Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Реферат: Военные реформы президента РФ В. В. Путина в период 2000 – 2002 гг.


Реферат: Военные реформы президента РФ В. В. Путина в период 2000 – 2002 гг.

Реферат: Военные реформы президента РФ В. В. Путина в период 2000 – 2002 гг.Вступление

Очень часто приходиться слышать из средств массовой информации о необходимости проведения в нашей стране военной реформы. В ежегодных обращениях к Федеральному собранию Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин обязательно затрагивает этот вопрос.

“Одним из безусловных приоритетов является продолжение военной реформы < … >. Реформа нужна обществу, но, прежде всего, — и самой армии”.

Так что же стоит в истоке проблемы? Почему назрела необходимость в переменах? Окунемся в недавнее прошлое нашей страны и посмотрим, как обстояли дела с армией в Советском Союзе.

Наследие “холодной” войны.
[sms]
Военно-техническая политика СССР после второй мировой войны была направлена на достижение стратегического превосходства над странами НАТО. Главными противниками считались США и их партнеры в Европе — всего в списках потенциальных противников числились 23 государства. Среди союзников насчитывались шесть стран Варшавского договора и семь других. В отношении остальных государств невозможно было предвидеть, на чью сторону они перейдут в случае войны. Иными словами, СССР готовился к войне с большей частью мира.

Советский Союз имел существенный перевес над своими потенциальными противниками по обычным вооружениям, но сильно уступал США и НАТО в электронных средствах разведки, наведения, навигации, разработках высокоточного оружия. Предприятия ВПК выпускали не то, что действительно необходимо для современной армии, а то, что было давно освоено и легче было произвести. Ведь их руководителям надо было отчитываться о выполнении плана, они хотели получать премии, двигаться вверх по служебной лестнице.

Оружие и техника дублировали друг друга. В середине 1980-х годов на оснащении Советской Армии было 62 типа артиллерийского и стрелкового оружия, в то время как в США — 37, бронетанковой техники — соответственно 62 и 16 типов, систем ПВО — 26 и 4, систем управления связью — 20 и 4. Всего к 1991 г. в СССР на вооружении находилось 64 тыс. танков (намного больше, чем у НАТО) и огромное количество другого оружия — 67 тыс. артиллерийских орудий, 76 тыс. БМП и БТР, 12 тыс. самолетов и вертолетов, 437 больших боевых кораблей.

До середины 80-х годов считалось, что страну и Вооруженные Силы (ВС) надо готовить к глобальной ядерной войне. Затем признали возможность ведения войны с использованием обычных видов вооружений, т. е. следовало создать их мощнейший потенциал — для себя и союзников (СССР производил оружие также для стран Варшавского договора, поставлял его практически бесплатно почти в 80 государств). Но обычные вооружения стоят дороже ядерных, поэтому они легли на экономику еще более тяжким бременем, чем создание ядерного щита. Расходы на оборону с учетом фактических затрат на производство вооружений достигли 15 % ВВП. Естественно, затратная экономика не выдержала длительного колоссального напряжения, в конце 90-х годов разразился экономический кризис, который в конечном счете привел к распаду СССР.

Россия, на долю которой приходилось около 60 % экономического потенциала Советского Союза, получила от него обременительное наследство — 85 % Вооруженных Сил. Но это были уже другие ВС. С распадом организации Варшавского договора и обретением независимости прибалтийскими республиками были потеряны крупнейшие транспортные узлы и порты, аэродромы, пункты базирования кораблей, полигоны, учебные центры. За пределами нашей страны остались более 40 % объектов специального назначения и практически вся наиболее развитая система управления войсками первого оперативного эшелона.

Снижение военного потенциала России закономерно связано с кризисом ее экономики. Многие российские предприятия-гиганты, построенные в годы советской власти, не выдержали испытания конкуренцией. Сегодня ВВП России составляет 7,5 % ВВП США (вдвое меньше ВВП штата Нью-Йорк), а военный бюджет — менее 10 % американского военного бюджета. Нашей стране не по силам военные расходы, какие нес СССР. Но при этом до сих пор по числу военнослужащих в расчете на 100 тыс. жителей Россия превосходит США в 5 раз, Китай — в 13 раз. По уровню милитаризации с нами может соперничать только Северная Корея.

Численность Вооруженных Сил по странам в 1994 г.


Страны

Численность ВС, тыс. человек

Доля ВС в численности населения, %

Северная Корея

1128

4,88

Россия

4800

3,24

Франция

409

0,71

США

1611

0,62

Италия

322

0,55

Германия

367

0,45

Англия

254

0,44

Китай

2930

0,24

Индия

1265

0,1


Удовлетворение запросов военных может оставить без финансирования науку, здравоохранение, образование. Однако первые годы этого не хотели замечать. Численность армии не сокращалась, хотя ее финансирование неуклонно уменьшалось.

Военная реформа была необходима еще и потому, что радикально изменилась оценка вероятного противника. В “Основополагающем акте о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Россией и НАТО”, подписанном в Париже в мае 1997 г., стороны объявили, что не считают друг друга противниками, и обязались не применять силу или угрозу силой в отношениях между собой. И хотя, как показали последние события на Балканах, позиции России и НАТО могут расходиться по ключевым проблемам международных отношений, надо надеяться, что эпоха военного противостояния с Западом ушла в прошлое.

Ричард Пайнс, профессор Гарвардского университета, известный политолог, автор множества публикаций о СССР, считает, что В.В. Путин взял твердую ориентацию на запад. Он одобряет эту позицию нашего президента и видит основную причину сближения двух стран — бывших соперников — в общей беде, которая настигла США и Россию — международном терроризме.

“Президент Путин с самого начала поддержал и продолжает поддерживать нашу войну против глобального терроризма, а в Вашингтоне до известной степени начали иначе смотреть на происходящее в Чечне — как на часть борьбы с терроризмом. Я лично не совсем с этим согласен, но так смотрят в Вашингтоне. Хотя, конечно, то, что произошло в Каспийске, очень похоже на происходящее в Афганистане, Израиле, Нью-Йорке. Важную роль сыграло то, что президент Путин после “черного вторника” не стал возражать против американского военного присутствия в среднеазиатских странах, прилегающих к Афганистану, и потом сказал, что и наше присутствие в Грузии — тоже не трагедия”.

К концу 1980-х годов военно-промышленный комплекс (ВПК) превосходил гражданское машиностроение по производственному потенциалу в 2 – 3 раза, потреблял значительную часть ресурсов, научно-технических и инновационных мощностей, что резко ограничивало возможности производства товаров народного потребления. Из-за непомерной оборонной нагрузки практически прекратился рост реальных доходов населения. Техническая отсталость в большинстве гражданских отраслей стала нормой. Иначе и быть не могло.

Если в странах НАТО оборонная промышленность развивалась на конкурентной основе и занимала относительно небольшой сектор экономики, то вся советская экономика была мобилизационной. В ней допускались любые расходы ради стратегического превосходства. На каждом очередном витке гонки вооружений СССР решал только военные задачи, а его конкуренты — еще и экономические, используя в мирных целях высокие технологии ВПК. В социалистической экономике предприятия отвергали новые виды продукции, которые мешали выполнять план и получать премии, а в рыночной экономике стран Запада за них хватались, как за гарантию успеха.

Экономическая катастрофа, к которой наша страна подошла осенью 1991 г., заставила государство сократить закупки оружия у предприятий ВПК на 70 %. Министерство внешнеэкономических связей пообещало руководителям ВПК организовать продажу оружия за рубеж на 35 млрд рублей, и его продолжали выпускать в прежнем объеме. Но экспортные планы реализовать не удалось, поэтому к концу 1992 г. полигоны и склады предприятий были завалены боевой техникой и оружием, которые Минобороны, не имея денег, отказывалось покупать.

Потянулись цепочки взаимных неплатежей, и как результат — спад производства, отток кадров из оборонной промышленности, прекращение многих научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Не помогла и начавшаяся конверсия. Руководители ВПК проводили ее плохо, втайне надеясь на скорое восстановление бюджетного финансирования в прежнем объеме. Сказались острый недостаток инвестиций и непривычная для оборонных предприятий конкуренция импортных товаров. Спасти российский ВПК от необратимого технологического отставания могла только его кардинальная реструктуризация.

Некоторые сдвиги

В ноябре 1993 г. в “Основных положениях военной доктрины Российской Федерации” впервые была сформулирована сверхзадача военной организации новой России — предотвращение войн, утвержден принцип партнерства со всеми государствами, которые не имеют агрессивных планов против нашей страны и действуют в рамках Устава ООН, классифицированы угрозы, определены основные параметры стратегии сдерживания, в том числе ядерного, намечена общая конфигурация Вооруженных Сил.

В “Основах (концепции) государственной политики по военному строительству России на период до 2005 года”, утвержденных в августе 1998 г., была изложена политика государства в военном строительстве — от принципов на международной арене до военно-патриотического воспитания граждан. Концепция исходит из малой вероятности ведения крупномасштабных войн против России, поэтому особое внимание уделяется возможным локальным войнам и конфликтам на границах нашей страны и СНГ. В этих случаях Россия вправе отстаивать свою государственность, в том числе военными методами.

В 2000 г. были приняты “Концепция национальной безопасности” и “Военная доктрина Российской Федерации”, где сделаны обоснованные и подтвержденные практикой последнего десятилетия выводы о возрастании угрозы локальных и региональных конфликтов, названы направления реформирования Вооруженных Сил.

“Отдельно остановлюсь на ситуации в Чеченской республике. Сегодня я прежде всего призываю представителей всех политических сил страны — они представлены в этом зале — проявить чувство ответственности в вопросе урегулирования ситуации в этой республике. До сих пор нам это удавалось. Удавалось не спекулировать на крови и трагедии, не зарабатывать на этом политические дивиденды и очки.

Еще совсем недавно звучало: армия находится в состоянии разложения и в военной сфере нам нечего рассчитывать на сколько-нибудь заметные результаты. А в политической сфере мы якобы не можем ожидать ничего позитивного, так как не найдем ни одного чеченца, который поддержал бы усилия федерального центра по борьбе с террористами и наведению конституционного порядка. Сама жизнь показала, что оба эти тезиса являются ложными.

Выполнив свои основные задачи, армия из республики уходит. Это — серьезный результат. Но достигнут он дорогой ценой, и потому сегодня, нарушив традиции ежегодных посланий, думаю, будет уместно вспомнить о наших военнослужащих, о дагестанских ополченцах, о чеченских милиционерах и всех тех, кто ценой своей жизни остановил распад государства”.

На начало 2001 г. в 12 силовых структурах России насчитывалось 2,1 млн военнослужащих и 966 тыс. гражданских лиц, к Министерству обороны были приписаны около 1,2 млн. военнослужащих (самая большая доля).

Объединение Ракетных войск стратегического назначения, Военно-космических сил и Войск ракетно-космической обороны позволило повысить уровень боеготовности, сократить долю ракетчиков в военном бюджете с 19,3 до 15,5 %. Упорядочено управление Сухопутными войсками, сформировано 7 соединений постоянной готовности, укомплектованных техникой на 100 % штата военного времени, людьми — на 80 %. Сухопутные войска ныне избавлены от многочисленных так называемых фланговых соединений и частей, без отдачи “съедавших” в недавнем прошлом значительные средства. Военным округам придан статус оперативно-стратегических командований. Выведены войска из Восточной Европы и Прибалтики, сокращены СНВ и количество военных округов.

Вряд ли все перечисленное можно отнести к революционным или подлинно реформаторским шагам. Если выделить четыре главных элемента военной реформы — преобразование системы управления военной организации государства, реформирование системы комплектования Вооруженных Сил, изменение системы обучения и воспитания и обновление системы их оснащения вооружениями, то надо признать, что сделано ничтожно мало.

Результат достаточно хаотичной деятельности в сфере военного строительства в 90-х годах сводится к сугубо организационным мероприятиям (расформировать, переформировать, перевести на другие штаты, передислоцировать). Действительно, нынешнее состояние Сил общего назначения не соответствует основополагающим разделам “Концепции национальной безопасности” и “Военной доктрины Российской Федерации”. Сложился опасный дисбаланс между Стратегическими ядерными силами и Силами общего назначения. Если первые выполняют преимущественно политические функции поддержания международной стабильности и едва ли когда-нибудь будут применены, то недопустимая слабость и техническая отсталость Сил общего назначения получила наглядное и кровавое подтверждение в обеих военных кампаниях в Чечне. Многие страны, даже морские державы, отдают приоритет Сухопутным войскам. Например, их доля в Вооруженных Силах США составляет 46 %, в Великобритании — 48, в Германии — 69, в Китае — 70, а в России — чуть более 31 %.

В России доля современного оружия и военной техники в Вооруженных Силах сегодня достигает 20 %, а оружия, эксплуатируемого свыше 10 лет, — около 80 %. Примерно треть военной техники (около 50 % боевых самолетов и танков, почти 80 % ударных вертолетов) по техническому состоянию не готова к боевому применению, более 40 % — требуют среднего и капитального ремонта. Денег, выделяемых из госбюджета на нужды обороны, едва хватает лишь на содержание армии и флота. Ежегодное финансирование НИОКР, которые определяют будущий облик ВС, не превышает 10–15 % требуемого уровня. Закупки вооружений новейших образцов после 1995 г. во всех видах ВС носят единичный характер.

Федеральные войска в Чечне по техническому оснащению оказались на значительно более низком уровне, чем бандформирования. Отсутствуют приборы ночного видения, связь на тактическом уровне не имеет закрытых каналов, рассказы о высокоточном оружии — убаюкивающая сказка. Бронемашина “Водник”, способная ликвидировать на своем пути мины и фугасы, третий год не может пробиться в оборонный заказ. Та же участь постигла современный БТР-90.

В критическом состоянии находится орбитальная группировка космических аппаратов военного назначения. Многие космические аппараты уже выработали гарантийные ресурсы. Не исключена ситуация, когда естественным образом произойдет свертывание активной космической деятельности.

В Военно-воздушных силах уровень исправности авиатехники низок, физически изношены или морально устарели средства управления и обеспечения, объекты инфраструктуры, подготовка летного состава оставляет желать лучшего, низки темпы модернизации авиационной техники и создания авиационных комплексов пятого поколения, отсутствуют возможности перевооружения на перспективную технику.

Оперативные возможности Военно-морского флота (ВМФ) по решению боевых задач в океанской зоне снизились наполовину, в морской зоне — на треть. Боевой состав ВМФ сократился до 30 % по сравнению с 1992 г., при этом более 50 % кораблей нуждаются в ремонте. Сохранение этих тенденций может привести в ближайшем будущем к утрате флота как вида Вооруженных Сил.

Кроме того, ограниченные финансовые возможности и лимиты выделяемых горюче-смазочных материалов не позволяют в требуемых объемах проводить оперативную и боевую подготовку войск.

Сокращение военных расходов в течение прошедшего десятилетия без радикального уменьшения численности Вооруженных Сил и изменения их структуры привело к тому, что денег стало не хватать даже на покрытие текущих потребностей армии. При этом надо учитывать, что расходы на армию и флот по бюджету Минобороны составляют лишь часть затрат на военные нужды государства, так как в них не включены расходы на содержание и оснащение воинских формирований при других министерствах и ведомствах, которые финансируются по иным разделам бюджета. К расходам на оборону относятся также затраты на содержание мобилизационных мощностей в промышленности, создание запасов ресурсов, гражданскую оборону и др.

Расходы на национальную оборону


Расходы на оборону

1992

1993

1994

1995

1996

1998

Запланированные (в % от ВВП)

6,5

4,9

5,5

3,4

3,5

3,4

Фактические (в % от ВВП)

4,7

4,4

4,4

2,9

2,8

2,4

Фактические к запланированным (в %)

72,3

90,0

80,6

94,0

79,7

70,5


Хронический дефицит финансирования Вооруженных Сил вынудил искать нетрадиционные источники средств. Указом Президента РФ “Об изменении и признании утратившими силу отдельных положений указов Президента Российской Федерации по вопросам высвобождаемого военного имущества” от 27 марта 1999 г. № 385 разрешена реализация движимого и недвижимого военного имущества. В условиях острой нехватки средств пришлось использовать также неприкосновенные запасы, объем которых сейчас и без того на 30 % ниже требуемого уровня.

Согласно Указу Президента РФ “О реформировании государственных унитарных предприятий, входящих в состав органов строительства и расквартирования войск Вооруженных Сил” свыше 100 предприятий и организаций (большая часть комплекса) подлежат приватизации. Появятся акционерные общества, которые на конкурсных началах будут выполнять заказы Минобороны и других силовых ведомств. Намечена приватизация военной торговли, совхозов, подсобных хозяйств, других непрофильных организаций, которые необходимо оторвать от военного бюджета. Предусмотрено, что часть акций открытых акционерных обществ смогут на льготных условиях приобретать лица, уволенные с военной службы, кроме проходивших срочную службу.

“Потребности обороны уже сейчас почти наполовину обеспечиваются частными предпринимателями, в том числе АО с участием государства. Полагаю, что практику участия негосударственных предприятий и в оборонных исследованиях, и в производстве надо расширять. Разумеется, делать это следует только при четком соблюдении всех установленных требований, через конкурсную систему государственных закупок”.

Для экономии бюджетных средств и обеспечения их целевого использования в войсках была введена новая бюджетная квалификация, осуществлен переход на новые принципы стоимостного бухгалтерского учета.

Но все эти меры не затронули главного — огромной структурной диспропорции при исполнении оборонного бюджета. Последние годы 85 % его средств тратилось на денежное довольствие военнослужащих, заработную плату гражданского персонала, продовольствие, вещевое снабжение, квартирно-эксплуатационное обеспечение и медицинское обслуживание, 15 % — на НИОКР, капитальное строительство, закупку вооружений и военной техники. Для сравнения: в СССР в 1985 – 1991 гг. затраты на закупку вооружений составляли 62 – 66 % общих военных расходов, на содержание армии — 24 – 27, на оборонное строительство — 12 – 14 %.

При таком финансировании ресурсообеспеченность (отношение ассигнований из бюджета на силовой блок к его общей численности) одного российского военнослужащего за пять лет уменьшилась на 30 %. По этому показателю Россия уступает США в 15 раз, Великобритании — в 7, КНР — в 4 раза.

Низкая эффективность военных расходов обусловлена также нерациональными пропорциями между различными категориями военнослужащих. Например, офицеров и прапорщиков (мичманов) насчитывается примерно 60 % всех военнослужащих, солдат и сержантов (матросов и старшин), проходящих службу по призыву, — 30 %, по контракту — чуть более 10 %. Старших офицеров у нас вдвое больше, чем младших. Подобную кадровую политику иногда оправдывают тем, что она позволяет сохранить костяк армии, необходимый при мобилизационном развертывании ВС. Но в таком случае львиная доля средств всегда будет уходить на содержание военнослужащих, а не на закупки вооружений, военной техники и оплату НИОКР (для сравнения: в американских ВС младших офицеров на 60 % больше, чем старших, а на одного офицера и уорент-офицера приходится 5,3 солдата и сержанта).

В Вооруженных Силах действует абсурдная система воинских званий: погоны не отражают положение человека в армии, а лишь показывают, кто здесь начальник. Сегодня полком может командовать майор, в подчинении у которого несколько подполковников. По уставу он должен просить у этих подчиненных разрешения обратиться к ним, чтобы им же отдать приказание. Чтобы звезды на погонах действительно соответствовали должности, уместно ввести присвоение временных воинских званий.

Не выдерживает критики и выдвижение офицеров на высшие должности. В нормально организованной армии случайных людей среди руководства не бывает. В США, чтобы занять генеральскую должность, офицер проходит длинный путь должностей и различных конкурсов. У нас же неизвестно откуда может появиться офицер, которого мало кто знает, и в одночасье стать генерал-полковником.

Нынешнее положение офицера в Вооруженных Силах просто нетерпимо. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что более половины выпускников военных вузов до войск не доходит. Многие молодые офицеры предпочитают службе увольнение из Вооруженных Сил. Командир взвода — кадровый офицер стал в войсках реликтовым явлением. Дело доходит до того, что чрезвычайно острая нехватка младших офицеров побуждает командующих войсками округов открыть краткосрочные курсы младших лейтенантов. Прежде всего ВС покидают толковые и инициативные офицеры, способные найти свое место на “гражданке”. Таким образом, сама жизнь проводит жесткую селекцию офицерского состава, а в целом отбор для дальнейшей службы в ВС проходит по отрицательным признакам. Это трагедия для Вооруженных Сил и страны, так как в армии остаются инфантильные, инертные и безынициативные офицеры.

Направления военной реформы

На основе предложений, подготовленных Советом безопасности, Минобороны и Генштаб приняли важные стратегические решения. Впервые за точку отсчета военного реформирования взяты макроэкономические показатели развития страны до 2010 г., в прокрустово ложе долгосрочного правительственного планирования будут встроены реформистские преобразования в ВС. На высшем государственном уровне утверждено, что реформа собственно Вооруженных Сил является лишь частью военной реформы, в которой, кроме армии и флота, задействованы все виды власти, государственное управление, транспорт, предприятия ВПК, академическая и отраслевая наука. Обозначились принципиально важные направления военного реформирования.

Новые подходы к сокращению ВС. Вооруженные Силы России пока представляют собой точный слепок с Советской Армии. Объясняется это тем, что с 1989 г., когда начались первые масштабные сокращения армии и флота, в основу организационных мероприятий было положено пропорциональное сокращение всех видов ВС, родов войск, структуры главных и центральных управлений Минобороны. Иного результата, кроме уменьшенной копии Советской Армии, это дать и не могло.

Но изменившаяся геополитическая ситуация требует других Вооруженных Сил. Слепок с Советской Армии и ВМФ, предназначенных для ведения масштабной ядерной мировой войны с крайне решительными целями и планируемыми существенными потерями, не соответствует в корне изменившемуся балансу сил в мире и угрозах безопасности России. Эксперты предупреждают, что прежние принципы сокращения ВС способны привести армию и флот к утрате боеспособности. Необходим качественно иной механизм сокращения Вооруженных Сил.

Начинать следует с определения реального боевого и численного состава ВС и обязательно учитывать возможности федерального бюджета и оборонно-промышленного комплекса. Альтернативы нет: или мы сохраним часть, или через непродолжительное время потеряем все. Лучше иметь два укомплектованных и летающих бомбардировочных полка, чем 20 нелетающих, небоеспособных и разлагающихся летных частей.

Стратегические амбиции и аппетиты нашего генералитета должны быть приведены в соответствие с возможностями бюджета. Здесь мнения расходятся. Одни предлагают резко сократить расходы на ракетно-космическую оборону, разорительный контроль космического пространства и существенно ограничить военно-морскую деятельность, другие — отказаться от некоторых составляющих армии мобилизационного типа и дорогостоящих военных программ, сократить непроизводительные расходы в наземных войсках.

Высказываются предложения провести сокращение за счет того, что полностью отказаться от военного присутствия в СНГ, а также в Заполярье, многих областях Сибири и Дальнего Востока, где содержание войск не оправдано ни с оперативно-стратегической, ни с экономической точек зрения, — такая возможность сегодня есть. Целесообразно перейти к дислокации соединений и частей ВС в благоприятном климатическом поясе — на широте Москвы и южнее. Если же возникнет угроза для безопасности страны, скажем, на Кольском направлении, в этот регион можно будет перебросить необходимые силы и средства. Время для оперативного развертывания войск и сил всегда есть, так как военные конфликты не возникают в одночасье.

Для сокращения ВС важно использовать значительные внутренние резервы. В частности, большую экономию средств может дать сокращение раздутых сверх меры органов военного управления. Численность центрального аппарата Вооруженных Сил значительно выросла в сравнении с советским временем. Созданы органы, всецело предназначенные для обслуживания несоразмерных военно-политической обстановке фантазий больших и малых начальников, где почти непрерывно вырабатываются доктрины, стратегии, концепции и перспективные планы.

Не менее раздуты штаты и других силовых ведомств. Например, пограничные войска ранее были одним из главных управлений КГБ СССР, руководил ими, как правило, генерал-лейтенант. Сейчас пограничники имеют главное командование, главный штаб, академию, каждое региональное управление ФПС на территории России возглавляет генерал-полковник, в целом пограничное ведомство фактически представляет собой министерство. За правительственную связь в КГБ СССР отвечал генерал-майор или полковник. Ныне ФАПСИ руководит фельдмаршал, окруженный десятками генералов. И так практически в любом силовом ведомстве: где в СССР начальником был полковник, там в России генерал-полковник, подкрепленный большим штабом. Назрело реформирование и сокращение центральных аппаратов всех силовых ведомств на основе давно известных законов управления и создание общих для всех участников правил и норм поведения.

В виде МВД наше государство фактически содержит параллельную армию, никакой бюджет такой нагрузки не выдержит. Конечно, спасательные службы есть практически во всех развитых странах, но целое “спасательное” министерство — только у нас (еще один источник экономии).

Количество военных университетов и институтов явно превышает потребности армии. Вполне достаточно иметь по одному учебному заведению на вид Вооруженных Сил или род войск.

К 2005 г. запланировано перевести Вооруженные Силы на трехвидовую структуру, которая будет включать в себя Сухопутные войска, Военно-морской флот и Военно-воздушные силы и тремя родами войск. Первый — Ракетные войска стратегического назначения, второй — Космические войска (это рабочее название, окончательное пока не определено), которые объединят Войска ракетно-космической обороны и Военно-космические силы, третий — уже существующие Воздушно-десантные войска.

Предполагается укрупнить полки и дивизии Ракетных войск стратегического назначения. Уменьшится их общее количество, продолжится выпуск ракетных комплексов “Тополь-М”. Но основные средства, выделяемые на стратегическую составляющую ВС, будут направлены на развитие оружия, основанного на новых физических принципах, крылатых ракет для Военно-воздушных сил и ВМФ, а также нового поколения межконтинентальных баллистических ракет морского базирования. Соотношение финансирования Сил ядерного сдерживания и Сил общего назначения составит примерно 1 : 3.

До 2005 г. из силовых структур будут уволены 470 тыс. военнослужащих и 130 тыс. гражданских лиц. Самые крупные увольнения будут в Минобороны (ВС будут сокращены на 365 тыс. человек) и внутренних войсках МВД (на 20 тыс.). Федеральное агентство правительственной связи, структуры Министерства по чрезвычайным ситуациям, а затем Железнодорожные войска и т. п. трансформируются в гражданские ведомства. Внутренние войска МВД станут национальной гвардией. Таким образом, через три года каждый пятый из нынешних 2,1 млн. военных и 966 тыс. гражданских сотрудников этих ведомств будет сокращен.

Проблемы с ежегодным призывом.

Военная служба является особым видом федеральной государственной службы. В соответствие с законом “О воинской обязанности и военной службе” от 21 июля 1998 г. ее проходят в Вооруженных Силах, войсках Федеральной пограничной службы, внутренних войсках МВД, Железнодорожных войсках, войсках ФАПСИ и гражданской обороны МЧС, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки, Федеральной службе безопасности, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки.

Вооруженные Силы России, как и большинство армий развитых стран, комплектуются военнослужащими по призыву на основе всеобщей воинской обязанности и по контракту. Действительная военная служба организуется по экстерриториальному принципу, т. е. войска пополняются за счет призывников, проживающих вне районов дислокации воинских частей и соединений. Но проводить призыв становится все труднее и дороже. Большое беспокойство вызывает здоровье призывников: годность к военной службе за последние 10 лет снизилась на 20 %. Практически каждый третий освобождается или получает отсрочку от призыва по состоянию здоровья. Тем не менее в армию и на флот попадает много больных, что создает дополнительные трудности, приводит к неоправданным расходам. Военные решили возмещать убытки, взыскивая потраченные деньги через арбитражные суды с местных администраций и военкоматов. Первые подобные иски были удовлетворены в 1999 г.

Кроме больных, в армию попадают хронические алкоголики, наркоманы, лица с психическими отклонениями, криминальным прошлым. Развито дезертирство. Юноши бегут от армии и из армии. Особенно много “уклонистов” в Центральном и Северо-Западном регионах, на Северном Кавказе, в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге. И это при том, что отсрочек и освобождений от службы на законных основаниях в России больше, чем в любой другой европейской стране. В строй сегодня попадает лишь каждый десятый из стоящих на воинском учете.

Однако в законе “О воинской обязанности и военной службе” не только сохранены прежние отсрочки и освобождения от призыва, но и появились дополнительные. Отсрочку получили выпускники вузов, которые работают по специальности, связанной с выполнением заказов и заданий, обеспечивающих оборону и безопасность страны, а также те, кто поступил на службу в МВД, федеральные органы налоговой полиции или таможенной службы, слушатели и курсанты учебных заведений этих ведомств.

Впрочем, военные отмечают, что в результате сокращения ВС численность новобранцев стала даже несколько превышать потребность в них. Появилась возможность выбирать лучших и комплектовать должности рядового и сержантского состава более качественным контингентом.

Профессиональная армия

Намеченное резкое сокращение военнослужащих делает отказ от призыва объективно необходимым. В перспективе Россия будет располагать всего 10–12 дивизиями. Реальную силу они могут представлять только в том случае, если будут укомплектованы хорошо обученными кадровыми военнослужащими.

Сегодня не только США, но и другие страны (Нидерланды, Португалия, Испания и даже Франция — родина системы обязательного призыва) начинают комплектовать войска преимущественно на добровольной основе. Сокращают зависимость от обязательного призыва Швеция, Италия, Австрия, Дания и Германия. Эта тенденция, видимо, будет доминировать в развитых европейских странах.

Сторонники профессиональной армии убеждены, что новый способ комплектования приведет к повышению квалификации рядового и сержантского состава, улучшению знаний техники и вооружения, значит, к повышению боеспособности и боеготовности войск. Содержание профессиональной армии потребует больше средств, хотя не надо забывать, что двухразовый призыв и обучение новобранцев тоже стоят немалых денег. К тому же уменьшатся расходы на смену боевой техники, так как увеличатся сроки ее эксплуатации, повысятся организованность и дисциплина обслуживающего персонала.

Оппоненты указывают на то, что полный отказ от всеобщей воинской обязанности в нынешних условиях резко уменьшит резерв обученных военным специальностям. Расходы на содержание личного состава повысятся в 1,5–2 раза. При этом ключевой станет проблема комплектования, решение которой пока не просматривается, так как не создана система военно-профессиональной ориентации граждан и соответствующая законодательная база. Переход к комплектованию ВС на добровольной основе потребует длительного времени (в США только подготовка к этому велась четыре года) и будет зависеть от вооружений, которыми располагает армия.

Следует помнить, что профессиональная армия — организация опасная. Это понимают в демократических странах. Бундесвер — хорошо обеспеченная армия, а Германия — богатая страна, но немецкие политики голосуют против профессиональной армии, имея опыт разгрома такой армией Веймарской республики. Иными словами, единственная гарантия, что армия не пойдет против народа, — это Вооруженные Силы, которые должны быть поистине народными. Если раньше о народной армии говорили большевики, то сегодня мы приходим к выводу, что она нужна в демократическом государстве. Израиль, Германия, Швейцария не имеют профессиональных армий и не собираются их заводить.

В этой связи большой интерес представляет опыт Франции, где существуют части постоянной боевой готовности, где служат профессионалы-контрактники, и есть система подготовки населения (призыв на 4 – 6 месяцев). Одно дело обучать людей тому, что необходимо, имея при этом профессиональные дивизии, и совсем иное — постоянно набирать и “перемалывать” все новых людей, не имея боеспособной армии.

Военная реформа не затронула принципов военной стратегии и оперативного искусства, которые до сих пор предписывают применять в войне “крупные людские массы”, а руководством к действию на поле боя служат несколько усовершенствованные, но по сути прежние (образца 1943 г.) постулаты. Профессиональная армия решает боевые задачи методами, в корне отличающимися от тех, что использует армия массовая. Значит, российские военные уставы и наставления по проведению операций, написанные еще для советских ВС, в которых не было принято считаться с потерями, придется коренным образом менять.

Сейчас противники профессиональной армии ссылаются на пример Чечни. Контрактники воюют там не лучше срочников, а безобразий, мародерства, издевательств над местными жителями, отказов выполнять приказы от них гораздо больше. Ничего другого нельзя было ожидать. Профессионал — это не наемник, которому платят, пока идет война, и перестают платить, когда она заканчивается, а человек, осознанно связавший жизнь с военной службой. Между тем в ходе опроса контрактников в четырех военных округах и на двух флотах основными мотивами поступления на военную службу 54 % опрошенных назвали потребность в заработке, 45 % — возможность избежать безработицы, 35 % — необходимость получить жилье и лишь 20 % — нравственные ценности. Нынешние контрактники по социальному статусу мало чем отличаются от призывников. Как правило, это те же представители наименее социально защищенных слоев общества, их интеллектуальные возможности и морально-психологические качества невысоки.

Специалисты Генштаба создали систему профессионального отбора контрактников, аналогичную американской. Тестирование состоит из социально-психологического изучения и психофизиологического обследования желающих поступить на военную службу, проводится их военно-профессиональная ориентация. Расширяется взаимодействие с Федеральной службой занятости для привлечения в ВС временно безработных. Правда, неясно, что это даст без увеличения денежного содержания, которое является основным побудительным мотивом для добровольного поступления в армию.

Заключение

7 мая 2002 г. исполнилось 2 года со дня инаугурации Президента Путина. В газете “Труд” за это число была опубликована статья под названием “Стратегия стабильного роста”.

В ней приводятся точки зрения двух отечественных политологов. Сергей Марков, директор Института политических исследований:

“Президент предстает в образе победителя. Он победил в Дагестане, установил контроль над Чечней, взял Грозный без больших потерь и практически добил боевиков в горах”.

Алексей Кошмаров, президент информационно-аналитического центра “Новоком”: “Россия начала приобретать черты реального стратегического партнера ведущих государств мира, прежде всего — в борьбе с международным терроризмом и транснациональной преступностью. Установлены доверительные отношения с США, Германией, Францией”.

Конечно, эти оценки несколько лестны, т.к. нам удалось заметить, что большинство военных реформ (да и реформ в других областях) находятся пока в зачаточном состоянии. Все больше пока планируется сделать, нежели уже быть сделанным.

На прошедших 26 марта 2000 г. выборах президента России избиратели в погонах проявили невиданную активность — в голосовании приняло участие 96-98 % личного состава Российской Армии. По информации представителя Главного управления воспитательной работы (ГУВР) ВС РФ, генерал-майора Николая Бурбыги, на так называемых закрытых участках в армии и на флоте за Владимира Путина проголосовало не менее 80 % военнослужащих. Это почти на 30 % больше, чем доля отдавших голос Путину в среднем по стране.

Армия обеспечила победу Владимира Путина на выборах. Но сможет ли новый президент вывести военное строительство из кризиса?

Время покажет…

Библиографический список


“Послание Президента РФ Федеральному Собранию. Официальное издание” М.: изд-во “Известия”,2001 г.

“Российская газета”, материалы 2001 – 2002 гг.

“Независимая газета”, 2000 – 2002 гг.

Газета “Труд”, 2001 – 2002 гг.

Газета “Правда”, 2002 г.

Собрание законодательства Российской федерации. Изд-во “Юридическая литература”. Администрация Президента РФ. М.:1998 г.

Справочник “Социально-экономические проблемы России 2001”, “Специальная литература”, М.:2001

Каталог законодательных и нормативных актов федерального и регионального значения (по материалам периодической печати за 1998-2002 г.г.), МОГНБ им. Н. К. Крупской

Газета “Известия”, 2002 г.

“Мир в XX веке”, О. С. Сороко-Цюпа, В. П. Смирнов, А. И. Строганов. М.: “Просвещение”, 1999 г.

Газета “Реут”, 2002 г. [/sms]
16 янв 2009, 16:05
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.