Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Реферат: Вопросы религиозного самопознания в творчестве П. А. Флоренского


Реферат: Вопросы религиозного самопознания в творчестве П. А. Флоренского

Реферат: Вопросы религиозного самопознания в творчестве П. А. ФлоренскогоЖизненный путь Павла Александровича Флоренского

Священник Павел Александрович Флоренский, выдающийся богослов, философ и ученый, родился 9 января 1982 года возле местечка Евлах Елисаветпольской губернии.

Детские годы П. А. Флоренского прошли в Тифлисе и Батуме.
[sms]
В детстве он большую часть времени посвящал чтению, рисованию, фотографированию. "Почти все, что приобрел я в интеллектуальном отношении, получено не от школы, а скорее вопреки ей. Много дал мне отец лично" [1]. В это время он почти не занимался религией, так как семья была атеистичной и религия всячески притеснялась. Но в конце гимназического курса, летом 1899 г., Флоренский пережил духовный кризис: открывшаяся ограниченность и относительность физического знания поставила перед ним вопрос об Истине абсолютной и целостной. Именно тогда он сделал самостоятельный шаг к религиозному мировоззрению. В это время он хочет уйти в народ, прекратив учебу, под влиянием чтений Л. Н. Толстого, но, по настоянию родителей, продолжает образование и поступает на физико-математический факультет Московского Университета, где начинает писать научные и философские работы. Окончив его блестяще, П. А. Флоренский, поступает в 1904 году в Московскую Духовную Академию, где сложилось его мировоззрение и понимание духовности. Кандидатские сочинение П. А. Флоренского "О религиозной Истине" (1908), которое стало ядром магистерской диссертации (1912), и книга "Столп и утверждение Истины" (1914) были посвящены путям вхождения в православную Церковь. Оба произведения являются от начала до конца православными и высоко научными. За магистерскую диссертацию отец Павел награжден премиями митрополитов Московских Филарета и Макария.

В 1908 – 1919 годах отец Павел преподавал историю философии в Московской Духовной Академии. Его лекции пользовались огромным успехом. Достаточно сказать, что свободного места на его лекциях не было, а семинаристы ломились в аудиторию, набивая ее так, что иногда лектору приходилось пробиваться с трудом до кафедры. Тематика его лекций была весьма обширна: от истории философии и религии до проблем современной действительности.

В 1912 – 1917 отец Павел учреждает и становится редактором журнала "Богословский вестник", который стал органом высшей Церковной школы. "Вестник" самим положением своим призывал к неукоснительному служению церкви.

Рукоположенный в сан священника, в 1911 году отец Павел служил в домовом храме во имя равноапостольной Марии Магдалины Сергиево-Посадского приюта сестер милосердия Красного Креста.

Современников поражала глубина раскрытия дара священника в отце Павле. Протоиерей Сергий Булгаков вспоминал: "Однако все, что может быть сказано об исключительной научной одаренности отца Павла, как и об его самобытности, в силу которой он всегда имел слово свое, как некое откровение обо всем, является все-таки второстепенным и несущественным, если не знать в нем самого главного.

Духовным центром его личности, тем солнцем, которым освещались все его дары, было его священство. В. В. Розанов, который, однажды узнав отца Павла, затем не мог уже от него оторваться, как от источника жизни... Он священник. И это было именно так" [2] .

Отец Павел производил впечатление необычайной "силы, себя знающей и собой владеющей" [3], которая заключалась в даре проникновения в суть вещей. Но это сила сдерживалась в общении с людьми "полной простотой, естественностью и всяческим отсутствием внутренней и внешней позы" [4].

Революция не явилась неожиданностью для Петра Александровича Флоренского. Более того, он много писал о духовном кризисе возрожденческой цивилизации, часто говорил о надвигающемся крушении России из-за потери духовных и национальных устоев.

Несмотря на отделение церкви от государства, на гонения, и даже физическое уничтожение, верующих, отец Павел в течение ряда лет продолжал церковную деятельность. Он не оставил чтения лекций. В Академии проводил духовные семинары и занятия. Он верил, "что нигилизм докажет свое ничтожество, всем надоест, вызовет ненависть к себе, и тогда сердца и умы, наголодавшись, обратятся к русской идее, к идее России, к святой Руси" [5].

Отец Павел в 18 – 20-х годах провел огромную работу по сохранению Троице-Сергиевой Лавры как памятника истории и культуры России. Наряду с этим П. А. Флоренский ведет огромную научную работу в области прикладной физики. Его книги "Диэлектрики и их техническое применение" (1924), "Карболит. Его производство и свойства (1928), "Курс электротехнического материаловедения" (1932) стали настоящим достоянием науки.

Проводившаяся в конце 20-х годов политика поголовного уничтожения верующих затронула и Павла Александровича. ОГПУ взяло его под стражу. Но никакого обвинения ему вынесено не было. Запретив жить в больших городах и научных центрах, П. А. Флоренского сослали в Нижний Новгород. Но по ходатайству влиятельных государственный деятелей, которые высоко ценили его талант, отец Павел был освобожден от ссылки и через полгода вернулся домой. В 1933 году он снова арестован и сослан уже на 10 лет в Сибирь за якобы участие в контрреволюционной организации, состоявшей из монархиствующих и кадетских элементов, попытавшихся создать республиканское правительство, опирающееся на Православную Церковь. В 1934 году он был переведен в Соловецкую тюрьму, где в 1935 году расстрелян за проведение контрреволюционной пропаганды (8 декабря).

П. А. Флоренский реабилитирован дважды (в 1958 и в 1959 годах) ввиду отсутствия доказательств виновности в антисоветской деятельности и за отсутствием состава преступления.

"Вопросы религиозного самопознания"

Так как в большей степени П. А. Флоренский был священником, чем ученым, то большинство его произведений посвящено религиозной теме. Одним из значительных сочинений этого плана является "Вопросы религиозного самопознания", которое состоит из частей, названных письмами. Раскрывая цель жизни христианина, отец Павел пишет: "Истинная же цель жизни нашей христианской состоит в стяжании Духа Святого Божьего. Пост же и бдение, и молитва, и милостыня, и всякое Христа ради делаемое доброе дело есть средства для стяжания Святого Духа Божьего..." [6]. Решающим преимущественным испытанием веры является исследование таинств. "Таинства, по своей идее, — начатки обожения твари, очаги, из которых распространяется Божественное тепло" [7]. Раскрывая смысл отдельных таинств, П. А. Флоренский показывает, насколько они важны в жизни христианина и разоблачает, парирует высказывания возражателей. "Мы верим в истину христианства и потому уверены, что она выдержит всякое испытание, и не боимся за нее" [8], заключает отец Павел.

Для подтверждения слов о силе таинств, отец Павел приводит рассказ своего друга священника, который провел с одной девушкой таинство исповедания, а затем и причащения к вере, и показал, насколько сильно это изменило жизнь девушки. Во время исповедания оба испытывали особое чувство: "Сначала, даже когда она не произнесла еще ни слова, я почувствовал сильную-сильную тяжесть. Ту же тяжесть чувствовала на себе и девушка... Исповедь отразилась на всей ней, и она мгновенно как-то переродилась" [9].

Описывая дальнейшую переписку, завязавшуюся между священником и девушкой, автор подчеркивает, заостряет внимание на таинственных видениях, происходящих с обоими в одно и то же время. Получив впоследствии дневник девушки, священник пишет, что девушке свыше был дан "Дар христианства" [10], который всячески подавлялся ее родителями и родственниками. "Но сила Божья сильнее мирского отрицания христианства" [11], — пишет отец Б. Колеблющаяся девушка восклицает: "Господи! если Ты существуешь, укажи мне, что есть Истина, и дай мне возможность узнать ее... И явственно девушка слышит извне, со-вне откуда-то голос: "Или теперь, или никогда!" [12]. И этот голос привел ее в женский монастырь, где она и встретилась со священником, находящимся там проездом.

Многие религиозные деятели высоко оценили сочинение П. А. Флоренского "О вопросах религиозного самопознания". Вот что пишет, например, один священник: "Содержание письма ударило в мою излюбленную тему: религиозно-нравственное усовершенствование Христианина производится двумя силами, совокупно, рука об руку действующими, — силою Божию и собственно силою человека-христианина.

Имея желание, я постоянно хватаюсь за силу Божию: помощь моя от Господа, сотворшаго небо и землю, крепость моя и пение мое Господь и бысть во спасение. Да не хвалится сильный силою своею, богатый богатством своим... но о сем да хвалится верующий, еже разумети Господа и творити суд и правду. Христо моя сила, Бог и Господь, - честная Церковь боголепно поет, взывающи от смысла чисто, о Господи празднующи.

Доказывать, что сила Божия сошла на человека и хранится в нем бесполезно. Это не доказывается, а чувствуется, это не объясняется другим, а прививается.

В самом действии таинства, непременно участвую: две силы — Божия и человеческая, первая невидимая, вторая видимая. Таинства уясняются, усвояются при таинствах, православие уясняется при жизни православной.

При всем при этом вижу во Флоренском величайшего просветителя неверующих и утвердителя веры верующих. Аминь" [13].

Подчеркивая безнадежность слов Флоренского, тем не менее, почти все духовники, которые высказывались по поводу "Вопросов", отмечают огромное желание отца Павла привить оступившимся и непокаявшимся христианскую мораль и направить на путь праведный.

" Столп и утверждение истины"

Данное произведение П. А. Флоренского является описанием его жизненного пути и опыта. Вот, что он пишет сам: "Живой религиозный опыт, как единственный законный способ познания догматов — так мне хотелось бы выразить общее стремление моей книги или, точнее, моих набросков" [14].

Книга состоит из нескольких частей, названных автором письмами, в которых последовательно раскрывается смысл различных религиозных понятий и утверждений.

Первое письмо, совсем короткое, называется "Два мира", в котором отец Павел разъясняет читателю смысл книги.

Письмо второе — "Сомнение". Автор излагает свои мысли по поводу некоторых понятий. "Что разумляю я под словом "Истина?" — Во всяком случае — нечто такое полное, что оно все содержит в себе и, следовательно, только условно, частично, символически выражается своим наименованием. Истина есть "сущее видение" [15]. "Дискурсия — пренебрежение и суждение какому-то другому" [16]. "Интуиция. Она дробится: самоочевидность чувственного опыта; самоочевидность интеллектуального опыта; самоочевидность мистической интуиции" [17].

Раскрывая понятие дискурсии, П. А. Флоренский проводит сравнение ее с интуицией: "слепая интуиция — синица в руках, тогда как разумная дискурсия — журавль в небе. Если первая доставляла нефилософское удовлетворение своей наличностью, своей надежностью, то вторая фактически бывает не достигнутой разумностью" [18].

Подводя итог своим рассуждениям о смысле и месте в жизни опыта, П. А. Флоренский формулирует некие "умозрительные условия" [19], которые были бы выполнимы, если бы опыт религиозного познания "внутренней разумностью существовал:

1, абсолютная истина есть, т. е. она — безусловная реальность;

2, она познаваема, т. е. она безусловная разумность; она дана, как факт, т. е. является конечной интуицией, но она же абсолютно доказана, т. е. имеет строение бесконечной дискуссии" [19].

В "Триединстве" Павел Александрович раскрывает свое понимание веры в душе человека. Приведя несколько примеров из жизни других народов, прослеживая их путь к вере, автор постулирует три ступени веры, связанные между собой: "выразившего первую ступень веры: Credo quia absurdum.

Верю вопреки стонам рассудка, верю именно потому, что в самой враждебности рассудка к вере моей усматриваю залог чего-то нового, чего-то неслыханного и высшего.

Затем, поднявшись на новую ступень, обеспечив себе невозможность соскользнуть на рассудочную плоскость, я говорю себе: "Теперь я верю и надеюсь понять то, во что я верю".

Перехожу на третью ступень, Я уразумеваю веру свою. Я вижу, что она есть поклонение "Ведомому Богу", что я не только верю, но и знаю. Границы знания и веры сливаются. И я, радостный, взываю: "Слава Богу за все" [21].

В начале четвертой главы ("Свет истины") отец Павел сразу же раскрывает ее сущность: разговор с Богом, Хранителем, от которого он черпает свое вдохновение и силу.

"В самой вере я неожиданно нашел для себя первый намек на искомое мною" [22].

Рассуждая на тему существования Бога, он замечает: "Если есть Бог, — а для меня это делалось несомненным, то Он, необходимо, есть абсолютная любовь. Но любовь не есть признак Бога. Бог есть существо абсолютное" [23].

Далее раскрывается смысл разума: "Что бы мы ни думали о человеческом разуме, но для нас загодя есть возможность утверждать, что он - орган человека, его живая деятельность, его реальная сила" [24]. "Познание есть реальное выхождение познающего из себя" [25] .

Определяя понятие "тождества", автор приводит высказывания по этому поводу Аристотеля, Лейбница, Канта, а далее заключает: "Общий вывод из сказанного ясен: определение тождества, чем оно строже, тем отчетливее обособляет в свой предмет тождество признаковое и тем решительнее исключает из рассмотрения своего тождество нумерическое, при этом оно имеет дело исключительно с вещами" [26].

Проводя параллель с третьей частью, П. А. Флоренский пишет: "Если я не познал Бога, не приобщился Его Существу, то я не люблю. И наоборот" [27]. В этом и состоит, по его мнению, основная Истина любви к Богу.

Что автор понимает под названием "Утешитель", данным следующей главе? Ну, в первую очередь, он снова указывает, что утешение нужно искать в Боге, в вере. Раскрывая сущность молитв, он, например, пишет о богослужении Троицына дня: "Первая молитва коленопреклонения является очевидным обращением в Богу Отцу. Вторая молитва коленопреклонения к Сыну, и, наконец, третья молитва коленопреклонения, являющаяся литургическим аналогом двух первых, — моление Господу Иисусу Христу" [28]. Далее Павел Александрович подчеркивает, что молитвы есть сущность утешения в Боге и его основа.

Как известно, многие молитвы начинаются со слов: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа", или заканчиваются ими.

Поэтому отец Павел не мог пройти мимо разъяснений по этому вопросу. Рассуждая, анализируя и комментируя высказывания других священнослужителей, а также слова пророков из Библии и апостолов из Корана, он приходит к выводу, что чаще поклоняются Сыну (Иисусу Христу), реже Отцу, и уж совсем мало Духу, что, по его мнению, неверно.

И, наконец, подводя итог всему сказанному, он указывает, как и через что можно понять "Утешитель", в чем его назначение: "Святые посты — начатки просветления тела; святые мощи, которые мы лобызаем, — проблески воскресения; святые таинства — источники обожания. Вот залоги и обручения будущего царствия. Но это царствие наступает, — лично, и наступит, — общественно, — только тогда, когда познается и познается Утешитель, как Ипостась и этим ведением постигается и постигается "Тройческое Единство", просветляющее душу" [29].

В следующем письме "Противоречие" автор показывает, какие противоречия могут возникнуть в душе верующего и как их преодолеть.

Далее ("Грех", "Геенна", "Тварь", "София", "Дружба", "Ревность") Павел Александрович Флоренский просто раскрывает смысл этих понятий с религиозной точки зрения.

Заключение

Современники высоко оценили этот труд Флоренского. "Я впервые увидел нечто подобное. И я весьма рад о поражен" [30], — пишет один из высокопоставленных священнослужителей Русской Православной Церкви. В этом произведении высоко отразился талант отца Павла и как священника, и как историка, знающего и историю религии, и философию, и саму историю. За этот труд отец Павел был возведен в сан священника и признан в среде религиозных деятелей.

Ссылки


Флоренский П. А., с. 8.

Там же, с. 22.

Там же, с. 25.

Там же, с. 28.

Там же, с. 29.

Там же, с. 529.

Там же, с. 530.

Там же, с. 530.

Там же, с. 537.

Там же, с. 537.

Там же, с. 539.

Там же, с. 540.

Там же, с. 547-548.

Флоренский П. А. "Столп и утверждение истины", с. 4.

Там же, с. 18.

Там же, с. 20.

Там же, с. 20.

Там же, с. 43.

Там же, с. 46.

Там же, с. 50.

Там же, с. 85.

Там же, с. 71.

Там же, с. 79.

Там же, с. 82.

Там же, с. 82.

.Там же, с. 105.

Там же, с. 108.

Там же, с. 112.

Там же, с. 138.

"Начала" N4, с. 57.
Библиографический список


Флоренский П. А. М., 1994 г.

Флоренский П. А. "Столп и утверждение истины". М., 1990 г.

"Начала" №4 — М., 1993 г.

Хоружий С. С. "Философский процесс в России как встреча философии и православия" //"Вопросы философии" №5,1991 г.

"О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья", под ред. Чехарина Е. М. М., 1990 г. [/sms]
02 мар 2009, 14:07
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.