Последние новости
04 дек 2016, 17:40
Жертвами стрельбы в финском городе Иматра неподалеку от границы с Россией стали две...
Поиск



» » » Толкование терминов (К). Конфискация


Толкование терминов (К). Конфискация

Толкование терминов (К). Конфискация Конфискация

Конфискация (лат.) — наказание, заключающееся в отобрании имущества преступника в пользу казны. Различают К. общую или полную — отобрание всего имущества и К. специальную — отобрание отдельных предметов. Полная К. весьма часто применялась в прежнее время. Корни ее восходят к эпохе, когда преступление вызывало лишь частную месть, нередко выражавшуюся в разграблении; впоследствии к этому присоединилось стремление представителей государственной власти обессилить своих политических противников. К. постигает не столько преступника, сколько его невинное семейство, что несогласно с основным принципом индивидуальности наказания. К. несовместна с достоинством государства, если она обращается на обогащение государственной казны; она является серьезною опасностью для правосудия, если ведет к обогащению должностных или даже частных лиц (доносителей). Все эти недостатки полной К. выяснились еще в середине прошлого столетия.

В древней Греции все законодательства допускали в известных случаях полную К. В Афинах К. (dhmeusiV) применялась, часто вместе с другими наказаниями, как кара за предумышленное убийство, святотатство, государственную измену, стремление к тирании, подкуп и т. п. преступления. Конфискованное имущество (dhmioprata), по отчислении десятины Афине и трети доносчику, поступало в государственную кассу. Аристофан прямо причисляет К. к обычным источникам государственных доходов. Решение о К. имели право постановлять лишь народный суд или народное собрание.

В Риме К. сначала называлась publicatio; позже, когда отбираемое имущество стало поступать в новоучрежденный фиск, появился термин confiscatio. В римском праве К. сначала имела религиозный характер и производилась в пользу богов; она была или необходимым следствием так назыв. sacratio capitis, т. е. проклятия жрецами, или назначалась законом за известные преступления. Позже, К. стала сопровождать смертную казнь и изгнание (aquae et ignis interdictio), заменившие sacratio capitis. В каждом отдельном случае народ решал, следует ли прибегать к К. или нет. К. были главною побудительною причиною проскрипции. Цезарь за наиболее тяжкие уголовные преступления назначал полную К., а за менее тяжкие — К. половины имущества. Постепенно сложился обычай считать К. неизбежным последствием всех кар, влекущих за собою полное лишение прав. При Тиберии это считалось уже законом; еще позже К. постоянно присоединяется к смертной казни, ссылке и потере гражданской свободы (servitus poena). Гораздо реже применялась одна К., как чрезвычайная мера наказания, причем приговоренный иногда удерживал небольшую часть своего имущества. Этому наказанию подвергались клеветники (calumniatores), отпущенники, выдававшие себя за полноправных граждан, приговоренные за кровосмешение и блуд и др. Дети приговоренных к К. иногда сохраняли часть имущества (чаще всего — половину), но законоположения в этом отношении были изменчивы. Почти постоянно казна брала на себя уплату долгов приговоренного, но не свыше размера ценности конфисков. имущества.

В средневековой Европе практика К. находила себе опору в феодальной системе; в принципе вся земля принадлежала сюзерену, от которого ее получали вассалы под условием верности и отбывания различных повинностей. Понятно, что такое условное владение могло быть прекращено, как только вассал оказывался неверным по отношению к своему сюзерену, нарушал земский мир или вообще совершал уголовное преступление; к этому присоединялась еще так называемая «порча крови», т. е. предположение, что потомство преступника недостойно наследования. Отчасти влиянием феодальных воззрений, отчасти традицией композиций объясняется тот факт, что во Франции конфискация в широких размерах применялась в тех провинциях, в которых действовало обычное право, и не допускалась в тех провинциях, в которых римское право рано получило значение действующего закона, так как новеллами Юстиниана К. была отменена. В Германии К. обыкновенно служила дополнительным наказанием к смертной казни, и лишь Каролина ограничила область применения ее известными преступлениями. Во Франции полная К. была отменена учред. собранием в 1790 г., восстановлена кодексом 1810 г. и отменена хартией 1814 г. Под влиянием франц. законодательства К. постепенно исчезла из угол. кодексов всех зап.-европ. государств (в Пруссии, напр., в 1850 г.).

В России полная К. применялась уже в эпоху Русской Правды, в форме потока и разграбления, появившегося под влиянием Византии. В более разработанной форме К. является в Уложении 1649 г., назначавшего ее за политические преступления и за разбой — в соединении с смертною казнью, за многократное кормчество — в соединении с кнутом и ссылкой, за курение табаку — в соединении с кнутом. Предписывая отписывать за измену поместья и вотчины на государя, Уложение, однако, добавляет: «а жене и детям про ту измену не ведавшим выдати на прожиток из вотчин и поместий, что государь пожалует». Угроза «животы все и дворы, и поместья и вотчины имать на государя» весьма часто встречается и в позднейших указах, напр. за укрывательство воров и разбойников, за утайку кабацких и таможенных денег, за местничество. С 1693 г. К. грозит нетчикам. Несомненно, что в моск. Руси К. применялась в гораздо больших размерах, чем это видно из указов; так, К., по словам Котошихина, постигала помещиков, злоупотреблявших своей властью над крестьянами. Указом 27 мая 1678 г. было разъяснено, что конфискованные и розданные «в раздачу» служилым людям поместья и вотчины лиц сосланных и впоследствии помилованных, не должны быть возвращаемы прежним владельцам. В не менее широких размерах применялась К. и в XVIII в., обыкновенно при смертной казни и при вечной, а иногда к при срочной ссылки.

Конфискованные недвижимые имения всего чаще раздавались лицам, содействовавшим розыску виновных, и лицам близким ко двору. В 1718 г. установлен был принцип удовлетворения кредиторов преступника из его имения, конфискованного в казну. В 1722 г. постановлено было движимое и недвижимое имение духовных, лишенных чинов или живота за преступления политические, а также записных раскольников, находящихся в бегах, конфисковать в пользу госпиталей. Термин К. применялся в XVIII веке ко всякого рода отобранию имущества в казну, не только за преступления, но и за недоимки, долги и т. п. Из указа 18 мая 1754 г. видно, что до тех пор К. подвергалось имущество не только самого преступника, но и жены его. Екатерина II высказалась в своем Наказе против К. всего имущества, на том основании, что от ее терпят и невинные жена и дети преступника; она находила возможным ограничиваться К. одного благоприобретенного имущества. Мысль эту она осуществила в жалованной грамоте дворянству, постановившей, что родовые имения благородного не подлежат К. В 1802 г. имп. Александр I распространил это постановление на все сословия. Указами 1809, 1810, 1820, 1831 и др. годов К. была допущена по преступлениям политического характера. На основании этих указов Свод законов назначал К. за участие в бунте против государя и государства, но лишь в губерниях пограничных.

Уложение 1845 г. допустило К. всего родового и благоприобретенного имущества за всякого рода участие в злоумышлении или преступном действии против жизни, здравия, свободы и чести Государя Императора или членов Императорского Дома, в бунте против верховной власти и государственной измене (ст. 255 изд. 1885 г.); но для применения этого дополнительного наказания необходимо издание специального указа, распространяющегося на всю империю или только известную часть ее; такой указ может состояться пред началом войны, или при внутренних смятениях, или же на случай возобновления или возбуждения смут. В 1831 г., после польского мятежа, в западных губерниях учреждены были особые губернские конфискационные комиссии, приговоры которых восходили на Высочайше утверждение; для приема и управления конфискованными имениями образованы были, при казенных палатах, временные отделения, а по мере надобности — и особые уездные конторы. В 1832 г. для ликвидации долгов, лежавших на конфискованных имениях, учреждены были, под председательством губернаторов, ликвидационные комиссии, которые руководствовались правилами, установленными для конкурсов. К 1833 г. в 9 западных губерниях конфисковано было 315 имений, с населением в 110870 душ м. пола; земли при этих имениях числилось до 831155 дес.; ежегодный с них доход, достигавший 599435 р., причислен был к специальным источникам комиссии погашения долгов. По поводу мятежа 1863 г. был вновь издан указ о К. имущества лиц, причастных к беспорядкам в зап. губерниях.

Впрочем, 3 дек. 1864 г. состоялось секретное Высоч. повеление о том, чтобы К., как и смертная казнь, назначалась сколько можно реже и лишь в исключительно важных случаях. В 1868 г. изданы были правила о ликвидации долгов и рассмотрении разных претензий к имениям, конфискованным по мятежу 1863 г.; дела эти разбирались в местных палатах гражданского суда. Указом 11 мая 1873 г. повелено было прекратить в зап. губерниях все неоконченные еще дела о К. имений по мятежу 1863 г. и новых конфискационных дел не вчинять; в следующем году освобождены были от К. все имения, подлежавшие ей по мятежу 1863 г., но до 3 февраля 1874 г. не поступившие в окончательное владение казны. В Царстве Польском К. обязательно назначалась за все государственные преступления первой важности; эта обязательная К. отменена указами 8 сентября 1862 г. и 8 июня 1867 г.

Все современные кодексы допускают специальную конфискацию, т. е. отобрание у виновного отдельных предметов — орудий, послуживших или долженствовавших служить к совершению преступления (instrumenta sceleris), или же продуктов преступления. Такая специальная К. основана на недопустимости нахождения в обращении известных предметов, вредных для общественного здравия, нравственности или торговли (такие предметы подвергаются уничтожению), а также на том принципе, что никто не может обогащаться путем нарушения закона; она имеет или характер полицейский, являясь мерой предупреждения и пресечения преступлений (la confiscation reelle франц. криминалистов), или характер уголовный, как наказание, направленное к причинению материального вреда преступнику (la confiscation personnelle). Специальная конфискация имеет место при преступлениях и проступках против имущества и доходов казны (пример: контрабанда), против постановлений, ограждающих народное здравие (ядовитые и сильно действующие вещества, продаваемый без надлежащего разрешения), против уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности (все, выделанное на устроенном частным лицом пушечном или оружейном заводе; машины, инструменты и снаряды этих заводов) и во многих других случаях (напр. хождение, без установленного дозволения, с книгами или образами, для сбора на церкви, монастыри и др. богоугодные заведения влечет за собою обращение собранных денег в пользу местных богоугодных заведений).

Специальная К. допускается только в случаях, указанных законом, и по приговорам суда или постановлениям компетентных административных учреждений (напр., таможенных). Конфискованные предметы, если они не подлежат уничтожению, обращаются в пользу казны, а в особо указанных случаях — в пользу богоугодных заведений. Проект нового уголовного уложения постановляет, что К. подлежат, даже при оправдании обвиняемого: 1) предметы, изготовление, продажа и хранение которых воспрещены, и 2) в случаях, особо указанных законом, вещи, принадлежавшие обвиняемому и предназначавшиеся или служившие для совершения преступления. Деньги, вырученные от продажи конфискованных вещей, не подлежащих уничтожению, должны быть обращаемы на устройство мест заключения, если для них законом не указано особого назначения.

Источник:
06 янв 2010, 10:48
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.