Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Реферат: История советской социальной психологии


Реферат: История советской социальной психологии

Реферат: История советской социальной психологии В истории советской социальной психологии можно выделить два этапа этой социальной психологии дискуссии: 1920-е годы и конец 1950-х начало 1960-х годов. Оба эти этапа имеют не только исторический интерес, но помогают более глубоко понять место социальной психологии в системе научного знания и способствуют выработке более точного определения ее предмета.

В 1920-е годы, т.е. в первые годы Советской власти, дискуссия о предмете социальной психологии была стимулирована двумя обстоятельствами. С одной стороны, сама жизнь в условиях послереволюционного общества выдвинула задачу разработки социально-психологической проблематики; с другой — идейная борьба тех лет неизбежно захватила и область социально-психологического знания. Как известно, эта идейная борьба развернулась в те годы между материалистической и идеалистической психологией, когда вся психология как наука переживала период острой ломки своих философских, методологических оснований. Для судьбы социальной психологии особое значение имела точка зрения Г. И. Челпанова, который, защищая позиции идеалистической психологии, предложил разделить психологию на две части: социальную и собственно психологию.
[sms]
Социальная психология, по его мнению, может разрабатываться в рамках марксизма, а собственно психология должна остаться эмпирической наукой, не зависимой от философии вообще и от марксистской философии в частности. Такая точка зрения формально означала признание права социальной психологии на существование, однако ценой отлучения от марксистских философских основ другой части психологии.

Возражения Челпанову приняли различные формы.

Прежде всего, была высказана идея о том, что, поскольку, будучи интерпретирована с точки зрения марксистской философии, вся психология становится социальной, нет необходимости выделять еще какую-то специальную социальную психологию: просто единая психология должна быть подразделена на психологию индивида и психологию коллектива.

Другой подход был предложен с точки зрения получившей в те годы популярность реактологии. Конкретно это означало, что коллектив понимался лишь как единая реакция его членов на единый раздражитель, а задачей социальной психологии было измерение скорости, силы и динамизма этих коллективных реакций. Методология реактологии была развита К. Н. Корниловым, соответственно ему же принадлежит и реактологический подход к социальной психологии.

Своеобразное опровержение точки зрения Челпанова было предложено и видным психологом П. П. Блонским, который одним из первых поставил вопрос о необходимости анализа роли социальной среды при характеристике психики человека. “Социальность” рассматривалась им как особая деятельность людей, связанная с другими людьми. Под такое понимание социальности подходила и “деятельность” животных. Поэтому предложение Блонского заключалось в том, чтобы включить психологию как биологическую науку в круг социальных проблем.

Еще одно возражение Челпанову исходило от выдающегося советского физиолога В. М. Бехтерева. Бехтерев выступал с предложением создать особую науку — рефлексологию. Эту отрасль Бехтерев назвал “коллективной рефлексологией” и считал, что ее предмет — это поведение коллективов, поведение личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношения их членов. Для Бехтерева такое понимание коллективной рефлексологии представлялось преодолением субъективистской социальной психологии. Социально-психологический подход должен был быть обеспечен соединением принципов рефлексологии (механизмы объединения людей в коллективы) и социологии (особенности коллективов и их отношения с условиями жизни и классовой борьбы в обществе). В конечном итоге предмет коллективной рефлексологии определялся следующим образом: “...изучение возникновения, развития и деятельности собраний и сборищ, проявляющих свою соборную соотносительную деятельность как целое, благодаря взаимному общению друг с другом входящих в них индивидов”.

Хотя в таком подходе и содержалась полезная идея, утверждающая, что коллектив есть нечто целое, в котором возникают новые качества и свойства, возможные лишь при взаимодействии людей, общая методологическая платформа оказывалась весьма уязвимой. Вопреки замыслу, эти особые качества и свойства интерпретировались как развивающиеся по тем же законам, что и качества индивидов.

Таким образом, несмотря на субъективное желание многих психологов создать марксистскую социальную психологию, такая задача в 1920-е годы не была выполнена. Хотя отпор точке зрения Челпанова и был дан достаточно решительно, ключевые методологические проблемы психологии не были решены. Стремясь противостоять идеалистическому подходу, исследователи сплошь и рядом оказывались в плену позитивистской философии, конкретным и специфическим проявлением которой явился механицизм. Кроме того, не было четкости и относительно предмета социальной психологии: по существу были смешаны две проблемы, или два различных понимания, предмета социальной психологии.

С одной стороны, социальная психология отождествлялась с учением о социальной детерминации психических процессов; с другой — предполагалось исследование особого класса явлений, порождаемых совместной деятельностью людей, и прежде всего явлений, связанных с коллективом.

Результатом этой борьбы мнений явился тот факт, что лишь первая из обозначенных трактовок предмета социальной психологии получила права гражданства — как учение о социальной детерминации психики. Социология же в эти годы вообще оказалась под ударом, поэтому о существовании социальной психологии в ее рамках вопрос вообще не поднимался. Более того, тот факт, что социальная психология в то же время продолжала развиваться на Западе, притом в рамках немарксистской традиции, привел некоторых психологов к отождествлению социальной психологии вообще лишь с ее “буржуазным” вариантом, исключив саму возможность существования социальной психологии в нашей стране. Само понятие “социальная психология” стало интерпретироваться как синоним реакционной дисциплины, как атрибут лишь буржуазного мировоззрения.

Именно в этом смысле говорят о наступившем на длительный период “перерыве” в развитии социальной психологии. Действительно, имел место перерыв в самостоятельном существовании социальной психологии в нашей стране, что не исключало реального существования отдельных исследований, являющихся по своему предмету строго социально-психологическими. Эти исследования были продиктованы потребностями общественной практики, прежде всего педагогической. Так, изучение вопросов коллектива было сконцентрировано в сфере педагогической науки, где работы А. С. Макаренко, А. С. Залужного имели отнюдь не только чисто педагогическое значение. Точно так же ряд проблем социальной психологии продолжал разрабатываться в рамках философии, в частности проблемы общественной психологии классов и групп.

Важнейшую роль здесь сыграли исследования Л. С. Выготского. Можно выделить два круга вопросов в работах Выготского, которые имеют непосредственное отношение к развитию социальной психологии.

С одной стороны, это учение Выготского о высших психических функциях, которое в значительной степени решало задачу выявления социальной детерминации психики (т. е., выражаясь языком дискуссии 1920-х годов, “делало всю психологию социальной”). Усвоение общественного опыта изменяет не только содержание психической жизни, но и создает новые формы психических процессов, которые принимают вид высших психических функций, отличающих человека от животных.

Две известные гипотезы Выготского (об опосредованном характере психических функций человека и о происхождении внутренних психических процессов из деятельности, первоначально “интерпсихической”) позволяли сделать вывод, что главный механизм развития психики — это механизм усвоения социально-исторических форм деятельности.

С другой стороны, в работах Выготского решались и в более непосредственной форме социально-психологические вопросы, в частности высказывалось специфическое понимание предмета социальной психологии.

Социальная психология, или “психология народов”, как ее понимал Вундт, рассматривала в качестве своего предмета язык, мифы, обычаи, искусство, религию, которые Выготский назвал “сгустками идеологии”, “кристаллами”. По его же мнению, задача психолога заключается не в том, чтобы изучать эти “кристаллы”, а в том, чтобы изучить сам “раствор”. Но “раствор” нельзя изучить, выводя коллективную психику из индивидуальной.

Выготский не соглашается с той точкой зрения, что дело социальной психологии — изучение психики избирательной личности. Психика отдельного лица тоже социальна, поэтому она и составляет предмет социальной психологии. В этом смысле социальная психология отличается от коллективной психологии: предмет социальной психологии — психика отдельного человека.

Поэтому можно по праву утверждать, что идеи Выготского, высказанные им в 1920-е годы и позже, в 1930-е годы, явились необходимой предпосылкой, сформировавшейся внутри психологической науки, для того чтобы впоследствии наиболее точно определить предмет социальной психологии.

В конце 1950-х — начале 1960-х годов развернулся второй этап дискуссии о предмете социальной психологии. Два обстоятельства способствовали новому обсуждению этой проблемы.

Во-первых, все расширяющиеся запросы практики. Решение основных экономических, социальных и политических проблем позвонило более пристально анализировать психологическую сторону различных проявлений общественной жизни. Активное обратное воздействие психологических процессов на ход объективного развития особенно значимо в условиях усиления роли “человеческого фактора”. Механизмы конкретного взаимодействия общества и личности в этих условиях должны быть исследованы не только на социологическом, но и на социально-психологическом уровне.

Во-вторых, к моменту, когда все эти проблемы с особой остротой были поставлены жизнью, произошли серьезные изменения и в области самой психологической науки. Советская психология, осуществляя свою радикальную перестройку на базе марксистской философии, превратилась к этому времени в развитую дисциплину, располагающую и солидными теоретическими работами, и широко разветвленной практикой экспериментальных исследований. Значительно возросла квалификация исследователей, как в содержательном, так и в методологическом плане.

К этому же времени произошли изменения в общей духовной жизни общества, связанные с некоторым смягчением идеологического пресса и начавшейся “оттепелью”, что позволило обсуждать судьбу социальной психологии не в качестве “буржуазной науки”, а по существу. Таким образом, были созданы и необходимые субъективные предпосылки для возрождения полемики о социальной психологии, о ее предмете, задачах, методах, а также месте в системе наук.

Новая дискуссия началась в 1959 г. статьей А. Г. Ковалева, опубликованной в журнале “Вестник ЛГУ”, после чего была продолжена на Втором Всесоюзном съезде психологов в 1963 г.

Два вопроса:

1) понимания предмета социальной психологии и соответственно круга ее задач;

2) соотношения социальной психологии с психологией, с одной стороны, и с социологией — с другой.

Несмотря на обилие нюансов различных точек зрения, все они могут быть сгруппированы в несколько основных подходов.

Так, по вопросу о предмете социальной психологии сложились три подхода.

Первый из них, получивший преимущественное распространение среди социологов, понимал социальную психологию как науку о “массовидных явлениях психики”. В рамках этого подхода разные исследователи выделяли разные явления, подходящие под это: иногда больший акцент делался на изучение психологии классов, других больших социальных общностей и в этой связи на таких отдельных элементах общественной психологии групп, как традиции, нравы, обычаи и пр.

В других случаях большее внимание уделялось формированию общественного мнения, таким специфическим массовым явлениям, как мода и пр. Наконец, внутри этого же подхода почти все единодушно говорили о необходимости изучения коллективов. Большинство социологов определенно трактовали предмет социальной психологии как исследование общественной психологии (соответственно были разведены термины: “общественная психология” — уровень общественного сознания, характерный для отдельных социальных групп, прежде всего классов, и “социальная психология” — наука об этой общественной психологии).

Второй подход, напротив, видит главным предметом исследования социальной психологии личность. Оттенки здесь проявлялись лишь в том, в каком контексте предполагалось исследование личности. С одной стороны, больший акцент делался на психологические черты, особенности личности, типологию личностей. С другой стороны, выделялись такие проблемы, как положение личности в группе, межличностные отношения, вся система общения. Часто в защиту описанного подхода приводился такой аргумент, что он гораздо более “психологичен”, что лишь на этом пути можно представить себе социальную психологию как органическую часть психологии, как разновидность именно психологического знания. Логично, что подобный подход в большей степени оказался популярным среди психологов.

Наконец, в ходе дискуссии обозначился и третий подход к вопросу. В каком-то смысле с его помощью пытались синтезировать два предыдущих. Социальная психология была рассмотрена здесь как наука, изучающая и массовые психические процессы, и положение личности в группе. В этом случае, естественно, проблематика социальной психологии представлялась достаточно широкой, практически весь круг вопросов, рассматриваемых в различных школах социальной психологии, включался тем самым в ее предмет.

Были предприняты попытки дать полную схему изучаемых проблем в рамках этого подхода. Наиболее широкий перечень содержала схема, предложенная Б. Д. Парыгиным, по мнению которого социальная психология изучает:

1) социальную психологию личности;

2) социальную психологию общностей и общения;

3) социальные отношения;

4) формы духовной деятельности.

Согласно В. Н. Мясищеву, социальная психология исследует:

1) изменения психической деятельности людей в группе под влиянием взаимодействия;

2) особенности групп;

3) психическую сторону процессов общества.

Важно, что при всех частных расхождениях предложенных схем основная идея была общей: предмет социальной психологии достаточно широк и можно с двух сторон двигаться к его определению — как со стороны личности, так и со стороны массовых психических явлений. [/sms]
30 янв 2009, 14:56
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.