Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » Контрудар на Гродно - война 1941 - 1945


Контрудар на Гродно - война 1941 - 1945

Контрудар на Гродно29 июня противник предпринял генеральный штурм крепости, который продолжался двое су­ток. Обстрел и бомбежка велись методично, днем и ночью. Периодически передавались по радио призывы о сдаче в плен. Но защитники крепости продолжали драться, отстаивая части­цу родной земли, отклоняя один за другим уль­тиматумы вражеского командования. Войска вермахта были уже под Смоленском, а оставши­еся в живых герои удерживали крепость. Про­тивник овладел крепостью лишь после того, как почти все ее защитники погибли.

К югу от Бреста, между реками Буг и Мухавец, в трудных условиях вступила в сражение 22-я танковая дивизия генерала В.П. Пуганова. Ее части были подняты по тревоге в тот мо­мент, когда подвергаясь мощным ударам вра­жеской авиации и артиллерии, они уже понес­ли ощутимый урон в танках и личном составе. Невзирая на продолжавшийся обстрел, 44-й танковый полк майора И.Д. Квасса совместно с мотострелковым полком обрушился на не­мецкие части, которые переправлялись через Буг. Враг, понеся большие потери, вынужден был отойти на исходные позиции. Особенно отличился танковый батальон капитана СИ. Кудрявцева, который отбил три атаки вражеских войск у деревни Волынка, а затем уничтожил немецкий десант, пытавшийся обойти Брест с юга.

В 10 часов 22 июня генерал Пуганов повел дивизию на Жабинку, чтобы по приказу ко­мандующего 4-й армией контратаковать про­тивника и отрезать ему пути отхода через Буг. Немецкие самолеты буквально висели над бое­выми порядками танкистов, нанося непрерыв­ные удары. В дивизии насчитывалось не более 50 танков. 23 июня под давлением превосходя­щих сил врага советские войска начали отход. В районе Кобрина во время встречного сраже­ния с 17-й немецкой танковой дивизией ко­мандир дивизии генерал В.П. Пуганов герой­ски погиб, совершив танковый таран.

Начальник генерального штаба сухопугных войск Германии генерал Ф. Гальдер в военном дневнике 22 июня записал: «Наступление гер­манских войск застало противника врасплох. Боевые порядки противника в тактическом от­ношении не были приспособлены к обороне. Его войска в пограничной полосе были разбро­саны на обширной территории и привязаны к районам своего расквартирования».

Не выдержав натиска превосходящих сил противника, 42-я и 6-я стрелковые дивизии вы­нуждены были отходить. В 7 час. 40 мин., со­гласно предвоенному плану, из Пинска в Коб­рин был выслан передовой отряд Пинской флотилии в составе 9 бронекатеров и монито­ра «Смоленск» под флагом начальника штаба флотилии, капитана 2 ранга Г.И, Брахтмана. Через два часа к Кобрину вышли мониторы «Житомир», «Винница», «Витебск» и «Боб­руйск» под флагом командующего контр-ад­мирала Д.Д. Рогачева.

23 июня передовой отряд вышел на подсту­пы к Кобрину. Войск 4-й армии в Кобрине не было, отходили лишь разрозненные мелкие ча­сти, которые сообщили, что на западных окра­инах города находятся разведывательные и пе­редовые отряды немцев. 7-й и 8-й шлюзы ока­зались открытыми, вода в канале резко падала, пребывание кораблей у Кобрина было бес­смысленным и опасным. Попытки установить связь со штабами 4-й армии и Западного Осо­бого военного округа после получения прика­зания оказались безрезультатными, обстанов­ка была неясной. По решению командующего флотилией корабли отошли к Пинску. Против­нику удалось продвинуться на этом направле­нии на 60 км и занять Кобрин.

Создалась угроза глубокого охвата обоих крыльев Западного фронта танковыми соеди­нениями противника. Действовавшие в центре фронта войска 10-й армии оказались под угро­зой окружения. Положение усугублялось тем, что командование фронта потеряло управле­ние войсками. Связь с армиями и дивизиями систематически нарушалась. Боевые действия с упором на укрепленные районы носили оча­говый характер. Пытаясь переломить ход со­бытий, советское командование вечером 22 июня поставило перед войсками фронта зада­чу: общевойсковыми армиями и механизиро­ванными корпусами при поддержке фронто­вой и дальней бомбардировочной авиации на­нести контрудар, к исходу 24 июня окружить и разгромить вклинившегося врага в районе Сувалки. Причем основное внимание было со­средоточено на уничтожение прорвавшихся пехотных соединений в районе Гродно с по­следующим наступлением во фланг сувалкин-ской группировки немцев.

По замыслу командующего контрудар на Гродно предстояло осуществить конно-меха-низированной группе под руководством заме­стителя командующего фронтом генерала И.В. Болдина. Для его осуществления привле­кались 6-й механизированный и 6-й кавале­рийский корпуса 10-й армии и 11-й механизи­рованный корпус 3-й армии. Однако, в связи с разбросанностью выделенных соединений, ограниченностью времени на подготовку и от­сутствием необходимых средств связи собрать войска воедино не удалось. К тому же 3-я ар­мия, в том числе 11-й механизированный кор­пус генерала Д.К. Мостовенко, с которыми не была установлена связь, уже в первый день войны втянулась в напряженные бои на широ­ком фронте.

Дивизии 6-го кавалерийского корпуса генерала И.С. Никитина, подвергшие­ся сильному воздействию вражеской авиации, понесли серьезные потери. 6-й механизиро­ванный корпус генерала М.Г. Хацкилевича к этому времени уже втянулся в оборонитель­ные бои на реке Царев. При выводе его из боя и перегруппировке было потеряно много вре­мени. На пути развертывания части находи­лись под непрерывным ударом немецкой авиа­ции. В таких неблагоприятных условиях тан­кисты 6-го механизированного корпуса нанес­ли противнику сильный удар. Их действия ак­тивно поддерживали бомбардировщики 13-й бомбардировочной авиационной дивизии ге­нерала Ф.П. Полынина.

23 и 24 июня в районе Гродно шли крово­пролитные бои, в которых обе стороны понес­ли тяжелые потери. После взятия Гродно нем­цами 24 июня, командующий фронтом уточ­нил задачу группе Болдина (6-й, 11-й мк, 36-я кд) и 3-й армии. Им приказывалось овладеть городом и продвинуться на 70 км. Однако эта задача не учитывала реальную обстановку. Хо­тя группе Болдина удалось на двое суток при­ковать к району Гродно значительные силы противника и нанести ему ощутимые потери, но овладеть городом не удалось. Контрудар об­легчил несколько положение 3-й армии. На­ступление противника было задержано.

На от­дельных участках немецкие войска были от­брошены назад. Однако развить успех не уда­лось. Командование группы армий «Центр» перебросило сюда из резерва дополнительно два армейских корпуса и повернуло некото­рые части 3-й танковой группы Г. Гота. Враже­ская авиация, захватив господство в воздухе, непрерывно бомбила боевые порядки совет­ских войск. Механизированные корпуса вы­нуждены были взрывать или сжигать на поле боя десятки подбитых танков, не имея возмож­ности их эвакуировать, для того чтобы они не достались врагу. Смертью храбрых погиб в бою командир корпуса генерал М.Г. Хацки-левич. Из-за угрозы окружения 3-я армия от­ступила за Неман.

Не принес заметного успеха и поспешно ор­ганизованный контрудар 14-го механизиро­ванного корпуса 4-й армии на левом крыле За­падного фронта. Положение 4-й армии, осо­бенно в центре, становилось критическим. Разрыв с войсками Северо-Западного фронта на правом крыле, куда устремилась танковая группа Г. Гота, и тяжелая обстановка на левом крыле, где отходила 4-я армия, создавали угро­зу глубокого охвата всей белостокской группи­ровки и с севера, и с юга. Командующий За­падным фронтом генерал Д.Г. Павлов решил усилить 4-ю армию 47-м стрелковым корпу­сом, одновременно 17-й мехкорпус из резерва фронта перебрасывался на р. Щара для созда­ния там обороны. Однако создать прочную оборону по реке не удалось. Танковые дивизии противника форсировали р. Щара и 25 июня подошли к Барановичам.

Контрудар правого крыла Западного фрон­та, проведенный в соответствии с директивой Ставки № 03, не принес ожидаемого результа­та: согласованного контрудара по сувалкской группировке гитлеровцев не получилось. Че­рез несколько дней после боев в районе Грод­но начальник генерального штаба сухопутных войск генерал Ф. Гальдер запишет в своем дневнике: «Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам на­ших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это уже недопустимо».

Положение войск Западного фронта стано­вилось все более критическим. Особую трево­гу вызывало северное крыло, где образовался разрыв в 130 км. Войска фронта не смогли за­держать противника в приграничной полосе и ликвидировать его глубокие прорывы. Удар­ные группировки противника обошли с флан­гов 3-ю и 10-ю армии, создавая им реальную угрозу окружения. Под натиском врага войска вынуждены были отступать, ведя арьергард­ные бои.

К исходу четвертого для войны танковые соединения группы армий «Центр» продвину­лись в глубь советской территории до 200 - 250 км. В итоге более 60 фронтовых складов и баз с имуществом и вооружением, разме­щавшиеся в зоне от 30 до 100 км от государст­венной границы, были либо взорваны и со­жжены, либо оставлены. Фронт потерял от 50 до 90% созданных в мирное время запасов го­рючего, боеприпасов, вещевого и автоброне­танкового имущества, продфуража.


13 мар 2010, 16:13
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.