Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск

» » » » Реферат: Перестройка М. С. Горбачева


Реферат: Перестройка М. С. Горбачева

Реферат: Перестройка М. С. Горбачева Введение

Понятие “перестройка” весьма спорно: каждый подразумевает под ним нечто, соответствующее его политическим взглядам. В середине 80-х гг. руководство КПСС провозгласило курс на перестройку. По масштабу вызванных ею перемен в Европе ее справедливо сопоставляют с Великой французской революцией или Октябрем 1917 года в России. Термин “перестройка” появился в нашей политической лексике в 1985 году. Но чем была тогдашняя “перестройка”? Что она дала стране и чего она её лишила?

Предпосылки перестройки

Апрель 1985 года положил начало медленным, осторожным реформам, направленным на частичное обновление существующей системы. Перемены, происходившие на протяжении примерно трех последующих лет, отдаленно напоминали ситуацию, сложившуюся в России в конце 50-х годов прошлого века. Сто тридцать лет назад потребность в частичной модернизации режима была осознана в результате поражения в Крымской войне, которая продемонстрировала всему миру, как далеко отстала Российская империя от других европейских держав за время, прошедшее после триумфальной победы ее над наполеоновской Францией. Теперь же причиной начавшегося “ремонта” стало отставание от США в гонке космических вооружений. Неспособность в силу экономических причин дать ответ на программу “звездных войн” убедила правящие круги СССР в том, что соревнование в сфере высоких технологий уже почти проиграно.
[sms]
Речь шла вовсе не о том, чтобы изменить систему (существующая вполне устраивала правящие верхи). Систему эту стремились лишь приспособить к новым международным условиям.

Напротив, в первоначальном проекте перестройки во главу угла ставилась технология, а не человек, которому отводилась непонятная роль “человеческого фактора”.

Первые реформы

Причины наступившего кризиса в экономике надо искать в уродливой структуре народного хозяйства страны и отсутствии серьезных стимулов к труду. Все это следует умножить на серьезные ошибки в управлении, допущенные в начале перестройки.

На XVII Съезде КПСС вопрос ставился правильно: повернуть производство лицом к потребителю и активизировать человеческий фактор. Но как добиться поставленной цели? Горбачев избрал вполне марксистский метод — метод проб и ошибок.

Сначала было “ускорение” — наивная попытка с помощью идеологических заклинаний и призывов к “каждому на своем рабочем месте” заставить проржавевший хозяйственный механизм крутиться быстрее. Но одними уговорами было не обойтись: на выпуск товаров народного потребления была задействована только одна седьмая часть основных производственных фондов. И правительство затеяло малую индустриализацию, чтобы в конечном итоге модернизировать отсталую легкую промышленность. Все это, однако, закончилось провалом уже на первом этапе: миллиардные госкапвложения в базовые отрасли бесследно растворились во всеобщем бедламе — нового оборудования, материалов, технологий легкая промышленность так и не дождалась.

Тогда сократили закупку ширпотреба и бросили валютные средства на закупку техники за рубежом. Результат — минимальный. Часть оборудования так и осталась на складах и под открытым небом из-за нехватки производственных площадей. А то, что удалось смонтировать, давало отказы. Целые поточные линии простаивали из-за неправильной эксплуатации, отсутствия запчастей, низкого качества сырья.

Наконец, поняли, что при отсутствии стимулов у производителей ничего в экономике не повернешь. Решили дать предприятиям хозрасчетную самостоятельность. Но ограниченная свобода обернулась лишь правом бесконтрольного расходования государственных средств и привела к вздуванию цен, сокращению объемов производства и резкому росту денежной массы в наличном обращении.

Рост заработков при этом никак не повлиял на выход конечной потребительской продукции, поскольку деньги выплачивались не только производителям товаров, но и всем остальным без исключения.

Желание власти выглядеть хорошо без всяких на то оснований сыграло с ней плохую шутку. Не сокращая прежних расходов, в центре и на местах разрабатывали бесчисленные социальные программы, закачивали в экономику инфляционные деньги. Раздутый платежеспособный спрос начал потихоньку раздавливать и торговлю, и потребительский сектор промышленности.

Потери народного хозяйства от реформ Горбачева росли. Второе дыхание к социализму так и не пришло — началась агония.

Реформа избирательной системы. Первый и Второй Съезды

Первым конкретным шагом на пути политической реформы стали решения внеочередной XII сессии ВС СССР (одиннадцатого созыва), состоявшейся 29 ноября – 1 декабря 1988 г. Эти решения предусматривали изменение структуры высших органов власти и государственного управления страны, наделение вновь учрежденного Съезда народных депутатов и избираемого им ВС СССР реальными властными функциями, а также изменение избирательной системы.

1989 год стал годом радикальных изменений, особенно в политической структуре общества. Состоявшимся в 1989 году выборам народных депутатов СССР предшествовала невиданная в нашей стране избирательная кампания, начавшаяся еще на исходе 1988 г. Возможность выдвижения нескольких альтернативных кандидатов (на 2250 депутатских мест было выдвинуто 9505 кандидатов) давала советским гражданам выбирать одного из нескольких.

Треть народных депутатов избиралась от общественных организаций, что позволило коммунистам как наиболее массовой “общественной организации” на Съезде иметь большинство. Доля коммунистов среди народных депутатов оказалась 87 % против 71,5 % предыдущего созыва, на основе чего делался громкий вывод о том, что в условиях свободы выбора был подтвержден авторитет партии.

В выборах, проходивших 26 марта 1989 г. по 1500 территориальным и национально-территориальным округам, участвовали 89,8 % включенных в списки избирателей. Эти выборы стали заметным сдвигом общества в сторону демократии, по крайней мере, как тогда казалось. За работой Съезда следила вся страна — повсеместно зафиксировано снижение производительности труда.

Первый Съезд народных депутатов СССР (25 мая – 9 июня 1989 г.) стал весьма крупным политическим событием. Никогда еще не было такого в истории этой страны. Конечно, сейчас можно с иронией смотреть на те баталии, что происходили на Съезде, но тогда это выглядело победой демократии. Практических результатов Съезда было немного, в частности был избран новый ВС СССР. Было принято несколько общих постановлений, например Постановление об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР.

Дискуссии на II Съезде народных депутатов СССР (12 – 24 декабря 1989 г.) носили более деловой характер. Второй Съезд принял 36 нормативных актов, в том числе 5 законов и 26 постановлений. Одним из центральных вопросов повестки дня II Съезда народных депутатов было обсуждение мер по оздоровлению экономики. Был обсужден вопрос о борьбе с организованной преступностью. Съезд рассмотрел доклады, посвященные как внешнеполитическим, так и внутриполитическим проблемам.

Когда открылся I Съезд народных депутатов, многие возлагали на него свои надежды на лучшую жизнь. Но, как и многим надеждам нашего народа, им не суждено было оправдаться. Первый Съезд называют теперь “игрой в демократию”, каковой он, собственно, и являлся. Ко II Съезду интерес людей уже заметно поутих. Народу уже стало ясно, что нельзя одним волшебным махом сделать жизнь лучше. Реформа избирательной системы являлась делом необходимым, но конкретного, насущного она народу дала немного.

Первый президент

Избрание Горбачева на должность Генерального секретаря ЦК КПСС вовсе не было предопределено расстановкой политических сил. Был, по признанию самого Михаила Сергеевича, и другой кандидат. Но в результате скрытой аппаратной игры победу одержала именно его команда.

Естественно, Горбачеву нужно было укрепиться у власти. А для того чтобы идеологически обосновать свою борьбу со старой партийной гвардией, он вынужден был провозгласить курс на обновление социализма во главе с его ведущей и направляющей силой — КПСС. В апреле, когда народ скорбел по поводу алкогольной кампании, начались кадровые перестановки. Один за другим отправлялись на заслуженный отдых партийные вожди областей и республик. Чисткой аппарата руководил теперь уже подзабытый Егор Кузьмич Лигачев, который за два года справился со своей задачей: рассадил преданных людей на все ключевые посты. На этом все партийные “перестройки” до Горбачева, как правило, заканчивались, но влияние Лигачева в партии возросло настолько, что генсек почувствовал дыхание конкурента в затылок. И не успела новая номенклатура припасть к кормушке, как Горбачев объявил о том, что перестройка продолжается.

Однако “свалить” Лигачева на партийной арене оказалось не так-то просто, и Горбачеву пришлось создавать альтернативные структуры в виде Верховного Совета и Съезда народных депутатов, чтобы держать аппаратчиков в постоянном напряжении. В сидении на двух стульях сразу Горбачев нашел для себя несомненную пользу: партократов всегда можно было припугнуть демократами, а демократов — славой КПСС.

Наконец, на XVIII Съезде задача была выполнена: Горбачев окончательно подмял под себя партаппарат, который даже смирился с переходом к рынку и потерей европейских колоний. Но оказалось, что борьба за власть не закончилась, напротив, вступает в новую стадию. Инициативу перехватили демократы во главе с Б. Н. Ельциным.

Итоги перестройки

К концу 1991 года мы имели гибрид бюрократического и экономического рынка (преобладал первый), имели почти законченный (именно за счет принципиальной юридической неопределенности в отношении формальных прав собственности) номенклатурный капитализм. Господствовала идеальная для бюрократического капитализма форма — лжегосударственная форма деятельности частного капитала. В политической сфере — гибрид советской и президентской форм правления, республика посткоммунистическая и преддемократическая.

Теперь коснемся вопроса, непосредственно связанного с экономическими итогами перестройки, и той экономической обстановки, которая была непосредственно после нее.

Перед новой независимой Россией стояли очень трудные и масштабные задачи. Первоочередной и самой насущной была экономическая реформа, призванная вывести страну из кризиса и обеспечить россиянам достойный уровень жизни. В экономике для этого виделся единственный путь — переход к рыночным методам хозяйствования, пробуждение предпринимательской инициативы частных собственников.

За годы “перестройки” было сделано удивительно мало для реального реформирования хозяйственного механизма. Принятые союзным руководством законы расширяли права предприятий, разрешали мелкое частное и кооперативное предпринимательство, но не затрагивали принципиальных основ командно-распределительной экономики. Паралич центральной власти и, как следствие, ослабление государственного контроля над народным хозяйством, прогрессировавший распад производственных связей между предприятиями разных союзных республик, возросшее самовластье директоров, недальновидная политика искусственного роста доходов населения и другие популистские меры в экономике — все это привело к нарастанию в течение 1990 – 1991 гг. экономического кризиса в стране. Разрушение старой экономической системы не сопровождалось появлением на ее месте новой. Эту задачу предстояло решать уже новой России.

Предстояло продолжить процесс формирования свободного демократического общества, успешно начатый “перестройкой”. В стране уже была реальная свобода слова, выросшая из политики “гласности”, складывалась многопартийная система, проводились выборы на альтернативной (из нескольких кандидатов) основе, появилась формально независимая пресса. Но сохранялось преимущественное положение одной партии — КПСС, сросшейся с государственным аппаратом. Советская форма организации государственной власти не обеспечивала общепризнанного разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Требовалось реформировать государственно-политическую систему страны, что оказалось вполне по силам новому российскому руководству.

К концу 1991 г. экономика СССР оказалась в катастрофическом положении. Ускорялось падение производства. Национальный доход по сравнению с 1990 г. уменьшился на 20 %. Дефицит государственного бюджета, т. е. превышение государственных расходов над доходами, составлял от 20 % до 30 % валового внутреннего продукта (ВВП). Нарастание денежной массы в стране грозило потерей контроля государства над финансовой системой и гиперинфляцией, т. е. инфляцией свыше 50 % в месяц, которая могла парализовать всю экономику.

Ускоренный рост зарплат и пособий, начавшийся с 1989 г., увеличил неудовлетворенный спрос, к концу года большинство товаров исчезло из государственной торговли, но зато втридорога продавалось в коммерческих магазинах и на “черном рынке”. За период с 1985 г. по 1991 г. розничные цены выросли почти в три раза, государственный контроль над ценами не мог остановить инфляцию. Неожиданные перебои в снабжении населения различными потребительскими товарами вызывали “кризисы” (табачный, сахарный, водочный) и огромные очереди. Вводилось нормированное распределение многих продуктов (по талонам). Люди опасались возможного голода.

Серьезные сомнения возникли у западных кредиторов в платежеспособности СССР. Суммарный внешний долг Советского Союза к концу 1991 г. составлял более 100 млрд. долларов, с учетом взаимных долгов чистая задолженность СССР в конвертируемой валюте в реальном выражении оценивалась около 60 млрд. долларов. До 1989 г. на обслуживание внешнего долга (погашение процентов и др.) уходило 25 – 30 % от суммы советского экспорта в конвертируемой валюте, но затем в связи с резким падением экспорта нефти Советскому Союзу для приобретения недостающей валюты пришлось продавать золотой запас. К концу 1991 г. СССР уже не мог выполнить свои международные обязательства по обслуживанию внешнего долга. Экономическая реформа становилась неизбежной и жизненно необходимой.

Заключение

Рассмотрев основные экономические и политические преобразования в эпоху перестройки, можно приступить к рассмотрению её итогов и результатов.

Для чего нужна была перестройка номенклатуре и что в действительности она получила?

Наиболее активной частью либерально-демократической интеллигенции в большинстве своем были люди, связанные с властью.

Массовые отряды собственно номенклатуры (хозяйственной и политической) вполне спокойно и достаточно сочувственно отнеслись к “антикоммунистической революции”. Поэтому она и произошла так легко, бескровно, в то же время осталась “половинчатой”, а для многих обернулась обманом их социальных ожиданий и надежд.

Совершенно очевидным стал характер номенклатурно-антиноменклатурной революции, когда все увидели, что именно номенклатура прежде других обогатилась в ходе раздела собственности.

В 1990 – 1991 годах у нас, безусловно, произошла мировая геополитическая катастрофа. Она была неожиданной для большинства советских людей. Так, в середине 80-х годов известные историки А. Некрич и М. Геллер писали: “Приближаясь к своему 70-летию, государство, рожденное в октябре 1917 года, завершает восьмое десятилетие XX века как последняя мировая империя. Над советской зоной — от Кубы до Вьетнама, от Чехословакии до Анголы — никогда не заходит солнце... Успехи системы очевидны”. Именно таким было мироощущение Запада, панически боявшегося советской агрессии.

Однако крах коммунистической системы все-таки произошел. 1985 – 1991 годы — конец коммунизма. Начинается открытая номенклатурная приватизация, частная собственность узаконивается, о государственной (тоталитарной) собственности уже и речи нет. Номенклатура открыто превращается в капиталистическую. К концу этого периода строй похож уже не на “империализм” в классически-ленинском описании, а на нечто переходное к “западной” модели, к рыночной экономике, к открытому обществу и свободному капитализму. Политически все это идет на фоне тотального разгрома государства, полностью проигравшего психологическую войну во внешнем мире и внутри страны. Поражение заканчивается распадом, исчезновением прежнего могущественного государства СССР. [/sms]
20 янв 2009, 16:07
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.