Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Реферат: Дипломатия Ивана Грозного.


Реферат: Дипломатия Ивана Грозного.

Реферат: Дипломатия Ивана Грозного. Содержание

Введение *

Глава 1. Дипломатическая политика Ивана Грозного *

1.1. Особенности внешней политики при Иване Грозном *

1.2. Тайная дипломатия при Иване Грозном *

Глава 2. Дипломатические послания Ивана Грозного. *

Заключение *

Список литературы *
[sms]
Введение

В XVI в. на Руси широкое распространение получает новый вид литературы — отдельные сочинения, посвященные острым вопросам политической жизни. Говоря современным языком, эти памятники можно определить как произведения публицистики.

Наследие Ивана Грозного до сих пор надлежащим образом не издано, а первая попытка – напечатанная в 1951 году в серии “Литературные памятники” книга “Послания Ивана Грозного” Д.С. Лихачева – так и осталась последней попыткой. Примечательно, что даже эта далеко неполная, в смысле содержания, книга, в отличие от большинства других изданий той престижной серии, с тех пор так ни разу и не переиздавалась.

Историческая роль Ивана IV сложна и противоречива; противоречива и его роль в истории древнерусской литературы. Уже младшие современники царя отмечали, что при всей своей жестокости и необузданности характера Иван IV был “муж чудного рассуждения, в науке книжного поучения доволен (т. е. достаточно осведомлен) и многоречив зело”. Современники и авторы начала XVII в. упоминали и о переписке Ивана IV с бежавшим от него князем Курбским (послания Курбского и царя упоминались в дипломатической переписке XVI в.), и в богословских спорах с протестантским пастором Яном Рокитой и иезуитом Поссевино. Многие послания Ивана IV, его публицистическое введение к деяниям Стоглавого собора и ответ Яну Роките дошли в рукописях XVI в., другие сохранились лишь в рукописной традиции XVII—XVIII вв. Сложной проблемой является атрибуция Ивана IV тех произведений, которые имели официальный характер: множество грамот и посланий, подписанных Иваном IV, несомненно, подготавливались его канцелярией. Однако ряд дипломатических посланий, так же как его публицистические послания и введения к “Стоглаву” и “Духовной”, обнаруживают такие индивидуальные стилистические особенности, которые дают основание считать их произведениями одного и того же автора. Эти черты встречаются в посланиях Ивана IV на протяжении нескольких десятилетий; в течение этого периода не остался в живых ни один из литературно образованных государственных деятелей этого периода, и это дает основания видеть в этих дипломатических документах и публицистических сочинениях произведения, сочиненные (вероятнее всего, продиктованные) самим Иваном IV.

Иван Грозный был одним из образованнейших людей своего времени. По свидетельству веницианца Фоскарини, Грозный читал “много историю Римского и других государств... и взял себе в образец великих римлян”. Грозный заказывал перевести Историю Тита Ливия, биографии цезарей Светония, кодекс Юстиниана. В его сочинениях встречается множество ссылок на произведения древней русской литературы. Он приводил наизусть библейские тексты, места из хронографов и из русских летописей, знал летописи польские и литовские. Он читал “Хронику” Мартина Вольского (данными которой он, по-видимому, пользуется в послании к Курбскому).

По списку Библии, сообщенному Грозным через Михаила Гарабурду князю Острожскому, была напечатана так называемая Острожская Библия – первый в славянских странах полный перевод Библии. Он знал “Повесть о разорении Иерусалима” Иосифа Флавия, философскую “Диоптру” и др. Книги и отдельные сочинения присылали Ивану Грозному из Англии (доктор Яков – изложение учения англиканской церкви), из Польши (Стефан Баторий – книги о Грозном), из Константинополя (архидиакон Геннадий – сочинения Паламы), из Рима (сочинения о Флорентийском соборе), из Троицкого монастыря, из Суздаля и т.д.

Каспар Эберфельд представлял Царю изложение в защиту протестантского учения, и Иван IV охотно говорил с ним о вере. Отправляя архидиакона Геннадия на Ближний Восток, Грозный приказывал “обычаи в странах тех писати ему”. Он заботился о составлении тех или иных новых сочинений и принимал участие в литературных трудах своего сына Царевича Ивана Ивановича. К нему обращались со своими литературными произведениями Максим Грек, князь Курбский, митрополит Макарий, архимандрит Феодосии, игумен Артемий, Иван Пересветов и многие другие.

Одним из первых обратил на них внимание известный русский этнограф и археолог Иван Петрович Сахаров (1807–1863). Готовясь к изданию “Русского библиографического словаря”, он опубликовал в 1842 году, как образец одной из статей предполагаемого издания, работу “Иван IV Иоанн IV Васильевич – литератор”. Среди произведений Царевых названы “Послание к Князю Михаилу Черниговскому и боярину его Феодору”, а также “Духовное завещание”. Те же писания (“Молитва к Михаилу Черниговскому” и “Духовное завещание”) называет в 1857 г. в “Обзоре русской духовной литературы” архиепископ Филарет (Гумилевский, 1866).

Примерно в это же время (ок. 1859 г.) русский историк и археограф Вукол Михайлович Ундольский (1815–1864) приступил к своему исследованию, так и оставшемуся, к сожалению, в рукописи, – “Иоанн Грозный, как литератор и духовный композитор”. Просматривавший это сочинение академик И.Н. Жданов писал: “...Исследование это осталось неоконченным или вернее – только что начатым. Впрочем, на первых же его страницах Ундольский успел уже отметить неизвестные до тех пор писания Ивана: стихиры в честь перенесения иконы Владимирской Богоматери и несколько тропарей канона Даниилу, Переяславскому чудотворцу (это – крестный отец Грозного). Затем, обратив внимание на близость к Ивану лучших духовных певцов того времени (Федор Христианин, Иван Нос), Ундольский замечает, что, сочиняя стихиры и тропари, “Иван IV, вероятно, и самому пению был роспевщик и творец”.

Существенным вкладом в изучение литературного наследия Ивана IV стала посмертно опубликованная работа видного русского филолога и фольклориста академика Ивана Николаевича Жданова (1846–1901) “Сочинения Ивана IV Грозного”.

Специальный труд гимнографическим творениям Ивана IV посвятил известный духовный писатель и исследователь архимандрит Леонид (Кавелин, 1822–1891). В своем исследовании 1886 года, опираясь на рукописный Стихирарь первой четверти XVII века из собрания Троице-Сергиевой Лавры, отец Леонид опубликовал сочиненные Царем стихиры и славники к ним на всероссийские праздники. В другой своей работе, также опубликованной в 1886 году, архимандрит Леонид, исследуя каноник XVII в., указал на существование неопубликованного “Канона святому архангелу Михаилу”. Канон был подписан псевдонимом – “Парфений Уродивый”, принадлежность которого Царю Иоанну Грозному предположил в 1911 г. исследователь Илья Александрович Шляпкин, писавший: “В Памятниках древней письменности ОЛДП за 1886 год напечатано было по рукописи покойным архимандритом Леонидом (Кавелиным) "Послание к неизвестному против люторов – творение Парфения Уродивого". При ближайшем знакомстве с ним я увидел, что это не что иное, как ответ Ивана IV Иоанна Васильевича Грозного Яну Роките… Отсюда можно сделать вывод, что Парфений Уродивый – псевдоним Грозного…”.

Общий объем литературной продукции Ивана IV еще не установлен. Важной задачей остается выявление из большой массы официальных посланий царя памятников его индивидуального творчества. Но известных нам произведений достаточно, чтобы оценить Ивана IV как выдающегося писателя-публициста.

Цель работы – охарактеризовать литературное творчество Ивана IV Грозного.

Для выполнения поставленной цели ставились следующие задачи: определение факторов, под действием которых складывался литературный талант Ивана IV; определение степени достоверности его летописей и оценка литературных качеств переписки и посланий Ивана IV.

Цель работы – охарактеризовать дипломатическую переписку Ивана Грозного.

Для выполнения поставленной цели нами были решены следующие задачи: определены особенности формирования литературного творчества Ивана Грозного, проанализирована дипломатическая переписка Ивана Грозного.

 

Глава 1. Дипломатическая политика Ивана Грозного

1.1. Особенности внешней политики при Иване Грозном

Первым успехом стало завоевание татарского Казанского ханства. Несколько лет понадобилось потом для того, чтобы были покорены подвластные Казани народы (черемисы, мордва, чуваши, башкиры). В 1556 г. была сравнительно легко завоевана Астрахань; таким образом, все среднее и нижнее Поволжье (как и вся область на реке Каме) вошло в состав Московского государства. Этими военными успехами были открыты для колонизации огромные пространства плодородных и малонаселенных земель. В 80-е гг. XVI в. здесь возникают новые города — Самара, Саратов, Царицын, Уфа. Достигнув блестящих успехов на востоке, Иван IV обратил свое внимание на запад. Здесь он поставил цель: пробиться к побережью Балтийского моря для установления непосредственного сообщения России со странами Средней и Западной Европы. Препятствием на этом пути лежали владения Ливонского ордена. В 1558 г. царь послал свои рати на Ливонию.

Политическая конъюнктура в Прибалтике была очень сложна. Для Польши и Литвы Ливония являлась одновременно и гаванью для торговли с Западной Европой и военным заслоном с севера и востока. С другой стороны, на Эстонию с Ревелем предъявляла притязания Швеция. Наконец, Дания, державшая в своих руках Зунд, для полного господства на Балтийском море нуждалась в опорных пунктах на восточном его побережье. Большие торговые интересы были в Балтике и у ганзейских городов, особенно у Любека.

Война сначала была удачной (взяли Нарву, Юрьев и около 20 ливонских городов), но потом повела к тяжелым и длительным военно-политическим осложнениям и неудачам. Не желая подчиниться московскому царю, магистр Ливонского ордена Кетлер отдался под покровительство и защиту великого князя Литовского, а Ревель - с Эстляндией признали над собой власть Швеции. Таким образом, Ливонская война повлекла за собой войну с Литвой и Швецией. Царь Иван, однако, решил продолжить борьбу, и в 1563 г. его войска опустошили литовские владения и взяли древний русский город Полоцк.

Вмешательство в ливонские дела Литвы, Дании и Швеции очень осложнило, положение. Москвы. Вместо одного Ордена теперь приходилось бороться и дипломатическим путём и оружием с несколькими европейскими державами. Вскоре началась война с Литвой, а позднее и со Швецией. Иван IV перенёс военные действия на территорию Литвы. В феврале 1563 г. после двухнедельной осады был взят Полоцк, некогда столица Полоцкого княжества. Это был успех, которого не смогло затемнить даже позднейшее поражение русских войск между i Улой и Оршей.

Внешняя политика в последний период царствования Грозного представляет ряд неудач. Силы страны, истомленной долгой войной и опричным террором, слабели и истощались. В 1571 г. крымский хан Девлет-Гирей со своей конницей прорвался до самой Москвы, взял город, сжег и разграбил его (только Кремль уцелел) и, забрав огромное количество пленных, ушел в Крым.

Иван IV вёл переговоры с германским императором Максимилианом II о разделе Речи Посполитой, предлагая ему Польшу и Пруссию, а себе оставляя Литву и Ливонию. В декабре 1575 г. королём полы был избран Стефан Баторий, князь семиградский (в Венгрии). Новый король, однако, не сразу был признан всеми своими подданными. Этим воспользовался Иван IV, чтобы сосредоточить свои силы против Швеции, и в начале 1577 г. приступил вновь к осаде Ревеля, но большие потери уже весной заставили его снять осаду и отказаться на время от борьбы с Швецией в Эстонии.

Затянувшаяся Ливонская война продолжалась, но уже без успеха для русского оружия. В 1576 г. на польско-литовский престол был избран Стефан Баторий — энергичный, смелый, талантливый полководец. Перейдя в наступление, он в 1579 г. взял обратно Полоцк; все завоевания Ивана Грозного в Лифляндии также были потеряны. В 1582 г. было, наконец, заключено перемирие на 10 лет, по которому Грозный отказался от всех своих завоеваний в Литве и Лифляндии. Война, продолжавшаяся четверть века, Россией была проиграна.

Пользуясь ослаблением России, шведы также перешли в наступление на севере и взяли города Ивангород, Ям и Копорье, расположенные на южном побережье Финского залива. В 1583 г. со шведами было заключено перемирие, по которому они удержали за собой последние завоевания, а Грозный потерял даже тот кусочек Балтийского побережья, которым владел в старину Новгород Великий.

Во время сплошных неудач на западе, на востоке случилось событие, которое явилось началом покорения Сибири. В 1581 —1582 гг.. атаман донских казаков Ермак Тимофеевич с небольшим отрядом (около 800 чел.) перешел Уральские горы и завоевал “Сибирское царство” — небольшую область сибирского царя Кучума, расположенную по рекам Иртышу и Оби.


1.2. Тайная дипломатия при Иване Грозном

Организация особого учреждения, которое ведало межгосударственными сношениями, возникла при Иване IV в 1549 г. Царь распорядился создать Посольский приказ, основной задачей которого являлось ведение переговоров с иностранными послами. Во главе этого учреждения Грозный поставил думного дьяка Ивана Михайловича Висковатого. В 1561 г. Висковатый получил звание "печатника", то есть канцлера. Историк С. В. Бахрушин писал: "Назначение лица неродовитого на столь ответственную должность объясняется, по-видимому, тем, что руководство внешней политикой царь оставлял за собой и по-прежнему решал связанные с нею вопросы сообща с Боярской думой, а "печатник* заведовал только канцелярией. Очень скоро, однако, скромный начальник посольской канцелярии стянул в свои руки всю текущую дипломатическую работу и сделался очень важным звеном во всей внешнеполитической деятельности правительства". Сам Иван Грозный высоко ценил всякую разведывательную информацию. В сборнике "Иностранцы о древней Москве" приведено свидетельство некоего Михалона Литвина о делах того времени: "У нас [в Литве] большое число московских перебежчиков, которые, разузнав наши дела, средства и обычаи, свободно возвращаются к своим, пока они у нас, тайно передают своим наши планы... Между московскими перебежчиками, которые в темные ночи убива- ли людей в Вильне и освобождали пленных своих земляков из темниц, был один священник, который посылал князю своему с договоров, указов и других бумаг, тайно добытых в королевской канцелярии, копии... Хитрый этот человек (Иван IV) назначил награду возвращавшимся перебежчикам, даже пустым и бесполезным: рабу- свободу, простолюдину - дворянство, должнику - прощение долгов, злодею - отпущение вины".

Возглавив Посольский приказ, Висковатый прежде всего направил свои усилия на создание единою Царского архива, "в который вошли рукописные своды и государственные бумаги московских великих и удельных князей, вся документация внешнеполитического характера и различные следственные материалы, хранившиеся до этого в "ларцах текущей документации", принадлежавших отдельным великокняжеским дьякам. Общаясь по долгу службы с иностранными послами, Висковатый постоянно замядьшал в материалы созданного им документального хранилища, наводил справки, делал выписки, определял характер и содержание оперативной информации, которую следовало бы получить во время бесед в "дьячьей избе" от литовского посланника, ногайского представителя, или, скажем, посланца датского короля.

Круг интересов и обязанностей Ивана Михайловича как первого руководителя Посольскою приказа был весьма разнообразен. Он ведал перепиской царя и Боярской думы с иностранными послами, решал вопросы, связанные с представлением Ивану IV вновь прибывающих в Москву дипломатов, занимался подбором кандидатов на дипломатическую службу и формированием российских посольств за границей". Благодаря стараниям Висковатого был заключен взаимовыгодный торговый союз английских и русских купцов на условиях беспошлинной торговли. Для закрепления русского влияния в Aнглии в 1556 г. в Лондон был направлен первый русский посол в этой стране Осип Нспся.

В позднейшие времена Висковатого назвали бы западником, так как он был сторонником выхода российских товаров на европейский рынок и получении с Запада более совершенных в техническом отношении всевозможных механизмов и предметов вооружения. Равноправный диалог с Европой в ту эпоху возможен был только при условии расширения границ России до берегов Балтики. Это неминуемо привело бы к конфликту с Польшей, Швецией, Ливонией, Данией, традиционно считавших эти области своей сферой влияния. "Понимая это, Иван Михайлович тщательно изучал с помощью специально посланных людей военно-политическую обстановку в Прибалтике, пытался ослабить союз противостоящих России государств, сам лично отправился для ведения межгосударственных переговоров в Данию в августе 1562 г. Вискова-тый привез в Москву союзный договор с Данией и 20-летнее перемирие со Швецией, что в значительной мере ободрило Грозного в его Ливонской военной кампании, проходившей с переменным успехом.

Нелегко было Висковатому выполнить возложенную на него миссию в Датском королевстве. Король и слышать не хотел о договоре с МосковиеЙ, Иван Михайлович понял, что обычными дипломатическими средствами успеха не добьешься. И тогда он прибегнул к другим методам - к тому, что сейчас на профессиональном языке разведчиков называется приобретением "агентуры влияния". Потребовались деньги и недюжинная сила убеждения, чтобы тайно привлечь на свою сторону датских вельмож, оказавших в нужный момент выгодное для Ивана Михайловича влияние на короля. В "датском дипломатическом походе" И М. Висковагый поставил на карту личный престиж и особое положение царского любимца. И добился своего методами, которые лишь несколько веков спустя получат наименование "разведывательные".

В 1566 г в Москву к царю Ивану IV прибыло великое польское посольство для ведения переюворов об условиях прекращения Ливонской войны. К этому времени военные успехи русской армии в Прибалтике заметно снизились, и поляки воспрянули духом. Они потребовали у России возвращения Смоленска и Полоцка, не желая при этом уступать русским морской порт Ригу. Переговоры застыли на мертвой точке. За дело взялся И. М. Висковатый, Он видел опасность для России в продолжении кровопролитного конфликта и предложил полякам компромисс; он соглашался на перемирие при условии вывода из Прибалтики польских войск и не настаивал на том, чтобы Польша уступила России спорные ливонские города...".

Однако звезда Висковатого неожиданно закатилась. Ложно обвиненный в измене в пользу поляков и в тайных сношениях с турецким султаном и крымским ханом, Висковатый впал в царскую немилость и был казнен. Перед казнью он проклял Ивана Грозного и его опричников. Исполнилось ли это проклятие, один Бог ведает, но, как бы то ни было, лютый самодержец, который, по его собственному признанию, любил Висковатого "как самого себя", перед смертью приказал по всех монастырях служить особый молебен поминования опальных", Этот трагический список открывало имя Ивана Михайловича Висковатого.


Глава 2. Дипломатические послания Ивана Грозного.

Приемы делового письма, его типические обороты широко используются царем Иваном Грозным как писателем. Знание приказного делопроизводства, его стилистики позволило Грозному свободно и разнообразно применять, иногда даже с сатирической целью речевые формы различных деловых документов.

В литературной обработке разных видов деловой речи важную роль в XVI и особенно в XVII в. сыграли служащие Посольского приказа. "Некоторые дипломатические грамоты XVI в. были уже сами по себе довольно "литературны", однако их назначение не выходило за границы чисто деловой письменности. Но наряду с ними в XVI в. появляются послания и челобитные, которые, помимо деловой цели, преследовали цель литературную. Таковыми являются челобитные Пересветова, в какой-то степей произведения Ермолая-Еразма и особенно дипломатические послания Грозного". Сюда же примыкает и возникшая под несомненным влиянием стиля Ивана Грозного легендарная переписка Ивана IV с турецким султаном.

Из дипломатических посланий Ивана IV наиболее интересны как литературные памятники “Послания шведскому королю Юхану (Иоганну) III” и “Послание польскому королю Стефану Баторию”.

“Послания Юхану III” были написаны после неудавшейся попытки заключения военного союза между Иваном Грозным и шведским королем Эриком XIV. В 1568 г., во время пребывания в Стокгольме русских послов, приехавших для заключения договора, Эрик XIV был свергнут, и к власти пришел его брат Юхан III, сторонник союза с Польшей и злейший враг Москвы. “Ограбленные и обесчещенные”, русские послы были, после нескольких месяцев заточения, отправлены в Россию; о союзе теперь, конечно, не могло быть и речи. “Первое послание Юхану III”, написанное в 1572 г., отражало глубокое возмущение Ивана Грозного изменением внешней политики Швеции и ограблением его послов. Иван IV указывал, что первоначально вообще не собирался вести никаких переговоров с Юханом, а хотел воевать, но потом решил дать королю время одуматься. Но король ничего не предпринимает — “и про послов твоих слуху нет и посямест (до сих пор), быти им или не быти” Не делая различия между свергнутым Эриком (“Ириком”) и новым королем Юханом, Иван IV объявлял всех шведских королей обманщиками, уклоняющимися от выполнения своих обязательств под предлогом государственного переворота: “А осенесь (осенью) сказали тебя мертва, а веснусь сказали, что тебя сбили с государства... И то уж ваше воровство (обман) все наружу: опрметываетеся (оборачиваетесь), как бы гад, розными виды (различными образами)”. На это послание Юхан III ответил также резко — “не по пригожу”, как записали в “Посольских делах”.

В 1573 г. Иван Грозный послал Юхану III второе послание — одно из самых резких своих сочинений. В нем он объявлял весь род шведских королей “мужичьим родом”. В доказательство этого он припоминал, как отец Юхана, Густав Ваза, когда в Швецию “приезжали наши торговые люди с салом и воском”, сам, “в рукавицы нарядяся”, проверял качество привезенного сала и воска.

В противовес этому Иван IV с гордостью упоминал происхождение своих предков “от Августа Кесаря”, опираясь в этом случае на “Сказание о князьях Владимирских”. Заканчивалось это послание также весьма резко: “А что писал еси к нам лаю (лай)... а ты, взяв собачей рот, захошь за посмех (для потехи) лаяти, ино то твое страдничье пригожство (холопский обычай)... и буде похошь перелаиоатисп, а ты себе найди таковаго же страдника (холопа)... да с ним перелаивайся”.

Весной 1570 г. глава польско-литовского престола Сигизмунд-Август направил к Ивану Грозному своих послов с целью заключить перемирие между Россией и Польшей. В числе посланников находился проповедник Ян Рокита, призванный для совершения богослужения среди шедших с посольским караваном протестантов. Пастор Ян Рокита, чех, родом из Лютомышля, считался одним из наиболее деятельных членов общины чешских братьев, живших в Польше. Получив образование в Германии, Рокита хорошо знал латинский, немецкий и славянские языки, обладал искусством оратора и неоднократно принимал участие в различных спорах о вере, традиционных для современных протестантских толков. Община чешских братьев описываемого периода во многом опиралась в своих религиозных взглядах на немецкий протестантизм, на учения Лютера и Кальвина. Одним из направлений деятельности общины было стремление распространить свои воззрения среди других верований, не только на Западе, но и в восточных христианских землях. 10 мая 1570 г. в Москве в царских палатах в присутствии королевских послов и русских бояр и духовенства состоялся диспут между Иваном Грозным и Яном Рокитой. Грозный позволил говорить своему оппоненту смело и откровенно, потребовал изложить суть его учения, задал Яну Роките несколько вопросов об основных положениях его веры. Выслушав всю речь Яна Рокиты, Грозный повелел записать ее и обещал вскоре дать письменный ответ с опровержением догматов, высказанных проповедником. Это послание было отправлено Роките уже 18 июня 1570 г.

Ответ царя Ивана Васильевича Грозного известен в настоящее время в трех списках полной редакции и одном списке сокращенной редакции, подписанной псевдонимом Грозного — “Парфений Уродивый”. Это одно из немногих сочинений Ивана Грозного, дошедших до нашего времени в рукописях XVI в. (два списка), что является значимым аргументом в полемике о подлинности творческого наследия Ивана Грозного. Кроме того, существует латинский перевод Ответа Грозного, сделанный вскоре после получения послания литовским протестантом Ласицким. Русский текст Ответа Грозного (обе редакции) был издан четырежды: два раза по древнейшему списку Холмской духовной семинарии, хранящемуся ныне в Гарварде; один раз А. Поповым по списку из своего собрания, также XVI в., и краткая редакция — по списку из собрания.

Ответ Яну Роките выделяется из других сочинений Ивана Грозного прежде всего потому, что это иное по жанру и тематике произведение. Жанр — прение о вере — и тема сочинения — опровержение протестантских догматов и защита православия — диктуют автору и тональность послания, и определенный характер использованных в прении аргументов. Иван Грозный опирался при написании своего ответа на письменный источник — запись речи Яна Рокиты, отсюда в тексте то и дело встречаются ссылки на этот источник: “Да писал еси так...”, “А что еси писалъ...” и т. д. В то же время в сочинении четко выдержана устная природа жанра прения о вере: на каждый тезис оппонента Грозный дает антитезис и его развернутое обоснование.

Таким образом, это произведение в наибольшей степени жанрово выдержанное по сравнению с другими сочинениями Ивана Грозного. Ответ Яну Роките обладает многими качествами яркого индивидуального стиля Ивана Грозного. Как и в переписке Ивана Грозного с Андреем Курбским, здесь и ироническое отношение к собеседнику, и бранчливые выражения, все, однако, заимствованные из Писания — онагр, аспид глухой, козлище; и смешение высоких торжественных слов с просторечием. И все же самой яркой характеристикой стиля Ответа Яну Роките является полное тождество Ивана Грозного как писателя и личности. Здесь Грозный выступает не только как правитель государства, но и как защитник и проповедник православия, потому в произведении нет, например, характерного для других текстов самоуничижения, юродства, но преобладает покровительственный, поучительный тон наставника в вере.

Прение Грозного с Яном Рокитой ведется по основным вопросам, отличающим учение протестантизма и Православной Церкви: о непреложности положений Нового Завета, о значении ветхозаветных заповедей и обрядов, о лютеранском понимании оправдания верой, о посте, о святых и апостолах, о литургии, монашестве, об иконопочитании. Так, все второе слово царя посвящено опровержению протестантского отрицания Священного Предания, т.е. трудов отцов Церкви и постановлений Вселенских Соборов. Обсуждая эти вопросы, Грозный еще раз демонстрирует свою образованность, прекрасное знание текстов Ветхого и Нового Заветов, патристики, исторической литературы, агиографии. В его аргументах сочетаются цитаты из Нового Завета с описаниями исторических персонажей, взятыми из Хронографов, литургические тексты и апокрифические легенды, обращения к ветхозаветным реалиям и житиям византийских святых.

Особенно ярко образованность и начитанность автора выражается в главе об иконопочитании. Здесь Грозный демонстрирует знание практически всех византийских и русских источников, посвященных этой значимой для православия теме. Важно отметить, что все тексты, к которым обращается для аргументации в защиту иконопочитания Иван Грозный, впоследствии вошли в состав “Сборника о почитании икон”, вышедшего в 1642 г., одного из первых четьих изданий Московского Печатного Двора.

Грозный хотел писать “со смирением”, но это ему плохо удавалось. Уже во вступительном титуле, перечислив все свои владения, он называл себя государем “по божью изволенью, а не по многомятежному человечества хотению” — это был намек на то, что в отличие от Батория он был наследственным, а не избранным монархом. Главная тема послания — необходимость мира и недопустимость “кроворазлитья христианского”, выгодного только “бесерманам” (мусульманам). И здесь содержался довольно обидный намек на то, что Баторий при его избрании на престол пользовался поддержкой турецкого султана.

Обвинение Батория в пособничестве “бесерменству” имело особое значение в связи с тем, что в это время завязывались переговоры между царем и римским папой о папском посредничестве в заключении мира “на благо христианству”. Обвинение это возникало в начале послания исподволь: постоянно поминая “христианские обычаи”, которым он следует, Иван противопоставлял их обычаям “бесерменским”. Но в конце Грозный, как бы забывая о своих мирных намерениях, прямо заявлял: “ино то знатьно (очевидно), что ты делает, предаваючи хрестиянство бесерменом!.. И ты хрестиянин именуешсе, хрыстово имя на языце обносит (упоминаешь), а хрестьянству испровержения (ниспровержения) желаеш”.

Дипломатические отношения с Англией составляли достаточно важный элемент внешнеполитической деятельности России. С начала XVII века активизируется дипломатические и торговые связи, эти связи расширились благодаря покровительству Ивана Грозного.

Между русским царем Иваном IV Грозным (1530-1584) и английской королевой Елизаветой I (1533-1603) возникла дипломатическая переписка. Отличительной чертой переписки Ивана Грозного с Елизаветой является ее резкий характер, так он, обращается к ней в конце послания "Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица". Подобного рода послания привели к охлаждению отношений и негативному отношению со стороны английской стороны в конце правления Ивана Грозного.


Заключение

Историческая роль Ивана IV сложна и противоречива; противоречива и его роль в истории древнерусской литературы. Уже младшие современники царя отмечали, что при всей своей жестокости и необузданности характера Иван IV был “муж чудного рассуждения, в науке книжного поучения доволен (т. е. достаточно осведомлен) и многоречив зело”. Современники и авторы начала XVII в. упоминали и о переписке Ивана IV с бежавшим от него князем Курбским, и в богословских спорах с протестантским пастором Яном Рокитой и иезуитом Поссевино. Многие послания Ивана IV, его публицистическое введение к деяниям Стоглавого собора и ответ Яну Роките дошли в рукописях XVI в., другие сохранились лишь в рукописной традиции XVII—XVIII вв.

Сложной проблемой является атрибуция Иваном IV тех произведений, которые имели официальный характер: множество грамот и посланий, подписанных Иваном IV, несомненно, подготавливались его канцелярией. Однако ряд дипломатических посланий, так же как его публицистические послания и введения к “Стоглаву” и “Духовной”, обнаруживают такие индивидуальные стилистические особенности, которые дают основание считать их произведениями одного и того же автора. Эти черты встречаются в посланиях Ивана IV на протяжении нескольких десятилетий; в течение этого периода не остался в живых ни один из литературно образованных государственных деятелей этого периода, и это дает основания видеть в этих дипломатических документах и публицистических сочинениях произведения, сочиненные (вероятнее всего, продиктованные) самим Иваном IV.

Сочинения Ивана IV относятся в основном к публицистическому жанру. Среди них особое место занимает его переписка с Курбским, которая несмотря на предполагаемый личный характер, была в большей степени ориентирована на широкий круг читателей.

Из других полемических произведений Ивана IV заслуживает внимания его послание в Кирилло-Белозерский монастырь.

Важное место в творчестве Ивана IV занимает комплекс связанных между собой посланий, написанных после успешного Ливонского похода 1577 г. (послание Полубенскому, Ходкевичу и др.), а также посланий 1567 г., отправленных за рубеж от имени бояр, но обнаруживающих явные признаки литературного стиля царя (это были ответы на перехваченные грамоты, призывавшие бояр к измене).

Серьезные философские проблемы ставились царем в ряде его устных выступлений и посланий, связанных с полемикой между православными и представителями других конфессий. К числу таких посланий относится его ответ Яну Роките, а также “Послание против люторов” Парфения Уродивого. Именем Парфения Уродивого подписан также “Канон ангелу грозному воеводе”.

Общий объем литературной продукции Ивана IV еще не установлен. Важной задачей остается выявление из большой массы официальных посланий царя памятников его индивидуального творчества. Но известных нам произведений достаточно, чтобы оценить Ивана IV как выдающегося писателя-публициста.

Создавшаяся в трудных и неблагоприятных для художественного творчества условиях, литература XVI в. все же представляет собой важный этап в истории древнерусской литературы в целом. Элементы Возрождения, обнаруживающиеся в памятниках конца XV в., не могли получить развитие в эпоху Ивана Грозного, когда все подданные, сверху донизу, рассматривались как бесправные “холопы государевы”. Но вопреки многочисленным препятствиям, новые явления обнаруживаются в литературе XVI в. В литературе XVI в., и особенно в публицистике этого периода, отчетливо обнаруживается авторское начало. И даже Иван Грозный, в своей реальной деятельности склонный к самому необузданному произволу, в теории считал себя обязанным рассуждать о мерах, без которых “вся царствия нестроением и междоусобными браньми растлятся (испортятся)”.

Несмотря на подавление реформационно-гуманистических движений и исчезновение “неполезных повестей” (художественного, сюжетного повествования), литература XVI в. обнаруживала уже новые черты, несвойственные средневековой письменности. Эти новые черты получили свое развитие в литературе XVII в.

Список литературы

Источники



Ответ Ивана IV Ивана Васильевича Грозного Яну Роките. // Древнерусские полемические сочинения против протестантов. М.: Наука, 1978. 268 стр.

Переписка Андрея Курбского с Иваном Грозным; Послания Ивана Грозного. М.: Наука, 1986. 324 стр.

Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским // Сост. Я С. Лурье и др. М.: Наука, 1981. 238 стр.

Послания Ивана Грозного / Сост. Д С. Лихачева и др. М., Л.: Просвещение, 1951.

Послания Ивана Грозного. / Под ред. В. П. Адриановой-Перетц. М.-Л.: Наука, 1951.

Литература

Иваницкий В. Русская женщина в эпоху "Домостроя" // Общественные науки и современность, 1995, № 3. С. 161-172.

История русской литературы X — XVII вв. Под ред. Д. С. Лихачева. Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов

Каган М. Д. Легендарная переписка Ивана IV с турецким султаном как литературный памятник первой четверти XVII в. "Труды Отдела древнерусской литературы", XIII, 1957

Ключевский В.О. Характеристика царя Ивана Грозного. Лекция XXX из "Курса русской истории". М.: Просвещение. 1993. С. 375-382.

Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Киев: Высшая школа. 1978.

Лихачев Д. С. Канон и молитва Ангелу Грозному Парфения Уродивого // Рукописное наследие Древней Руси. По материалам Пушкинского дома. Л., 1972. С. 10.
Лихачев Д. С. Сочинения царя Ивана Васильевича Грозного // Великое наследие. С. 305—329;
Лихачев Д.С. Существовали ли произведения Курбского и Грозного? // Великое наследие. С. 378—394;
Лицедейство Грозного. К вопросу о смеховом стиле его произведений // Лихачев Д. С., Панченко А. М., Понырко Н. В. Смех в Древней Руси.— Л.: Наука, 1984. С 25—35.

Лурье Я. С. Был ли Иван IV писателем? М.-Л: “ТОДРЛ”.., 1958, т. XV, С. 505-508.

О литературном творчестве Грозного // Лихачев Д. С. Великое наследие. М., 1975, с. 265-288 и 333-348;

Платонов С.Ф. Время Ивана Грозного. Очерки по истории смуты в Московском государстве 15 – 17 веков. Л.: Мысль. 1967.
Скрынников Р. Г. Переписка Ивана Грозного и Курбского: Парадоксы Эдварда Кинана — Л.: Наука, 1973
Скрынников Р.Г. "Россия накануне "смутного времени". М., "МЫСЛЬ" 1993. Стр. 9-30.

Фомин С. Венценосец как церковный гимнограф: Царь Иван Грозный как автор молитв и духовных стихов // Русь православная, № 61 – 62. 2002.

Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г. [/sms]
17 янв 2009, 11:35
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.