Последние новости
23 янв 2017, 20:17
Курдские отряды самообороны заявили, что не намерены придерживаться решений, которые...
Поиск

» » » » О 1-м георгиевском кавалере — К. Крючкове. В поисках автора "Тихого Дона"


О 1-м георгиевском кавалере — К. Крючкове. В поисках автора "Тихого Дона"

О 1-м георгиевском кавалере — К. Крючкове. В поисках автора "Тихого Дона"

Рассуждения о К. Крючкове присутствуют в исследова­нии М.Т. Мезенцева:

«Выразительны в романе страницы, повествующие о «подвигах» Козьмы Крючкова. Глава 3 третьей части пер­вой книги романа начинается словами: «Обычно из верховских станиц Донецкого округа - Еланской, Вешенской, Мигулинской и Казанской - брали казаков в 11-й - 12-й ар­мейские казачьи полки и в лейб-гвардии Атаманский. В1914 году часть призванных на действительную военную службу казаков Вешенской станицы влили почему-то в 3-й Донской казачий Ермака Тимофеевича полк,- состоявший сплошь из казаков Усть-Медведицкого округа. В числе ос­тальных попал в 3-й полк и Митька Коршунов», I, 275

Судьба Крючкова, которого русские газеты именовали не иначе, как спасителем отечества, очень хорошо ложилась в архитектонику повествования автора, имеющего социали­стическую ориентацию. По мнению исследователей, «Шо­лохов снимает с Крючкова ореол «былинного богатыря».

Не Шолохов снял «ореол», а уже ФД. Крюков, который выразил свое отношение к «подвигам» Козьмы Крючкова в 1917 году: «... грабеж практикуется безвозбранно и кла­дется, по-видимому, в основу нового общественного строительства, - и «вакация» Прокопъева при ограбле­нии винного завода расценивается отнюдь не с точки зрения государственного и общественного порядка, а просто - как удачное дело, вроде лихого боевого подвига полузабытого ныне Козьмы Крючкова» [Me, 73].

А каким же это, интересно, образом данный отрывок из письма ФД. можно трактовать как развенчивающий по­двиг К.Крючкова? Здесь-то как раз оценка - «лихой боевой подвиг».

О 1-м георгиевском кавалере А.Г. и С.Э. Макаровы тоже знают:

«Часть казаков хутора Татарского служит в полку, который носит на своих знаменах заветное для казаков имя - 3-й Донской казачий им. Ермака Тимофеевича полк, и в его составе вступает в войну в самые первые ее дни! Казак этого же полка Козьма Крючков первым из за­щитников России в 1914 году получил солдатский Георги­евский крест» [M1, с. 355]. Но никаких выводов по тому, как представлен подвиг в романе, не делается.

В исследовании А.В. Венкова разбору «подвига» К. Крючкова уделено аж 10 страниц [В, с. 260-271]. Данная глава достаточно точно дает представление обо всем ис­следовании. Прочтя ее, долгое время остаешься в сильном недоумении - так что же хочет сказать автор?

Историк знает об официальной версии: убил 11 человек, получил 16 ран и еще 11 «в лошадь»; повествует и о Других вариантах; сообщает о «Рассказе Кузьмы Крючко­ва», опубликованном 27 августа 1914 г. в «Приазовском крае», который, по мнению исследователя, имеет наиболь­шее число совпадений с версией, представленной в рома­не. В дальнейшем - бесконечное сравнение этого источ­ника с тем, что написано в романе. Подробно рассмотре­ны действующие лица и там, и там: совпадения и отличия. То же касается действий: кто скакал вперед, кто - назад, когда спешивались и стреляли и т. д.

Как и во всем исследовании здесь фигурируют «автор» и «торопливый переписчик».

Примечание. Л.В. Венков отличается от других антишолоховедов тем, что «соавтора» он именует «торопливым переписчиком».

Осуществлен подробный разбор того, как «торопли­вый переписчик» неоднократно путает действия двух ка­заков: К. Крючкова и Астахова.

Итак, 10 страниц сравнений. Так какие же выводы по­лучены в результате? Может быть, А.В. Венков хочет ска­зать, что подвига не было?

После первого прочтения я так и не понял. Мелькнула мысль - неужели я такой тупой? Прочел второй раз. И только после достаточно долгих раздумий пришел к следующему выводу: историк просто сравнивает текст ро­мана с вариантом описания подвига (из «Приазовского края»), послужившим, по его мнению, первоисточником. Только и всего (!).

На этом примере можно хорошо проиллюстриро­вать, - что именно А.В. Венков (а в равной степени и дру­гие антишолоховеды) понимают под «исторической дос­товерностью».

Берется описание того времени (1914 года) и одного этого уже достаточно (!), чтобы говорить о неимоверной достоверности изложения исторического события. Уди­вительный примитив!!

1) Не учитывается, что есть и другие описания этого подвига.

Описаний подвига было несколько. Предложенный в «Приазовском крае» существенно отличается от «офици­альной» версии. Даже зная об этих других версиях, иссле­дователь и не думает подвергать сомнению «первоисточ­ник» и, соответственно, «достоверность романа».

2)  Совершенно игнорируется наличие в конечном варианте существенных искажений, меняющих смысл эпизода.

«Метод наворота» здесь использован в полной мере. Прежде всего К. Крючков - откровенно отрицательная фигура. Перед описанием боя подробно и обстоятельно показано как этот приказный издевается над молодыми казаками и лебезит перед офицером. Для чего это делается? Такой вопрос исследователю даже и в голову не приходит.

3)  Абсолютно не рассматривается данный частный эпизод в общем контексте романа.

Во всем тексте романа, посвященном 1-й мировой вой­не, это единственный подробно описанный бой. Почему для этих целей выбран «антиподвиг»? Разве это объектив­ное описание боевых навыков донских казаков?

4)  Не принимаются во внимание многочисленные «ляпы», демонстрирующие кошмарную неграмотность автора.

Подробное описание так называемой дедовщины. Не­знание обращений: «Ваше Благородие» вместо «Ваше Вы­сокоблагородие». Непонимание смысла кличек («черногуз»). Непонимание порядка награждения: будто бы «на­граждать или не награждать» - решает есаул (?).

Кстати, кое-где в исследовании А.В. Венкова встречают­ся рассуждения о неумелой правке М.А. Шолоховым ис­ходного текста, например:

«Дальше - больше. Безграмотно составленный донос Листницкого на Бунчука с обращением «Ваше Высокобла-городие» и концовкой «Прошу не забывать омоем искреннем стремлении служить на пользу Родине и Монарху (ч. 4,   Само обращение говорит, что писал человек, не имеющий офицерского чина. Если офицер пишет офице­ру, то обращается: «Г-н капитан», «г-н полковник» и лишь к генералу можно обратиться: «Ваше превосходи­тельство» [В, с. 352-353].

В данном случае несуразность замечается, а варианты обращения «Ваше благородие» вместо «Ваше Высокобла­городие» в эпизоде с К. Крючковым (что звучит более ди­ко) почему-то пропускаются.

Порой достаточно и одной из четырех вышеперечис­ленных причин, чтобы от первичной «достоверности» не осталось и следа. Здесь же все четыре представлены в пол­ной мере.

И опять все тот же «джентльменский» набор вопросов:

1) Понимает ли исследователь элементарные законы и правила жизни изучаемого им периода истории?

2) Может ли он отличить главные события от второсте­пенных?

3) Понимает, хотя бы на элементарном уровне, такое понятие, как «причинно-следственная связь»?

Такое впечатление, что все эти качества пребывают в удручающем состоянии. Особенно это убивает, когда все это относится к профессиональному историку, да еще об­ладателю докторской степени.

19 янв 2009, 11:00
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.