Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Реферат: Благородная россиянка Екатерина Романова Дашкова


Реферат: Благородная россиянка Екатерина Романова Дашкова

Реферат: Благородная россиянка Екатерина Романова ДашковаПойте, русски музы, пойте

Есть наперсница у вас,

Восхищайтесь, лиры стройте:

Вверен Дашковой Парнас.
[sms]
Дворцовый переворот 1762 года поставил на трон женщину не только умную и с тактом, но и чрезвычайно талантливую, на редкость образованную, развитую и деятельную. Среди сподвижников Екатерины II, способствовавших ее воцарению и прославивших ее правление, особое место принадлежит Екатерине Романовне Дашковой.

Будучи знаменитой княгиней женщина выступает в активной роли на политической арене и в течение долгого времени является руководителем науки на родине. И то и другое не может не представляться исключительным явлением для того времени и того российского общества, где не только женщины, но и мужчины не имели достаточного образования, а общественная деятельность была уделом лишь незначительного круга лиц. Внимание невольно останавливается на этой молодой, обладавшей прекрасным по тому времени образованием женщине, маленькой и довольно невзрачной внешне, но способной своими умственными качествами и изумительной энергией заткнуть за пояс многих из ее окружения. Судьба княгини Дашковой замечательна во многих отношениях. На ее долю выпали блестящие успехи в молодости и горькие испытания в старости.

Княгиня Дашкова по рождению принадлежала к самому высшему кругу общества. Древний дворянский род Воронцовых известен еще со времен Ивана Грозного. Е. Р. Дашкова, урожденная графиня Воронцова, родилась в Петербурге в марте 1743 года. Рано потеряв мать, она воспитывалась в семье дяди — влиятельного вельможи М. И. Воронцова — вначале вице-канцлера, а затем “великого канцлера”. Юная княгиня получила блестящее образование. Она свободно владела четырьмя языками, увлекалась художественной литературой, особенно французской, любила искусство, живо интересовалась и политическими вопросами. “Любимыми моими авторами были Бейль, Монтескье, Вольтер и Буало”.

Видя, как и многие другие, неспособность Петра III быть главою огромной империи, сталкиваясь с его презрением ко всему русскому, она убедилась в том, что он ведет страну если не к гибели, то к падению национального достоинства и государственного престижа.

28 июня 1762 года Дашкова приняла активное участие в дворцовом перевороте, который привел на престол ее подругу Екатерину II.

Однако недолго продолжалась дружба двух Екатерин. Между ними появляется некоторое отчуждение. Овдовев в 20 лет, крайне стесненная в средствах, по сути, отринутая родными, не простившими ей участия в свержении Петра III, Дашкова в 1765 году, оставив Петербург, переезжает в Москву.

“Все довольны, что она уехала, — писал по этому поводу английский посланник Маккартни, — она — женщина необычайной силы ума, обладающая мужской отвагой и силой духа, способной преодолевать трудности, кажущиеся почти непреодолимыми, — характер слишком опасный в этой стране”.

В конце 1769 года княгине с детьми разрешили выехать за границу, в Европу. Противница развлекательных путешествий, Дашкова поставила себе целью познакомиться с разными городами и странами и выбрать наиболее подходящее учебное заведение для образования своих детей. В 1772 году она возвращается в Петербург, а осенью 1773 года уезжает в Москву. Этот отъезд исследователи расценивают как вынужденный, историки связывают его с попыткой Н. И. Панина и Д. И. Фонвизина добиться перемены формы правления — установления конституционной монархии. Дашкова была посвящена в эти замыслы, и они были ей близки, так как она вообще являлась сторонницей ограничения самодержавия. Екатерина II узнала об этом. Из заговорщиков никто не пострадал, но Дашкова переселяется в Москву.

В 1774 году Екатерина Романовна участвует в учреждении Вольного Российского собрания при Московском университете. В это время она много писала и печаталась, чаще всего под псевдонимом “Россиянка” или “Благородная Россиянка”. С 1775 по 1782 год Дашкова с сыном и дочерью живет за границей. Она много путешествует по Рейну, поднимается на Везувий, посещает множество выставок, музеев, ходит в театры.

Дашкова побывала в Берлине, Лондоне, Париже, Женеве и многих других городах. В Швейцарии беседовала с самим Вольтером, в Шотландии встречалась с Адамом Смитом, во Франции — с Дени Дидро, с историком Г. Рейнелем и математиком Ж. Д. Аламбером. Завязавшиеся отношения Дашковой с некоторыми европейскими учеными сохранились и после ее возвращения в Россию. Далее они сыграли немалую роль в развитии международных связей русской науки.

24 января 1783 года Екатерина II подписала следующий указ: “Дирекция над Санкт-Петербургской Академией наук препоручается статс-даме Дашковой”. Беспрецедентное назначение на этот пост (женщины!) оказалось очень удачным.

Непосредственное знакомство с европейскими научными учреждениями, продолжительное общение с крупными английскими учеными помогли Дашковой быстро разобраться в делах, понять, в чем состоят первоочередные задачи Академии, способствовать организации научных экспедиций и улучшить условия труда ученых. Добрую службу ей сослужили жизненный опыт и практицизм, когда она взялась приводить в порядок хозяйство Академии, оставленное ее предшественником С. Г. Домашневым в плачевном виде. Энергии и организаторских способностей Дашковой хватало не только на администраторские обязанности. Была налажена учебная и научно-просветительская деятельность Академии. Дашкова добилась, чтобы при Академии были открыты публичные чтения общедоступных курсов: видные ученые читали лекции по основным отраслям естественных и точных наук.

Заботясь о приоритете отечественной науки, Дашкова распорядилась, чтобы академики не сообщали, как раньше, за границу о своих новых открытиях и наблюдениях, пока Академия их не опубликует и тем самым не приобретет славу, а государство не использует эти открытия в практических целях.

Заметный след в истории русской журналистики и литературы оставили основанные Дашковой издания, которые печатала Академия. С мая 1783 г. выходил журнал “Собеседник любителей российского слова”, к участию в котором были привлечены Г. Р. Державин, Д. И. Фонвизин и другие. Журнал пользовался большим успехом. Н. А. Добролюбов в статье “Собеседник любителей российского слова” отмечал, что и журнал, и Академия “имели одну и ту же цель, явились вследствие одного и того же просвещенного стремления — распространять просвещение в обществе и возвысить значение отечественной литературы”.

По почину Дашковой и при ее участии издавался самый долговременный русский журнал 18 века — “Новые ежемесячные сочинения”. Было продолжено начатое Н. И. Новиковым издание письменных памятников по истории России “Продолжение Древней Российской Вивлиофики”.

В сентябре 1783 года Дашкова стала президентом еще одной Академии — Российской. Ее речь на открытии этой Академии поразила слушателей патриотизмом. Новый президент выразил уверенность, что наука в России будет развиваться, процветать и принадлежать всему отечеству. В своей речи она так же сказала, что главной задачей новой Академии будет обогащение и очищение русского языка. Этой цели и служила работа видных русских ученых и литераторов над созданием первого русского толкового словаря. Завершение такой огромной работы (было собрано 43 257 слов) в неслыханно короткий срок поразило современников, и недаром через три десятилетия А. С. Пушкин присоединился к мнению Н. М. Карамзина: “Карамзин справедливо удивляется такому подвигу. “Полный словарь, изданный Академиею, — говорит он, — принадлежит к числу тех феноменов, коими Россия удивляет внимательных иноземцев, наша без сомнения, счастливая судьба во всех отношениях есть какая-то необыкновенная скорость: мы зреем не веками, а десятилетиями”.

Заботы о двух академиях не мешали, а скорее способствовали литературным занятиям Дашковой. Она нередко выступала в печати по морально-этическим проблемам. Не только борьба с французским влиянием в воспитании и моде, но и критика угодничества, приспособленчества — вот темы ее статей. Обращалась Дашкова и к драматическому жанру. Сохранились также свидетельства о том, что она выступала в любительских концертах и как певица, и как пианистка. Особенно она любила народные песни.

Любовь к музыке, как и литературное творчество, была для нее неотъемлемой частью духовной жизни и убежищем, куда можно было, хотя бы на время, уйти от тревог и опасностей придворной жизни, семейных неурядиц, несчастий, обид. А их в жизни Дашковой было немало.

Если ее столкновения с придворным кругом происходили чаще всего на этической, нравственной почве, то в основе раздоров с императрицей лежали в значительной мере мотивы политические.

В 1791 году в связи с осуждением А. Н. Радищева вышел в отставку покровительствовавший ему по службе брат Дашковой А. Р. Воронцов. Не сочувствуя революционным взглядам Радищева, Екатерина Романовна, однако, не могла, по выражению Герцена, “рукоплескать наказаниям за мысль”. “Я была опечалена судьбой Радищева”, — кратко отметит она в “Записках”.

В ноябре 1793 года в Петербурге заговорили о трагедии Я. Б. Княжнина “Вадим Новгородский”, о том, что в ней есть много стихов в опровержение самодержавию. Пьеса была дважды отпечатана в типографии Академии наук. Такое издание в разгар французской революции было явно не ко времени. Возмущенная тираноборческими монологами героя, Екатерина II заявила директору Академии: “Я прикажу сжечь эту трагедию рукой палача”.

Прямых указаний на то, что отставка Дашковой (официально — двухгодичный отпуск) непосредственно связана с этим конфликтом, нет. Но ведь недаром до сведения Дашковой в тот момент услужливо довели, что императрица припомнила старые слухи о том, что Дашкова и Воронцов были “побудителями сочинения Радищева”, и назвала трагедию Княжнина уже вторым произведением опасного направления. И сама Екатерина уже прямо к Дашковой обратила гневный упрек за распространение высказываний, опасных для ее власти. К началу 90-х годов отношения Дашковой с Екатериной настолько осложнились, что директор Академии стала думать о том, чтобы “полностью отойти от службы, от столичного шума” (“Записки”). Получив отпуск “для поправления здоровья”, Дашкова уезжает в Москву.

Последние 15 лет жизни Дашковой отмечены крутыми переломами судьбы. Два года она не у дел. После смерти Екатерины II ее настигает месть Павла за участие в перевороте 1762 года — ссылка в далекую деревню Новгородской губернии и угроза дальнейших притеснений. Однако вскоре удачное стечение обстоятельств определило новый поворот в жизни Екатерины Романовны. Ее пощадили, вернули из ссылки и даже разрешили бывать в столицах, когда там отсутствует двор.

Русская княгиня, заговорщица 1762 года, натура, полная нерастраченных сил, действительно оказалась на покое, которого она, может быть, вовсе и не желала. В эти годы, вдали от двора и большой политики, Дашкова создает свои “Записки”. Это богатый источник по политической истории, по истории русской культуры второй половины 18 века.

О Екатерине Романовне Дашковой, личности крупной, сложной, современники судили по-разному, с восхищением и не без зависти, порою в откровенно враждебном тоне. Одним она представлялась, прежде всего, женщиной честолюбивой, которая “добивалась первого места при государыне, даже желала заседать в совете” (Г. Р. Державин), другие со всей искренностью полагали, что “она была бы на своем месте во главе государства, или занимая пост генералиссимуса или министра сельского хозяйства” (Кетрин Вильмонт).

Сейчас можно определенно сказать, что в истории России княгиня Дашкова — явление уникальное. В течение одиннадцати лет она возглавляла два основных в то время научных учреждения страны и осталась единственной женщиной в русской истории, занимавшей такие посты..

Отдавая дань уважения заслугам М. В. Ломоносова и понимая огромное значение произведений и трудов великого ученого для отечественной науки и литературы, Дашкова в должности директора Академии постановила издать полное собрание его сочинений. По ее замыслу и при ее деятельном участии был издан первый толковый словарь русского языка.

Эта образованная, умная, энергичная женщина сделала много для развития науки и просвещения в России.

Библиографический список


Записки княгини Дашковой. Письма сестер Вильмонт из России. / Под общ. ред. С. С. Дмитриева. — М., 1991.

Платонов С. Лекции по русской истории. — М., 1993.

Толстой М. П. Е. Р. Дашкова — организатор российской науки. // Вестник Российской Академии наук, том 63, №3, 1993. [/sms]
06 мар 2009, 14:52
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.