Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Реферат: И все же, кто изобрел снаряд для "Катюши"?


Реферат: И все же, кто изобрел снаряд для "Катюши"?

Реферат: И все же, кто изобрел снаряд для "Катюши"? До недавнего времени исследователи склонялись к тому, что впервые в России, а, может быть, и в мире, шашки из бездымного пороха предложил и изготовил профессор Михайловской артиллерийской академии полковник И. П. Граве. В 1924 году он получил на такой ракетный заряд советский патент № 122 по заявочному свидетельству № 746 от 14 июля 1916 года. Однако сейчас мнение по этому поводу изменилось. Попробуем разобраться в этом вопросе.

Посмотрим, о чем свидетельствуют документы.

1916 год

1 октября 1916 года в докладе на I Всероссийском съезде по вопросам изобретений было сообщено, что в списке "некоторых из одобренных изобретений и усовершенствований" под номером 43 значится "Особый пироксилиновый заряд", с которым "организованы широкие параллельные опыты".

Автор этого изобретения, Иван Платонович Граве, родился в 1874 году в Казани. Из дворян. Окончил Кадетский Симбирский корпус, Михайловское артиллерийское училище, Михайловскую артиллерийскую академию. Его диссертация "Опыт теоретического исследования закона развития давлений при горении пороха в неизменяемом пространстве" получила блестящий отзыв за рубежом (во Франции). С 1904 года преподавал в Артакадемии. В 1912 году — полковник гвардейской легкой артиллерии. Эксперт Отдела изобретений Центрального военно-промышленного комитета. Вот один из многих документов, показывающих отношение ученых к полковнику И. П. Граве:
[sms]
№ 104,
Господину Ивану Платоновичу Граве
Москва, 10 февраля 1917 г

Милостивый Государь,

В ближайшем очередном заседании Организационного Комитета по вопросам изобретений состоится обсуждение основных положений организации Центрального Органа по делам изобретений в России.

Постановления этого заседания Организационного Комитета по изложенному вопросу должны будут, по предложению Комитета, носить характер окончательных для внесения на 2-й Всероссийский съезд по вопросам изобретений. Поэтому присутствие на этом заседании возможно большего числа членов Организационного Комитета, а в частности Ваше, представляется чрезвычайно желательным для успеха общей работы Комитета и его практических результатов.

Надеюсь, что Вы не откажетесь прибыть на это заседание, имеющее состояться в субботу 18-го февраля, в 7 часов вечера, в помещении Московского Военно-Промышленного Комитета (Тверской бульвар, д. 26).

Прошу принять уверение в совершенном уважении и преданности.
Председатель Организационного Комитета
Заслуженный профессор
Н. Жуковский

Что же это за несколько таинственный "особый пироксилиновый заряд", изобретенный специалистом столь высокого класса?

В 1884 году французский инженер Поль Вьель изобрел новый порох — бездымный, не дающий остатка при сгорании и, что самое главное, в несколько раз более сильный, чем прежний — дымный, селитросероугольный. Основой пороха Вьеля был пироксилин.

Бездымный порох сразу применили в нарезном оружии, боевые же ракеты были вскоре прочно забыты, на вооружении армии остались лишь осветительные.

Однако Первая Мировая война, быстро принявшая позиционный характер, вновь потребовала достаточно мощного и в то же время чрезвычайно подвижного огнестрельного оружия — ракетного. Но для этого реактивной артиллерии надо было придать качества, которые позволили бы ей успешно конкурировать со ствольной.

В 1915 году И. П. Граве предлагает Артиллерийскому комитету Главного артиллерийского управления создать боевую ракету с новым форсовым составом на основе бездымного пороха и станки в виде желобов на катках с подъемным механизмом. Эти станки можно было легко переносить в окопах и устанавливать на скат бруствера. Артком отклонил предложение, но не по научно-техническим причинам, а "по соображениям маловероятной возможности использования его в первой империалистической войне", так как тогда считали, что "война скоро закончится, и предложение не успеют разработать до конца войны" (из дневника Граве).

Поддержало изобретателя правление Шлиссельбургских пороховых заводов "Русского общества для выделки и продажи пороха". Еще в 1914 году И. П. Граве представил правлению свои исходные соображения о процентном составе новой пороховой массы. Ее предварительные испытания прошли неважно (смесь рассыпалась, компактной массы из нее не получилось), однако правление все же дало И. П. Граве возможность лично поработать на заводе летом 1916 года, предоставив в его распоряжение заводскую лабораторию и двух рабочих. В производившихся опытах в первую очередь обращали внимание на получение компактной и легко прессуемой массы путем горячего вальцевания смеси из пироксилинов двух сортов и стабилизирующих веществ. Компактную массу получали в виде лент, и даже полотна, которые затем разрезали на куски. Полученные куски различной величины загружались в подогретый пресс, снабженный составной матрицей. Оставив в прессе одну входную горловину, Граве получил пороховую массу в виде прута диаметром 70 мм, который затем разрезался вручную на цилиндрические куски.

Цилиндры подвергались непродолжительной сушке и в течение двух – трех суток затвердевали настолько, что допускали обточку на токарном станке и высверливание в цилиндрах центрального продольного канала. С одного конца высверленный канал заделывался тонким кружком из той же массы с помощью жидкого растворителя.

Для испытаний зарядов-цилиндров были изготовлены стальные корпуса — камеры сгорания со сменными днищами. Число и размеры сопловых отверстий в днищах были разные, чтобы исследовать, как это влияет на давление в камере сгорания.

Как удалось сделать пороховые заряды прочными, нерассыпающимися? Был ли применен летучий растворитель (спирт, эфир), который требовалось удалять из сырой пороховой массы длительной сушкой, или нашли нелетучий, с которым сушка требовалась минимальная?

Об этом пишет И. П. Граве, прямо в заявке от 14 июля 1916 года, той самой, о которой было доложено на 1-м Всероссийском съезде по вопросам изобретений: "В качестве движущего состава может быть обычный форсовый состав, или, что было бы много лучше, бездымный порох, приготовленный с примесью твердого растворителя. О пригодности и преимуществах бездымного пороха в качестве ракетного состава мною может быть доложено лично, если в этом встретится надобность..." В специальной литературе за период 1910 – 1930 гг. очень мало публикаций о порохах, взрывчатых веществах, снарядах. Это не удивительно — область секретная. Но кое-что нашлось. В частности, о нелетучих примесях для желатинирования (застудневания) бездымного пороха: "В патентах уже имеется почти сотня таких веществ, и, кажется, не исключена возможность, что некоторые из множества технически мало известных препаратов окажутся действительно пригодными", — писал в книге "Бездымный порох" немецкий специалист Г. Брунсвиг спустя 10 лет после заявки Граве, тоже засекреченной, так что, естественно, Брунсвиг о ней не знал. И далее: "Желатинированный порох с большим содержанием растворителя, частично улетучивающегося с течением времени, не дает никакой гарантии в неизменяемости баллистических свойств. С улетучиванием растворителя повышается скорость горения пороха, и при сильном повышении давления является опасностью для оружия и боевых припасов. Это относится в равной мере к обоим порохам; все-таки удалось приготовить нитроглицериновый порох без употребления летучего растворителя, тогда как для пироксилинового пороха (его и предлагал использовать И. П. Граве) такая возможность не представляется".

Там же: "В настоящее время возможно и пироксилиновый порох готовить на летучем растворителе". Это ошибка, скорее, описка, то ли автора, то ли переводчика, на нее обратил внимание Граве и поправил на полях своего экземпляра книги: "Известна еще до войны возможность готовить пироксилиновый порох на нелетучем растворителе".

Закончить испытания в 1916 году Граве не удалось. Опыты были отложены до будущего лета. Все пороховые цилиндры вместе с изготовленными для них корпусами снарядов были переданы в военную лабораторию Главного артиллерийского полигона.

Патент

Однако в 1917 году полковник Граве, прежде всего, решает вопрос "с кем быть?". Он дворянин, достаточно состоятелен, чтобы обеспечить себе безбедную жизнь за границей. Но он остается в России. Его выбирают заместителем начальника Академии по учебной части, он хлопочет об организации баллистической лаборатории (которую впоследствии и возглавляет), становится членом и консультантом Комиссии особых артиллерийских опытов — КОСАРТОПа.

Весной 1918 года немцы обстреляли Париж через линию фронта с расстояния 120 километров. Сначала сообщение об этом показалось нашим специалистам выдумкой: максимальная дальность артиллерийской стрельбы в то время не превышала 40 километров. Но бывший начальник Главного артиллерийского полигона В. М. Трофимов провел расчеты и показал, что можно получить еще большую дальность — до 140 километров. И в декабре 1918 года Военно-законодательный совет Республики постановил: организовать КОСАРТОП под председательством В. М. Трофимова.

В КОСАРТОПе в 1919 – 1926 годах развернулись и работы по созданию реактивной артиллерии. В эту работу Граве вовлек своих учеников, выпускников академии, оставшихся в ней преподавать: О. Г. Филиппова, С. А. Серкова и М. Е. Серебрякова. Их тема — пороха.

В 1924 году порядок выдачи патентов был изменен, и заявка Граве на патент была в конце концов рассмотрена в соответствии с этим постановлением. И вот результат: "На основании ст. 4 Вводного постановления к закону о патентах, по рассмотрению описания и всех, относящихся к делу документов, IV Секция Комитета... признала возможность выдать патент на БОЕВУЮ ИЛИ СВЕТЯЩУЮ РАКЕТУ лишь в следующей редакции предмета патента:


Боевая или светящая ракета, отличающаяся применением взамен форсового состава прессованного цилиндра из желатинированной нитроклетчатки.

Охарактеризованная в п. 1 ракета, отличающаяся тем, что к желатинированной нитроклетчатке примешаны стабилизирующие вещества.

Форма выполнения указанной в пп. 1 и 2 ракеты, отличающаяся тем, что заменяющий форсовый состав цилиндр снабжен одним или несколькими продольными глухими каналами".
Дата выдачи патента — 5 ноября 1926 года (а не 1924 год, как считалось), регистрационный номер 144/14, номер патента 122с.

Это был первый патент в области реактивного вооружения, выданный советской властью. Всего у Граве 9 патентов, семь из которых имели отношение к военной технике, в том числе 4 — к реактивному оружию и порохам.

Получив патент, Граве целиком посвятил себя теории реактивных снарядов. Публикует ряд работ.

После нескольких неудачных объяснений с властями Граве утратил интерес к конструированию реактивных снарядов, ушел от них "в науку". Однако дневник Ивана Платоновича говорит о том, что только теоретическими проблемами он занялся потому, что был отстранен от практических разработок по своему изобретению.

В 1931 году И. П. Граве арестовали. Обвинения (тяжелые: вредительство) в ходе следствия не подтвердились, ученый был освобожден. 4 октября 1932 года в "Красной Звезде" появляется его большая, на целую газетную полосу, статья "Реактивный принцип в военной технике". В ней он предлагал различные варианты "ракетных станков" для запуска реактивных снарядов: с направляющим желобом, с трубой, снабженной изнутри винтовыми нарезами, и т. д.

Эту статью можно назвать первой, в которой дан обзор всего достигнутого в области реактивной артиллерии как у нас в стране, так и за рубежом.

Как видим, И. П. Граве не потерял интереса к реактивному оружию. А вот то, что он, автор патента, не был привлечен к этой теме, значительно отодвинуло реализацию столь нужного стране изобретения. И в дальнейшем это обстоятельство дало повод для безответственных заявлений, что якобы разработанные заряды не имеют ничего общего с предложением Граве.

В июле 1938 года Граве вновь был арестован. В том же месяце после успешных войсковых испытаний реактивные снаряды были приняты на вооружение авиации, а в 1939-м — применены в боях на Халхин-Голе. Принципиальная схема снаряда — Граве, она полностью соответствует оружию, созданному перед Великой Отечественной войной. Это и размер внутреннего диаметра снаряда: шашка, изготовленная Граве в 1916 году, имела диаметр 70 мм, а у снаряда М-8 "катюши" внутренний диаметр 72 мм; шашки — точно такой же формы, с внутренними продольными каналами, с той лишь разницей, что в патенте Граве канал глухой, а здесь — сквозной. Говорят, порох в снарядах "катюши" был другой, но это не совсем так.

Во-первых, он был бездымный, а предложил бездымный — Граве, еще в 1916 году. А во-вторых, тип пороха, предложенный Граве (пироксилиновый), применялся в снарядах "катюши" наряду с нитроглицериновым. Растворитель в снарядах "катюши" был другой, количественный состав компонентов пороха другой? Да, но почти не бывает так, чтобы изобретение за годы, за десятилетия "доводки" не претерпело каких-либо изменений. С 1916 года по 1941 изменился и порох: тротил-пироксилиновый в реактивных снарядах не утвердился, накануне войны его заменили нитроглицериновым (тоже бездымным), более мощным и более удобным в эксплуатации. В основе того ракетного снаряда, который пошел в массовое производство, был заряд, предложенный Граве.

В 1942 году за капитальный труд "Баллистика полузамкнутого пространства", целиком о реактивном оружии, И. П. Граве получил Сталинскую премию 1-й степени.

Истина

После революции и в 20-х годах реактивная артиллерия, техника уже тогда достаточно сложная, создавалась у нас, в основном, в Ленинграде, в Артиллерийской академии. Разрабатывали эту технику высококвалифицированные специалисты, и вполне успешно.

Ленинград, Артиллерийская академия с ее сильным профессорско-преподавательским составом, научной и опытной базами — многочисленными лабораториями и полигоном, были тогда центром притяжения всех работавших над реактивным принципом. Бесспорно, это заставило и Тихомирова перебазировать свою лабораторию из Москвы в Ленинград.

Помощником Тихомирова называют В. А. Артемьева. Из анкеты, заполненной Артемьевым: родился в Петербурге в 1885 году; окончил Алексеевское военное училище; участник русско-японской войны; в 1908 – 1911 гг. служил подпоручиком в Брест-Литовской крепостной артиллерии; в 1911 – 1915 гг. — наблюдающий за производством на заводе осветительных минометных снарядов; после революции — инженер для поручений при техническом руководителе артиллерийских складов (до 22 сентября 1924 года); затем осужден, отбывал наказание в Соловецких лагерях (до 24 сентября 1927 года).

Из порохов, над которыми работал небольшой коллектив Филиппова, Тихомирову приглянулся тротил-пироксилиновый, почему — непонятно. Для ракет он не годился: с трудом загорался, плохо горел, его энергия была недостаточна. Тихомиров и Артемьев этого, по-видимому, не знали.

7 июня 1929 года Тихомиров как все еще частное лицо подает в Комитет по делам изобретений заявление: "Прошу выдать мне патент на "Способ изготовления прессованного бездымного пороха на твердых растворителях" согласно прилагаемому описанию" и на следующий день заполняет форму авторской подписки при заявке на изобретение.

Спустя четыре дня, 11 июня 1929 г., на его имя было выдано заявочное свидетельство № 48961/2349. В октябре 1929 года документы с описанием технологического процесса изготовления шашек-зарядов поступили на экспертизу в IV секцию Отдела военных изобретений, т. е. туда же, где рассматривалось заявление Граве и где был выдан первый патент на боевой реактивный снаряд.

Заключение эксперта А. А. Солонина в проекте постановления от 12 октября 1929 года: "IV Секция Комитета, принимая во внимание, что применение тротила, как твердого растворителя, уже давно известно, а присадки небольшого количества примесей (себацинового эфира и мононитроанизола) не имеют существенного значения, полагает в выдаче патента отказать".

Затем кто-то это заключение перечеркивает и сбоку, на полях пишет: "Отзыв чересчур краток. О деталях нет никаких указаний".

Проект постановления был изменен, хотя и не сразу. Через три с половиной месяца в журнале Комитета по делам изобретений появляется такая запись: "Заседание IV Секции. 29 января 1930 г.

По рассмотрении описания и всех относящихся к делу документов, IV Секция Комитета постановила выдать... патент на способ получения прессованного бездымного пороха в следующей редакции предмета патента: "способ отличается применением холодного прессования шашек при давлении около 350 атмосфер и затем окончательного прессования в нагревательных матрицах при 115 градусах в течение 5 – 15 минут при давлении 600 атмосфер". Подпись в журнале — "И. Граве"! Вот кто оценил содержание заявки и сформулировал предмет изобретения.

Патент № 384 от 20 июня 1930 года был выдан уже после смерти Тихомирова.

Правда об истории советской реактивной артиллерии по-прежнему искажается. Причем одни авторы, главным образом литераторы, искажают ее не умышленно, а просто потому, что чересчур доверяют "ученым" публикациям, но другие — сознательно, целенаправленно. [/sms]
17 янв 2009, 13:17
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.