Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск



» » » » Реферат: Эволюция самодержавно-крепостнической России в 1861–1917 годы


Реферат: Эволюция самодержавно-крепостнической России в 1861–1917 годы

Реферат: Эволюция самодержавно-крепостнической России в 1861–1917 годы Со второй половины 19 века заметно ускорился процесс преобразования российского патриархального, традиционного общества в индустриальное. "Дворянская Россия с 1861 года безостановочно разлагается. Самодержавие не в силах оторваться от дворянской почвы и гибнет вместе с ней. Замороженная на двадцать лет Россия явно гниет под снегом" [Федотов Г.П. Указ соч. С.93.]. Династия Романовых с трудом приспосабливалась к новой эпохе. "Наши цари со временем переведутся: это мамонты, которые могли жить лишь в допотопное время. Наши цари были полезны как грозные боги, небесполезны и как огородные чучелы. Вырождение авторитета с сыновей Павла.

[sms]

Прежние цари и царицы – дрянь, но скрывались во дворце, предоставляя эпическо набожной фантазии творить из них кумиров. Павловичи стали популярничать. Но это безопасно только для людей вроде Петра I или Екатерины II. Увидев павловичей вблизи, народ перестал их считать богами, но не перестал бояться их из-за жандармов. Образы, пугавшие воображение, стали теперь пугать нервы. С Александра III , с его детей вырождение нравственное сопровождается и физическим. Варяги создали нам первую династию, варяжка [Жена Александра III Мария Федоровна, урожденная Мария-София-Фридерика-Дагмарта, которая была дочерью датского короля Христиана IX и Луизы Гессенской.] испортила последнюю" [Ключевский В.О. Сочинения . В девяти томах. Т.9. – М.: 1990. С.422.]. Супруге императора полагалось из государственной казны 200 000 рублей в год. На содержание государевых детей выделялось 33 000 рублей. Наследник получал 100 000 в год, а его жена – половину этой суммы. Младший армейский офицер имел 600 рублей годовых, столичный рабочий – 400, батрак – 60. Родственники и друзья Романовых занимали наиболее выгодные государственные должности. Российское общество оставалось по-прежнему кастовым. Привилегии дворян ущемляли права крестьян, казаков, "инородцев".

Поражение в Крымской войне 1853-1856 годов побудило Александра II к реформам. Еще в 1785 году Екатерина II разрешила дворянам не служить и заниматься предпринимательством. Аналогичные права получили мещане. Однако переход к индустриализму требовал большего. Главным препятствием на пути индустриального развития страны оставалось рабство, которое политики и историки-этатисты мягко называли "крепостным правом". Рабство не проходит бесследно. “Забудем ли давно известную истину, что в немалой степени именно крепостничество и самодержавие – а не любимые наши широкие дали и плавные реки – полтыщи лет воспитывали "русское", и полтыщи лет "русское" служило подножьем рабству, хамству и насилию. И все, что противилось этому "русскому", тоже было характерно и насквозь русским" [Баткин Л. Пристрастия. – М.: 1994. С.248.]. В. Ключевский справедливо отмечал, что подневольный труд убивает энергию, ослабляет предприимчивость, развращает нравы и даже портит расу физически. В последнее десятилетие перед реформой прекратился естественный прирост крепостного населения. Подневольный труд в равной степени развращал и крестьян, и помещиков. Мужики уклонялись от работы на барина. Помещиков больше привлекали изящные искусства нежели сельская экономика. После 1861 года немногие помещики смогли приспособиться к новым условиям [Энгельгард А.Т. Из деревни: 12 писем. 1872-1887. – М.: 636 С. В книге подробно описана Смоленская губерния.].

Крестьяне – основной массив населения России – оставались государственной собственностью, переданной помещикам во временное пользование. В таких условиях не мог сложиться рынок рабочей силы, один из важнейших компонентов индустриального развития. Реформа 1861 года позволила зажиточным крестьянам выкупать свой надел и становиться собственниками. Однако не многие имели необходимый капитал. Более того, условия выхода инициативных, зажиточных семей из общины, со своим наделом, были крайне затруднены. Таким образом, реформа учла интересы помещиков и зажиточных крестьян. Получив свободу, избыточное сельское население устремилось на заработки в города. Реформа сняла напряжение, предотвратила социальный взрыв.

Важное значение имела земская реформа. Для страны, в которой вся жизнь народа находилась под опекой правительства, появление любых параллельных негосударственных структур трудно переоценить. Земства становились всесословными организациями. В отличие от законодательных собраний штатов США, земства не имели законодательных прав. Царь разрешил деятельность земств только на уездном и губернском уровне. Создать всероссийский земский центр монарх не позволил [Николай II опасался, что этот центр превратится в парламент и ограничит царскую власть.]. Тем не менее император предоставил земским депутатам (гласным) довольно широкое поле деятельности: здравоохранение, начальное образование, статистика, социальная защита. Земское движение принесло огромную пользу России, воспитало тысячи активных, сознательных граждан, способных объединять людей вокруг конкретных, полезных дел.

В 1863 году царь отменил публичные наказания, в следующем году согласился на суд присяжных. В 1870 году в 509 городах учреждались городские думы. Их депутаты избирались на 4 года. С 1882 года вводилась государственная фабричная инспекция. Закон ограничил рабочий день до 11 часов 30 минут. Закон 1903 года обязывал предпринимателей выплачивать искалеченным на производстве от половины до двух третей прежнего заработка. Кроме того, русские рабочие получили право выбирать фабричных старост, как в Англии. В России создавались женские гимназии, расширялись права вузов. Одним словом, велась большая реформаторская работа, которая приближала Россию к западной индустриальной культуре.

Стремление во что бы то ни стало ускорить преобразования в стране породило крайний экстремизм в среде молодых интеллигентов, не нашедших себе достойного дела в России того времени. Идеи мессианства, цареубийства стали навязчивыми для революционеров – террористов. Они устроили восемь покушений на монарха. 1 марта 1881 года Н. Рысаков и И. Гриневицкий бросили бомбы в карету царя. На месте гибели Александра II в Петербурге воздвигнут храм "Спас на крови". Александр III окончательно отверг всякие конституционные замыслы своего предшественника и подчеркнул незыблемость самодержавия. Опасаясь террористов, новый царь более двух лет откладывал поездку в Москву, на коронацию. Александра III воспитывал Победоносцев, позднее получивший должность обер-прокурора Святейшего Синода. Профессор-законовед утверждал: "Одно из самых лживых политических начал есть начало народовластия, та, утвердившаяся со времени французской революции идея, что всякая власть исходит от народа и имеет основание в воле народной. Отсюда истекает теория парламентаризма, которая до сих пор вводит в заблуждение массу так называемой интеллигенции, и проникла, к несчастию, в русские безумные головы" [Вопросы истории. 1995. № 2. С.65.]. 1 ноября 1891 года Победоносцев писал Александру III: "Нельзя скрывать от себя, что в последние годы крайне усилилось умственное возбуждение под влиянием сочинений графа Толстого и угрожает распространением страшных извращенных понятий о вере, о церкви, о правительстве и обществе, направление вполне отрицательное, отчужденное не только от церкви, но и от национальности. К Толстому примкнул совершенно обезумевший Соловьев, выставляя себя каким-то пророком и, несмотря на явную нелепость того, что он проповедует, его слушают, читают, ему рукоплещут" [Там же. С. 70.]. Венцом антитолстовских деяний стало созданное Победоносцевым дело об отлучении от православной церкви великого писателя. В православные храмы разослан был текст "определения Святейшего Синода от 20–22 февраля 1901 года № 557 с посланием верным чадам Православныя греко-российския церкви о графе Льве Толстом". Текст этот был подготовлен самим обер-прокурором и стал, увы, началом падения его влияния на политику Российской империи. Спустя 4 дня обер-прокурору пришлось в приватном письме объясняться с Николаем II [Победоносцев женился на семнадцатилетней Екатерине Энгельгардт, которая была на 22 года моложе своего супруга. Победоносцева крайне раздражала связь императора Александра II с юной княжной Е. Долгорукой. Об этой связи знал не только двор.].

При Александре III и Николае II [Жена Николая II, Алиса Гессенская, стала Александрой Федоровной. На 13-й день коронационных торжеств в давке за бесплатным угощением погибло 1282 человека и несколько сот получили ранения. Было выдано по тысяче рублей на семью погибших или пострадавших.] важную роль играл С. Витте – министр путей сообщения, финансов, первый премьер-министр России [См.: Россия на рубеже эпох: Исторические портреты. – М.: 1991. С. 8-47. С. Витте снял деньги со строительства броненосца и отдал их на создание Томского технологического института.]. Он ввел золотой стандарт. Бумажные купюры свободно обменивались на золотые монеты. Премьер много сделал для привлечения иностранного капитала, для ускоренной индустриализации страны. За 10 лет производство чугуна, проката и стали утроилось. Добыча нефти увеличилась в 5 раз. К концу 1900 года Бакинский регион давал почти половину мировой продукции нефти. Во многом это была заслуга иностранного капитала [Верт Н. История советского государства. 1900–1991 / Пер. с фр. – М.: 1992. С.12.]. В 1801 году шотландец Чарльз Гаскойн построил завод. Затем предприятие купил Н. Путилов. Он разбогател во время крымской войны, поставив для армии в сжатые сроки партию паровых судов. Н. Путилов много задолжал и умер. Предприятие стало акционерным. За 1898 год завод выпустил 160 паровозов. В октябре 1901 года путиловцы собрали уже тысячный паровоз. Трехдюймовая пушка образца 1902 года создала заводу всемирную славу. В 1900-1904 годах предприятие поставило для армии около половины пушек [История Путиловского завода. 1901-1917. – М.: 1961. С.19, 153, 159.].

К началу ХХ века около 1 900 дворян Европейской России (без Польши и Финляндии) владели 2 092 фабриками и заводами. Князья Демидовы – Сан-Донато, графы Строгановы, Шуваловы, Абамелек-Лазаревы, Стенбок-Ферморы и другие распоряжались десятками металлообрабатывающих предприятий, приносивших большие доходы. Миллионеры П.Г. фон Дервиз, К.Ф. фон Мекк, К.К. Унгерн-Штернберг нажили состояния на железнодорожных концессиях; князья В.И. Васильчиков и С.В. Кочубей, Л.Л. Голицын и В. Тенищев – на финансовых операциях при учреждении Юзовского, Брянского, Выксунского заводов. В сахарной промышленности, наряду с новой знатью, процветали представители старой, титулованной – князья Барятинские, Долгорукие, Юсуповы, графы Бобринские, Орловы, Браницкие, Потоцкие, Шуваловы и другие, которые, помимо этого, оставались и крупнейшими латифундистами. В число богатейших железнодорожных, углепромышленных "королей" вошли представители поместного дворянства Иловайские, Депрерадовичи, Карповы и другие. Из чиновников вышли А. И. Путилов, А. И. Вышеградский и другие воротилы финансового, промышленного мира [Вопросы истории. 1994. №1. С.39.].

В конце 19 века правители России активизировали свою дальневосточную политику. В 1891 году началось строительство железной дороги от Челябинска до Владивостока. Через 5 лет Китай уступил часть своей территории. Рельсы потянулись от Читы к Харбину [Эта дорога получила название Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД). В 1929 году КВЖД была выкуплена Китаем.]. В 1898 году Россия взяла в аренду у Китая порт на берегу Желтого моря [Порт-Артур.]. Борьба за сферы влияния в Манчжурии привела к русско-японской войне 1904-1905 годов. Россия потерпела тяжелое поражение. Достаточно вспомнить Цусиму, где погибло 5 045 моряков, более 800 было ранено и контужено [В 1905 году Черноморский флот России уступал итальянскому и австро-венгерскому.]. В августе 1905 года , в США, С. Витте подписал мирный договор с Японией. Корея признавалась сферой японских интересов. Россия отдавала Японии Порт-Артур, треть КВЖД и южную часть Сахалина. Дальнейшее продвижение России на восток приостановилось.

Поражение в войне усилило недовольство людей царем, бюрократией. Заметно возросла социальная напряженность. В годы царствования Николая II политические убийства приняли широкий размах, стали в известном смысле приметой времени. Заговоры, покушения, убийства следовали друг за другом. В 1902 году был убит министр внутренних дел Д. С. Сипягин, в 1904 году та же участь постигла его преемника В. К. Плеве, в 1905 году бомба террориста разорвала на части великого князя Сергея Александровича, в 1911 году выстрелом в упор был смертельно ранен премьер-министр П. А. Столыпин. Разгул терроризма сильно тревожил царский двор [См.: Савинков Б. Воспоминания террориста. – Л.: 1990. – 447 с. Перу Б. Савинкова принадлежат романы "Конь бледный" (1909 г.), "Конь вороной" (1923 г.). См. Савинков Б. Избранное. – М.: 1990. – 432 с. Савинков (1879-1925) – один из лидеров партии социалистов-революционеров. Участвовал в убийствах царских сановников – министра внутренних дел В.К. Плеве и московского генерал-губернатора великого князя Сергея Романова. В 1906 году был арестован и приговорен к смертной казни, но бежал. В 1911 году эмигрировал за границу, где в годы первой мировой войны служил добровольцем во французской армии. Весной 1917 года вернулся в Россию и был назначен на должность комиссара Юго-Западного фронта. Активно боролся против коммунистов. Погиб в советской тюрьме.].

Расстрел мирной манифестации 9 января 1905 года в Петрограде вызвал мощные демонстрации протеста. В феврале 1905 года монарх обещал созвать Государственную думу. Только через полгода появился ее проект. Политические забастовки протеста достигли пика в октябре 1905 года. В декабре 1905 года в одном из районов Москвы (Пресня) дело дошло до баррикад, до перестрелки с войсками. Николай II пошел на уступки. 17 октября был обнародован манифест "Об усовершенствовании государственного порядка". Впервые в России власть провозглашала свободы: совести, слова, собраний, союзов. Весной 1906 года указы императора уточнили состав Госдумы и порядок ее работы. Сложилась новая структура политической власти. Отныне "никакой закон не может последовать без одобрения Государственной думы и воспринять силу закона без утверждения государя императора". Однако Романовых явно не устраивала перспектива конституционной монархии. Уступки, сделанные обществу во время социального взрыва, Романовы существенно урезали как только положение стабилизировалось. Николай II реорганизовал подвластный ему Государственный совет, наделил его равными правами с Думой. Кроме того, царь мог отклонить любой законопроект Государственной думы либо вообще ее распустить . Легализация профсоюзов и резкое повышение заработной платы рабочим сопровождалось политикой попустительства погромщикам-монархистам [В Томске черносотенцы напали на здание управления железной дороги и подожгли его. Погибло несколько рабочих.].

Весной 1906 года, через 35 лет после появления городских дум, открылась первая Государственная дума. В выборах ее депутатов приняла участие только половина избирателей. Николай II в Зимнем дворце устроил официальный прием. После этого народные избранники отправились в Таврический дворец на первое заседание думы [После смерти графа Потемкина дворец перешел в собственность государства.]. Николай II встал на путь конфронтации с представителями сословий. Депутаты просили, требовали отменить смертную казнь, объявить амнистию. Царские министры отвергли все предложения Думы. Они часто заявляли: "Слава Богу, у нас нет парламента". В июле император уже распустил Государственную думу и ужесточил избирательный закон [Первая Дума продержалась 72 дня.]. Из 395 депутатов только 178 подписали протест против досрочного роспуска Думы. Крестьяне, жители городов не поддержали избранных ими депутатов. Также досрочно царь распустил и вторую Думу, которая оказалась более радикальной, чем первая. В нее вошли социалисты, трудовики, и кадеты [Трудовики – беспартийные депутаты Государственной думы. Кадеты – конституционные демократы. Либеральная партия России.]. Предусмотренный пятилетний срок отработала только третья Госдума (1907-1912). Романовы сознательно загружали ее мелкими вопросами: о начальных училищах, о волостном земском самоуправлении, о страховании рабочих, о строительстве канализации и водопровода в Петербурге. К 1917 году Дума наработала определенный опыт сотрудничества с царем; но она так и не стала парламентом. Законодательная, исполнительная и судебная власть осталась у Романовых. Важнейшие государственные реформы разрабатывались и проводились в жизнь правительством. Вспомним аграрную реформу Петра Столыпина. Был упрощен выход инициативных, состоятельных семей из общины, гарантирована неприкосновенность крестьянской собственности. Часть государственных земель правительство передавало крестьянскому банку для продажи в частную собственность. Реформа отменяла выкупные платежи с крестьян, стимулировала переселенческую политику. Л. Толстой в обстоятельном письме убеждал П. Столыпина в противоестественности частной собственности на землю. Министр отвечал, что без собственности землю никто беречь не будет. К 1 января 1916 года выделились из общины и укрепили землю в личную собственность 2 500 000 дворохозяев, что составляло 27% всех общинных дворов, имевших 15 900 000 десятин, или 14% всех общинных земель. Наиболее активным выход из общины был в 1908-1910 годах. Тогда вышло более половины всех выделившихся дворов. С 1911 года выход из общины резко сократился.

Важным результатом аграрной реформы явился рост сельскохозяйственного производства. Так, среднегодовой урожай пшеницы в 1904-1908 годах по 63 губерниям вырос более чем на одну треть. Заметно увеличился российский экспорт пшеницы. В 1909-1913 годах Россия вывозила ежегодно 724 400 пудов хлеба, более пятой части общего сбора зерновых культур. Конечно, экспорт российского зерна в больших количествах осуществлялся не потому, что его было в изобилии. В 1908-1913 годах на душу населения приходилось лишь 4 центнера зерна, это более чем в два раза меньше, чем в США и Аргентине и почти в пять раз меньше, чем в Канаде. Экспорт зерна давал России зарабатывать валюту, в которой она остро нуждалась [Вопросы истории. 1994. № 1. С.113.].

П. Столыпин, как и все царские министры, не считался с Думой. По его мнению, разрабатывать и проводить реформы могло только царское правительство, а дилетанты–депутаты лишь мешали чиновникам–профессионалам. П. Столыпин грезил "великой Россией", мыслил исключительно имперскими категориями. Переселенческая политика министра сопровождалась изъятием земель коренного населения окраин империи в пользу русских колонистов. В 1911 году террорист убил П. Столыпина. Аграрная реформа осталась незавершенной

Нерусские народы выражали недовольство имперской политикой царей. Черносотенцы насаждали православие, русский язык, отстаивали единство и неделимость России. Николай Романов полностью их поддерживал. Действие порождало противодействие. На Кавказе, в Средней Азии и других регионах поднималась ответная волна местного национального протеста. Азербайджанская организация Муссоват (Равенство), армянский Дашнакцютюн (Союз) и другие боролись за создание независимых национальных государств. Волнения 1905-196 годов вынудили царя "даровать" конституцию Финляндии. Финны имели свою валюту, свои почтовые марки, таможенные тарифы. Финляндия не выплачивала своей доли общеимперских расходов. Рекрутский набор из Финляндии брался втрое меньше среднероссийского. В 1910 году Николай II лишил финский сейм законодательных прав. Азиатские окраины стоили больших затрат, чем приносили доходов. Российская империя платила за счастье иметь эти территории. Постоянные национальные конфликты внутри империи настоятельно требовали реформы унитарного государства. Монархисты были против малейших уступок национальным окраинам, категорически отвергали федеральные проекты. Попытки силой удержать в единой империи совершенно различные народы требовали огромных затрат, мощного репрессивного аппарата, который использовался и против самих русских.

С 1910 года в стране вновь нарастает социальное напряжение. Средний русский был почти в 7 раз беднее среднего американца. В 1913 году общий уровень производства в России оставался все же в два с половиной раза меньше, чем промышленное производство Франции, в шесть раз меньше, чем в Германии, в четырнадцать раз – чем в Америке [Верт Н. Указ. соч. С. 55.]. С 1908 по 1914 год бюджет народного образования удалось увеличить втрое, было открыто 50 000 новых школ. Всего в стране в 1914 году насчитывалось 150 000 школ, тогда как требовалось 300 000 [Там же. С. 50, 55.].

Один из блестящих российских умов – Л. Н. Толстой писал в начале ХХ века, обращаясь к царю: "Вас, вероятно, приводит в заблуждение о любви народа к самодержавию и его представителю – царю то, что везде при встречах Вас в Москве и других городах толпы народа с криками "ура" бегут за Вами. Не верьте тому, чтобы это было выражением преданности Вам – это толпа любопытных, которая побежит точно так же за всяким непривычным зрелищем. Часто же эти люди, которых Вы принимаете за выразителей народной любви к Вам, суть не что иное, как полицией собранная и подстроенная толпа, долженствующая изображать преданный Вам народ, как это, например, было с Вашим дедом в Харькове, когда собор был полон народа, но весь народ состоял из переодетых городовых.

Если бы Вы могли, так же, как я, походить во время царского поезда по линии крестьян, расставленных позади воск, вдоль всей железной дороги и послушать, что говорят крестьяне: старосты, сотские, десятские, сгоняемые с соседних деревень и на холоду и в слякоти без вознаграждения с своим хлебом по нескольку дней дожидающихся поезда, Вы бы услыхали от самых настоящих представителей народа, простых крестьян, сплошь по всей линии речи, совершенно несогласные с любовью к самодержавию и его представителю. Если лет 50 тому назад при Николае I еще стоял высоко престиж царской власти, то за последние 30 лет он не переставая, падал и упал в последнее время так, что во всех сословиях никто уже не стесняется смело обсуждать не только распоряжения правительства, но и самого царя и даже бранить его и смеяться над ним.

Самодержавие есть форма правления отжившая, могущая соответствовать требованиям народа где-нибудь в Центральной Африке, отделенной от всего мира, но не требованиям русского народа, который все более и более просвещается общим всему миру просвещением. И поэтому поддерживать эту форму правления и связанное с нею православие можно только, как это делается теперь, посредством всякого насилия: усиленной охраной, административных ссылок, казней, религиозных гонений, запрещения книг, газет, извращения воспитания и вообще всякого рода дурных и жестоких дел" [Вопросы истории. 1993. №3. С. 93-94.].

В начале 20 века заметно увеличилась доля иностранного капитала в экономике России. К 1914 году треть общего числа всех акций обществ, действовавших в империи, принадлежала иностранным владельцам. Доля французского капитала в России достигла 12,5 миллиардов франков, доля немецкого – 8 миллиардов, британского – 3 миллиарда [Верт Н. Указ. соч. С.55.]. За труды по внедрению в российскую армию новой артиллерии пушечный король Франции Е. Шнайдер в 1903 году был награжден орденом Анны 2-й степени. За каждое орудие, сделанное по образцу, разработанному Е. Шнайдером и Круппом, Путиловский завод платил им премии [История Путиловского завода. 1801-1917. – М.: 1961. С.340, 344.].

Расстрел рабочих на Ленских приисках Иркутской губернии весной 1912 года повысил уровень социальной напряженности. Однако правящий класс всецело поглотили геополитические проблемы [В манифесте по случаю трехсотлетия дома Романовых говорилось: "Тесные пределы Московской Руси раздвинулись и Империя Российская стала ныне в ряду первых держав мира". См. Вопросы истории. 1993. №3. С.95.]. Давнее стремление завладеть черноморскими проливами предопределило решение Николая Романова о вступлении России в войну под предлогом защиты Сербии. Царь, воспитанный в милитаристских, имперских традициях, не понимал насколько близок к катастрофе российский государственный корабль. Роковую ошибку царя должно разделить и российское общество. 2 августа 1914 года тысячи демонстрантов собрались у Зимнего дворца чтобы на коленях получить благословение царской четы по случаю начала войны. А. Васнецов, К. Коровин, Ф. Шаляпин, М. Горький и другие уважаемые люди одобрили войну. Все партии Государственной думы , за исключением коммунистов, голосовали за военные кредиты. В. Ульянов (Ленин) не разделял взгляды пацифистов. Он мечтал как можно скорее превратить империалистическую войну в войну гражданскую.

В 1915 году российская армия потеряла 150 000 убитыми, 700 000 ранеными и 900 000 пленными. В 1915 году даже в Зимнем дворце был открыт лазарет на тысячу коек [Вопросы истории. 1994. № 5.С.128.]. Россия утратила Литву, Галицию и Польшу. Если царское правительство давало Польше лишь статус политической автономии, то Германия и Австрия в 1916 году пошли на признание польской государственности. Из западных областей в Россию вернулись четыре миллиона беженцев. Содержание десятимиллионной армии потребовало огромного напряжения сил. Россия ожидала от Франции и Англии поставок артиллерии, автомобилей, винтовок. Настроения россиян изменились. В 1916 году число дезертиров достигло полутора миллионов. Казнокрадство чиновников, перебои в снабжении продовольствием превратили недовольство монархией в массовое явление. За 23 года правления Николая Романова Россия пережила две войны и две революции. Убийство Г. Распутина стало запоздалой попыткой аристократов спасти честь монархии , ее престиж. Ту же цель преследовало отречение Николая II в пользу Михаила [Сообщение о двух отречениях сразу окончательно парализовало всякую государственную власть в стране, открыло дорогу анархии.]. Однако время было безнадежно упущено. Реформаторский курс Александра II не нашел достойных последователей . Александр III и Николай II не принимали опережающих решений, шли вслед за событиями, опаздывали. Бюрократия изолировала клан Романовых от банкиров, промышленников, либералов. Миллионы людей расстались с монархическими иллюзиями. В феврале 1917 года российская монархия пала.

Со второй половины 19 века самодержавие взялось вести страну к строю, который был ему глубоко чужд, которого оно не хотело, но к которому оно шло, только вынуждаемое ходом истории. Неудивительно, что каждому шагу вперед предшествовало долгое топтание на месте. Главным было одно – сохранить при новом строе старых хозяев, прежде всего монархию и ее чиновный аппарат, чего бы это не стоило стране, как бы это не затрудняло ее развитие. Дорого заплатила Россия, что уже несколько столетий привыкла отождествлять романовскую монархию с отечеством [Попов Г. Х. Блеск и нищета административной системы. – М.: 1990.С.147.]. Нельзя не согласиться с Н. Бердяевым, который писал: "Разложение императорской России началось давно. Ко времени революции старый режим совершенно разложился, исчерпался и выдохся. Война докончила процесс разложения. Нельзя даже сказать, что февральская революция свергла монархию в России, монархия в России сама пала, ее никто не защищал, она не имела сторонников" [Вопросы истории. 1993.№ 3. С.107. Бердяев Н.А. (1874-1948). Из семьи потомственного военного. За участие в социалистическом кружке был отчислен из Киевского университета; профессор Московского университета; в 1922 году выслан из России, издавал в Париже журнал "Путь". Автор книг "Философия неравенства" (1923), "Марксизм и религия" (1929), "Истоки и смысл русского коммунизма" (1937).]. [/sms]

27 янв 2009, 15:38
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.