Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » Безработица в период кризиса, общая картина и тенденции


Безработица в период кризиса, общая картина и тенденции

Безработица в период кризиса, общая картина и тенденции Тема безработицы в нынешнее кризисное время находится в числе самых "горячих". В Ростовской области известны случаи сокращений сотрудников. Например, на Ростосельмаш сократили 1300 работников, правда, спустя короткое время набрали 800. Страхи порождают мифы и, как следствие, происходит неадекватное реагирование на ситуацию, считает доктор экономических наук, заместитель директора Центра трудовых исследований ГУ Высшая школа экономики Ростислав Капелюшников. Посредством видео-моста он ответил на вопросы журналистов, в том числе и из донского региона.

Прежде всего, он напомнил о том, какие были страхи перед этим явлением на пороге 90-х, пророчили, что безработица в России будет совершенно катастрофической и достигнет 25 процентов. Но тогда, считает эксперт, все это было несколько необоснованным

Капелюшников: В те годы при падении ВВП в нижней точке на 40 процентов, занятость сократилась только на 15. Таким образом, каждый процентный пункт снижения выпуска, сопровождался снижением пункта востребованности только на треть процентного пункта. Безработица долгое время росла очень медленно, никаких разовых выбросов лишних работников на рынок труда не было. На пике безработицы она перешла за отметку 10 процентов, правда ненадолго и ненамного, а как только российская экономика перешла в фазу подъема, безработица резко пошла вниз и, скажем, перед началом нынешнего кризиса она колебалась в диапазоне от 5 до 6 процентов. Это крайне низкие показатели.

Это было связано со спецификой российского рынка труда. Было задействовано два главных механизма. Первый - это гибкое рабочее время. Второй - гибкая заработная плата.

Капелюшников: В России в период кризиса 90-х продолжительность рабочего времени сократилось примерно на 15 процентов, скажем, в странах Центральной и Восточной Европы ничего подобного не наблюдалось. Понятно, если вы сокращаете продолжительность рабочего времени каждого отдельного работника, необходимости сокращения занятости ослабевает. Сокращение рабочего времени производилось в двух основных формах: перевод работников на неполное рабочее время и вынужденные отпуска. А гибкость зарплаты достигалась за счет действия четырех основных факторов: в условиях высокой инфляции работодатели могли не повышать денежную заработную плату, или повышать ее в меньших пропорциях, чем росли цены и, таким образом, с их точки зрения, рабочая сила становилась более дешевой.

А более дешевую рабочую силу имеет смысл держать дольше даже в кризисных условиях. И потом, в структуре заработка в России традиционно очень большое место занимают премии и другие поощрительные выплаты - до 25 до 40 процентов. Сокращения этих выплат, с их точки зрения, делало рабочую силу дешевле. Затем, был феномен задержек заработной платы. В 1998 году, задержками зарплаты было охвачено примерно три четверти всех работников. Чрезвычайно астрономическая величина. И за счет этого рабочая сила обходилась предприятиям процентов на 20-25 дешевле ее контрактной стоимости. Ну и, наконец, это различные неформальные, теневые выплаты. По оценкам Росстата, эти выплаты составляют около половины (и в 90-е годы и сейчас) от официальной заработной платы. Их тоже легко можно было сократить.

Таковая "гибкость" работала и в обратную сторону, считает Ростислав Капелюшников, когда российская экономика вступила в период подъема. Выпуск вырос процентов на 85, занятость процентов на 7-8, а реальная зарплата увеличилась более чем в три раза. То есть, произошла почти полная инверсия. Есть мнение среди других экспертов, что нынешняя ситуация отличается от той, что сложилась в 90-е годы. А значит, рынок труда будет реагировать на потрясения также, как, скажем, на Западе, где сокращение производства влечет значительный выброс работников. Но по мнению Ростислава Капелюшникова, таковых проблем пока не предвидится, об этом говорят цифры.

Капелюшников: Согласно официальным данным Росстата, в первом квартале 2009 года ВВП упал по сравнению с первым кварталом 2008 года на 9,5 процента, а занятость снизилась на 2,6 процента. Разница очевидна. По сравнению с последним кварталом 2008 года ВВП в первом квартале 2009 года упал на 23 процента, почти на четверть. Это, вообще говоря, почти самый сильный шок за все время существования российской экономики, сильней было только в 92-м, 94-м годах. Это шок неимоверной силы. А занятость снизилась в первом квартале 2009 года по сравнению с четвертым кварталом 2008-го примерно на 4 процента. Представьте себе, что было бы, если бы занятость сократилась строго пропорционально тому, как упал выпуск. И вот эти расхождения свидетельствуют о том, как работает российский рынок труда. Он микширует негативные шоки, не позволяя им трансформироваться в обвальное снижение занятости и тотальный рост безработицы.

И приемы сохранения работников на предприятиях те же, говорит эксперт, что и в 90-е годы.

Капелюшников: Власти делают все, чтобы помешать пользоваться этими инструментами. Ничего хорошего лично я в этом не вижу, потому что в условиях такой неопределенности и работодатели, и работники должны быть заинтересованы в использовании таких более мягких механизмов приспособления, чем использовании жесткого механизма, при котором просто предприятия попадают в тяжелое экономическое положение и в последующем идет массовое увольнение. Я надеюсь, по крайней мере, об этом свидетельствует опыт первых кризисных месяцев, что эта способность российскими предприятиями не была полностью утеряна. Конечно, она стала не такой широкой, какой была в 90-е годы, но надо сказать, что российские предприятия не сидят на месте, они изобретают новые специфические методы, находят новые окна, как можно встроиться и приспособиться к кризису, не обрушивая занятость на своих предприятиях. Я верю в российские предприятия, что они все-таки исхитрятся, и нас не постигнет сверхвысокая безработица порядка 20 процентов, которая была во многих странах Центральной и Восточной Европы в 90-х и даже в начале 2000-х годов.

Регионы по-разному реагируют на экономические события, потому что там изначально были различные экономические ситуации, говорит эксперт. А значит, и ситуация с безработицей весьма версифицированна.

Капелюшников: Хорошо известно, что этот кризис сильнее всего ударил по промышленным регионам, по аграрным регионам. По депрессивным, где безработица и так была, их практически не затронул, потому что там падать было уже почти нечему. Причем, сильнее всего он ударил по тем регионам, где промышленность была экспортоориентированной. Это первое. Второе: от чего зависит дальнейшая динамика безработицы и дальнейшая динамика ситуации на рынке труда? Она зависит от степени диверсифицированности региональной экономики, и если в том или ином регионе представлены различные отрасли, различные виды деятельности, там ситуация будет более благополучной. Те регионы, которые в общей степени являются моноотраслевыми, там ситуация будет тяжелее. Можно опрокинуть эти соображения на отдельные регионы и подумать, каковой там будет ситуация - лучше или хуже, чем в целом по стране. Я предполагаю, что в Иркутске, например, будет также, как в среднем по России, а в Ростове-на-Дону через какое-то время, я подозреваю, должно стать лучше, чем в стране в среднем. Но это мои предположения...

Подробных прогнозов эксперт давать не стал, исходя из тех соображений, что в нынешней ситуации неопределенности любые прогнозы не стоят и выеденного яйца.

Капелюшников: Все то, что прогнозируют даже самые уважаемые и авторитетные эксперты и организации, все это вилами по воде писано. Поэтому сказать можно так: если последует дополнительное углубление кризиса, то безработица к концу 2009 года вырастет, если ситуация не будет ухудшаться дальше, то она, скорее всего, будет находиться в нынешнем диапазоне. Поскольку сильного улучшения в экономике в этом году никто не ожидает, ее снижение маловероятно. Это значит, что исходя из здравого смысла, уровень общей безработицы будет болтаться вокруг отметки 10 процентов - чуть выше, чуть ниже, но примерно так.

Однако весьма неутешительный прогноз для тех, кто был прежде занят в сфере услуг, относящихся к роскоши. К сожалению, к таковым относятся и СМИ.

Капелюшников: Закрываются целые журналы, закрыт журнал "Отечественные записки" и многие другие. А зачем им выходить? Дело в том, что в каком-то смысле читать газеты и журналы сегодня это предмет роскоши. Покуда мы все богатые, у нас много денег, мы ходим в рестораны и читаем дорогие журналы, и вообще всячески развлекаемся. А как только ситуация резко меняется, то первое, на чем мы начинаем экономить, это на предметах роскоши, в число которых также входят и продукты деятельности российской журналистики в значительной мере. Так что ничего хорошего я в этой сфере не обещаю, по крайней мере, на протяжении ближайших полутора лет.

Инна Амирова

DONTR.RU

Источник:
08 июн 2009, 15:17
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.