Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск



Реферат: Милетская школа

Реферат: Милетская школа Введение

Ионийский район на западном побережье Малой Азии был населен греками ионийской группы племён. Иония представляла собой ведущую в социальном и культурном отношении область древнего мира. Страна с мягким климатом и плодородными почвами создавала возможность для производительного сельского хозяйства; положение на перекрестке торговых морских путей обусловило рассвет ремесла и торговли, а соседство с народами древней ближневосточной культуры способствовало быстрому культурному развитию талантливого греческого населения. Не удивительно, что именно здесь складывалась и философия. К ионийской философии мы отнесём Милетскую школу, а вернее трёх философов: Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена, положивших начало новому типу мышления.
[sms]
Фалес

По свидетельствам Геродота и Диогена Фалес приобрел славу своей практической рассудительностью и государственной мудростью. Наряду с этим восхваляют его математические и астрономические знания, которые он приобрел в Финикии и Египте во время торговых путешествий и перенес в Грецию; самым знаменитым из приписываемых ему свидетельств этих знаний является то, что он предсказал год солнечного затмения, происшедшего 28 мая 585 г. до Р.Х. Очевидно, с этими математическими изысканиями и с пробужденным ими научным духом, связана его попытка найти иной, немифологический ответ на вопрос о последних основах вещей; и с другой стороны, элементарному характеру древнейшей греческой математики соответствует то, что физика Фалеса не вышла из зачаточного состояния. А именно, он признал воду веществом, из которого все возникло и все состоит, и он говорил также, что Земля плавает, подобно куску дерева, на воде, и этим объяснял ее устойчивое пребывание в центре мира.

Фалес был гражданином Милета, современником Солона и Креза. Его рождение относят к 640/39 г. до Р.Х., его смерть — к 546/5 до Р.Х.; причем при исчислении года рождения решающей датой было, по-видимому, солнечное затмение 585 г.

Фалес не объяснял, каким способом вещи возникают из воды; по всей вероятности, он представлял себе, что с веществом непосредственно связана действующая сила, и саму эту силу мыслил, в духе древней религии природы, как нечто аналогичное человеческой душе; на это указывают также его изречения, что все полно богов и что магнит имеет душу, так как он притягивает железо.

Он представлял себе вещество живым и одушевленным, — воззрение, которое встречается и у его последователей и которое метко названо “гилозоизмом” (от греческих слов материя и жизнь). Его теория, какой бы она ни была, положила начало научному объяснению мира.

Учение Фалеса

Аристотель

Большинство первых философов полагали основы, относящиеся к разряду материи, единственными началами всех вещей.

Некоторые полагают, что уже первые богословы, жившие в глубочайшей древности задолго до нынешнего поколения, держались того же воззрения на природу, [что и Фалес], т. е. в своей поэзии они изобразили праотцами всего возникшего Океана и Тефию и говорили, что боги клянутся водой или, как они сами (поэты) ее назвали, Стиксом: чтимого всего более, а чтимое всего более — это то, чем клянутся. Действительно ли это мнение о природе столь древнее и старое — пожалуй, неясно, однако Фалес, говорят, высказался о первой причине указанным образом.

Фалес, родоначальник философии, которая считает материальное начало водой (поэтому он и утверждал, что земля — на воде). Вероятно, он вывел это воззрение из наблюдения, что пища всех существ влажная и что тепло как таковое рождается из воды и живет за счет нее, а “то, из чего все возникает”, — это, по определению, и есть начало всего сущего. Вот почему он принял это воззрение, а также потому, что сперма всех живых существ имеет влажную природу, а начало и причина роста, содержащих влагу существ — вода.

Мнения философов

Фалес Милетский утверждал, что начало всего сущего — вода. (Он считается зачинателем философии, и по нему была названа ионийская школа: ведь философских преемств было множество). Все из воды, говорит он, и в воду всё уходит, заключает он (во-первых, из того, что начало всех животных — сперма, а она влажная; так и все вещи, вероятно, берут свое начало из влаги; во-вторых, из того, что все растения влагой питаются и от влаги плодоносят, а лишенные ее засыхают; в-третьих, из того, что и сам огонь Солнца и звезд питаются водными испарениями, равно как и сам космос). По этой же причине и Гомер высказывает о воде такое суждение: “…Океан, который всему прародитель”.

Ипполит

В своих работах писал, что Фалес Милетский был одним из семи мудрецов, которые первыми принялись за философию природы. Он говорил, что начало и конец Вселенной — вода. Ибо все образуется из воды путем ее затвердевания, испарения. Все плавает по воде, от чего и происходят землетрясения, вихри, движения звезд. Все произрастает и течет в согласии с природой предка-родоначальника, от которого все произошло. Богом он считал вот что: “То, у чего нет ни начала, ни конца”.

Гераклит-аллегорист

Отмечал в своих учениях, что влажное вещество, с легкостью преображаясь (“перелепливаясь”) во всевозможные тела, принимает широкое многообразие форм и образов. Испаряющаяся часть его обращается в воздух, а тончайший воздух возгорается в виде эфира. Выпадая в осадок и превращаясь в ил, вода обращается в землю. Поэтому из четырех элементов — стихий Фалес объявил воду важнейшим элементом.

Симпликий

Платон и пифагорейцы рассматривают бесконечное как субстанцию, (а все физики всегда полагают субстратом бесконечного какую-нибудь другую субстанцию из числа так называемых первопричинных элементов, как-то: воду, воздух, огонь или землю). “Физиками” Фалес называет тех, кто занимается физическим разделом философии, в особенности же тех из них, кто пользуется одним только материальным началом или преимущественно им. Указанные физики, приняв в качестве субстрата становящихся вещей материю и рассматривая ее бесконечность, полагали бесконечное уже не как субстанцию, а как акциденцию. Одни из них, приняв один какой-нибудь элемент, полагали его бесконечным по величине, как, например, Фалес — воду, Анаксимен и Диоген — воздух.

Сербий

Занимался изучением обрядов погребения у разных народов. Существовали различные виды погребения: вот почему одних закапывают, других сжигают. Фалес же утверждал, что все рождается из воды и поэтому тела следует закапывать, дабы они могли разложиться на влагу.

Мнения философов “О смеси и слиянии”

Фалес и его последователи считают слияние смешением элементов, приводящим к их качественному изменению.

Аристотель

В своих размышлениях о Небе обобщил несколько мнений философов о причине неподвижности Земли: одни, подобно Ксенофану, говорят, что “она уходит своими корнями в бесконечность”, другие говорят, что Земля покоится на воде. Это древнейшая теория неподвижности Земли, высказанная Фалесом Милетским. Она гласит, что Земля остается неподвижной потому, что она плавает как дерево или какое-нибудь другое подобное вещество (ни одному из них не свойственно по природе держаться на воздухе, а на воде свойственно), — как будто о воде, поддерживающей Землю, нельзя сказать того же, что и о Земле. Воде также не свойственно по природе держаться на весу — она всегда находится на чем-то.

Сенека

Занимаясь естественно-научными проблемами, давал пояснение к вопросу “Почему реки не иссякают?” Потому что вода — элемент, ¼ часть Вселенной, ее запасы огромны и неисчерпаемы. Вода, как говорит Фалес, — могущественнейший элемент. Этот элемент был вначале, полагает он, из него все возникло. Следующее мнение Фалеса нелепо: он говорит, что земной круг поддерживается водой и плавает наподобие корабля, а когда говорят, что 3емля трясется, то она на самом деле качается на волнах по причине подвижности воды. Неудивительно, стало быть, что влага для порождения рек не иссякает, коль скоро весь мир целиком во влаге. Этими-то волнами, по его словам, и поддерживается круг земной, словно некий огромный и тяжелый корабль, теми водами, на которые он давит. Излишне излагать причины, вследствие которых он считает невозможным, чтобы носителем тяжелейшей части мира был столь тонкий и летучий воздух, ибо речь сейчас идет не о положении Земли, а о колебании.

Аристотель

Некоторые говорят, что душа размешана во Вселенной Вероятно, исходя из этого воззрения, Фалес полагал, что все полно богов.

О рождении животных. Животные зарождаются в земле и в жидкости, так как в земле содержится вода, в воде — пневма, а пневма целиком проникнута психическим теплом, так что в известном смысле “все полно души”.

Фалес полагает, что Бог — это ум космоса, а Вселенная одушевлена и одновременно полна божеств; элементарную влагу пронизывает божественная сила, приводящая воду в движение.

Цицерон

О природе богов, 1, К, 25: Фалес Милетский, который первым исследовал подобные [теологические] вопросы, считал воду началом всех вещей, а бога — тем умом, который все создал из воды.

Плутарх

Пир семи мудрецов, 21. 163 D: После него Анахарсис заметил: “Прекрасно полагает Фалес, что во всех важнейших и величайших частях космоса имеется душа, а потому и не стоит удивлять; а тому, что промыслом бога совершаются прекраснейшие дела” и т. д.

Подложные фрагменты. Морская астрономия

Симпликий

Комм. к “Физике”, <. 23, 29 D: По преданию, Фалес первый явил эллинам естественную историю. Правда, по мнению Теофраста [Физические мнения, фр. 1], у него было много предшественников, но он намного превзошел их, так что затмил всех, кто был до него. Говорят, что в письменном виде он не оставил ничего, кроме так называемой “Морской астрономии”. [Ср. А 1, §23; А 2].

Плутарх

Об оракулах Пифии, 18. 402 Е: Прежде философы излагали свои учения и теории в стихах, подобно Орфею Гесиоду, Пармениду, Ксенофану, Эмпедоклу и Фалесу. Ни Аристарх, ни Тимохар, ни Аристилл, ни Гиппарх не преуменьшили славы астрономии тем, что писали прозой, тогда как Евдокс, Гесиод и Фалес прежде писали в стихах, если только Фалес взаправду сочинил, приписываемую ему “Астрономию”. Ср. А 18 – 20.

Псевдо-Гален

Комм. к “О соках” Гиппократа, 1, 1 [т. XVI, 37 К]: Если даже Фалес и говорит, что все состоит из воды, тем не менее, он разумеет и это тоже взаимопревращение элементов. Но лучше приложить его собственные слова из 2-й книги [трактата] “О началах”, которые гласят: “Стало быть, пресловутые четыре, из коих первыми как бы единственным элементом мы полагаем воду, смешиваются меж собой для соединения, затвердения в образования внутримирных [тел]. А как — уже сказано нами в первой книге”.

Анаксимандр

Этот выдающийся и влиятельный мыслитель был соотечественником Фалеса, и воззрения последнего не могли остаться ему неизвестными, даже если Фалес и не был его учителем в узком смысле слова. Он родился в 610/09 г. до Р.Х. и умер вскоре после 547/46 г. Выдаваясь среди своих соплеменников математическими и географическими знаниями, он продолжил самостоятельные исследования, начатых Фалесом космологических изысканий. Свои выводы он изложил в самостоятельном, к сожалению, рано потерянном сочинении. Анаксимандр является древнейшим греческим прозаиком и первым философским писателем. Началом всего он признал “беспредельное”, т. е. бесконечную массу вещества, из которой возникли все вещи, и в которую они возвращаются после своей гибели, “платя друг другу пеню и кару за неправедность, в надлежащем порядке времени”. Под этим первовеществом, однако, он не мыслил ни один из позднейших четырех элементов, ни вещество, промежуточное между воздухом и огнем или воздухом и водой (таковы две гипотезы, которые упоминает Аристотель без указания их авторов, и которые многие толкователи Аристотеля, отчасти противоречат своим собственным иным показаниям, приписывают Анаксимандру), ни, наконец, такое смещение отдельных веществ, в котором последние пребывали бы в своем определенном, качественно-многообразном виде. Напротив, не только из определенного свидетельства Феофраста, но и из суждений Аристотеля следует, что Анаксимандр либо решительно отличал свое “беспредельное” от всех определенных веществ, либо же — что более вероятно — совсем не высказывался более определенно об его свойствах, но все же хотел обозначить этим понятием лишь то вещество, которое не обладает ни одним из отличительных качеств отдельных веществ. Таким образом, его “беспредельное”, которое он мыслил пространственно неограниченным, стало для него вместе с тем внутренне или качественно неопределенным. В пользу безграничности этого первовещества Анаксимандр приводил, правда, неосновательно, то соображение, что иначе оно исчерпалось бы при созидании вещей. В качестве первовещества, беспредельное не возникаемо и неуничтожимо, и столь же вечно его движение. Последствием этого движения является “выделение” определенных веществ. Сначала отделились теплое и холодное, из обоих возникло влажное; из последнего выделилась Земля, воздух и огненная сфера, которая окружила Землю, как шарообразная скорлупа. Эта скорлупа лопнула, и в ней образовались колесообразные трубки, имеющие отверстия и заполненные огнем. Трубки эти, движимые течениями воздуха, вращаются вокруг Земли в наклонно-горизонтальном направлении; огонь, который они изливают при вращении из своих отверстий и который постоянно восстановляется из земных испарений, объясняет также явление проносящихся по небу молний. (Это представление кажется нам довольно странным. Но в действительности оно есть первая, известная нам попытка, механически объяснить правильное движение звезд наподобие позднейшей теории сфер). Земля имеет форму цилиндра. Благодаря тому, что она находится со всех сторон на одинаковом расстоянии от границ мира (который, следовательно, мыслится, по-видимому, в форме шара), она сохраняется в покое. Вначале она находилась в жидком состоянии, и при ее постепенном высыхании на ней произошли живые существа. Люди первоначально зародились в воде и были покрыты рыбообразной чешуей; они покинули воду, лишь когда настолько подросли, что могли существовать на суше. Заслуживающие доверия источники, которые берут начало от Феофраста, свидетельствуют, что Анаксимандр, в согласии с предпосылками своей космологии, принимал периодическую смену миротворения и мироразрушения и, в силу этого, безначальный и бесконечный ряд сменяющихся во времени миров. Шлейермахер без достаточного основания сомневается в достоверности этого предания. Напротив, представляется невероятным, чтобы Анаксимандр утверждал совместное существование бесчисленных миров в бесконечном пространстве.

Свидетельства. Учение

Диоген Лаэртий

II, 1 – 2. (1) Анаксимандр, сын Праксиада, Милетец.

Он утверждал, что начало и элемент — бесконечное, не определяя [это бесконечное] как “воздух”, “воду” или какой-нибудь другой определенный [элемент]; что части изменяются, а Целое [=универсум] неизменно; что Земля покоится посредине [космоса), занимая центральное местоположение (в силу шарообразности, а также что Луна сияет ложным светом и освещается Солнцем, а Солнце [по величине] не меньше Земли и есть чистейший огонь.

Плиний

Естественная история, II, 31: 1. Передают, что наклонение зодиака первым постиг Анаксимандр Милетский в пятьдесят восьмую олимпиаду [548 – 545 гг. до н. э., тем самым, отворив двери [к познанию] вещей; зодиакальные созвездия впоследствии [открыл] Клеострат, причем вначале созвездия Овна и Стрельца, а саму [небесную] сферу задолго до этого [открыл] Атлант. 5 а.

Симпликий

Кoмм. к “Физике”, 24, 13:.Контекст см. к II А 13] Из полагающих одно движущееся и бесконечное [начало] Анаксимандр, сын Праксиада, милетец, преемник и ученик Фалеса, началом и элементом сущих [вещей] полагал бесконечное, первым введя это имя начало. Этим [началом] он считает не воду и не какой-нибудь другой из так называемых элементов, но некую иную бесконечную природу, из которой рождаются небосводы [миры] и находящиеся в них космосы. А из каких [начал] вещам рожденье в назначенный срок времени” [12 В 1], как он сам говорит об этом довольно поэтическими словами. Ясно, что, подметив взаимопревращение четырех элементов, он не счел ни один из них достойным того, чтобы принять его за субстрат [остальных], но [признал субстратом] нечто иное, отличное от них. Возникновение он объясняет не инаковением [качественным превращением] первоэлемента, но выделением противоположностей вследствие вечного движения. Поэтому Аристотель и поставил его в один ряд с философами типа Анаксагора.

Псевдо-Плутарх

Строматы, 2: После него [Фалеса] Анаксимандр, товарищ Фалеса, сказал, что абсолютная причина возникновения и уничтожения Вселенной — бесконечное, из которого, по его словам, выделились небосводы и вообще все бесконечные космосы. Он утверждал, что совершается гибель [миров-небосводов], а намного раньше — (их) рождение, причем испокон бесконечного веку повторяется — по кругу все одно и то же. Он говорит, что Земля по форме цилиндрообразна, высота же ее составляет треть ширины. Он говорит, что при возникновении этого космоса из вечного [?] выделилось нечто чреватое горячим и холодным, а затем сфера пламени обросла вокруг окружающего Землю аэра (холодного тумана) словно кора вокруг дерева. Когда же она оторвалась и была заключена внутрь неких кругов, возникли Солнце, Луна и звезды. Еще он говорит, что вначале человек родился от животных другого вида, основываясь на том, что остальные животные скоро начинают кормиться самостоятельно и лишь один человек нуждается в долговременном вынянчивании, поэтому он и вначале ни за что бы не выжил, будучи таким [беспомощным].

Аристотель

О небе, В 13. 295 а 9: Поэтому, если теперь Земля покоится насильственно, то и вихревое движение, благодаря которому ее части собрались в центр [космоса], тоже было насильственным. Именно его все считают причиной, основываясь на [наблюдении вихрей], происходящих в жидкостях и в воздухе: в них более крупные, а более тяжелые тела всегда устремляются к центру вихря. По мнению всех, кто [в своих космогониях) порождает Небо [“Вселенную”], это и объясняет, почему Земля собралась в центр, а причину того, что она остается на месте, им приходится искать [ниже следует А 26].

Симпликий

Комм. к этому месту, 149, 3: Также и среди физиков одни полагают [началом] единое, другие — многое. У полагающих единое, по его словам, (можно выделить) два способа порождения из него сущих. Все полагают это единое чем-то телесным, но одни из них [полагают это единое] одним из трех элементов; как, например, Фалес и Гиппон — водой, Анаксимен и Диоген — воздухом, Гераклит и Гиппас — огнем (одну только землю никто не счел возможным принять за начало вследствие ее неподверженности изменениям), а некоторые — чем-то отличным от трех элементов: более плотным, чем огонь, но более топким, чем воздух, или, как од говорит в Другом месте, более плотным, чем воздух, по более тонким, чем вода. Александр полагает, что [физик], принявший за начало некую отличную от элементов телесную природу, — Анаксимандр. Однако Порфирий, исходя из того, что Аристотель противопоставляет принимающих субстратное тело без определений принимающим один из трех элементов или нечто другое, среднее между огнем, водой и воздухом, говорит, что Анаксимандр полагает субстратное (без определений) тело бесконечным, не уточняя его вида [огонь, вода или воздух]; промежуточное же [тело] Порфирий, как и Николаи из Дамаска, приписал Диогену из Аполлонии. Но, по-моему, следуя тексту, естественно толковать его не в смысле противопоставления [неопределенного субстратного] тела трем элементам и “промежуточному” [телу], но скорее в смысле подразделения на три [элемента, с одной стороны], и “промежуточное” [тело — с другой]: “Тело-субстрат, — говорит [Аристотель], — или одно из трех, или другое, которое плотнее огня, но тоньше воздуха”. Правда, его слова о том, что “они порождают прочие [тела] разреженностью и плотностью”, относятся ко всем вышеназванным [философам] в целом, хотя Анаксимандр, как он сам же говорит, объясняет возникновение не так, а выделением из бесконечного. Но если он именно его считал [физиком], принимающим [за начало] тело без определений, то почему же он привел возникновение путем качественного изменения в качестве их общего мнения? Их всех объединяет то, что они полагают одно начало, но они разделяются на две группы в соответствии со способом возникновения. Одни порождают прочие [тела] из материального единого посредством разреженности с плотности, как Анаксимен.

Там же, 150, 20: Согласно второму способу, причину [возникновения] усматривают уже не в превращении материи и объясняют возникновение не инаковением субстрата, но выделением. Так, Анаксимандр говорит, что противоположности, содержащиеся в наличии в субстратном бесконечном теле, выделяются [из него], первым назвав субстрат началом. Противоположности же суть: горячее, холодное, сухое, влажное и др.

Олимпиодор

О священном искусство философского камня, гл. 25; Coll. alch. gr. т. Ill, с. 83 Bertholot: Анаксимандр полагал началом промежуточное вещество. Под промежуточным веществом я разумею пар или дым, так как пар есть нечто промежуточное между огнем и землей. Вообще все промежуточное между горячими и жидкими [веществами] есть пар, а между горячими и сухими — дым.

Там же, гл. 27, с. 84: И Анаксимандр принимал промежуточное вещество, то есть дым или пар.

Теофраст

Об огне, §§ 3 – 4: Пламя как бы постоянно находится в возникновении и подобно движению. Возникая, оно в то же время погибает, а когда кончается горючее, то погибает и сам огонь. Именно это имели в виду древние, когда говорили, что “огонь всегда ищет пищу” — в том смысле, что без дров он не может существовать.

Ахилл

Введение к “Феноменам” Арата, 4. с. 34, .Т 12 Maass: То, что земля остается неподвижной, поясняют на следующем примере, если в надувной пузырь положить просяное зерно или зернышко чечевицы, а затем надуть его и наполнить воздухом, то зернышко окажется неподвижным во взвешенном состоянии в центре пузыря; так и земля, испытывая толчки воздуха со всех сторон, пребывает неподвижно в состоянии равновесия в центре [космоса]. Или другой пример: если взять некое тело, привязать к нему со всех сторон веревки, и дать кому-то тянуть, соблюдая точное равновесие, то окажется, что, когда его равномерно тянут во все стороны, оно остается неподвижным. Ксенофан, однако, отрицает, что земля парит в воздухе и т. д. [следует 21 В 28]. Ср. 12 А 26.

Диодор сицилийский

Историческая библиотека. 1, 7, 1: [По мнению “авторитетнейших фисиологов”, признающих космос возникшим и уничтожимым], при изначальном образовании всего земля и небо имели единый облик, поскольку естество их было смешано. Затем, после того как тела [элементов] отделились одно от другого, космос воспринял все ныне видимое в нем устройство. При этом воздух приобрел непрерывное движение, причем огнистая часть его стеклась в самые горные места, поскольку подобной природе в силу легкости свойственно устремляться вверх, (по этой причине Солнце и прочее множество светил были вовлечены во всеобщий вихрь), а илистая и мутная [часть] в сочетании с жидкой консистенцией осела в одно и то же место в силу тяжести. (2) Непрерывно вращаясь вокруг своей оси и сбиваясь в комок, она произвела из жидких [частиц] море, а из более твердых — землю, (поначалу) грязеобразную и совершенно мягкую. (3) Когда же воссиял огонь солнца, земля сперва затвердела, а затем, поскольку от нагревания поверхность [ее] забродила, некоторые из влажных веществ во многих местах вздулись [пузырями], в этих местах возникли гнильцы, покрытые тонкими оболочками, что и теперь еще наблюдается в топях и болотистых местах, когда после охлаждения местности воздух внезапно, а не путем постепенного изменения становится раскаленным. (4) Как только влажные вещества стали живородить от нагревания указанным образом, (гнильцы] начали по ночам получать пищу из тумана [в виде росы], выпадающей из окружающего [воздуха], а днем отвердевать от жара. Наконец, когда утробные зародыши, вынашиваемые [в гнильцах — пузырях], выросли до зрелого состояния, обожженные оболочки растрескались и произошли всевозможные породы животных.

Анаксимен

Анаксимен, также уроженец Милета, слывет у позднейших писателей учеником Анаксимандра, влияние которого явственно сказывается на нем. Время его жизни приходится, согласно Аполлодору, на период между 585/4 и 525/4 до Р.Х. Из его сочинения, написанного ионийской прозой, сохранился лишь небольшой отрывок.

В своей физической теории Анаксимен уклоняется от Анаксимандра в том отношении, что в качестве первоначала он признает не безграничное вещество без какого-либо определения, подобно Анаксимандру, а, вместе с Фалесом, — качественно определенное вещество. С другой стороны, он примыкает к Анаксимандру в том отношении, что выбирает такое вещество, которое, по-видимому, обладает существенными свойствами Анаксимандрова первоначала: безграничностью и непрерывным движением. То и другое присуще воздуху. Он не только простирается в беспредельность, но вместе с тем находится в постоянном движении и изменении и является (согласно древнему представлению, по которому душа совпадает с дыханием) основой всей жизни и всякого движения в живых существах. “Как воздух, в качестве нашей души, держит нас, так веющее дыхание и воздух объемлет весь мир”. В силу своего безначального и бесконечного движения воздух претерпевает изменение, которое бывает двояким: разрежением или размягчением и сгущением или уплотнением. Первое есть вместе с тем нагревание, последнее — охлаждение. Через разрежение воздух становится огнем, через сгущение — ветром, далее тучами, водой, землей, камнями. Эту мысль Анаксимен, вероятно, ближайшим образом извлек из наблюдения атмосферных процессов и осадков. При возникновении мира сперва образовалась Земля, которую Анаксимен представлял себе плоской, наподобие диска, и потому висящей в воздухе. Поднимающиеся от нее испарения, разрежаясь, становятся огнем. Части этого огня, сжатые воздухом, суть звезды; имея форму, подобную Земле, звезды (если только здесь не имеются в виду планеты), витая в воздухе, вращаются вокруг Земли боковым движением, подобно шляпе, которую вертишь на голове. Вместе с Анаксимандром и Анаксимен, согласно достоверному преданию, принимал сену миротворения и мироразрушения.

Свидетельства. Учение

Диоген Лаэртий

Анаксимен, сын Эвристрата, Милетец, был слушателем Анаксимандра (некоторые говорят, что он слушал и Парменида). Он считал началом воздух и бесконечные Светила, которые, по его мнению, движутся не под Землей, а вокруг Земли.

Симпликий

Полагает, что субстратная естественная субстанция одна и бесконечна, считает конкретно-определенной, полагая ее воздухом. Сущностные различия он свел к разреженности на плоскости. Разрежаясь, воздух становится огнем, сгущаясь — ветром, потом облаком, сгустившись еще больше — водой, потом землей, потом камнями, а из них — всем остальным. Движение он, полагает вечным и считает его причиной изменения.

Следует обратить внимание на то, что одно дело — бесконечное и конечное по множеству (это понятие бесконечного) было свойственно полагающим множественность начал, другое дело, — бесконечное или конечное по протяженной величине — это понятие он исследует в полемике против Мелисса и Парменида, оно подходит также и к Анаксимандру с Анаксименом, принявшим один, но при этом бесконечный по протяженной величине элемент.

Псевдо-Плутарх

Сообщают, что Анаксимен полагал началом всех вещей воздух. По протяженной величине он бесконечен, а по своим качествам определен. Все вещи рождаются путем некоего сгущения, или наоборот, разрежения воздуха. Что касается движения, то оно существует испокон веку. Он говорит, что в процессе “валяния” из воздуха первой возникла Земля, весьма плоская, а потому вполне естественно, что она плавает по воздуху. И Солнце, и Луна, и прочие звезды берут начало и происходят из Земли. Так, он утверждает, что Солнце — это Земля, но только от стремительного движения она еще и преизрядно нагрелась.

Ипполит

Полагал, что начало — бесконечный воздух, из которого рождается то, что есть, что было и что будет, а также боги и божественные существа, а все прочие вещи — от его потомков.

Свойство воздуха таково: когда он предельно ровен, уравновешен, однородно-усреднен, то не явлен взору, а обнаруживает себя, когда становится холодным, теплым, сырым и движущимся. Движется же он всегда, ибо если бы он не двигался, то все, что изменяется, не изменялось бы. Сгущаясь и разрежаясь, воздух приобретает видимые различия. Так, растекшись [рассеявшись] до более разреженного состояния, он становится огнем; в нейтральном состоянии возвращается к природе воздуха; по мере сгущения из воздуха путем “валяния” образуется облако, сгустившись еще больше, он становится водой, еще больше — землей, а достигнув предельной плотности — камнями.

Таким образом обобщить воззрения Анаксимена можно так: важнейшие принципы возникновения — противоположности: горячее и холодное. Земля плоская, поэтому и оседлала воздух; равным образом и Солнце, и Луна и прочие звезды — все состоящие из огня — плавают по воздуху (собств. “ездят верхом”) вследствие плоской формы. Светила произошли из Земли вследствие того, что из нее вздымается испарина; когда испарина разрежается, рождается огонь, а из возносящегося вверх огня скучиваются светила. В пространстве светил имеются также землистые образования, которые круговращаются вместе с ними.

Светила, по его словам, движутся не под Землей, как полагали другие, а вокруг Земли. Солнце прячется не потому, что заходит под Землю, но потому, что скрывается за более высокими сторонами Земли, зима же происходит оттого, что оно удаляется от нас на большее расстояние. Звезды не греют из-за удаленности на большое расстояние.

Ветры рождаются, когда чрезмерно сжатый воздух в результате разрежения приходит в стремительное движение. Когда он скучится и загустеет еще больше, то рождаются облака, которые затем превращаются в воду. Град бывает, когда выпадающая из облаков вода замерзнет, снег — когда замерзнут сами облака, будучи при этом обильнее пропитаны влагой. Молния — когда облака расщепляются силой воздушных потоков, ибо при их расщеплении возникает яркое огненное сияние. Радуга рождается оттого, что солнечные лучи падают на загустевший воздух, землетрясение — от изменений земли, вызываемых избыточным нагревом и охлаждением.

Фрагменты

Плутарх

О первичном холоде. Коль скоро во Вселенной имеются четыре первичных тела (огонь, вода, воздух и земля), которые вследствие их обилия, простоты и силы большинство полагает элементами и началами остальных тел, необходимо, чтобы и первичных и простых качеств имелось бы столько же. Что ж это за качества, как не теплота, хладность, сухость и влажность. Или же, как думал древний Анаксимен, нам не следует признавать субстанциальности ни за холодным, ни за горячим, но должно рассматривать их как переменные состояния общей материи, возникающие вторично от изменений первоначала. Холодным он считает сжимающуюся и уплотняющуюся часть материи, а горячим — разреженную и “расслабленную”, — таким термином он ее назвал. Потому же и не без основания говорится, что человек испускает изо рта как теплое, так и холодное: сжатое и сгущенное губами дыхание охлаждается, когда же рот расслаблен, оно становится теплым на выходе от разреженности. Аристотель считает это сравнение Анаксимена недоразумением: ведь когда рот расслаблен, то тепло выдыхается из нас самих, когда же мы подуем, свернув губы трубочкой, то выталкивается и бьет струей уже воздух не из нас, а находящийся перед ртом, а он холодный.

Мнения философов “О началах”: Анаксимен, сын Эвристрата, милетец, утверждал, что начало сущих — воздух, ибо из него все рождается и в него вновь разлагается. “Как душа наша, — говорит он, — сущая воздухом, скрепляет нас воедино, так дыхание и воздух объемлют весь космос” (“воздух” и “дыхание” здесь употребляются синонимически). Он так же, как Анаксимандр: ошибается, полагая, что животные состоят из простого и однородного воздуха или пневмы, ибо не может существовать одно начало всех вещей — материя, но необходимо принять также и творящую причину. Так, одного серебра недостаточно для того, чтобы оно стало кубком, если нет творящей причины, т. е. серебряных дел мастера; то же самое справедливо и для меди, и для дерева, и для любого другого материала.

Заключение

Такие мыслители, как Фалес, Анаксимандр и Анаксимен положили начало новому типу мышления о природе, сделав ее предметом системного беспристрастного исследования. Милетские “физики” — типичные философы ранней греческой философии. Аристотель дал собирательный образ этим мыслителям, назвав их “физиками”, философами, которые изучают природу. Именно они пытаются первыми увидеть мир умственным взором и пытаются начать поиск единства с миром. По их убеждению не было бы существенным ничего, что не было бы природой. Люди, божества, мир образуют единый универсум, весь находящийся как бы в единой плоскости — они суть части или аспекты одной и той же природы, в которой действуют одни и те же силы.

Милетских физиков считали материалистами натурфилософии, потому что они ограничивались одной причиной бытия — материальным первоначалом, чем у Фалеса являлась вода, у Анаксимандра — “беспредельное”, у Анаксимена — воздух. Но у Анаксимандра можно встретить существенный шаг вперед. Возможно, их размышления кажутся нам нелепыми, но это будет неверное суждение. Потому что в их суждениях просматривается некая закономерность, которую они пытаются объяснить уже рациональной мыслью. И именно эта интеллектуальная революция (переход от мифологии к рациональному мышлению), представляющая столь внезапный и глубокий переворот, получила название “греческое чудо” (это понятие ввел известный французский филолог, историк религии и философии Эрнест Ренан). И, действительно, если проследить ход развития досократовской философии, то будет видно, что она произвела свое влияние, возможно, даже на всю последующую философию, и на некоторые вопросы еще не найдены ответы. [/sms]
03 фев 2009, 16:00
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.