Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: Основные черты периода НЭПа в России


Реферат: Основные черты периода НЭПа в России

Реферат: Основные черты периода НЭПа в России Введение

Х съезд РКП(б) принял принципиальное решение о смене курса внутренней политики. Новый курс заключался в смене “военно-коммунистических” методов командования народным хозяйством и обществом экономическими рычагами руководства. Он был назван “Новой экономической политикой” (1921 – 1929 гг.).

Сущность НЭПа заключалась в восстановлении в ограниченных рамках рыночной экономики при сохранении командных высот народного хозяйства в руках партийно-государственного аппарата. Тактической целью НЭПа стал выход из кризиса путем укрепления экономического союза рабочих и крестьян, города и деревни. Стратегической целью НЭПа стало построение социализма, скачок к которому через “военный коммунизм” оказался неудачным.

Цель работы — рассмотреть основные черты периода НЭПа в России.
[sms]
Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи: изучить экономическое положение страны в годы НЭПа, изучить экономику и культуру в годы НЭПа в России.

Экономическое положение страны в годы НЭПа

Первой и главной мерой НЭПа стала замена продразверстки продовольственным налогом, установленным первоначально на уровне примерно 20% от чистого продукта крестьянского труда (т. е. требовавшим сдачи почти вдвое меньшего количества хлеба, чем продразверстка), а затем снижением до 10% урожая. Оставшиеся после сдачи продналога продукты крестьянин мог продавать по своему усмотрению — либо государству, либо на свободном рынке.

Радикальные преобразования произошли и в промышленности. Главки были упразднены, а вместо них созданы тресты — объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 г. около 90% промышленных предприятий были объединены в 421 трест, причем 40% из них было централизованного, а 60%  — местного подчинения. Тресты сами решали, что производить и где реализовывать продукцию. Предприятия, входившие в трест, снимались с государственного снабжения и переходили к закупкам ресурсов на рынке. Закон предусматривал, что “государственная казна за долги трестов не отвечает”.

ВСНХ, потерявший право вмешательства в текущую деятельность предприятий и трестов, превратился в координационный центр. Его аппарат был резко сокращен. Тогда и появляется хозяйственный расчет, означающий что предприятие (после обязательных фиксированных взносов в государственный бюджет) само распоряжается доходами от продажи продукции, само отвечает за результаты своей хозяйственной деятельности, самостоятельно использует прибыли и покрывает убытки.

Не менее 20% прибыли тресты должны были направлять на формирование резервного капитала до достижения им величины, равной половине уставного капитала (вскоре этот норматив снизили до 10% прибыли до тех пор пока он не достигал 1/3 первоначального капитала). А резервный капитал использовался для финансирования расширения производства и возмещения убытков хозяйственной деятельности. От размеров прибыли зависили премии, получаемые членами правления и рабочими треста.

Стали возникать синдикаты — добровольные объединения трестов на началах кооперации, занимавшиеся сбытом, снабжением, кредитованием, внешнеторговыми операциями. К концу 1922 г. 80% трестированной промышленности было синдицировано, а к началу 1928 г. всего насчитывалось 23 синдиката, которые действовали почти во всех отраслях промышленности, сосредоточив в своих руках основную часть оптовой торговли. Правление синдикатов избиралось на собрании представителей трестов, причем каждый трест мог передать по своему усмотрению большую или меньшую часть своего снабжения и сбыта в ведение синдиката.

Реализация готовой продукции, закупка сырья, материалов, оборудования производилась на полноценном рынке, по каналам оптовой торговли. Возникла широкая сеть товарных бирж, ярмарок, торговых предприятий.

В промышленности и других отраслях была восстановлена денежная оплата труда, введены тарифы зарплаты, исключающие уравниловку, и сняты ограничения для увеличения заработков при росте выработки. Были ликвидированы трудовые армии, отменены обязательная трудовая повинность и основные ограничения на перемену работы. Организация труда строилась на принципах материального стимулирования, пришедших на смену внеэкономическому принуждению “военного коммунизма”.

В промышленности и торговле возник частный сектор: некоторые государственные предприятия были денационализированы, другие — сданы в аренду; было разрешено создание собственных промышленных предприятий частным лицам с числом занятых не более 20 человек (позднее этот “потолок” был поднят).

Бурно развивалась кооперация всех форм и видов. Роль производственных кооперативов в с/х была незначительна (в 1927 г. они давали только 2% всей продукции с/х и 7% товарной продукции), зато простейшими первичными формами сбытовой, снабженческой и кредитной кооперации было охвачено к концу 20-х годов больше половины всех крестьянских хозяйств. К концу 1928 г. непроизводственной кооперацией различных видов, прежде всего крестьянской, было охвачено 28 млн. человек (в 13 раз больше, чем в 1913 г.). В обобществленной розничной торговле 60 – 80% приходилось на кооперативную и только 20 – 40% на собственно государственную, в промышленности в 1928 г. 13% всей продукции давали кооперативы. Существовало кооперативное законодательство, кооперативный кредит, кооперативное страхование.

Возродилась кредитная система. В 1921 г. был воссоздан Госбанк, начавший кредитование промышленности и торговли на коммерческой основе. В 1922 – 1925 гг. был создан целый ряд специализированных банков: акционерные, в которых пайщиками были Госбанк, синдикаты, кооперативы, частные лица и даже одно время иностранцы, для кредитования отдельных отраслей хозяйства и районов страны; кооперативные —- для кредитования потребительской кооперации; организованные на паях общества сельскохозяйственного кредита, замыкавшиеся на республиканские и центральные сельскохозяйственные банки; общества взаимного кредита — для кредитования частной промышленности и торговли; сберегательные кассы — для мобилизации денежных накоплений населения. На 1 октября 1923 г. в стране действовало 17 самостоятельных банков, а доля Госбанка в общих кредитных вложениях всей банковской системы составляла 2/3.

Экономический механизм в период НЭПа базировался на рыночных принципах. Товарно-денежные отношения, которые ранее пытались изгнать из производства и обмена, в 20-е годы проникли во все поры хозяйственного организма, стали главными связующим звеном между его отдельными частями.

Всего за 5 лет, с 1921 по 1926 г., индекс промышленного производства увеличился более чем в 3 раза; сельскохозяйственное производство возросло в 2 раза и превысило на 18% уровень 1913 г. Но и после завершения восстановительного периода рост экономики продолжался быстрыми темпами: в 1927 – 1928 гг. прирост промышленного производства составил 13 и 19% соответственно. В целом же за период 1921 – 1928 гг. среднегодовой темп прироста национального дохода составил 18%.

Самым важным итогом НЭПа стало то, что впечатляющие хозяйственные успехи были достигнуты на основе принципиально новых, неизвестных дотоле истории общественных отношений. В промышленности ключевые позиции занимали государственные тресты, в кредитно-финансовой сфере — государственные и кооперативные банки, в сельском хозяйстве — мелкие крестьянские хозяйства, охваченные простейшими видами кооперации.

Совершенно новыми оказались в условиях НЭПа и экономические функции государства; коренным образом изменились цели, принципы и методы правительственной экономической политики. Если ранее центр прямо устанавливал в приказном порядке натуральные, технологические пропорции воспроизводства, то теперь он перешел к регулированию цен, пытаясь косвенными, экономическими, методами обеспечить сбалансированный рост.

Государство оказывало нажим на производителей, заставляло их изыскивать внутренние резервы увеличения прибыли, мобилизовывать усилия на повышение эффективности производства, которое только и могло теперь обеспечить рост прибыли.

Широкая кампания по снижению цен была начата правительством еще в конце 1923 г., но действительно всеобъемлющее регулирование ценовых пропорций началось в 1924 г., когда обращение полностью перешло на устойчивую червонную валюту, а функции Комиссии внутренней торговли были переданы Наркомату внутренней торговли с широкими правами в сфере нормирования цен. Принятые тогда меры оказались успешными: оптовые цены на промышленные товары снизились с октября 1923 г. по 1 мая 1924 г. на 26% и продолжали снижаться далее [Орлов А. С., Георгиев В. А., Полунов А. Ю., Терещено Ю. Я., Основы курса истории России, М.: Простор, 1997. с. 475 – 477].

Политика России в годы НЭПа

Проявляя определенную гибкость в хозяйственной политике, большевики не знали сомнений и колебаний в реализации второго “урока Кронштадта”, призванного укрепить контроль правящей партии над политической и духовной жизнью общества.

Важнейшим инструментом в руках большевиков были здесь органы ВЧК (с 1922 г. — ГПУ). Этот аппарат не просто сохранялся в том виде, как он существовал в эпоху гражданской войны, но и бурно развивался, окруженный особой заботой власть имущих, все плотнее охватывал государственные, партийные хозяйственные, военные и прочие общественные институты.

Основной удар наносился по все еще сохранявшимся структурам оппозиционных политических сил. В 1922 г. закрываются легально издававшиеся газеты и журналы левых социалистических партий и течений. Вскоре и сами эти небольшие и маловлиятельные политические образования прекращают под прямым воздействием ГПУ свое существование. В середине 20-х годов ликвидируются также последние подпольные группы правых эссеров и меньшевиков.

Через разветвленную систему секретных сотрудников ВЧК — ГПУ был налажен контроль над политическими настроениями государственных служащих, интеллигенции, рабочих и крестьян Особое внимание обращалось на кулаков и городских частных предпринимателей, которые с развертыванием нэпа и собственным хозяйственным укреплением стремились обеспечить политические гарантии своих экономических интересов.

С октября 1917 г. новая власть стремилась подчинить себе глубоко авторитетную в народе русскую православную церковь и последовательно, невзирая ни на что, продвигалась к поставленной цели. При этом широко использовалась политика не только “кнута” (в частности, конфискация в 1922 г. под предлогом борьбы с голодом ценностей церкви), но и “пряника” — в виде материальной и моральной поддержки так называемого “обновленчества” и подобных ему движений подрывающих внутрицерковное единство. Под мощным давлением власти православные иерархи вынуждены были шаг за шагом сдавать свои антибольшевистские позиции.

Не были обойдены вниманием властей и массовые общественные организации, прежде всего профессиональные союзы [История России под ред. Ю. И. Казанцева, В. Г.Деева, М.: ИНФРА-М, Новосибирск: Сибирское соглашение, 2001, с. 56 – 59].

Культура России в годы НЭПа

По мере развертывания большевистских преобразований (они получили название “культурной революции”) усиливалась идеологизация культуры. Система образования, общественные науки, литература, искусство, театр превращались в инструменты “воспитательного” воздействия Советской власти на массы. Образование становится бесплатным, рабочие и крестьяне получают значительные преимущества при поступлении в учебные заведения, включая университеты.

На первый план в “культурной” политике большевиков сразу же выдвинулась проблема российской интеллигенции — малочисленной (около 2,2% населения), но особо значимой общественной группы, главной носительницы знаний и национальных культурных традиций.

В своей массе интеллигенция крайне настороженно отнеслась к Революции 1917 г. Власти, стремясь вовлечь старую интеллигенцию в активную трудовую деятельность, в первые послевоенные годы поддерживали ее. Специалистам в разных областях знаний (кроме, пожалуй, гуманитарных) обеспечивались более сносные по сравнению с основной массой населения условия жизни и работы. Особенно это касалось тех, кто так или иначе был связан с укреплением научного, экономического и оборонного потенциала государства.

В то же время всячески ограничивались возможности интеллигенции участвовать в политической жизни, влиять на массовое общественное сознание. В 1921 г. упраздняется автономия высших учебных заведений. Они были поставлены под бдительный надзор партийных и государственных органов. Профессора и преподаватели, не разделявшие коммунистических убеждений, увольнялись. К середине 20-х годов прекращается деятельность практически всех частных книгоиздательств, возникших при переходе к нэпу, закрываются независимые научные и литературно-художественные журналы [Мельгунов С. П., История России. М.: Высшая школа, 2002, с. 201 – 202].

Едва укрепившись у власти, большевистская партия берет курс на формирование собственной, социалистической интеллигенции, преданной режиму и верно ему служащей. Открываются новые университеты и институты. При высших учебных заведениях создаются первые рабочие факультеты (рабфаки). Для подготовки “идеологических кадров” была развернута сеть специальных научных и учебных заведений в центре и на местах.

Коренной реформе подверглась и система школьного образования. Новая советская школа в соответствии с особым “Положением” о ней, разработанном в 1918 г, создавалась как единая, общедоступная, ведущая обучение на родном языке. Она включала в себя две ступени (1-ая — пять лет, 2-ая — четыре года) и обеспечивала непрерывность образования, начиная с дошкольных учреждений и кончая вузами.

В 1923 г. учреждается добровольное общество “Долой неграмотность” во главе с председателем ВЦИК М. И. Калининым. Его активисты открыли тысячи пунктов, кружков, изб-читален, где обучались взрослые и дети. К концу 20-х годов около 40% населения умели читать и писать (против 27% в 1913 г.), а десятилетие спустя этот показатель равнялся 80% [Плетнева С. А., История Отечества, М.: Высшая школа, 2001, с. 89 – 90].

Литературно-художественная жизнь Советской России в первые послереволюционные годы отличалась многоцветием, обилием различных творческих группировок и течений. Только в Москве их насчитывалось свыше 30. Продолжали публиковать свои произведения писатели и поэты “серебряного века” русской литературы (А. А. Ахматова, А. Белый и др.). Устраивали выставки картин последователи “Мира искусства”, “Бубнового валета”, “Голубой розы” и других дореволюционных объединений художников. Большую активность проявляли представители левомодернистских течений — футуризма, имажинизма, супрематизма, кубизма, конструктивизма — в поэзии, живописи, театре, архитектуре (В. Э.Мейерхольд, К. С.Мельников и др.).

Но и в этой области правящая партия постепенно наводит “революционный порядок”. На первый план, подминая все под себя, начинают выходить объединения коммунистической ориентации (Российская ассоциация пролетарских писателей, Левый фронт искусств, редколлегия и авторский актив журнала “На посту” и т. п.). Они рьяно пытались внести “классовую борьбу” в художественное творчество, травили в печати беспартийных писателей и других деятелей культуры как “попутчиков” и “внутренних эмигрантов” [Плетнева С. А. История Отечества, М.: Высшая школа, 2001, с. 89 – 90].

Заключение

Подводя итог представленной работе, хотелось бы отметить основные черты НЭПа.

Важной чертой НЭПа стала отмена всеобщей трудовой повинности. Был взят курс на добровольное привлечение рабочей силы в народное хозяйство. Возникла избыточная рабочая сила, образовался “рынок труда”.

Составной частью перестройки стала децентрализация управления промышленностью.

Большинство государственных предприятий снималось с госсодержания и переводилось на хозрасчет.

На государственных предприятиях была ликвидирована уравнительная система оплаты труда.

Частичное возвращение от централизованного к рыночному хозяйству потребовало перестроить финансовую, прежде всего денежную систему.

Отмеченные выше основные направления НЭПа сочетались с курсом на государственное планирование народного хозяйства.

Библиографический список


История России под ред. Ю. И. Казанцева, В. Г. Деева, М.: ИНФРА-М, Новосибирск: Сибирское соглашение, 2001.

Литвак Б. Г., История России. М.: “Просвещение”, 2001.

Мельгунов С. П. История России, М.: Высшая школа, 2002.

Орлов А. С., Георгиев В. А., Полунов А. Ю., Терещено Ю. Я., Основы курса истории России, М.: Простор, 1997.

Плетнева С. А., История Отечества, М.: Высшая школа, 2001. [/sms]
20 янв 2009, 15:38
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.