Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Реферат: Пётр III Фёдорович


Реферат: Пётр III Фёдорович

Реферат: Пётр III Фёдорович ИМПЕРАТОР ПЁТР III ФЁДОРОВИЧ (1728–1762)

Годы правления: 1761–1762

Супруга: Екатерина Алексеевна, с 1762 – императрица Екатерина II

Сын: Павел, с 1796 – император Павел I

“Наследник престола – самое неприятное из всего неприятного, что оставила после себя императрица Елизавета… По странной игре случая, в лице этого принца совершилось загробное примирение двух величайших соперников начала XVIII века. Пётр III был сын дочери Петра I и внук сестры Карла XII.
[sms]
Вследствие этого владельцу маленького герцогства Голштинского грозила серьёзная опасность стать наследником двух крупных престолов, шведского и русского. Сначала его готовили к первому и заставляли учить лютеранский катехизис, шведский язык и латинскую грамматику. Но Елизавета, вступила на русский престол и желала обеспечить его по линии своего отца… её племянника взяли из Киля и доставили в Петербург. Здесь голштинского герцога Карла-Петра-Ульриха преобразили в великого князя Петра Фёдоровича и заставили изучать русский язык и православный катехизис” (В.О. Ключевский).

Мальчик был первым и долгожданным ребёнком любящих друг друга счастливых родителей, которые мечтали создать ему счастливое детство, и вырастить из него достойного человека. Счастливый и радостный отец устроил праздник с фейерверком в честь рождения сына. Любящая жена любовалась зрелищем у открытого окна. А родился ребёнок 10 февраля, было холодно. Анна Петровна простыла и скоропостижно умерла. Муж был безутешен, во всём винил себя, жизнь для него покрылась мраком, он никого не хотел видеть, даже сына, и через 10 лет умер. Мальчиком занималась прислуга и гувернёры. Но так как, по сути, ребенок с рождения оказался сиротой, то некому было проследить за тем, кто и как воспитывает мальчика. А воспитатели оказались грубыми, злыми, с некоторыми садистскими наклонностями. У них не нашлось капли любви для этого одинокого существа. Унижая, наказывая этого ребёнка, воспитатели добились того, что мальчик приучился лгать, стал упрямым, ненавидел учёбу и мало что воспринял из наук, но к 14 годам воспитатели хорошо вбили в его голову одну науку – ненависть к России.

Вот таким он и приехал в 1742 году в Петербург, был крещён и объявлен наследником, как внук Петра Великого и племянник императрицы.

Елизавета Петровна была счастлива, ведь это был сын её любимой сестры! Она задарила его: и дворец, и титулы, и звания; но даже она видела его вопиющую необразованность. Императрица нашла племяннику невесту и отпраздновала свадьбу.

Пётр огорчал императрицу безмерно, она раздражалась, но всё надеялась, что он выправится. “Быстрая смена обстоятельств и программ воспитания вконец сбила с толку и без того некрепкую его голову. Пётр кончил тем, что не научился ничему, а несходство голштинской и русской обстановки, совсем отучили его понимать окружающее. Развитие остановилось раньше его роста; в лета мужества он оставался тем же, чем был в детстве, вырос, не созрев. Этот человек наизнанку, у которого спутались понятия добра и зла, вступил на русский престол. Он и здесь сохранил всю узость и мелочность мыслей и интересов, в которых был воспитан и вырос. Ум его голштински-тесный, никак не мог расшириться в географическую меру нечаянно доставшейся ему беспредельной империи. Напротив, на русском престоле Пётр стал ещё более голштинцем, чем был дома” (В.О. Ключевский).

Пётр не любил и боялся России. Он окружил себя голштинскими солдатами, “сволочь, – по выражению княгини Дашковой, – состоявшая из сыновей немецких сапожников”. С ними он напивался каждый день и нёс в это время жуткую чушь (по воспоминаниям Андрея Болотова).

И вот этот человек с детским умишком, обожавший играть в солдатиков, и с детской страстью преклонявшийся перед военным талантом Фридриха II, стал российским императором. Первое, что он сделал – заключил мир с Пруссией и вернул земли, завоеванные русской армией. Кроме обиды и позора, это свело на нет результаты побед русских войск в Семилетней войне и громадные материальные затраты на её ведение. Он ввёл в армии прусскую муштру и устраивал бесконечные парады.

В его правление вышло несколько дельных указов: Упразднение Тайной канцелярии; прекращение преследований раскольников и разрешение вернуться раскольникам, которые когда-то были вынуждены бежать за границу. Это была акция приближённых Петра III, которая должна была привлечь симпатии подданных на его сторону и смягчить впечатление от подобострастного мира с Фридрихом.

Но сам император совсем не заботился о симпатиях народа и не понимал необходимость этого. Он как раз делал всё, чтобы всех настроить против себя. В церкви он кривлялся и передразнивал священника, громко говорил и всем видом выражал презрение. Указ о секуляризации монастырских земель, не мог вызвать радости церкви. Но его требования: убрать из церквей все иконы, кроме Спаса и Богоматери; побрить священникам бороды и одеться подобно пасторам – было уже явным покушением на православие, что было непереносимо для набожной православной страны.

Даже такой подарок дворянству – как Манифест о вольности, по которому служилое сословие могло и не служить (привилегии дворянству давались за службу, а теперь привилегии оставались и без службы), не мог сгладить того оскорбления, которое император наносил каждодневно своим презрением ко всему русскому, а особенно к русской армии. “Пётр на русском престоле стал верноподданным прусским министром. Перед возмущённым чувством оскорблённого национального достоинства опять восстал ненавистный призрак второй бироновщины…Ропот незаметно сложился в военный заговор, а заговор повёл к новому перевороту” (В.О. Ключевский).

Во главе заговора была Екатерина Алексеевна. Пётр стал особенно дурно относиться к жене, когда у него появилась фаворитка – племянница канцлера Воронцова. От малого ума и полного отсутствия такта Пётр унижал жену прилюдно и грозил постричь в монастырь, а то и арестовать. И Екатерина поняла, что это может случиться. И тогда она решилась участвовать в заговоре против мужа. Но в таких случаях нужен толчок, а он не замедлил случиться. Пётр объявил войну Дании, чтобы вернуть родной Голштинии кусочек земли. Кроме того, русские войска должны были воевать вместе с Фридрихом против своих союзников.

О заговоре все говорили вслух, но в результате неразберихи слухов, был арестован один их заговорщиков, что ставило под угрозу остальных, да и сам заговор. И тогда всё пришло в действие.

28 июня 1762 года Григорий Орлов заехал в Петергоф за Екатериной и привёз её вместе с фрейлиной в Измайловский полк. Готовые к этому солдаты тотчас присягнули на верность императрице. То же было и Семёновском полку. В окружении этих двух полков Екатерина двинулась к Казанскому собору, где священник провозгласил её самодержавной императрицей. Около новоотстроенного Зимнего дворца собрались и полки, и толпы народу и все радостно приветствовали императрицу Екатерину II и присягали ей на верность.

Пётр, который беспечно игнорировал все доносы о заговоре, безумно испугался и подписал отречение. Его арестовали в Петергофе гвардейские офицеры во главе с Алексеем Орловым, и отвезли на мызу в Ропшу, где 6 июля 1762 года он был убит, якобы в пьяной драке.

“Случайный гость русского престола, он мелькнул падучей звездой на русском политическом небосклоне, оставив всех в недоумении, зачем он на нём появлялся” (В.О. Ключевский). [/sms]
21 янв 2009, 13:23
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.