Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » Обоз и штабные документы - война 1941 - 1945


Обоз и штабные документы - война 1941 - 1945

Обоз и штабные документыЭто была часть 454 пехотной дивизии. Днем 19 января 1944 соединение пересекло железную дорогу Ровно-Львов через станцию Мирогоща. Охрана станции не принимая боя разбежалась. Когда хвост колонны переходил через пути к станции подошли несколько немецких танков, в воздухе появились самолеты, но было поздно - колонна уже благополучно вошла в холмистые небольшие леса в районе Кременца.

Позже соединение вело сильные и непрерывные бои с националистами и немецкими войсками в районе Кунева, Острога, Верхобужа, Залосья и Злочева. В этих районах соединение непрерывно подвергалось нападению противника с воздуха и на земле. К апрелю 1944 года соединение вышло в предгорье Карпат район Косув-Микуличин с задачей пройти по Карпатам в район Борислава-Дрогобыч. До того, - пишет Шукаев (автор записок),- ни я, ни мои товарищи - никто из нас не был в Карпатах и, разумеется, представляли себе серые неприветливые горы, а не такими, какими мы их увидели.

В особенности на первых привалах Карпаты показались нам суровыми с беспрерывно плывущими лохматыми облаками, когда наше соединение находилось на горе Хорда, в районе Микуличина. После нескольких дней пребывания в Карпатах,- говорит дальше Шукаев,- у нас совершенно иссякли продукты. Обоз, которым располагало соединение, был оставлен на равнине для соединения с частями Красной Армии. Взятые нами около 200 лошадей под вьюки, от голода подохли, на ходу срывались с гор и летели вниз вместе с вьюками. Села, находившиеся вблизи нас, все были обведены противником. От голода среди морально неустойчивых партизан и даже среди некоторых командиров невысокого ранга все больше и больше росло недовольство.

Некоторые вслух говорили: "Куда нас завели?". И в самом деле обстановка была очень тяжелая. Кругом лежал снег глубиной в 50-70 сантиметров. Началось дезертирство. Страх перед голодом и отсутствие перспектив по улучшению создавшейся обстановки на ближайшее время с каждым днем все более и более охватывала все соединение. Я, - пишет Шукаев,- подолгу сидел над картой и искал решение, которое сохранило бы основные силы соединения и достигло бы цели, поставленной ЦК КП(б)У и генералом Строкачем - о выводе соединения в районе Борислава-Дрогобыч.

10 мая людьми были съедены почти все взятые с нами лошади. Партизаны подолгу смотрели в ту сторону, где была видна равнина. В этот день,- продолжает Шукаев,- между мною и моим заместителем майором Гладилиным произошел следующий разговор: "Как ты думаешь, - спросил я у Гладилина, - пройдем мы через Карпаты или нет?" Майор с минуту помолчал, затем, тяжело вздохнув, привстал и решительно сказал: "Конечно надо пройти". Как пройти и где пройти, Гладилин не сказал. За что я готов был его расцеловать. Теперь мне было ясно, что у меня есть единомышленники, хотя и подавляющее большинство партизан молчали. К вечеру этого же числа я приказал выстроить весь личный состав соединения и перед строем (причем, голодным строем) я выступил с большой речью.

Я говорил много, призывая людей не падать духом, помнить о Родине. Последние слова моей речи перешли в простую команду "Товарищи, я иду дальше по Карпатам, - говорил я, - кто может идти со мною - остается на месте, кто не может идти - выйти из строя!" Опираясь на палку, с подвязанной рукой, еще не зажившей от ранения в схватках с немцами под Крутой, я обошел строй и внимательно смотрел на людей и все стояли молча с суровыми и даже какими-то напряженными лицами. Всех партизан, которые вышли из строя, я повернул лицом к тем, которые остались на месте, и произнес еще небольшую речь.

"Те, которые согласны идти по Карпатам выполнять приказ партии и Родины - есть истинные партизаны - говорил я - это люди, которые умеют переносить всякие временные лишения: голод и холод. Тех, кто вышел из строя, я назвал людьми случайно попавшими в партизаны, трусами. После моей второй речи многие партизаны, которые не хотели идти дальше по Карпатам, перебегали к тем, кто был согласен идти дальше.

Людей, которые окончательно отказались идти дальше по Карпатам, я подверг каждого личному осмотру. В результате такого осмотра многих партизан я возвратил в строй, который должен был идти со мною. Действительно малосильных и слабых, больных и окончательно отощавших от голода, я отчислил на соединение с частями Красной Армии, для чего назначил хороший командный состав, способный вывести людей на соединение с ней. В исключительно тяжелых условиях горной местности, при полном отсутствии хлеба, питались отбитыми у противника в засаде на шоссейных дорогах лошадьми. Невдалеке от Микуличина нам удалось отбить у противника несколько тонн картофеля, этот картофель был разделен среди партизан равными частями независимо от ранга.

14 мар 2010, 19:03
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.