Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Результаты исследований А.В. Венкова по поводу авторства "Тихого Дона"


Результаты исследований А.В. Венкова по поводу авторства "Тихого Дона"

Результаты исследований А.В. Венкова по поводу авторства "Тихого Дона"

Теперь рассмотрим результаты исследований А.В. Вен­кова. При всей несуразности исходного положения вещей у историка («Тихий Дон» - шедевр), его версия не вызыва­ет рвотных позывов.

Более того, сочетание «Шолохов + Серафимович + Фи­липпов», - может, по моему мнению, многое объяснить.

Обратим внимание на три положения.

Все трое - гражданские лица, и уже на основании только этого становится понятной неграмотность в опи­сании военного уклада.

Все трое малообразованны.

Об образовании М.А. Шолохова подробно написано в работе М.Т. Мезенцева «Молодой Шолохов» [«Вечерний Ростов», № 192-193, с. 6; 11 октября 1991 г.]: будучи в Мо­скве, 3 месяца посещал подготовительный класс частной гимназии г. Шелапутина; затем 2,5 года (с сентября 1915 г.) в гимназии г. Богучара Воронежской губ. «В графе «образование» в 1922 году у него значилось - «низшее»... 20 января 1919 года, читаем: «незаконченное среднее»».

Гимназию А.С. Серафимович закончил (обучался там в 1874-1883 гг.). Поступил на физико-математический фа­культет С.-Петербургского университета. Не окончил (был сослан).

О Иване Дмитриевиче Филиппове читаем следующее: «В «Памятной книжке Области Войска Донского» за 16 год встречаем, наконец, Ивана Дмитриевича Фи­липпова, делопроизводителя Донецкого окружного зе­мельного совета, коллежского регистратора» [В, с. 155].

«О самом ИД. Филиппове данные за 1913 год отрывоч­ны. Известно, что в 1913-1914 годах он редактировал «Донскую газету» в Новочеркасске (вышло 65 номеров), но газета эта, по слухам, существует в единственном эк­земпляре и хранится в «Салтыковке» в Санкт-Петербурге. В1914 году были попытки возродить «Голос казачества». С №3 ответственным редактором значится ИД. Фи­липпов, но выходит всего несколько номеров» [В, с. 191].

«Данные, обнаруженные в «Памятных книжках Облас­ти Войска Донского» за 1912-1914 года, подтвержда­

ют, что Иван Дмитриевич Филиппов, коллежский реги­стратор, служил делопроизводителем по гражданской части в канцелярии окружного атамана Донецкого окру­га в 1912 году («Памятная книжка...», 1912, с. 71). Такая же запись есть в «Памятной книжке» за 1914 год, имя Ивана Дмитриевича Филиппова не упоминается. Види­мо, в 1913 году ему и впрямь «пришлось взять отставку» [В, с. 195-196].

Итак, коллежский регистратор - последний (XIV) чин по Табели о Рангах. Сделаем небольшой экскурс в вариан­ты типовых карьер.

Дети из дворянских аристократических семей оканчи­вали ДИАЗКК, после этого два года в НКУ (в С.-Петербурге) и в 21 год становились хорунжими в гвардии (X чин).

Дворяне попроще, а также (не будем этого забывать) многие и многие дети из простых казачьих семей после получения так называемого «домашнего образования» на­правлялись в простенькое областное училище (в нашем случае, НКЮУ) и, закончив его по 2-му разряду, станови­лись (также в 21 год) хорунжими в обычных (негвардей­ских) полках (XII чин).

Гражданская карьера выглядела так:

Можно было закончить гимназию и продолжить обу­чение. Окончание университета давало право на X-XII чины, в зависимости от успехов. К примеру, обычно уни­верситет оканчивали в звании «действительного студен­та», но можно было окончить и «кандидатом» (если выпу­скник защитит работу определенного уровня).

Помимо университетов были институты (например: сельскохозяйственный, лесной) и училища (например: Московское коммерческое училище), по окончании кото­рых выпускник имел право на XII-XIV чины.

Для получения классного чина необязательно было по­лучение высшего образования. После окончания, скажем, окружного училища, молодой человек мог на каком-то этапе получить должность, которая положена человеку, имеющему классный чин. Проработав какое-то время в этой должности (обычно это продолжалось несколько лет) и, вероятно, таким образом зарекомендовав себя, этот служащий сдавал экзамен «на первый классный чин». Со­ответствующая запись обязательно заносилась в Форму­лярный список. Спустя некоторое время после этого (обычно, не более года) он производился в первый класс­ный чин - коллежский регистратор со старшинством с момента занятия классной должности. Старшинство мог­ло опережать получение 1-го классного чина лет на 10. Это при том, что в следующий классный чин (если долж­ность соответствовала) чиновник должен производиться спустя 3 года после получения предыдущего. Поэтому, ес­ли наблюдалась большая разница между производством и старшинством, производство в следующие чины осущест­влялось достаточно быстро, чтобы ликвидировать это не­соответствие.

Все трое были «обиженными» казачеством.

О М А Шолохове в той же работе М.Т. Мезенцева читаем:

«Александр Михайлович долго не женился. Наконец, уже в 44-летнем возрасте сошелся с Анастасией Дани­ловной (урожденной Черниковой), женой урядника Кузне­цова. От мужа она ушла; но официально не развелась. Не сложилась у нее жизнь с урядником. Она перебралась в ху­тор Кружилин Вешенской станицы, где Александр Ми­хайлович приобрел небольшой курень, крытый соломой. Здесь у них 24 мая 1904 года родился сын Михаил (ГАРОШ (Шахтинский филиал ГОРО), ф. 760, on. 1, д. 154, л. 361 об.). До 1913 года, когда родители официально оформили брак в церкви, он носил фамилию Кузнецов» [Me, с. 103].

«В гимназии с юных лет прививался вкус к исследова­тельской работе, поискам документальных свиде­тельств о событиях на Тихом Дону. Такая атмосфера не могла не сказаться и на отношении к гимназистам. Из­редка встречавшиеся там дети иногородних подверга­лись постоянным насмешкам со стороны не только то­варищей, но и учителей, которые не скрывали своего пре­зрительного отношения к не казакам.

Отец Шолохова - Александр Михайлович - не ка­зак Во всех официальных документах самого М.А. Шоло­хова уже после революции в графе «социальное происхож­дение» значилось - «мещанин» (ГАРОШ, ф. 7б0, on. 1, д. 223, л. 252)» [Me, с. 104].

«Родители понимали, что в Усть-Медведицкой гимна­зии сыну придется туго. Но к 1915 году, когда МЛ Шоло­хову пришло время продолжать образование, в огромной области Войска Донского насчитывалось всего 7мужских гимназий. Выбора не оставалось. Тогда созрело решение ехать в соседнюю Воронежскую губернию» [Me, с. 105].

Проблема была не только в том, что М.А. Шолохов не был казаком. Он был некоим аналогом (слегка смягчен­ным) незаконнорожденного. Мать ушла от законного му­жа, но развестись не могла (!). Развод означал бы для ви­новной стороны жесткую формулировку - «обречен на вечное безбрачие». Вероятно, между ней и урядником Куз­нецовым была договоренность о полюбовном расстава­нии. И ввиду этого, вплоть до смерти официального мужа матери Михаил вынужден был носить его фамилию и от­чество. Текст («официально не развелась») показывает, что М.Т. Мезенцев не понимал сути бракоразводного процесса до революции. Если бы понимал, то обратил бы внимание на несуразность побега Григория с Аксиньей. Впрочем, отвлеклись. Вернемся к Мише. На такого рода полюбов­ные разводы закрывали глаза, но приветствоваться они, разумеется, не могли. И мальчик, рожденный только фор­мально в браке, а на самом деле - нет, не мог привечать­ся - как все. К тому же женщина ушла от казака к иного­роднему. Это только усугубляло ситуацию.

Так откуда у Михаила могла появиться любовь к казаче­ству? Вероятно, этот ярлык был к нему прилеплен после опубликования романа и признания его (романа) в каче­стве шедевра. Мы же рассматриваем период до опублико­вания, когда предпосылок к этому не было.

О А.С. Серафимовиче. Гражданская карьера (даже если она удавалась) не была особенно престижна в военном со­словии.

После ссылки (1887-1890 гг.), как говорится в его био­графии: «...переехал на родину под гласный надзор поли­ции. Затем переехал в Новочеркасск и там работал до 1902 года в газетах «Донская речь» и «Приазовский Край»». Вероятно, такая жизнь особой радости не вызыва­ла и будущий пролетарский писатель уезжает с Дона в Мо­скву. Собственно, неприязнь к казачеству этого человека прекрасно проиллюстрирована его произведениями, где казаки никогда не выступают в качестве положительных героев.

Стоит помнить, что его сын в Гражданскую войну был среди большевиков и, в дальнейшем, убит белыми. Сохра­нилось трогательное письмо В.И. Ленина с соболезнова­ниями.

В заключение о И.Д. Филиппове. Итак, человек пишет пьесы и тем самым «учит народ» - как жить. При этом сам имеет чин коллежского регистратора, о котором ходило столько анекдотов до революции. В наше время аналогич­ным образом (но, представляется, что все же меньше) по­тешаются над прапорщиками. Можно вспомнить, как этих горе-чиновников «полоскал» А.П. Чехов.

Любой юноша, закончивший ВУ в 21 год и только начи­нающий служить, стоит значительно выше по служебной лестнице.

Какое отношение к обществу, столь низко оценившему его заслуги, может испытывать ИД. Филиппов? Закономе­рен негативный настрой и желание описывать «язвы каза­чества».

 

* * *

Три потока неприязни, соединившись вместе, образо­вали мощный фонтан желчи, обрушившийся на донское казачество.

20 янв 2009, 13:55
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.