Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » Толкование терминов (О). Обратная сила закона


Толкование терминов (О). Обратная сила закона

Толкование терминов (О). Обратная сила законаОбратная сила закона

Обратная сила закона, т. е. применение закона к действиям, совершенным до обнародования закона, по принципу не допускается законодательствами. Закон не имеет обратной силы и не может нарушать приобретенных прав — это положение многими юристами считается повелением права естественного; оно занесено в некоторые конституции и почти во все гражданские кодексы. Смысл правила, однако, представляется спорным. Вся общественно-юридическая жизнь есть результат действий членов общества, наличных или прежде живших; каждое право каждого члена общества приобретено его деятельностью или деятельностью его предшественников, на основании действовавших во время его возникновения законов. С этой точки зрения каждый новый закон, изменяющий основания существующих правоотношений, затрагивает чьи-нибудь приобретенные на старых основаниях права. Само собою разумеется, однако, что допустить обратную неприменимость законов в таком смысле значило бы отказаться от всякого юридического прогресса и удерживать течение жизни в одних и тех же рамках.

Следует ли, в виду этого, отказаться от принципа или, признав его в основе, создать ряд исключений; в интересах развития жизни? Старая школа юристов, признавая принцип незыблемым по отношению ко всей сфере юридической жизни, как политической, так и гражданской, пыталась установить состав допускаемых законом исключений, основывая их или на естественном праве, или на усмотрении законодателя. Шталь развил крайнюю консервативную политическую теорию, основанную целиком на начали неизменности приобретенных прав, и доказывал принципиальную неотменимость политических и сословных привилегий, равно как и гражданских прав личности; для крайних случае в, когда государству приходится прибегать, по неизбежности, к отмене этих привилегий, он требовал выкупа их у обладателей. В его учении принцип, являющийся одною из основных гарантий свободы личности, сделался тормозом ее развития. Савиньи, изучая «исключения» из общего правила, допускавшиеся законодателями и судами, нашел необходимым различать приобретение прав на основании существующих норм и самое существование норм, определяющих возможность приобретения прав. Обратная сила закона, по его мнению, неприложима только к первому.

Поскольку закон не затрагивает нормы, определяющей права, или не отменяет самого института, при наличности которого норма имеет силу, постольку действия лиц и последствия этих действий не могут быть затронуты новым законом; но как скоро закон отменяет самый источник прав, норму — тот институт, с наличностью которого связывалось существование данных прав, — то вместе с его уничтожением уничтожаются и его последствия. Лассалю принадлежит, наконец, заслуга нахождения общего принципа, к которому может быть сведено и различение Савиньи. Господствующее учение об обратной силе закона стоит теперь на точке зрения Лассаля. Правило об обратном бессилии закона является выражением основного начала, определяющего положение личности по отношению к государству. Оно обеспечивает неприкосновенность прав, приобретенных, по воде лица, на основании существующих узаконений. Закон отводит лицу определенную долю свободы. Если лицо, пользуясь такой свободой, заключило юридическую сделку, последствия которой связывались старым законом с соблюдением известных условий, а затем новый закон изменяет эти условия, сохраняя, однако, последствия сделки, то судья должен оценивать сделку по моменту ее заключения и признать за ней силу, не смотря на изменение условий (тата например, бесформенная сделка, заключенная до издания закона об обязательной форме для подобных сделок, остается действительной и при действии нового закона); иначе легальные действия членов общества, направленные на приобретение законных прав, были бы опорочены, не смотря на дальнейшее признание существования самых прав. Иное дело, когда изменяются права и последствия прав.

Лицо не вольно установлять нормы и создавать институты права; это — задача государства и закона. Если государство изменяет существо института или видоизменяет последствия правоотношения, то этим оно затрагивает не субъективные права отдельного члена общества, признаваемые законом, а самые пределы свободы лица в установлении субъективных прав. Оно осуществляет здесь лишь свое право, перед которым отступает право личности. Если, напр., закон, признававший прежде правило об обязательственном характере договора найма (Kauf bricht Miethe), заменяет его потом вещным (Kauf bricht nicht Miethe), то этой новой норме подчиняются и все ранее заключенные договоры найма. Точно также при изменении сроков совершеннолетия все сделки лиц, считавшихся совершеннолетними до нового закона, остаются в силе, как совершенные на основании раньше признававшейся законом дееспособности, но все совершеннолетние по старому закону в момент издания нового становятся несовершеннолетними, раз что наступление совершеннолетия для них отдалено. В сфере уголовного права все деяния, бывшие ненаказуемыми, след. дозволенными, и совершенные до издания нового закона вводящего их наказуемость, должны считаться не подлежащими его действию; иначе свободе лица, выражением которой является право поступать в пределах закона по своему усмотрению, грозила бы опасность. Точно также деяния, подлежавшие по старому закону более мягкому наказанию, не могут быть наказаны по новому, более строгому закону, если совершены до его издания.

Наоборот, деяния, прежде подлежавшие каре, но по новому закону освобожденные от ее, или подлежав прежде более тяжкому наказанию, чем установленное новым законом, подводятся под действие нового закона, хотя бы и были совершены до его издания; в противном случае обратная сила закона была бы не гарантией свободы, возрастающей от смягчения угол. закона, а ее ограничением, стеснением вновь приобретенного права. Наконец, во всей остальной области публично-правовых отношений О. сила закона имеет полное применение, так как здесь дело идет об изменении не прав личности, а государственного устройства. Когда; напр., новые суды становятся на место старых, то лица, вчинившие иски в старых учреждениях, не могут ссылаться на право суда в этих учреждениях, как на приобретенное право: где и как должен быть веден процесс, как должны быть устроены суды — все это решает государство, а не воля сторон.

В русском праве правило об О. бессилии закона включено в число основных законов: "закон действует токмо на будущее время; никакой закон не имеет обратного действия и сила оного не распространяется на деяния совершившиеся до его обнародования (ст. 60). Правило это было формулировано в законодательстве Екатерины II и с тех пор проводилось последовательно. «Поелику Свод Законов — сказано было при издании Свода — заключает в себе одни токмо ныне действующие законы, в производстве же дел иногда встречаются случаи, кои, обращаясь на прошедшее, должны быть судимы и разрешаемы не по законам настоящими, но по тем, кои действовали во время, когда случаи сии возникли, то во всех делах сего рода приводить те самые указы и постановления, кои им приличны» (2 Полн. Собр. Зак. № 7654). Из общего правила, установленного ст. 60 закон. основн., ст. 61 приемлет следующие случаи: 1) когда в законе именно сказано, что он есть токмо подтверждение и изъяснение смысла закона прежнего, и 2) когда в самом законе постановлено, что сила его распространяется на времена, предшествовавшие его обнародованию.

Оба исключения вызывают возражения. Многие юристы находят, что законодательное изъяснение закона, т. е. его аутентическое толкование, есть по существу новый закон, если оно издано вопреки установившемуся в практике пониманию закона, и потому также не должно иметь применения к старым случаям. Еще более несправедливо второе исключение, дающее законодателю возможность отступать от основного начала современной юридической жизни и разрушать легальность действий граждан, построенных на прежней воде того же законодателя. Историческая справка показывает, что второе исключение основано на отдельном случай старой административной практики, не дававшем основания к возведено его в общее правило и закон. На практике, впрочем, ошибка кодификаторов подала повод только к незначительному, сравнительно, числу отступлений от общего начала. Ср. Градовский, «О действии законов во времени» («Журн. Гражд. и Угол. права» 1873, 4) и «Начала русск. госуд. права» (и, 82 — 94); Цитович, «Курс русского гражд. права», 13 — 19 (О., 1878); Lassalle, «System der erworb. Bechte» (I, Лпц., 1861); Laurent, «Principes de droit civil francais» (I, 141 cл.); Unger, «System des Osterreich. Privatrechts» (I, 20 cл.); Regelsberger, «Pandekten» (I, 47 — 48, Лпц., 1893).

Источник:
23 янв 2010, 09:25
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.