принятую немецко-фашистским руковод­ством последовательность нанесения решающих ударов, один из ведущих гитлеровских стратегов, генерал йодль, говорил: «Война с Россией - это такая война, где знаешь, как начать, но не знаешь, чем она кончится. Россия - это не Югославия и не Франция, где войну можно быстро довести до конца. Простран­ства России неизмеримы, и нельзя было предположить, что мы можем идти до Владивостока» (док. № 89).

Руководители вермахта полностью отдавали себе отчет в том, что западные державы будут терпеть германскую агрес­сию на Восток до поры до времени, пока она не перерастет для них самих в реальную опасность, после чего следовало ожидать их 'выступления против Германии. А это грозило снова вызвать затяжную войну на два фронта; причем с Запада союзники могли захватить и парализовать жизненные центры Германии, без которых она не могла продолжать борьбу.

Так, подобно своим предшественникам в кайзеровской Гер­мании, гитлеровские генералы пришли к выводу, что борьбу за господство в Европе надо начинать с нанесения первою удара на Западе, чтобы разгромить сначала Францию и вывести из войны Англию. Только после этого они намеревались обру­шиться на Советский Союз. Эта концепция перекочевала в «Майн кампф» Гитлера и вошла впоследствии в фашистскую военную доктрину. «Мы можем выступить против России только тогда, когда освободимся на Западе»,- говорил Гитлер на со­вещании руководства вермахта 23 ноября 1939 г. (док. № 5).

Успех в вооруженной борьбе за европейскую гегемонию гер­манские империалисты связывали прежде всего с обеспечением определенных политических и стратегических предпосылок. Ре­шающая из них заключалась в том, чтобы не дать возникнуть новой антигерманской коалиции великих держав. Именно в этом состояла центральная задача германской дипломатии.

Ловко играя на антисоветских устремлениях западных держав, она неизменно продвигалась к этой цели. «Официально,- гово рил Риббентроп, раскрывая смысл политики фашистской Герма­нии,- в качестве врага будет названа Россия, но в действитель­ности все будет направлено против Англии. Выступление одно­временно против Англии, Франции и России было ошибкой, и она не должна быть повторена»

14 мар 2010, 19:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.