Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Реферат: Вклад Лазарева в летопись Русского флота


Реферат: Вклад Лазарева в летопись Русского флота

Реферат: Вклад Лазарева в летопись Русского флотаВелик и многогранен вклад М. П. Лазарева в славную летопись рус-ского флота.  Первый русский  мореплаватель, совершивший три кругосветных плавания.

[sms]

Руководитель  Антарктической  экспедиции,  открывшей  миру  шестой – “голубой” – континент  Незаурядный исследователь и ученый. Герой Наварина. Виднейший  военно-морской деятель первой половины XIX века, флотоводец и диплома Талантливый военный организатор, завершивший  дело Ф. Ф. Ушакова по созданию мощного черноморского флота. Он разработал и воплотил передовые принципы боевой подготовки русских моряков. Упорно и настойчиво учил личный состав флота тому, что необходимо на войне. Словами неизвестного флотского поэта запечатлен его двадцатилетний неутомимый созидательный  труд на Черном море..:
                 И юный Лазарева флот...
                 Краса и  честь  Евксинских вод...
                          Руками чьими создан был,
                      Чей дух высокий  затаил.

      Русский  флотоводец и мореплаватель, адмирал Лазарев, родился  14 ноября 1788 года  в семье правителя Владимирского наместничества  Петра Гавриловича Лазарева. До 1797 года семья жила  во Владимире. Здесь же прошли детские годы будущего мореплавателя. Еще в детские и юношеские годы Михаил Лазарев увлекался рассказами о морских походах  и просторах, сражениях молодого русского флота.  В летние месяцы братья почти все время проводили на полноводной Клязьме. Особо впечатляюща была Клязьма в весеннее половодье. Взобравшись на Владимирский откос, стоя у  подножья Успенского  собора, ребята подолгу любовались величественным зрелищем. Иногда отец брал сыновей в Муром, на окские берега, где под откосом высокого берега, неумолкно шелестят  пенистые  волны. Порывистый ветер срывает с них пену и забрызгивает ею невысокие борта плывших вниз по реке купеческих барок. Их тугие паруса  трепетали на ветру словно белоснежные крылья.  Детские впечатления глубоко запали в душу ребят на всю жизнь.

    Дети  рано лишились матери и росли под присмотром отца, который  придерживался строгих  правил, прививал  им спартанский дух и образ жизни. Отец   желал видеть своих сыновей на морской службе. Мечта отца осуществилась.  В январе  1800 года три сына умершего сенатора  П. Г. Лазарева – Андрей, Алексей  и  Михаил – были  определены в  Морской  кадетский  корпус. Впоследствии все трое стали адмиралами и совершили кругосветные плавания. В 1803 году после получения звания гардемарина, Михаил Петрович в числе других был послан в Англию для стажировки в английском  флоте, что также входило в программу обучения в корпусе.Пять лет плавал он на английских кораблях, побывал в Вест-Индии. Во время плавания  Лазарев не терял времени даром и, кроме  чисто морских наук, очень много  внимания уделял самообразованию, В 1808 году мичман М. П. Лазарев  возвратился в Россию. Началась его служба на Балтийском флоте, продолжавшаяся 24 года. Проходя службу на кораблях Балтийского флота, Михаил Лазарев проявил незаурядные способности морского офицера, достиг командных высот и завоевал заслуженный авторитет у сослуживцев.
    За кампанию 1812 года он был награжден  серебряной медалью и выдвинут на должность старшего офицера.

    По окончании войны 1812 года Россия обратилась  к проблеме освоения новых земель на Аляске и  близлежащих островах (Русская Америка). Для успешного  ведения торгового  и  промыслового  дела  на северо-западном побережье Америки требовалось  установить удобный и  выгодный  морской путь. Для этих  целей Русско-Американская компания снаряжает корабль “Суворов”  под командованием  М. П. Лазарева, рекомендованного Кронштадским собранием офицеров.Организаторы похода, узнав о возрасте командира, высказали сомнение: не молод ли  в 24 года? Но бывалый моряк генерал Л. В. Сафарьев разъяснил:  молод годами, да наторел делами. На счету у Лазарева   уже  было   двенадцать компаний. 8 октября  1813 года из Кронштадта к берегам Аляски отправилось судно Российско-американской  компании  “Суворов”  под  командованием   лейтенанта М. П. Лазарева. Первое трехлетнее  кругосветное  плавание (1813-1816 гг.) явилось крупным вкладом в географическую науку: открыт и нанесен на карту ряд неизвестных островов,  в том числе острова Суворова (по имени корабля); осуществлены съемки  и описания  отдельных прибрежных территорий Австралии, Американского континента, Алеутских островов, созданы богатые коллекции по зоологии и этнографии.

    Обогнув  Африку и выдержав сильный  шторм  в Индийском  океане, корабль вышел в Тихий океан.  28 сентября 1814 г. русские моряки увидели пять коралловых островов на которые  еще не вступала нога человека., Михаил Петрович Лазарев назвал их островами Суворова (по имени корабля). 17 ноября 1914 г. судно бросило якорь в гавани острова Ситха у Ново-Архангельска – “столицы” русских владений в Америке. Моряки выгрузили  припасы, погрузили на корабль шкурки котиков и бобров и вокруг Америки отправились в обратный путь. “Суворов”  был первым русским кораблем,  приставшим к берегам Перу. 15  июля 1816 года корабль возвратился в Кронштадт. Плавание “Суворова” под  командой  М. П. Лазарева  было первой  русской  кругосветной экспедицией. Это плавание явилось хорошей школой морской выучки для русских моряков. Уже в первом  самостоятельном плавании Михаил Петрович пытливо всматривается в душу русского матроса – основной “двигательной силы” корабля. Справедливая требовательность к матросам сочеталась у него  с большой заботой о их быте, вниманием к их  нуждам. В этом плавании Лазарев зарекомендовал себя как талантливый мореплаватель, смелый, решительный и заботливый командир.

    Все его действия встретили одобрительную оценку директоров Российско-Американской  компании.Потрясающую славу нашему отечеству принесло кругосветное плавание российской морской экспедиции под  руководством Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева, котороу организовало русское правительство в 1819 году для поиска южного материка на шлюпах “Восток” и “Мирный”.Лейтенанта М. П.Лазарева назначили командиром шлюпа “Мирный” в марте 1819 года, за три месяца до назначения Ф. Ф. Беллинсгаузена. начальником экспедиции, и подготовка шлюпов к плаванию велась под его руководством. Этот поход осуществлялся с определенно мирной  задачей – во имя возвышения и и обогащения отечественной  науки. Шлюпы “Восток” и “Мирный" вышли из Кронштадта 3 июля 1819 года. А возвратились 24 июля 1821 г.  В январе 1820 года русские моряки  открыли шестую  часть света – Антарктический материк с островом  Петра I  и берегом Александра I. Этот морской подвиг был осуществлен вопреки выводам известного английского  мореплавателя  Джеймса Кука, которому обнаружить этот материк не удалось. “Я обошел окрест Южного полушария на высоких широтах и сделал это таким образом, что неоспоримо отверг возможность  существования материка... Я смело могу  сказать, что ни один человек никогда не стремится проникнуть на юг дальше, чем это удалось мне...”, писал  Кук в книге “Путешествие к  южному полюсу”. В наше время вызывают иронию слова Д.Кука: "Теперь я убежден, что на юге  Южного материка нет!" Кук самонадеянно отверг  существование материка, а российские моряки отвергли его.

    В кругосветном  плавании 1819-1821 гг. также был открыт  подводный хребет в направлении от Антарктиды к Южной  Америке. На географическую карту нанесены 29 неизвестных  островов. Задача, поставленная перед русскими  моряками, была успешно выполнена благодаря упорному и самоотверженному  труду и героизму  участников плавания, и прежде всего его руководителей Ф. Ф. Беллинсгаузена и М. П. Лазарева.  Из Антарктического похода Михаил Петрович Лазарев возвратился обогащенным бесценной  практикой плавания в суровых ледовых условиях. Длительное  общение с экипажем в отрыве от берегов дает ему пищу для размышлений о  взаимоотношениях с офицерами и матросами, которые на своих плечах вынесли тяготы успешного плавания. Возросло мастерство Лазарева, его отвага и мужество дополнились стремлением преодолевать казалось бы  неимоверные трудности на пути к поставленной цели. А цель одна – познать неизведанное, прославить Отечество. Это словно о Михаиле Лазареве через столетие скажет его земляк-владимирец балтийский подводник Алексей Лебедев, отдавший жизнь за Родину в великой Отечественной  войне:     
                              Как тот моряк, которого вела
                Всю жизнь мечта в седые океаны,
            Стремила на подобные дела
            И говорила: “Есть за морем страны”.

            И выла буря, яростна и зла.
            И застилали путь ему туманы,
            Но шел моряк, шумели вымпела,
            И мир вставал прекрасный, новый, станный...

    За всемирно известный научный подвиг экипажи кораблей "Восток" и "Мирный" были поощрены:  матросам установлены двойные оклады до конца службы на флоте, М. П. Лазарев повышен  в офицерском звании  через одну ступень – стал капитаном 2 ранга. Это была заслуженная и редкая по тому времени награда. По протяженности обследованных районов, напряженности плавания  русская антарктическая экспедиция до сих пор не имеет себе равных. В общей сложности плавание первой русской антарктической экспедиции продолжалось 751 день, 527 дней суда находились под парусами, из них 100 дней среди  антарктических льдов и 122 дня южнее 60-й параллели; всего было пройдено 49 860 миль - более  чем две длины  экватора земли Шел 1822 год. Еще не улеглись в памяти волнующие воспоминания об антарктической  эпопее, а Михаилу Петровичу было предложено вновь возглавить новую кругосветную экспедицию, на этот раз к уже знакомым берегам Русской  Америки.

    17 августа 1822 г. к берегам Аляски для охраны русских владений  в Америке отправился фрегат “Крейсер” под командованием М. П. Лазарева. Его сопровождал шлюп “Ладога”. Вместе с Лазаревым на “Крейсере”  плыли мичман П. С. Нахимов  и будущие декабристы  мичман Д. И. Завалишин и лейтенант Ф. Г. Вишневский. Несмотря на трудности плавания, ежедневно проводились учения. П. С. Нахимов, вспоминая позднее о трехлетнем плавании на “Крейсере”, гордился тем, что прошел тяжелую морскую школу у М. П. Лазарева.Почти весь 1824 год “Крейсер” находился в прибрежных водах русской Америки и нес сторожевую службу, а в октябре 1824 года сдал свой пост прибывшему из России шлюпу “Предприятие” и отправился в  обратное плавание. Фрегат обогнул с юга Американский материк и 5 августа 1825 года бросил якорь на Кронштадском рейде. Плавание было успешно завершено. Специальная русская экспедиция  в ходе третьего кругосветного плавания  успешно выполнила  возложенные на нее задачи охран

территориальных вод Русской  Америки, пресечения нападений со стороны американцев и англичан на русские поселения и промыслы, а также совершенствования научной деятельности.

    Блестящий вид фрегата, возвратившегося из трудного трехлетнего кругосветного плавания, и отсутствие больных  на корабле вызвали всеобщее удивление и восхищение. За умелое командование отрядом кораблей, достигнутые положительные результаты в обучении и воспитании  офицеров и матросов, значительный вклад в географию, гидрологию и метеорологию Михаил Петрович Лазарев награжден орденом, ему присвоено звание капитан I ранга. Были представлены  к наградам офицеры и матросы. Когда адмиралтейские чиновники пытались задержать выдачу матросам  денежной премии, М. П. Лазарев заявил, что офицеры не  примут награду, пока матросам не будет выдано положенное. Свои наблюдения и описания примечательных мест, посещаемых экспедицией, М. П. Лазарев  издал в 1832 году в научном трудах “ Метеорологические  и гидрографические наблюдения, произведенные капитан-лейтенантом Лазаревым на шлюпе “Ладога” во время кругосветного плавания” и “ Плавание вокруг света на шлюпе “Ладога”  в 1822, 1823, 1824 гг.” Аналогичные наблюдения, проводившиеся на “Крейсере“, представляли  большой интерес, и  были изданы  несколько лет спустя в 1882 году. Труды эти явились новым вкладом в русскую географическую науку.

    Минуло всего полгода после окончания плавания, и Михаил Петрович  в феврале 1826 года назначается  командиром вновь строящегося в Архангельске линейного корабля “Азов”. Построенный по проектам члена Северного общества декабристов капитан-лейтенанта К. П. Торсона и достроенный  под наблюдением М. П. Лазарева, “Азов” долгое время служил образцом для  других кораблей. За год Михаил Петрович Лазарев сумел сделать его лучшим кораблем русского флота. Михаил Петрович лично занимался комплектованием команды. По его ходатайству на “Азов”  были  назначены лейтенант П. С. Нахимов,  мичманы В. А. Корнилов  и  В. И. Истомин, будущие сподвижники и последователи Лазарева, герои обороны Севастополя. Осенью 1826 года под командованием капитана 1-го ранга Лазарева отряд  новых кораблей совершает переход из Архангельска в Кронштадт. Весной 1827 года “Азов” был включен в состав эскадры, отправляющейся в Англию под командованием прославленного адмирала Д. Н. Сенявина, ученика и соратника Ф. Ф. Ушакова.

    Стремясь укрепить свое влияние на Балканах и обеспечить условия экономического развития страны, правительство России по просьбе греческих патриотов, сражавшихся против 300-летнего турецкого ига, выступило на стороне восставшей Греции. В Англии Сенявин должен был решить вопрос о посылке самостоятельной эскадры в Средиземное море. Была создана самостоятельная эскадра в составе четырех линейных кораблей и четырех фрегатов. Начальником штаба эскадры был назначен командир “Азова” капитан 1-го ранга М. П. Лазарев. Командиром эскадры по указанию царя стал контр-адмирал Л. П. Гейден, иностранец на русской службе. Эскадра Л. П. Гедена отправилась  в Средиземное  море, чтобы оказать помощь  боровшимся против турок греческим патриотам. 1 октября 1827 года русская эскадра  объединилась с английской и французской эскадрами недалеко от Наваринской  бухты, в которой расположился большой турецко-египетский флот. При входе в бухту русской эскадры,турецко-египетский флот открыл по ней перекрестный огонь. Впереди эскадры шел линейный корабль “Азов” под командованием М. П. Лазарева. Русские корабли открыли ответный огонь. Завязался бой в котором русские моряки не только проявили мастерство и героизм, но и оказывали помощь английским  и французским кораблям.  Михаил Петрович искусно руководил действиями матросов и офицеров, громя и сокрушая  врага.  Следуя  традициям  адмиралов Ф. Ф. Ушакова и Д. Н. Сенявина, в решающий момент Михаил Петрович  применил  их тактику – уничтожать в первую очередь флагмана противника. Нанеся сокрушительный удар по флагманским  кораблям и уничтожив их, русская эскадра  сыграла решающую роль в разгроме неприятельского флота. В ходе сражения  русские моряки проявили отвагу, не раз выручая  из беды  корабли союзников. Особую стойкость проявил в Наваринском сражении экипаж линейного корабля “Азов”. В этом сказалась немалая заслуга его командира.

    За особые отличия в бою  матросов и офицеров “Азова” кораблю впервые в истории  русского флота был присвоен кормовой Георгиевский флаг, а его командир М. П. Лазарев произведен в контр-адмиралы. В списке отличившихся лейтенант Нахимов, мичман Корнилов, гардемарин Истомин. П. С. Нахимов высоко оценил организаторские способности адмирала Лазарева: “Я до сих пор не знал цены нашему капитану. Надобно было на него смотреть во время сражения, с каким благоразумием, с каким хладнокровием он везде распоряжался. У меня не хватает слов описать все его похвальные дела и я смело уверен, что русский  флот не имел подобного капитана”. Девять лет спустя Греческое правительство за личное мужество и отвагу в Наваринском бою наградило М. П. Лазарева орденом Спасителя “Большим Крестом” Помощь России греческому народу, восставшему против турецкого владычества, привела к обострению отношений между Россией и Турцией. После разгрома Турецкого флота в Наваринском сражении турецкий султан, тайно подстрекаемый Англией и Францией, в грубой форме отверг требование  о предоставлении  независимости  Греции  и призвал  подданных  к “священной войне” против России.

    В апреле 1828 года был издан манифест о войне с Турцией. Русская армия перешла границу и открыла военные действия против турок. Средиземноморская эскадра русских кораблей, способствуя действиям  сухопутных войск, установила жесткую  блокаду Дарданелл, прекратив  подвоз военного снаряжения и припасов в Константинополь. Город был надежно блокирован со стороны моря.
    Во время  массовых зверств над греческим населением острова Крит на просьбу защитить население  острова от турок откликнулся только командующий  русской эскадрой и начальник штаба М. П. Лазарев. Были выделены специальные корабли, которые блокировали  Крит и заставили  турецких янычар прекратить издевательства над населением города.
    Корабли эскадры содействовали  также сухопутным операциям рус-ской армии на Балканах и Кавказе в 1829г. Турция начала переговоры о мире. Мирный договор был пописан 2 сентября 1829года в городе Адрианополе и содержал условия, по которым Греция объявлялась независимым государством.

    В ходе боевых действий Средиземноморской эскадры выявился облик молодого флотоводца Лазарева, выдающегося руководителя. В 1832 году контр-адмирал Михаил Петрович Лазарев назначается начальником штаба Черноморского флота.
    С исключительной силой проявились организаторские способности адмирала Лазарева на  посту командующего Черноморским флотом (1833–1850) и портов и военным губернатором Николаева и Севастополя.
    Прежде всего он основное внимание обратил на необходимость создания мощной производственной базы для строительства и ремонта кораблей. Он составил стратегический план действий флота на случай войны. Организация  службы на Черноморском флоте при нем превзошла лучшие иностранные флоты. Вся служебная деятельность командующего  флотом направлялась на  повышение уровня боевой  готовности частей и кораблей, на обеспечение  надежной охраны кавказского побережья страны и новых решений в  проведении десантных морских операций.

    В организации и проведении высадки на побережье серии  десантов сухопутных войск с кораблей Черноморского флота с последующим созданием в пунктах высадки  сети укрепленных  фортов, проявились  организаторские  способности и флотоводческое искусство М. П. Лазарева. Им лично подготавливалась каждая десантная операция. Сухопутные войска в период подготовки детально инструктировались, а затем с  ними  путем практических тренировок отрабатывались действия на всех этапах предстоящей операции, перехода и высадки десанта. Тренировки проводились в условиях, очень близких к боевым.
    Всего в течение  1835–1840 годов на побережье Кавказа было высажено восемь крупных морских десантов, которые имели в своем составе свыше 30 000 человек. Один из  крупнейших десантов у Субаши был запечатлен на полотне тогда еще начинающим художником-маринистом Айвазовским, с которым М. П. Лазарев был близко знаком, часто брал его  в плавание и всячески поощрял его талант.

    Вне всякого сомнения, Черноморский флот, возглавляемый Лазаревым, и в десантировании войск превзошел иностранные флоты своего времени. Одной из важнейших заслуг М. П. Лазарева было укрепление и благоустройство  Севастополя как главной военно-моркой базы. Он сам  вникал в вопросы судостроения, разрабатывая и  исправляя чертежи кораблей. Но Севастополь заботит  Лазарева  не только как укрепленный  форпост, в суете он не забывает о жителях и внешнем облике черноморской столицы. Предметом особой заботы Михаила Петровича была Графская пристань. Как-то, вспомнив знаменитые  Золотые ворота во  Владимире, он невольно подумал, что и  Графская пристань, подобно парадному въезду, также символична для Черноморской столицы. Построенная еще в 1783 году, она со временем пришла в ветхое состояние.  М. П. Лазарев с присущей энергией  принялся за ее переоборудование. По его эскизу было разработано  совершенно новое архитектурное оформление пристани. Изящный ансамбль в античном стиле завершала массивная колоннада фронтона. Графская не только провожала в дальние походы черноморцев и радостно встречала вернувшихся  героев и победителей – широкие ступени и просторные парапеты Графской пристани стали любимым местом отдыха  севастопольской публики.

    Михаил Петрович жил неподалеку от Графской пристани, на  поднимавшейся в гору Екатерининской улице. Квартира находилась в скромном одноэтажном флигельке, выходившем окнами к Южной бухте, и состояла из четырех небольших комнат. Хозяйство  по дому вела старушка, бывшая еще в  ушаковские времена прислугой в семье морского офицера. Михаил Петрович уже разменял пятый десяток, а все еще  был один. Его личная жизнь была нарушена самым неожиданным образом Редко наезжал он в столицу, и то по делам. Приехав в Петербург в 1835 году по делам  “устроения  нового в Севастополе Адмиралтейства”, Михаил Петрович был приглашен на бал к одной знатной особе, где и произошло то, о чем он меньше всего думал. Во время танцев его познакомили с молодой  девушкой, в которую рн влюбился с первого взгляда. Девушка – Катенька, как звал ее Лазарев, – оказалась дочерью бывалого моряка, скромно жившего на пенсию, капитана 2-го ранга в отставке Тимофея Ефремовича  Фандерфлита. На следующее же утро  Лазарев просил руки его дочери и ставил единственное условие – дать ответ не позднее  следующего  дня.

    Этот  важный шаг сделан им без какого-либо расчета – семья Катеньки жила скромно, приданого за ней не было. Все свершилось быстро, “ по - лазаревски”, в несколько дней, а уже через  неделю с молодой женой  Михаил Петрович уехал в Севастополь.
    Брак, несмотря на разницу в годах, был весьма счастлив. “Событие сие все еще кажется мне сном! – взволнованно  поверяет Лазарев другу. – Не прошло и двух месяцев, как прибыл в Петербург несчастным холостяком, нелюдимом, теперь возвращаюсь с любезною сердцу, добренькою женкою! И скоро повернулся, и счастлив!”

    Сердечную привязанность супруги сохранили на всю жизнь. Супружеская жизнь действовала на него благосклонно. В обращении на службу он стал более мягок и даже добродушен, улыбка была теперь его частым спутником даже в суровой походной  обстановке. Скорое прибавление  в семействе показало сильные отцовские чувства Лазарева. Воспитанию детей он посвящает много времени. Иногда вся семья прибывала на корабль, где проводила зачастую все воскресные дни. Жена готова следовать  за мужем  повсюду, и эта самоотверженность трогает. “Эдакая героиня!” –  часто  хвалился друзьям Лазарев. Но он не дает спуску Катеньке, когда дело касается служебной части.

Глубоко понимая, что  боевая мощь флота неразрывно связана  с состоянием образовательного  и культурного уровня офицеров и матросов, М. П. Лазарев изыскивал  пути и средства  для приобретения  книг и журналов в корабельные библиотеки (сметой не предусмотрено). По его инициативе  в Севастополе создана знаменитая морская библиотека. В 1850 году фонд библиотеки составлял свыше 16 тысяч томов. Верные ученики Лазарева  остались верными ему и по духу. Библиотека стала для них кровным детищем.  Ныне на здании Севастопольской морской библиотеки помещена мемориальная доска с надписью: “В создании морской  библиотеки принимали участие выдающиеся русские флотоводцы М. П. Лазарев, П. С. Нахимов, В. А. Корнилов”.
    Живой интерес проявляет Лазарев к изучению истории, военно- морских наук, математике, астрономии; его личная библиотека насчитывала свыше 1000 томов. В 1890 году его дочь Татьяна Михайловна подарила книги своего отца Севастопольской морской библиотеке.

    Лазарев понимал, что для успешного ведения боевых действий и  безаварийного плавания на морском театре должна быть надежная  система  гидрографического  обеспечения. Им  создаются специальные экспедиции для проведения  гидрографических  работ. Одной из них  на  тендере “Скорый” руководил лейтенант Г. И. Бутаков, прославленный впоследствии адмирал. В результате была составлена  подробная “Лоция Черного моря”, создано много карт, атласы и другие  пособия для  мореплавателей,  не потерявшие значение до наших дней.

    Отечественная наука высоко оценила заслуги М. П. Лазарева перед Родиной. Он избирается  почетным членом Морского ученого комитета, Казанского  университета, Одесского общества  любителей истории и древностей и в 1851 году – почетным  членом Русского географического общества.  Ряд иностранных  научных обществ также избирает  его своим почетным членом.
    В 1843 году  Михаил Петрович Лазарев за отличия производится  в адмиралы.
Строится главная база флота, спускаются на воду новые корабли, создаются оборонительные  сооружения, растет флот, но знает Лазарев твердо – это только половина его боевой мощи. Вторая, не менее главная –  люди. Здесь кроется секрет успеха  или катастрофы, победы или поражения.

    Лазарев уверен, что боевая мощь флота неразрывно связана со степенью морской подготовленности и общего развития каждого матроса и офицера – чем они выше, тем успешней боевая выучка, залог победы.
    Эпоха парусного флота требовала отменной  морской  выучки. Тот, кто в одинаковых  условиях  морской  обстановки сумеет быстрее поставить  или убрать паруса, обтянуть такелаж или сменить рангоут, “поймает” свежий ветер, – тот будет властвовать над стихией  и добьется победы в бою.

    Михаил Петрович Лазарев был хорошим воспитателем. Он умел подбирать для Черноморского флота и выдвигать на командные  должности лучших морских офицеров, проявлял заботу о матросах и их семьях. В этот период  широкое распространение получило определение “школа  Лазарева”. Из “лазаревской”  школы  вышли  прославленные  флотоводцы  В. А. Корнилов, П. С. Нахимов, В. И. Истомин, Ф. М. Новосельский и другие. Эти лучшие из лучших воспитанников Лазарева были выдвинуты и поставлены им на руководящие посты флота. Многие из них по настоятельному ходатайству Лазарева были переведены с балтийского на Черноморский флот. 

    В Севастополе и Николаеве были построены специальны е училища для обучения матросских детей.  Истинным демократом и патриотом  России называли  адмирала Лазарева русские моряки.  “... Черноморские моряки, – отмечал А. Герцен, – воспитаны в школе Лазарева, человека образованного, честного, не стеснявшего их пустыми  формами, способствовавшего всячески их образованию, они жили под его влиянием, где была гораздо менее стеснена  свобода мысли”.
    Результаты  кропотливой  деятельности Лазарева по укреплению боевой мощи флота наглядно проявились в Синопском  бою.  Оценивая ее, академик Тарле писал: “ Синоп, поразивший  Европу совершенством  нашего  флота,  оправдал   многолетний   образовательный   труд  адмирала М. П. Лазарева...”

    Деятельностью  Лазарева  вдохновляются  все,  кто  с ним служит. П. С. Нахимов после победы при Наварине писал: “ ... Я смело уверен, что русский флот не имел подобного  капитана”.
    Военными, морскими, научными  подвигами и открытиями, совершенными нашим земляком, восхищались  не только в России, но  и  в зарубежных  странах.

    Но эта же деятельность вызывала  злобу у недоброжелателей России. Хватало и “своих” недоброжелателей среди Петербургского  адмиралтейства. Эти “кабинетные” адмиралы, ни разу не побывавшие в  боях, чернили его как могли. Официальная история  скромно умалчивала о действительных заслугах перед родиной Лазарева и других великих флотоводцев. Лишь в наше время имена флотоводцев стали гордостью Отчизны.
    Много заботясь о других, Лазарев был невнимателен к себе. Еще в 1845 году он чувствовал временами недомогание, но нигде не лечился, работал на износ, стремясь выполнить все, что задумал.
    В начале 1851 года, когда болезнь приняла угрожающие формы, он все еще полностью  руководит флотом, лично участвует во всех походах и учениях. В январе 1851 года по указанию свыше наконец-то направляется на лечение в Вену. И здесь он решает  все важные  вопросы строительства родного флота, принимает доклады, отдает распоряжения. При нем безотлучно любимый ученик и соратник контр-адмирал В. И. Истомин.

     Болезнь быстро делала свое черное дело, 11 апреля 1851 года адмирала Лазарева не стало.
    Эта весть, достигнув берегов Севастопольских бухт, печалью и скорбью наполнила сердца офицеров и матросов, простого люда, жителей  Корабельной  и Артиллерийской слободок. Иные чувства она вызывала на берегах туманного Альбиона. Современники  рассказывали, что в правящих кругах Англии с плохо скрываемой радостью было встречено  известие  о кончине Лазарева.
    По волнам  голубого Дуная и Черного моря пролег последний, теперь уже  скорбный, путь прославленного адмирала. Через три недели  траурный кортеж  пароходов “Владимир” и  сопровождающего  его “Громоносца” приблизились к Севастополю. Все корабли флота выстроились в линию на рейде, с печально  перекрещенными реями и приспущенными  кормовыми флагами, застыли в немом молчании, отдавая последнюю почесть своему командиру.

    Трогательным было прощание  со своим командиром севастопольцев в день похорон. “Никогда, конечно, не было видно в Севастополе такого стечения народа: окна, балконы и крыши всех домов были усеяны  зрителями; казалось, все 40 тысяч  жителей  слились  в одну массу”, – свидетельствовал современник.
    Похоронен был Лазарев в склепе Владимирского собора, строительство которого только  начиналось.
    Пройдет  немного времени, и здесь же, рядом с ним, найдут  вечный покой его ученики-сподвижники, павшие смертью героев на бастионах Севастополя – П. С. Нахимов, В. А. Корнилов, В. И. Истомин.
    Царское правительство  не нашло средств для увековечения  памяти М. П. Лазарева. В 1867 году Севастополе ему был воздвигнут памятник  на средства офицеров флота, скульптора Н. С. Пименова. Позднее, в 1954 году, памятник М. П. Лазареву скульптора А. Шмагун был установлен в Лазаревском на Черноморском  побережье Кавказа.
    Там, где он делал первые шаги и откуда уходил в  кругосветные плавания. В Петербурге, имя его носят набережная и мост.
     В 1867 году в Петербурге был спущен  на воду  броненосный  фрегат “Адмирал  Лазарев”. Имя М. П. Лазарева носили позднее и другие корабли.

    Море Лазарева  расположено в  Антарктиде, где “Восток” и “Мирный”  впервые подошли к  антарктическому материку.
    Именем Лазарева назван  атолл в группе  островов Россиян в архипелаге Туамоту в Тихом океане, остров в Аральском море, один из шельфовых ледников на востоке  Антарктиды и море у ее берегов, антарктические станции, бухта  в Японском  море, мысы на острове Книмак (Курильские острова) и на восточном побережье Азии в Татарском проливе.
     И всегда и всюду наши моряки приумножают славу Отечества, приняв эстафету своего замечательного соотечественника, о котором  добрые слова академика Л. С. Берга: “Что касается Лазарева, одного из славнейших наших моряков, то это был  человек таких качеств, каким могла бы гордиться любая нация”.

    Русские моряки высоко держали честь и достоинство русского флота в боевых  испытаниях. Всего через два года после кончины Лазарева, сообщая о Синопской победе, П. С. Нахимов пишет вдове его: “Успех Синопского дела обязан духу... Михаила Петровича, витавшего над нами во время боя, офицеры моей эскадры свято  исполняли завещание их учителя”. В годы героической обороны Севастополя подлинный героизм проявили русские моряки. Среди них – матрос Петр Кошка (1853-1855 гг) и его потомки в  грозном 1943г. Это о них пламенные строки  Алексея Суркова:
            ...Смерть из глаз орлиных свет украла,
            В темном склепе не видать ни зги.
            Слушают четыре адмирала
            Легкие матросские шаги.
                И сказал Нахимов Пал Степаныч,
                Славный  севастопольский  орел:
                 - Это Кошка, адмиралы, на ночь
                На охоту  правнука повел.
            Ужас на пришельцев навевая,
            Воздухом  бессмертия дыша,
            Ходит по развалинам живая,
            Гневная  матросская душа.
                Чует сердце - скоро дрогнут скалы
                От стального крика батарей.
                Мы еще услышим, адмиралы,
                В бухте грохот русских якорей...
            Звездный мир над бухтами огромен.
            Штык качнулся и упал во тьму.
            Лазарев, Корнилов и Истомин
            Отвечают  другу - Быть Тому![/sms]

05 апр 2009, 23:54
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.