Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Реферат: Дмитрий Донской


Реферат: Дмитрий Донской

Реферат: Дмитрий Донской ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ ДМИТРИЙ ИВАНОВИЧ ДОНСКОЙ (1350–1389)

Годы правления: великий князь московский с 1359, великий князь владимирский 1362–1389

Супруга: Евдокия, дочь князя суздальского Дмитрия Константиновича

Сыновья: 1. Даниил (умер в детстве); 2. Василий (наследник); 3. Юрий; 4. Пётр; 5. Андрей; 6. Иоанн; 7. Константин

После смерти Ивана II великим князем стал Дмитрий Константинович – старший сын князя Суздальского Константина Васильевича, который в своё время неудачно претендовал на престол одновременно с Иваном Кротким. Теперь ярлык на великое княжение хан отдал Дмитрию Суздальскому и он торжественно въехал летом 1360 года во Владимир, собираясь сделать его вновь столицей. Однако митрополит Алексий, благословив великого князя, отбыл в Москву. Дмитрий Константинович просидел на престоле два года в борьбе с Дмитрием – малолетним сыном Ивана Кроткого, но вынужден был уступить ему.
[sms]
Сын Ивана Кроткого Дмитрий, получивший после смерти отца по духовной все земли великого князя, был оскорблён тем, что престол после отца отдали на сторону, и поехал в Орду. В Орде в это время царил раздор и кровопролитные междоусобные разборки. Ханы размежёвывались, убивали друг друга, власть всё время менялась. Только хан Темирхож успел поцарствовать шесть дней, как его скинул воинственный темник Мамай и посадил своего хана Абдула, который во всём подчинялся Мамаю. А в Сарае (столице Золотой Орды) оставался хан Мурут. Не имея никакой практической власти, он очень удивился московскому посольству во главе с малолетним Дмитрием и митрополитом Алексием и дал ярлык на великое княжение. Но так как властью хан не обладал, войска не имел, Дмитрий Константинович, не принял всерьёз претензии мальчика Дмитрия Московского, не освободил Владимир, но и не подготовил Дмитрию отпор. А двенадцатилетний Дмитрий вместе с десятилетним братом Иваном и девятилетним двоюродным братом Владимиром собрали рать и двинулись на Владимир. Совершенно не готовый к сражению с московским войском князь Суздальский бежал. А Дмитрий въехал во Владимир, короновался на великокняжеский престол и возвратился в Москву. Правительство за малолетством Дмитрия возглавлял митрополит Алексий. Но с самого начала Дмитрий выступал за единовластие и чётко дал понять это русским удельным князьям. Они жаловались на Дмитрия в Орду, но были вынуждены подчиняться его жёсткому руководству, поражаясь, откуда эта твёрдость у двенадцатилетнего князя...

Так Дмитрий Иванович преодолел сопротивление рязанского князя Олега Ивановича, тверского князя Михаила Александровича и других, не желавших усиления Москвы. Соперничество за политическое главенство привело к войне с Великим княжеством Литовским в 1368, 1370 и 1372 годах.

"Калита и Симеон готовили свободу нашу более умом, нежели силою: настало время обнажить меч.

Великий князь, готовясь к решительной борьбе с Ордой многоглавою, старался утвердить порядок внутри отечества..." (Н.М. Карамзин).

Царевич Арапша с Аральского моря, пришедший служить Мамаю, ведомый мордовскими соседями нижегородцев, безопасными, ближними путями двигался с ханскими полками на Русь. Бывший соперник, а теперь тесть Дмитрия Ивановича Московского – Дмитрий Тверской послал в Москву гонца. Великий князь собрал войско и отправился навстречу полкам Арапши. Долго прождав, князь Дмитрий, не уверенный, что Арапша действительно придёт, оставил это большое ополчение, состоявшее из ратников переяславских, юрьевских, муромских, ярославских и суздальских, на воевод и вернулся в Москву. К сожалению, отсутствие настоящего полководца, привело ратников и их воевод к такой беспечности, что у реки Пьяной они занялись мирной охотой и ловлей зверей. Неожиданно появившиеся полки Арапша набросились со всех сторон и перебили тьму воинов русских и гнали их до реки и там топили. А вслед за татарами, по Нижегородской княжеству прошли еще и мордовские тати, грабя и злодействуя. Подоспевший князь городецкий Борис Константинович напал на них, при возвращении их с добычей и потопил в той же реке Пьяне. А через год, собрав войско, пошёл и опустошил всю землю мордовскую, истребляя жилища и жителей.

Это выступление русского войска вызвало гнев Мамая, так как земля Мордовская находилась во владениях хана.

Только-только поднимавшийся Нижний Новгород вновь был уничтожен татарами. К ним присоединилось войско под предводительством мурзы Бегича, посланное Мамаем на великого князя, с которым ему давно хотелось расправиться. Великий князь Дмитрий Иванович, заблаговременно узнав о замыслах Мамая, успел собрать полки и встретить татар в Рязанском княжестве на берегах реки Вожи. Татарские полки перешли реку и с криками помчались на россиян. Но русичи твёрдо стояли, а по знаку князя Дмитрия Ивановича, стоявшего в центре, всё войско быстро и дружно бросилось на неприятеля: монголы побежали, бросая копья. А русские воины рубили и топили их в реке Воже. Тёмная ночь спасла остатки мамаева войска. Побросав шатры, кибитки и телеги, полные награбленным добром, татары бежали под покровом ночи.

"Сия победа достопамятна тем, что была первою, одержанною россиянами над татарами с 1224 года... Юный герой Дмитрий, торжествуя оную вместе со всеми добрыми подданными, мог сказать им словами Библии: "Отступило время от них: Господь же с нами".

Мамай пылал яростию и нетерпением отомстить Димитрию за разбитие ханских полков на берегах Вожи; но видя, что россияне уже не трепещут имени могольского и великодушно решились противоборствовать силе силою, он долго медлил, набирая войско...

Наконец, ободренный многочисленностью своей рати, Мамай призвал на совет всех князей Ординских и торжественно объявил им, что идёт по древним следам Батыя, истребить государство Российское. "Казним рабов строптивых!" – сказал он в гневе: "да будут пеплом грады их, веси и церкви христианские! Обогатимся русским золотом!" Желая ещё более обнадёжить себя в успехе, Мамай вступил в тесный союз с Ягайлом Литовским... К сим двум главным утеснителям и врагам нашего отечества присоединился внутренний изменник: Олег Рязанский, воспитанный в ненависти к московским князьям...

Дмитрий в исходе лета сведал о походе Мамаевом...

Облегчив сердце излиянием набожных чувств, он разослал гонцов по всем областям Великого княжения, чтобы собирать войско и немедленно вести оное в Москву. Повеление его было исполнено с редким усердием... Казалось, что россияне пробудились от глубокого сна: долговременный ужас имени татарского, как бы от действия сверхъестественной силы, исчез в их сердце.

Какая война была праведнее сей?

Дмитрий, устроив полки к выступлению, желал с братом Владимиром Андреевичем, со всеми князьями и воеводами, принять благословение Сергия, игумена уединённой Троицкой обители. Сей святой старец, отвергнув мир, ещё любил Россию, её славу и благоденствие: летописцы говорят, что он предсказал Димитрию кровопролитие ужасное, но победу..." (Н.М. Карамзин).

Получив благословение преподобного Сергия Радонежского, войско быстрым маршем вышло навстречу Мамаю, который всё ещё ждал литовское войско Ягайло.

8 сентября 1380 года в верховьях Дона на Куликовом поле сошлись две силы. И без литовцев, сила татар превосходила российскую. Так началась эта страшная сеча.

"На пространстве десяти вёрст лилася кровь христиан и неверных. Ряды смешались: инде россияне теснили моголов, инде моголы теснили россиян; с обеих сторон храбрые падали на месте, а малодушные бежали... Ещё князь Владимир Андреевич, находясь в засаде, был только зрителем битвы и скучал своим бездействием, удерживаемый опытным Димитрием Волынским. Настал девятый час дня: сей Димитрий, с величайшим вниманием примечая все движения обеих ратей, вдруг извлёк меч и сказал Владимиру: "теперь наше время". Тогда засадный полк выступил из дубравы... и быстро устремился на моголов. Сей внезапный удар решил судьбу битвы... Мамай, с высокого кургана, смотря на кровопролитие, увидел общее бегство своих; терзаемый гневом, тоскою, воскликнул: "Велик Бог христианский!" и бежал вслед за другими" (Н.М. Карамзин).

Когда князь Владимир Андреевич протрубил отбой, и князья и воеводы стали собираться под стяг – не было среди них великого князя. Стали искать, и нашли Дмитрия Ивановича оглушённого, но живого. И хотя доспехи его были изрублены, сам князь не был ранен.

"Все поздравляли друг друга, радуясь, что дожили до времён столь счастливых, и славили Димитрия, единогласно назвав его Донским, а Владимира Андреевича Храбрым..." (Н.М. Карамзин).

Бежавший Мамай, пылал ненавистью и мечтал отомстить Дмитрию. Однако на подступах к Азовскому морю, он встретился с Тохтамышем, одним из потомков Чингисхана, изгнанный из Кипчакской Орды. Тохтамыш шёл с войском от Бухарского эмира Тамерлана и на голову разбил Мамая. Воцарившись в Орде, Тохтамыш сообщил всем князьям, что разделался с их общим врагом – Мамаем. Дмитрий Донской дружески принял послов Тохтамыша, проводил с честью, послал своих послов с дарами. Но Тохтамышу нужны были не дары, а дань и власть, и потому он на следующее лето послал к Дмитрию принца и 700 воинов с требованием всем князьям русским, как и прежде, являться в Орду. Но принц не дошёл до великого князя, так как ему передали ещё в Нижнем Новгороде, что великий князь не может гарантировать его сохранность, если принц явиться с войском. Дмитрий Донской занимался внутренними делами государства, считая, что Орда ослаблена и не решится идти на Русь.

Тохтамыш затаился, ждал своего часа. Но через год он напал на русских купцов в Волжской Булгарии, взял их в плен, а ладьи русские использовал для перевоза своего войска через Волгу. Огромная орда во главе с Тохтамышем двинулась на Русь, снова, как и во времена Батыя, сжигая всё на своём пути.

Дмитрий Донской бросил клич, чтобы ратью встретить врага на поле боя, но многие князья его не поддержали, и даже послали своих сыновей с дарами к Тохтамышу. Мнения ближайших советников тоже разделились. А Тохтамыш рвался к Москве. И тогда Дмитрий Донской выехал с семьёй в Кострому.

Москвичи решили защищать город. Дмитрий оставил воеводой юного князя Литовского Остея, внука Ольгерда. Он сумел навести порядок и внушить уверенность защитникам города. Но когда подошла рать Тохтамыша – своей бесчисленностью она наводила ужас. Три дня пытался Тохтамыш приступом взять Москву, и три дня москвичи отбивали атаки. Каменная крепость и железные ворота хорошо защищали город, а стенобитных орудий у Тохтамыша не было. Коварством взял он Москву – обещал не трогать город и не наказывать горожан, если добровольно откроют Москву и выйдут с дарами. Среди послов были и два сына князя Новгородского и они клялись, что хан сдержит слово. Вышедших с дарами изрубили в кусочки, как впрочем, и остальных горожанВойско Тохтамыша рассеялось по всему Великому княжеству, и все города, которые им попадались на пути, ожидала участь Москвы. Около Волока на сильный отряд татар, которые чувствовали себя уж совсем безнаказанно, напал двоюродный брат Донского Владимир Андреевич Храбрый со своей дружиной и полностью разбил врага. Услышав об этом, Тохтамыш поспешил в Орду.

Через год пришлось Дмитрию Донскому, для спокойствия своих подданных милостиво принять послов ордынских, заплатить им большую дань и отправить с ними своего старшего сына Василия, как залог покорности (Василий смог сбежать из плена только через 3 года). Тяжело было русским людям, всего через два года после радости победы на Куликовом поле, снова ощутить ярмо татаро-монголького ига.

Дмитрий Донской, как и весь народ, наглядно увидели, к чему приводят междоусобицы, как важно единение. На это была направлена дальнейшая политика князя. В частности ему пришлось усмирять новгородцев, своевольство которых перешло все границы. Они не только без согласия великого князя отдали Ладогу, Руссу и берег Нарвы литовскому князю, но и начали разбойничать и злодействовать по городам русским. Когда не подействовали уговоры, Дмитрий собрал войско 26 областей, к ним присоединились и жители городов подданных Новгороду, недовольные беспорядками своевольного правительства, и двинулся к Новгороду. Навстречу войску вышел архиепископ новгородский и умолял простить Новгород, который готов повиноваться и заплатить за разбойников 8 тысяч рублей. Великий князь простил новгородцев с условием повиновения ему, платы ежегодной дани и возврата от литовского князя земель русских. Так гордость новгородская смирилась перед великим князем Дмитрием Ивановичем Донским.

В 1389 году внезапный тяжёлый недуг поразил князя Дмитрия и в 39 лет этот молодой и любимый народом правитель умер, оплакиваемый всей страной. Дмитрий Донской оставил завещание, в котором передал великокняжеский престол своему старшему сыну Василию, не испрашивая никаких ярлыков в Орде. Вот ещё одно из положительных последствий победы на Куликовом поле – русский великий князь хозяин в своём государстве, даже если ещё вынужден платить дань Орде.

На Руси существовало традиционное право наследования (право старшего в роду), которое приводило к кровопролитным схваткам между дядями и племянниками, сеяло вражду и ослабляло государство. Это понимали и пытались изменить Владимир Мономах, Юрий Долгорукий и Андрей Боголюбский, но только сила великого князя Дмитрия Донского, уважение и любовь к нему народа, позволили ему изменить традиционное право наследования старшей ветви в роду. Он законодательно ввёл право прямого наследования – от отца к старшему сыну. [/sms]
17 янв 2009, 11:41
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.