Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Реферат: Искажение орфоэпических норм в современной теле-, радиожурналистике.


Реферат: Искажение орфоэпических норм в современной теле-, радиожурналистике.

Реферат: Искажение орфоэпических норм в современной теле-, радиожурналистике. Развитие СМИ в ХХ веке и особенно во второй половине века сделало их главным каналом распространения социальной информации в современном обществе. Во второй половине века центр тяжести потоков социальной информации все более смещался в область электронных СМИ. По данным исследований, в последние десятилетия от 70 до 80% массовой социальной информации потребители получают по каналам радио- и телевещания и лишь 20-30% - через печатные периодические издания. В Российской Федерации смещению интереса потребителя в сторону электронных СМИ способствовало и присущее только нашей стране явление - резкое подорожание периодической печати и почтовых расходов по ее доставке на дом.
[sms]
В СССР средняя статистическая семья на 5-7 изданий, выписываемых по почте, тратила около 0,7% семейного бюджета. В постперестроечной России эти расходы, по данным Союза журналистов России, составляют астрономическую сумму (около 70%), недоступную массовому потребителю.

Если к этому добавить время, отдаваемое массовым радиослушателем и телезрителем просмотру и прослушиванию детских развлекательных, культурных программ и рекламе, вывод становится очевидным: электронные СМИ на рубеже веков получили возможность во всех возрастных слоях миллионных масс людей формировать язык, его словарный запас и языковые нормы (произношение, мелодику).

Ряд специфических особенностей, имманентных электронным средствам массовой коммуникации (невозможность приостановить поток информации с целью осмыслить непонятное, переспросить неясное, выборочно получать лишь желательное из потока информации и т.п., вплоть до приемлемости или неприемлемости диктора или ведущего) еще в большей мере превращают электронные СМИ в доминирующий инструмент в процессе формирования языка, "диктующий" свои условия и ставящий потребителя в безвыходное подчиненное положение. Степень "пленения" радиослушателя и телезрителя языковыми нормами в электронных СМИ значительно выше, чем нормами языка печатной периодики, поскольку потребитель получает не только понятие, термин, но и его звучание, мелодику фразы, акцентацию, манеру произношения.

В прямой зависимости от огромных возможностей электронных СМИ влиять на формирование языковой культуры потребительской массы находится и возможность этого рода СМИ нанести разрушительный ущерб национальному языку, заполнять эфир низкокачественной (с точки зрения требований к языку) продукцией: публицистикой, переводами текстов к зарубежным фильмам, развлекательными программами.

Однако именно эти тенденции в деятельности электронных СМИ в последнее десятилетие набирают силу, о чем столь убедительно говорят исследования многих специалистов.

К факторам отрицательного влияния на язык современных электронных СМИ надо, во-первых отнести стремительную смену кадров в этих органах СМИ в годы перестройки, что было вызвано как политическими причинами, так и бурным ростом числа органов СМИ в печати, радиовещании и телевидении.

В советский период на всей территории СССР выпускалось 8 - 8,5 тыс. наименований газет (включая "многотиражки") и около 5 тыс. наименований журнальных изданий. В настоящее время только в Российской Федерации зарегистрировано более 26 тыс.периодических изданий, число редакционных коллективов в печати увеличилось примерно в 6 - 7 раз. Такой же процесс роста числа редакционных образований различного типа наблюдается и в радио- и телевещании. К этому следует добавить и возникновение большого числа отделов рекламы и служб по связям с общественностью в сфере частного предпринимательства, которые также нуждаются в профессиональных журналистах.

Вся система учебных заведений Российской Федерации, выпускающих специалистов для средств массовой информации, несмотря на ее расширение, в том числе и за счет создания коммерческих учебных заведений, не имела возможности выпустить такое количество специалистов и обеспечить их высококачественную подготовку в области языка. Нельзя не учитывать и то обстоятельство, что выпускник вуза после 5-6 лет учебы нуждается в двух-трех годах стажировки на практической работе в органах СМИ. И только после этого он получает навыки работы в области социальной информации по избранному им направлению.

Следует учесть также, что развал экономики России в первые годы перестройки привел к росту безработицы особенно среди молодежи, в том числе и получившей образование. Значительный контингент такой молодежи, не имевшей высшего журналистского образования, хлынул в средства массовой информации.

"Шоковый рост" численности органов СМИ в ходе реформирования жизни в РФ породил снижение качественного уровня их продукции и прежде всего в области языка. Новые кадры принесли в электронные, да и в печатные СМИ свой язык, свой уровень понимания культуры речи, свою лексику, иногда механически заимствованную из иностранных языков, и в первую очередь англо-американского.

Недостаточно подготовленные новые кадры, пришедшие в СМИ в условиях отрицания всего прошлого опыта отечественной публицистики, очень часто оказывались жертвами бездумного увлечения механическим перенесением в нашу публицистику и ее языковую культуру клише и штампов, порожденных образом жизни и менталитетом так называемых "цивилизованных" стран Запада. Наконец, в ходе реорганизации электронных СМИ и создания новых каналов и программ во многих случаях демонстративно отвергалось все старое, а язык сознательно "причесывался" под уличный жаргон. Не могли же герои таких передач, как, например, "Лестница", говорить на нормативном русском языке! Рецидивы этих увлечений можно найти и во многих сохранившихся и до настоящего времени программах телевещания, например в "Однако".


1.2. Зарубежное влияние как фактор формирования сложившейся речевой ситуации


Важным фактором влияния на формирование языковой культуры российских электронных СМИ в годы перестройки сделалось внешнее, зарубежное влияние.

Еще в 50-е годы двадцатого столетия тогдашние лидеры крупнейших стран Запада выдвинули в качестве одного из условий нормализации отношений с СССР требование о "свободном движении людей и идей". В период подготовки Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое состоялось в Хельсинки, вопрос о "свободном" культурном обмене был одним из острейших во время всех дискуссий (на государственном и общественном уровнях) между представителями СССР и других стран Восточной Европы, с одной стороны, и стран Запада - с другой. В Заключительный акт, принятый всеми участниками совещания в Хельсинки в 1975 году, вошел целый раздел, посвященный задаче расширения культурных связей между странами-участницами этой конференции. Но в этом документе задача расширения культурных связей ставилась как задача равноправного обмена, осуществляемого в условиях взаимного соблюдения принципов суверенной независимости государств и их права охранять свою национальную культуру.

Распад СССР, перестройка экономики на рыночной основе привели к неконтролируемому государством культурному обмену. А в условиях коммерциализации отечественных средств массовой информации, в том числе и электронных СМИ, этот неконтролируемый обмен сочетался с заинтересованностью органов электронных СМИ в получении оплачиваемой рекламы из западных стран. В результате культурный обмен превратился в "улицу с односторонним движением", по которой в Российскую Федерацию хлынул поток "непереводимых" слов, преимущественно из английского языка, сформировавшегося в США. Этот поток ворвался в ткань русского языка не в качестве естественных заимствований при нормальном международном культурном обмене, а как фактор коммерческой заинтересованности в значительной степени приватизированных электронных СМИ.

Во многих случаях коммерческая заинтересованность векторно совпадала со стремлением создателей многих радио- и телевещательных программ как можно скорее "отряхнуть со своих ног наследие прошлого" (советского) периода и свойственного этому периоду русского языка. Все это привело к агрессивному внедрению в русский язык зарубежных слов, нужды в которых не было, так как в русском языке имелись устоявшиеся эквиваленты для этих случаев.


Глава 2. Наиболее распространенные орфоэпические ошибки в современной теле-, радиожурналистике

2.1. Фонетические и акцентологические ошибки


К нарушению орфоэпических норм в речи ведущих относят: нечеткость дикции, невнятность, торопливость, скороговорка, стяжение произношения вплоть до выпадения из слов целых слогов, огромное количество неверных ударений.

В современной речи в области фонетики есть неосознаваемые факты произношения, широко наблюдаемые на радио и телевидении, в научной, публицистической и разговорной речи. Это ненормативное произношение типа: сотрудни[к’и]ми, художни[к’и]ми, заложни[к’и]ми, малъчиш[к’и]ми, [к’и]питализм, с моими [к’и]лле[г’и]ми и др. Как видно из примеров, особенность произношения заключается в смягчении заднеязычных перед слогом с мягкими согласными. С точки зрения восприятия это можно назвать расширением “иканья”. Аналог такого произношения имеется в русских говорах, но связь с географическим происхождением говорящего отсутствует. Это непрямое диалектное влияние, отличающееся “заразительностью”, которую можно метафорически назвать фонетическим вирусом. Произношение типа художни[к’и]ми, ре[к’и]мендация варьируется с нормативным произношением у одного и того же говорящего. И опять надо отметить, что описанное ненормативное произношение не осознается ни говорящими, ни слушающими и таким образом не мешает разборчивости речи.

К середине XX века стали употребляться нулевые формы падежей и появились варианты: сто граммов (традиционная норма) и сто грамм (новообразование), два кило апельсинов и два кило апельсин и т.д. Социологические опросы показали рост нулевых флексий и в то же время неравномерность их распределения в разных группах слов [РЯСО 1968, 3, 66–84; Гловинская 1998, 307]. Материал с нулевыми флексиями падежей инициировал выбор, сопоставление, размышление. Но на вопрос “как вы скажете: об этих художниках или об этих художников, художниками или художни[к’и]ми?” носитель языка без колебаний выберет то, что нормативно, и не поверит в возможность другого.

Подготовленные материалы радио и телевидения учитывают условия развития и восприятия устной речи. В устных интервью и репортажах увеличивается объем устной разговорной речи, появляются грамматические несогласованности словоформ, перебивы, повторы. “Смысл превалирует над формой”, – обобщает чешский лингвист В. Барнет . И все же такая речь на слух воспринимается лучше, объемнее по сравнению с устной речью с усложненными синтаксическими структурами. Здесь проходит еще одна граница между нормами письменной и устной речи.

Происхождение сосуществующих вариантов в области словесного ударения в большинстве случаев понятно: это результат слияния той или иной морфемы под ударением, например, корня, суффикса или приставки. Так, например, на произношение слова обеспечение влияет ударение в корне слов обеспéчить, обеспéченный, а на произношение обеспечéние влияет ударный суффикс -éни- в таких словах, как решéние, увлечéние. Аналогично на произношение одноврéменно, одноврéменный влияют: врéмя, врéменный, а на одновремéнно влияет ударный суффикс -éнн- в словах совремéнный, постепéнный и др.

Пример: “ Котировки одновре/менно влияют на уровень продаж”

( “ Новости. НТВ. 2006 г.”)


Приведенные выше сосуществующие варианты произношения с научной точки зрения равноправны. Специалисты по СМИ имеют право выбрать, отдать предпочтение одному из вариантов и рекомендовать как норму. В начале XXI века редакторы СМИ рекомендуют ударение в корне слова, т.е. обеспéчение, одноврéменно, обрýшение. Но значительная часть носителей литературного языка, людей знающих, образованных автоматически будет следовать своим нормам: обеспечéние, одновремéнно. И это не будет ошибкой, это будет равноправный выбор равноправного варианта. В этом пункте проявляется этическая проблема для редакторов СМИ.

Рекомендации возможны, но упреки и обвинения будут свидетельствовать о недостаточных знаниях, об истоках сосуществующих вариантов. Влияние суффикса на практике окажется сильнее указаний. Избирательный подход требуется также по отношению к сочетаниям чн/шн – достато[ч’н]о или достато[шн]о. Примерно через 20–30 лет наблюдается смена произношений этих сочетаний. И здесь возможны лишь рекомендации (в начале XXI века частотны [ч’н]). Избирательный подход требуется и для норм в произношении заимствованных слов: [тéр]мин или [т’éр]мин и др. Еще в середине XX века распространенным было произношение мягкого [т’], казалось бы, заимствованное слово “обрусело” и будет существовать в таком звучании, но ожидания не оправдались, колебания (и не только в этом слове!) продолжаются. Видимо, воздействует общее соотношение твердых/мягких согласных в звуковой системе языка.

Качество интонационно-звуковых средств, обеспечивающих хорошее понимание, полностью контролируется говорящим и может быть определено в системе признаков со знаком плюс или минус. Основные из этих признаков:

- Четкость/нечеткость артикуляционных переходов от звука к звуку – к слогу – к слову – к концу предложения. При этом необходимо дозировать речь, о которой говорят: “сыпет, как горох”. Нечеткость ведет к образованию “культи” звука, когда артикуляция звука намечается, но не реализуется или не доводится до конца. Следующая ступень – компрессия слова, когда не произносятся один, два, три слога, при этом звуки, оформляющие провалы слогов, тоже являются неполноценными.

При чтении текста вслух, как известно, глаза читающего опережают его голос на несколько слов. Эта закономерность называется “объем глаза-голоса”. При качественном чтении объем глаза-голоса не мешает разборчивости речи, более того, создает перспективу строки. При компрессии слова глаз “выхватывает” последующие звуки и слоги и пропускает предшествующие, что нередко приводит к бессмысленному сочетанию слов, например: “…раздалась очередь из автоматов → раздалась очередь из томатов” ( “ Новости. РТР . 19. 05. 2006”); страна восходящего солнца → страна ходящего солнца; он отстаивал свое право → он оттаивал свое право; это вызывает недоверие → это взывает дверие; экономические проблемы → комические проблемы (культя звука + компрессия слова). Русский язык имеет большие возможности подобных сочетаний.

- Умение/неумение держать основной тон и интенсивность звука до конца предложения, односинтагменного и многосинтагменного. При неумении образуются звуковые ямы в середине и в конце предложения, чаще всего в постцентровых частях интонационных конструкций. Конечно, при неоднократном прослушивании в записи на пленку все можно понять, но в потоке речи – трудно, тем более если учесть, что русский язык – флективный.

- Качество речи зависит от умения/неумения владеть речевым дыханием. Умение заключается в том, что говорящий незаметно (автоматически) делает вдох в начале и в середине предложения так, чтобы воздушная струя была достаточной для произношения нужного количества слов: одного, трех, десяти. Например, следующее предложение можно произнести в составе одной интонационной конструкции – ИК-2, которая характеризуется усилением словесного ударения на гласном центра.

“ Все его проблемы сводятся к тому, что еще не заказан номер гостиницы в Петербурге!” ( Ток-шоу “ Принцип домино” . НТВ.”)

Для этого необходимо сделать вдох и начать предложение с более высокой точки, постепенно снижая уровень тона по направлению к интонационному центру. ИК-2 передает активизацию эмоционального состояния говорящего (не заказана гостиница?) Конечно, это предложение можно расчленить на две и на три интонационно-смысловых части с использованием разных видов интонации незавершенности.

Неумение владеть речевым дыханием приводит к необоснованному выделению слов, создает навязчивую и громоздкую смысловую перегрузку, утомляет слух.

Четкость артикуляционных переходов, умение держать основной тон и интенсивность звука, владение речевым дыханием – это признаки первой необходимости для формирования приемлемого и общедоступного качества речи.

- Качество речи зависит от умения/неумения использовать систему интонационных средств: это членение предложения на интонационно-смысловые части, типы интонации (интонационные конструкции), интонационная синонимия и др.

Подытоживая первостепенные (в настоящее время) признаки качества речи со знаком плюс, необходимо обратить внимание на их контролируемость, достижимость и зависимость от воли говорящего. Сегодня проблемы качества речи более актуальны, чем спор о склоняемости/несклоняемости топонимов или о выборе сосуществующих вариантов произношения, поскольку качество речи связано с пониманием слова и предложения.

 

2.2. Интонационные ошибки в теле-, радиоэфире.


Термин “ интонация” произошел от латинского слова i n t o n a r e - громко произносить. В понятие интонации включается темп речи (степень скорости произнесения речевых элементов), паузы(перерывы в произношении речевых элементов), тембр речи (окраска человеческого голоса), тон речи (степень высоты звука), мелодику (чередование повышений и понижений голоса, логическое ударение и словоударение.

Один и тот же человек в разных обстоятельствах будет иметь различные тоны голоса. Вспомним Сергея Доренко, ведущего репортаж из Чечни прямо на улице. Ветерок, грохот машин, голоса людей. Работать журналисту на таком фоне нелегко. Ему надо "перекрыть" все шумы и поэтому интонация его голоса повышена, в нем включен высокий регистр. Комментарий к сюжету Доренко делает в Москве, в привычной студии, у привычного микрофона, один на один с камерой. Голос спокоен, тембр низкий, интонация ровная. Таким образом, голосовые модуляции зависят от обстоятельств.

Важнейший атрибут интонирования - мелодика. Она фиксирует повышение и понижение тонов. Такая звуковая организация речи должна быть органически связана с содержанием, смыслом высказывания. Мельчайшее злоупотребление мелодикой мешает восприятию информации.

На радио “ России” ведущий Константин Корольков (читает выпуски новостей) слишком увлекается мелодикой речи. Каждое предложение он начинает с высоких нот, к концу предложения голос понижается. Мы слушаем интонацию его речи и отвлекаемся от содержания.

На ГТРК Оренбург молодые телеведущие неумело владеют техникой речи. Благодаря гостя студии за участие в программе, они повышают голос в конце фразы.

Возникает интонационная ошибка: вместо интонации заключения звучит интонация продолжения. "Спасибо, Юрий Трофимович, за участие в программе" или "Спасибо вам за беседу , а у нас очередной телефонный звонок по номеру 77-67-82 , алло , добрый вечер" . Наблюдается повышение голоса в конце каждого предложения.

Тавтология на уровне интонации также скучна и монотонна, как и тавтология на уровне слов. Данный отрезок текста можно проинтонировать по следующей схеме:

- Спасибо вам за беседу - интонация заключения.

- А у нас очередной телефонный звонок - интонация развития и включения в новый разговор - по номеру 77-67-82 .

- Алло, Добрый вечер - начало нового общения.

По схеме видно, что мелодический рисунок речи изменился. Телеведущие, которые стремятся донести свои мысли до зрителя, умеют интонировать речь, придавать ей мелодическое разнообразие.

Мастерски владеет интонацией Леонид Якубович в капитал-шоу "Поле чудес". Он прекрасно чувствует, что высокий тон физически утомляет слушателей, низкий тон раздражает, поскольку требует от слушателя большего напряжения, поэтому он чередует тона.

Обратим внимание на темп речи - важный компонент интонации. Темп - скорость произношения речевых элементов. "Нормальный темп речи русских около 120 слов в минуту. Одна страница машинописного текста должна читаться за 2 - 2,5 минуты." Это в быту. В эфире темп речи в 1,5 - 2 раза быстрее. Темп речи может изменяться. Это зависит от содержания высказывания, эмоционального настроя говорящего.

Следует помнить, что быстрая речь требует усиленного внимания, что вызывает утомление, и мы, чтобы отдохнуть, перестаем слушать говорящего.

Медленная речь, наоборот, ослабляет внимание, что тоже утомляет слушателя.

Ведущий информационной программы "Будни" Дмитрий Головачев (коммерческий канал "Регион", Оренбург) очень медленно, монотонно читает тексты. Он за минуту произносит 80-85 слов. Его скучно, трудно слушать, в результате нужная и актуальная информация не воспринимается.

Ведущие "Новостей" на ОРТ Игорь Выхухолев и Игорь Гмыза читают тексты медленней, чем их молодые коллеги в "Вестях" Анастасия Мельникова, на НТВ Андрей Хабаров. На этих каналах сложилось свое отношение к темпу речи. На ОРТ ведущие читают спокойно, размеренно, в "Вестях" и на НТВ ритмичней, динамичней.

Темп речи определяется содержанием текста. Например, в художественных программах чувства восторга, радости или гнева ускоряют темп речи, раздумье - замедляет его.

В теленовостях, где чаще идет констатация факта, тексты произносятся ровным голосом, неэмоционально, даже сухо. Темп речи быстрее, чем в других программах. Здесь страница печатного текста, содержащая 160-170 слов, прочитывается за минуту.

Следующий компонент интонации - тембр. Колорит голоса. У каждого человека свой тембр, как и отпечатки пальцев. Тембр голоса может изменяться, что зависит от эмоционального состояния человека, от времени суток. Автор этих строк провел наблюдение за собственным голосом.

В записях передач, которые проводились в ранние утренние часы (9, 10 часов) тембр голоса мягкий, глуховатый. Голос "не проснулся". Если же записи проводились после обеда или вечером, тембр голоса ликующий, резвый: голос "проснулся".

Тембр голоса бывает разнообразным, а его восприятие всегда субъективно.

Особое место в интонации занимают паузы (лат. pausa, греч. pausis - прекращение, остановка). И в языке, и в музыке пауза - знак молчания.

Паузы в чтении текста необходимы, так как они разрывают поток речи, чем облегчают восприятие текста. Первый паузолог США профессор О'Коннор считает, что паузы могут сказать о человеке не меньше, чем слова, что в разговоре на них уходит 40-50% времени.

В журналистском тексте бывают паузы интонационно-логические и интонационно-синтаксические.

Интонационно-логические паузы отделяют один речевой такт от другого, помогают выяснить их смысл. Если не делать логическую паузу, получится сплошной текст, в котором трудно разобрать, какие слова в предложении по смыслу тесно связаны между собой и объединены интонационно.

На ГТРК "Оренбург" в программе "Народные новости" идет постоянная рубрика "Видеообзор". Его автор сам же и читает закадровый текст, который лишен логических пауз. Информация из разных областей жизни: политической, социальной, просвещения, образования, культуры идет практически без передышки. Вот фрагмент видеообзора.

Ведущий: "Ну, хватит о политике, теперь другие новости. Администрация области хочет иметь свой печатный орган. А в Оренбурге на квартире 24-летнего гражданина были найдены наркотики. А на Донгузской сегодня горел магазин "Автозапчасти". А на Ткачева муж облил жену бензином и поджег. И это накануне 8 Марта".

В этой же рубрике ведущий не выделяет интонационно-синтаксических пауз - пауз, которые соответствуют знакам препинания в письменной речи.

Читая текст, ведущий обязательно должен делать паузы на месте запятой, точки, тире; должен отделять обращения, вставные конструкции, иначе текст воспринимается отрицательно, а то и совсем не выслушивается. В этом случае психологи говорят о "включении" фонетического уровня непонимания, так как речь идет скороговоркой, безпаузно, вот тут и срабатывает фонетический барьер. Диапазон его широк - от незначительного (например, в произношении отдельных слов) до полного.

В теории публичной речи выделяют психологическую паузу. Журналисты довольно часто ею пользуются. В чем её суть? Психологическая пауза может появиться в любом месте, даже там, где логически её нельзя поставить.

Интонация может стать барьером в коммуникации, если ведущие программ в теле- и радиоэфире не работают над ней. Одновременно стоит обращать внимание на голосовые сегрегации (как-то: придыхание, хрюканье, "хм" как комментарий и междометие, шумы, производимые языком и губами).

Перечисленные параязыковые элементы можно наблюдать в телеречи. Ведущая "Аншлага" Регина Дубовицкая, слушая веселые истории свои собеседников - участников программы - постоянно хихикает. Приглушенный смешок не всегда уместен, поэтому раздражает. Раздражает, когда журналист

берет интервью и ответ интервьюируемого сопровождает постоянным "эхм", вместо того, чтобы молча кивать головой в такт речи собеседника.

Анализ речи телеведущих показывает, что интонация передает смысловые и эмоциональные различия высказываний, отражает состояние и настроение говорящих, их отношение к предмету речи.

Интонация отличает устную речь от письменной, делает ее богаче, выразительнее, придает ей неповторимый, индивидуальный оттенок.


Глава 3. Мероприятия, необходимые для улучшения речевой культуры СМИ.

Проблема образования журналистов вписывается в общие проблемы подготовки специалиста, она носит в большей мере практический, а не теоретический характер.

Проблемы практического характера заключаются в следующем:

- духовно-нравственное состояние общества деформирует образовательный процес, - важно знать, как противостоять ему в обучении журналистов;

- политика государства в области журналистики (средств массовой информации) отрицательно влияет на подготовку журналистов, - важно определить, как в этих условиях воспитать нравственного журналиста;

- педагоги с трудом поворачиваются к современным образовательным концепциям, - проблема в том, как их повернуть к ним;

- нет действенных методов нравственного и патриотического воспитания журналистов, они нуждаются в разработке;

- журналисты после окончания вуза отходят от жизненных принципов, которые могли им преподноситься в процессе обучения. Что сделать в рамках вуза, чтобы заложить устойчивые мировоззренческие принципы - одна из основных проблем современного профессионального образования.

Журналист, как правило, имеет о себе неоправданно высокое мнение и весьма поверхностно разбирается в явлениях, которые он пытается оценить и разъяснить своей аудитории. С последним связано неуклонное падение авторитета журналистов. Уровень нравственного и эстетического развития массового журнализма низок.

Молодые специалисты, работающие в журналистике, особенно связанные с техническими средствами информации, например, телевидением, подчас увлекаются самой техникой передачи информации, полагая, что этого достаточно для них как профессионалов. В такой позиции содержится ряд ошибок. Первая, достаточно очевидная, - забвение того, что язык журналистики, в том числе ее технические приемы, есть лишь средство для выражения чего-то существенного.

Вторая, менее очевидная ошибка, заключается в забвении того, что творческий человек, хотя и опирается на разработанные до него средства выразительности, сам творит язык для выражения своих содержаний. И творение языка не является самоцелью, более того, процесс творения языка чаще всего является не рациональным, а интуитивно-бессознательным. Творение нового языка происходит в процессе передачи журналистом своих психодуховных состояний, вызванных субъективным проживанием профессионала объективным предметом, данным ему для передачи рецепиентам. Но объективный предмет выступает в своей объективности и значимости во внутреннем мире журналиста лишь при условии полного забвения себя, своих корыстных устремлений, с одной стороны, и развитого, пластичного внутреннего, психодуховного мира специалиста, с другой стороны.

После 1991 г. в российском обществе произошли значительные политические и экономические изменения, которые оказали влияние на условия употребления русского языка в устной и письменной речи. Эти изменения условий использования языка отразились и на отдельных участках его лексической системы. Потеряли актуальность и вышли из активного употребления многие слова, называвшие экономические реалии советского времени, идеологическая лексика. Были вновь переименованы названия многих учреждений и должностей. В активное употребление вернулась религиозная лексика, из специальной сферы в общеупотребительную перешли многие экономические и правовые термины.
     Отмена цензуры привела к появлению в прямом эфире спонтанной устной речи, “демократизация - к участию в публичном общении лиц, имеющих различное образование и уровень речевой культуры” .
     Столь заметные перемены в речи вызвали обоснованную обеспокоенность общественности по поводу состояния русского языка современности. При этом высказываются различные мнения. Некоторые считают, что реформы в обществе привели к резкому снижению уровня речевой культуры, порче языка. Другие высказывают мнение, что развитие языка - стихийный процесс, который не нуждается в регулировании, так как язык, по их мнению, сам по себе выберет все лучшее и отвергнет лишнее, неподходящее. К сожалению, оценки состояния языка чаще всего политизированы и чрезмерно эмоциональны. Для того чтобы разобраться, что происходит с языком, необходимы научные методы оценки благоприятности языковых изменений, которые пока еще разработаны недостаточно.

Поскольку изменения в речи могут вести не только к положительным, но и к отрицательным изменениям в языке, стоит задуматься над тем, как защищать язык от нежелательных изменений.

Конечно, развитием языка невозможно управлять административными методами. С помощью приказов не сделаешь слово более выразительным, невозможно приписать слову другое значение, невозможно заставить людей говорить грамотно, если они этого не умеют.

В защите языка главная роль принадлежит не административным органам, а гражданскому обществу и личности.

О защите русского языка должны заботиться политические партии (если, конечно, их руководители сами владеют родным языком в достаточной мере, иначе получится как всегда), общественные и научные организации, журналистские союзы, другие объединения граждан.

Сегодня еще не так много общественных организаций, которые уделяли бы внимание вопросам культуры речи. Полезную роль в этом деле играют такие организации, как Общество любителей российской словесности, Российская гильдия лингвистов-экспертов, Фонд защиты гласности.

Большую пользу приносит научно-популярный журнал "Русская речь", пропагандирующий научные знания о русском языке, постоянно публикующий статьи по культуре речи.

Очень важно, чтобы проблемы культуры речи обсуждались с участием специалистов по русскому языку. Субъективный или идеологический подход к вопросам культуры речи может привести к неверному толкованию языковых явлений, ошибочной оценке состояния речи.

В конечном счете судьбы русского языка зависят от каждого человека. Государство не может проверить каждое сказанное слово и поставить на нем печать "грамотно". Человек сам должен заботиться о том, чтобы передать следующим поколениям русский язык в неискаженном виде. С другой стороны, общество должно всячески помочь каждому гражданину совершенствовать знание русского языка. В этом деле может оказаться полезной и государственная поддержка русского языка.

В качестве мер такой поддержки можно рекомендовать следующее:

- обеспечение научных, массовых и школьных библиотек новыми словарями русского языка и современными учебниками;

- финансирование научных и научно-популярных журналов по русскому языку;

- организацию научно-популярных передач по русскому языку на радио и телевидении;

- повышение квалификации работников телевидения и радио в области культуры речи;

- официальное издание новой редакции свода правил орфографии и пунктуации.

К причинам отрицательных явлений в речевой практике относятся:

- влияние неграмотной речи лиц, имеющих авторитет в обществе (политиков, артистов, спортсменов, телеведущих);

- доверие народа к печатному слову (привычка рассматривать все напечатанное и сказанное по телевидению как образец нормы);

- снижение редакторской требовательности к журналистам в отношении соблюдения языковых норм;

- снижение качества корректорской работы;

- запутанность и нечеткость мысли авторов публицистических статей, политических заявлений и законов, и, как следствие, неясность языка их произведений;

- разрыв между усложненными требованиями новой школьной программы по русскому языку и реальными возможностями сегодняшней российской школы;

- снижение интереса школьников к классической литературе;

- проблемы в пополнении фонда библиотек;

- превращение "Правил орфографии и пунктуации" 1956 г. в библиографическую редкость и отсутствие их новой редакции;

- неуважение к гуманитарной науке;

- неуважение к адресатам речи;

- пренебрежение к родному языку.

Если принять во внимание важность заботы о языке, то вполне возможно улучшить положение дел с культурой речи. Для этого необходимо:

- разъяснить лицам, чьи выступления попадают в центр общественного внимания, необходимость бережного отношения к родному языку;

- разъяснить руководителям средств массовой информации необходимость качественной редакторской работы над стилем публикуемых текстов;

- организовать консультативную службу русского языка;

- пропагандировать классическую литературу;

- обеспечить библиотеки новыми словарями и учебниками по русскому языку и культуре речи;

- подготовить и издать новую редакцию официального свода правил орфографии и пунктуации;

- пропагандировать бережное отношение к русскому языку.

Ситуация с русским языком в самых доступных на сегодняшний день средствах массовой информации - телевидении и радиовещании - вызывает значительное беспокойство. Об этом можно судить по многочисленным обращениям граждан, представителей общественных организаций в министерство. Немало обращений подобного рода приходит и на центральные телевизионные и радиоканалы. В них - тревога не только за сам язык как средство общения, как инструмент для достижения взаимопонимания. Вопросы ставятся шире - люди понимают, что русский язык - это неотъемлемая часть духовной культуры.

Три последних года министерство активно использует принцип государственного заказа на расширение спектра телерадиопрограмм социально значимой тематики. Это частично восполняет острый дефицит в эфире подобного рода передач. Заказ обеспечивается целевым финансированием из средств федерального бюджета. За 2002 год финансовую поддержку министерства в форме гранта получил 21 проект телевизионных и радиопередач по теме русского языка, литературы, а также электронные версии учебных пособий на общую сумму 21 миллион рублей. Среди них радиопрограммы "Книговорот" и "Интервью" на "Маяке"; три радиопрограммы на "Эхе Москвы": "Как правильно?", программа-игра "Говорим по-русски" и альманах "Говорим по-русски"; телефильм "Экология литературы" ("Школьник ТВ"); программа "Театральные спектакли стран СНГ" на телеканале "Культура"; радиоспектакли и литературные записи русской классической литературы "Театральный фонограф" (НУК "Слово") на "Радио России"; телепередача "Территория слова" на Воронежской ГТРК; цикл художественно-публицистических фильмов, посвященных Ф.И. Тютчеву, на ГТРК "Брянск" и т.д.

Данные проекты выполняют по отношению к журналистской среде и широкой аудитории телезрителей и радиослушателей многоцелевую задачу: от воспитания языкового вкуса и внимания к творческому опыту со словом, ориентации на нормативные и законодательные документы в области речевой практики до конкретной помощи в соблюдении правил орфографии и правильном произношении слова. Есть закон диалектики о переходе количества в качество. Проводимая министерством работа привлекает внимание руководителей СМИ к этой проблеме, объединяет их коллективной ответственностью за судьбу русского языка.

Заключение

Язык, как и любое творчество, ( речь идет не о языке как о системе, а о языке как “ творческом процессе” ), отражает в себе и собой интеллектуально- креативное состояние национальной культуры. И то, что луч стилистических исследований все более четко фокусируется не на современной художественной литературе, а на языке газет, журналов, телевидения , радио, прессы, очень симптоматично.

Язык современных СМИ можно рассматривать как двухмерную интерпретацию. С одной стороны, “он вписывается в новую концепцию постановки основного вопроса философии, когда в центре внимания оказывается уже не проблема соотношения бытия и сознания, а проблема реальности и текста как ее возможной интерпретации”.

К нарушению орфоэпических норм в речи ведущих относят: нечеткость дикции, невнятность, торопливость, скороговорка, стяжение произношения вплоть до выпадения из слов целых слогов, огромное количество неверных ударений.

Фонетические изменения ярко характеризуют речь в эфире и на экране. Повысился темп речи. Пришли в электронные СМИ такие фонетические явления , которые ранее характеризовали только те или иные диалекты, а не публичную, не литературную речь.

Проблема изменения культурно-речевой ситуации требует участия не только СМИ, но и каждого заинтересованного в сохранении чистоты родного языка. Появляются программы по совершенствованию речевой культуры качественно нового уровня, созданные совместными усилиями администраций регионов, специалистов гуманитарных кафедр высших учебных заведений, журналистов областных и республиканских газет. Определяющим здесь должно стать желание и добрая воля вещателей, всего журналистского корпуса.

 

Список литературы


1. Активные языковые процессы конца ХХ века : тезисы доклада международной конференции.- М.-2000г. 23-25 февраля

2. Боус Г.Н. Особенности номинации в сфере обрядовой богослужебной лексики ( на материале русского и английского языков) АКД.- Саратов.- 2000г.

3. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке.- М., 2001 г., с. 118

4. Варзонин Ю.Н. Этические основания теории риторики .- Тверь.- 2001г.

5. Введенская Л.А., Пономарёва A.M. Русский язык: культура речи, текст, функциональные стили, редактирование, Ростов-на-Дону, 2001г.

6. Вендина Т.И. Введение в языкознание: учебн. пособие для педагогических вузов.- М. -2001г.-288 с.

7. Вестник Московского Университета // Журналичтика.- 2005 г., №3

8. Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования.- М.- 2001 г.

9. Граудина Л.К., Ицкович В.А., Катлинская Л.П. Грамматическая правильность русской речи - 2-е издание, исправлено и дополнено -М.: Наука, 2001г.

10. Грачев М.А. Как появляются арготизмы в нашем языке// Русская речь.- М. -2002 г., № 4 , с.67

11. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи. Спб., 2000 г. с. 83

12. Культура русской речи :учебник для вузов ( Под ред.проф. Л.К. Граудиной и проф. Е.Н. Ширяева.- М. Изд. Норма, 2002 г.- 560 с.

13. Ольшанский И.Г. Лингвокультурология в конце ХХ века: итоги, тенденции, перспективы // Лингвистические исследования в конце ХХ в.//- М., 2000 г.

14. Скляревская В.Н. Исследования по славянским языкам.- № 6.- Сеул, 2001г.- с.177-202

15. Солганик Г.Я. Язык СМИ: от первой российской газеты до электронных медиа// Журналистика и культура русской речи.- 2002 г. № 4

16. Хазагеров Т.Г., Ширина Л.С. общая риторика (курс лекций и словарь риторических фигур). Ростов-на-Дону

17. Брызгунова Е.А. Интонация и синтаксис // Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. М., 1997, 1999.

18. Гловинская М.Я. В защиту одного фонетического приема // Развитие фонетики современного русского языка. М., 1966. [Там же ссылка на кн.: Шварц Л.М. Психология навыка чтения. М., 1941.]

19. Гловинская М.Я. Активные процессы в грамматике // Русский язык конца XX столетия / Под ред. Е.А. Земской. М., 1996.

20. Лаптева О.А. Живая русская речь с телеэкрана. М., 1999. [/sms]

 
25 мар 2009, 16:39
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.