Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Реферат: Бои на Кавказском Хребте


Реферат: Бои на Кавказском Хребте

Бои на Кавказском ХребтеВведение

Политика Германии на Кавказе в период второй мировой войны явилась составной частью всеобъемлющего плана проникновения германского империализма в Малую Азию, его выхода к Персидскому заливу и создание прочных позиций на подступах к Индии.

О захвате Кавказа германские империалисты мечтали ещё в 1918 г. “Овладение Кавказом – старая мечта немцев. В 1918 г., когда перед Германией уже стоял призрак поражения, начальник австрийского генерального штаба Арц писал своему руководству: “Она (Германия) хочет навсегда закрепить за собой самый безопасный путь на Месопотамию, Аравию, через Баку и Персию. Эта возможность особенно заманчива для немцев сейчас, когда они оккупировали и Украину. Пусть на восток проходит через Киев, Екатеринослав и Севастополь, откуда идет морской путь на Батуми и Трапезунд. По моему мнению, Германия для этой цели намерена оставить за собой Крым как свою колонию, или в какой либо другой форме”.

[sms]
Вторая мировая война являлась новым этапом попытки немецких фашистов проникнуть на Восток. В специальной записке “Будущее жизненное пространство немцев” нацист — близкий к Гитлеровскому руководству обер-фюрер 44-й бригады Каме — начертил границы колониальной империи Германии и Евразии: “Цель будет достигнута, если за Уралом мы выйдем на Обь — Иртыш — Тобол и если граница оттуда пойдёт к Аральскому морю и вдоль западного побережья Каспийского моря, через южную границу Грузии, через Черное море до Днестра”.

31 июля 1940 года Гитлер дал такое указание руководителям ОНХ: “Россия должна быть ликвидирована. Срок — весна 1941 года. Чем скорее мы разобьём Россию, тем лучше”.

Кавказ для Германии представлял особое значение. Роденберг мечтал о преобразовании Кавказа: “Интересы Германии заключались в том, чтобы создать прочные позиции на всём Кавказе и тем самым обеспечить безопасность континентальной Европы, то есть обеспечить себе связь с Ближним Востоком. Только эта связь с нефтяным источником может сделать Германию и всю Европу независимыми от любой коалиции держав в будущем. Цель германской политики господства над Кавказом и над границами с юга страны как в политическом, так и в военном отношении такова: Германская империя должна взять в свои руки всю нефть.

В планах германского командования Гебельс на официальном собрании в Мюнхене говорил: “Мы заняли страну на Востоке не только для того, чтобы ею обладать, но и для того, чтобы организовать ее, прежде всего, для себя. Мы ведём войну за уголь, железо, нефть. Если к названному нашим командованием времени закончатся бои за Кавказ, мы будем иметь в своих руках богатейшие области Европы”.

В начале июля 1942 года Гитлер и его военные советники были абсолютно уверены в том, что СССР практически проиграл войну. 27 июля Гитлер “предсказывал генералу Галдеру, что через месяц наши войска будут у Ленинграда и Москвы на линии Орел-Крым.

Судя по всем этим планам, фашистское командование недооценивало способность Советской Армии к сопротивлению. Они строили слишком грандиозные планы:


На востоке прорваться к Грозному, а затем по Каспийскому побережью к Баку.

В центре прорваться к Владивостоку, пересечь Главный Кавказский хребет по Военно-Грузинской дороге и выйти в Закавказье. Одновременно, может быть, двигаться по параллельной Военно-Осетинской дороге, а также дальше на запад через горные перевалы: Клухорский, Марухский и Санчаро — прямым путём выйти к черноморскому побережью между Сочи и Сухуми. Оттуда фашистские войска могли продвинуться в Закавказье с запада дойти до турецкой границы.

На западе прорваться к Черному морю у Новороссийска и дальше к югу (что было гораздо важнее) и Туапсе, оттуда они могли дойти по Черноморскому побережью до Батуми.
Вторгаясь на Кавказ, немцы очень рассчитывали на “нелояльность” Кавказских народов к Москве.

В декабре 1942 года Гитлер заявил: “Не знаю, как поведут себя грузины. Они не принадлежат к тюркским народам. Надежными я считаю только мусульман. Я считаю формирование этих чисто Кавказских батальонов чрезвычайно рискованным делом, но не вижу опасности в создании чисто мусульманских частей, несмотря на заявление Розенберга и военных, я не доверяю также и армянам”.

Огромное значение для экономики страны имели большие запасы полезных ископаемых на Кавказе. Кроме того, Кавказ имел огромное значение для продовольственных ресурсов нашей страны по производству зерна, подсолнечника, сахарной свеклы и др. Кавказ расположен в важном стратегическом районе, через который идут торговые пути, стратегические пути, соединяющие в единый узел государства Европы, Азии, Ближнего и среднего востока.

Советский Кавказ занимает значительную территорию. Кавказ делится на две части — Северный Кавказ и Закавказье. Кавказ имел также огромное политическое значение.

На его территории проживало свыше 60 национальностей и народностей. Наша партия, осуществляя ленинскую национальную политику, сплотило народы Кавказа в дружную семью. В годы великой Отечественной войны германские империалисты пытались захватить Кавказ. Но их планы потерпели полный провал. Летом 1942 года фашистское командование, пользуясь отсутствием второго фронта в Европе и бездействием западных союзников СССР, предприняло наступление на Восточном фронте. Его главная цель состояла в том, чтобы разгромить советские войска.

Для захвата Кавказской нефти и выхода на Волгу немецко-фашистское командование сосредоточило на южном крыле советско-германского фронта мощную группировку, состоящую из 90 дивизий. В составе этой группировки было до 35% пехотных и выше 50% танковых и моторизованных соединения гитлеровцев.

Развитие военных событий оказалось неблагоприятным для Советского Союза. Изменив направление, немецко-фашистское командование направило основные силы в сторону Кавказа и Ставрополя. С 28 июля по 24 июля 1942 года немецко-фашистские войска продвигались на 150 – 400 км, захватив плодородные правобережные земли Дона и восточные промышленные районы Донбасса.

Для наступления на Кавказ немецкое командование выделило группу армии “А” под командованием генерал-фельдмаршала Листа.

Всего в этой группе армии “А” было 18 пехотных, 3 танковых, 4 моторизованных, 6 горнострелковых, 3 легкопехотных, 4 кавалерийских, и 2 охранные дивизии. С 13 июля в группу армии “А” была переведена часть сил 4-ой танковой армии. II армия генерал-полковника Манштейна находилась еще в Крыму. Всего в группу армии “А” входило 167 тыс. солдат и офицеров, 1130 танков, 4540 орудий и минометов, до 1000 самолетов.

Ещё задолго до войны фашистское командование сформировало специальные части альпийских стрелков. К осени 1942 г. они уже прошли хорошую школу в Норвегии в горах Югославии. Для захвата Кавказских перевалов и прорыва к Черному морю командующий группы армии “А” генерал Клейст предназначил 49-ый горнострелковый корпус обороны генерала Рудольфа Конрада. В состав этого корпуса входили I-ая и IV-ая горные стрелковые дивизии. Первая альпийская дивизия генерала Губерта Ланца носила наименование “Эдельвейс”. Изображенный на ее знамени горный цветок Эдельвейс и был его опознавательным знаком. Это были лучшие в немецкой армии спортсмены горных районов Баварии.

Первая и четвертая дивизии 49 корпуса были гордостью немецкой армии. Фотографии печатались постоянно в журналах и газетах. Солдаты этих дивизий отличались выносливостью, умением действовать мелкими группами и в одиночку, были хорошими снайперами и следопытами.

Боевые действия на перевалах

18 августа начались бои на перевалах. Соединения 49 немецкого горно-стрелкового корпуса, наступавшие из района Черкесена, оттеснили части 3его стрелкового корпуса 46ой армии, захватив перевалы Клухосркий, Санчаро, Марухский, Белореченский.

Клухорское направление

Для обороны перевалов были выдвинуты: на Клухорском перевале — 1-й батальон 815-го стрелкового полка, на перевал Санчаро — батальон 808-го стрелкового полка.

15 августа 1942 года на северных склонах Клухорского перевала появились фашисты, но здесь они встретили сопротивление, кроме того, горные тропы были завалены. Тогда враг пошел на хитрость — пустил вперед себя отару овец, а сами двинулись следом. Овцы вывели врагов туда, откуда их меньше всего ждали. Вражеские части, вышедшие к перевалу, предприняли наступление на перевал несколькими колоннами и, подойдя с разных направлений, 15 августа захватили Клухорский перевал, а в штабе армии узнали о потере перевала только 17 августа.

Первый батальон 815 стрелкового полка почти полностью был уничтожен, остатки его (17 человек) с большими боями по приказу отошли на южные склоны перевала, а 18 августа оставшиеся бойцы были в районе Южного приюта. Противник развивал наступление и 19 августа подошел к Южному приюту, стремясь прорвать линию обороны наших войск.

Положение было очень тяжелым, поэтому было принято решение: для оказания помощи войскам на Клухорском направлении были посланы 3-й батальон 813-го стрелкового полка, 4-й батальон 394-й стрелковой дивизии, отряд Сухумского пехотного училища и отряд НКВД в 300 человек, но это подразделение подошло только 22-го августа. К этому времени фашисты силой в один полк подошли к ущелью Клыдж и спустились на южные скаты перевала на 10 – 12 км.

815 полк вел тяжелые бои. Он таял на глазах, казалось, вот-вот поредевшие роты и батальоны не выдержат натиска и покатятся вниз. Но этого не случилось. Дальнейшее продвижение противника было остановлено.

Потери были большие. Особенно страшные бои были 26 и 27 августа. В это время фашисты высадили воздушный десант на левом берегу реки Кодори. Часть десантов сухумского пехотного училища была переброшена на правый берег, выступили в бой с врагом и воспрепятствовали переправе немцев на левый берег реки. Здесь были введены в бой подразделения 115-й бригады, часть направилась к Марухскому перевалу, а часть с ходу выступила в бой.

27 августа группа автоматчиков противника в составе 200 человек внезапно вторглась в расположение наших войск, к поселку Гвандра, где располагался КП дивизии. Это была угроза уничтожения командного пункта во главе с начальником штаба Жашко комендантского взвода в составе 20 бойцов.

Положение было крайне трудным. Начальник штаба и полковник Кантария быстро сориентировались в обстановке. Более ожесточенного сражения, переходившего в рукопашные схватки, не видели еще прекрасные по своей красоте горы.

В течение нескольких часов группа немецких автоматчиков была уничтожена. В этом бою прославились командир третьего дивизиона лейтенант В. Калинин, командир дивизиона Дашевич, политрук А. Ангуладзе, наводчик В. Троян.

На Клухорском перевале можно было увидеть удивительные события. “Мы видели как наши — “кукурузники” — садились на крошечный ледяной “пятачок”, по краям которого зияли бездонные пропасти, подбегающие к ним бойцы и сами летчики быстро выгружали мешки с сухарями, яйцами, боеприпасами, и, забрав тяжелораненых, делали короткий разбег в сторону пропасти, на секунду словно падали в нее, а потом взмывали вверх и брали курс на Сухуми.

Тяжелая артиллерия и танки, конечно, не могли появиться на хребтах, но авиация действовала, и без нее защита перевалов была во много раз труднее. Можно прочитать такой документ, подтверждающий мысль: “Командир звена Т. Симохеянц за время работы подразделения по обслуживанию частей 46-й армии, действующей в горах, совершил 386 боевых вылетов. В это время он доставил в горы 43.000 килограммов различных военных грузов. А сколько было таких бесстрашных летчиков, как Вартан Селянович Симохеянц”.

В начале сентября 1942 года на Клухорском направлении прибыло пополнение. Кавказ не покорился. 2 сентября 1942 года группа войск Клухорского направления перешла в наступление, но бои по-прежнему были тяжелыми, с большими потерями.

И лишь 9-го сентября создалась благоприятная обстановка для обхода и окружения противника в районе Желтая горка. Наступление началось в 14 часов 14 сентября 1942 г. при поддержке артиллерийского огня 5ой стрелковой роты. На второй день наступающие части продвинулись еще на 100 м и закрепились. Наступления начались, но ни одно из них не увенчалось успехом. Противник сумел создать срочную оборонительную систему.

Благодаря героизму советских воинов, стойкости, активным боевым действиям и обороне фашистам не удалось прорваться к Черному морю.

Белореченское направление

Приказом военного совета 46-й армии части 20-й горно-стрелковой дивизии в первых числах августа 1942 года были переброшены на оборону перевалов Айшха, Псеашха, Белореченский, Хочук.

21 августа противник силой до роты альпинистов был обнаружен в районе реки Дошит, недалеко от Блореченского перевала. 379-й стрелковый полк выступил в бой. Противник не выдержал мощного удара советских войск и стал отходить в направлении высоты 1064. 28 августа фашисты силой до батальона перешли в наступление на южные скаты Ульпырского перевала.

Бойцы 174-го горного стрелкового полка отбили атаку немцев, отбросили их назад, было уничтожено около 30 человек противника. На помощь защитникам Блореченского направления были направлены 22 и 23 полки НКВД.

Сосредоточив огромное количество войск и техники, 31 августа противник захватил Умпоргский перевал. В течение 1942 г. 20-я горно-стрелковая дивизия упорно обороняла перевалы. Отражая многочисленные атаки врага.

Успех был достигнут благодаря хорошей обороне. На перевалах через каждые 20 м окопалась группа автоматчиков. Начальники группы обороны имели рации и были связаны с командованием.

Огромную помощь сопротивлением противнику оказали местные жители Красной поляны и других населенных пунктов района. Партизаны Северного Кавказа, руководимые Краснодарским краевым комитетом партии в лице заместителя секретаря Крайком партии тов. Бычкова, оказывали защитникам Белореченского направления огромную помощь. Они давали сведения о противнике, население Адлеровского района и Сочи помогали частям 20ой дивизии: доставляли продовольствие, боеприпасы, создавали проволочную связь. В результате дивизия сумела отстоять занимаемые позиции.

Дивизии было приказано передать дальнейшую охрану перевалов 23 и 33 пограничным полкам, а самой двигаться к Шабановскому и Шапсугскому перевалам, перейти перевал, уничтожая противника, и по ту сторону перевала выйти на станцию Холмскую.

Марухское направление

Следы жестоких и кровопролитных боев на Марухском леднике были обнаружены через 20 лет после сражения. В1960 г. об этом было напечатано в газетах.

На Марухском перевале находились подразделения 810-го стрелкового полка. Командование 46-й армии считало целесообразным с Марухского перевала выйти в тыл немецких войск, находящихся на Клухорском перевале разгромить группировку врага и освободить этот перевал.

Для осуществления хорошо задуманной операции был организован отряд, руководство которым осуществлялось штабом, который был назван “Горный штаб”. Начальником штаба был назначен майор Заступу. Первый отряд в составе 1-го батальона 810-го полка под руководством Кириленко будут двигаться в направлении г. Кара-Кая и р. Амебек с выходом в тыл Клухорского перевала.

При ознакомлении с местностью стало ясно, что после выхода войск на Марухском перевале им нужно было пройти 5 – 6 км ледниковой трассы в направлении г. Кара-Кая. Это создавало определенную трудность: во-первых, бойцы не были обучены преодолевать ледники, во-вторых, не имели соответствующих технических средств. Однако, несмотря на эти трудности, советские бойцы медленно продвигались вперед, выполняя свою боевую задачу.

29 августа 1942 г. вечером бойцы подразделения достигли подножья горы Кара-Кая. Расстановка сил была следующая: седьмая рота лейтенанта Марджашивили должна была ночью вывести два взвода и на рассвете занять господствующую высоту. Восьмой роте было приказано совершить спуск по заснеженному склону. Десятая рота оставалась в резерве.

Было решено начать наступление в четыре часа утра. Пробираясь по ущелью, бойцы небольшими группами проползли по снегу опасную зону. Впереди на пути была отвесная скала, на обратном склоне находились боевые позиции противника, герои ночной вылазки забрасывали фашистов гранатами. К рассвету третий батальон занял высоту.

На второй день, 30 августа возобновились ожесточенные сражения. Противник переходил в контрнаступление. Особенно трудно пришлось седьмой роте, однако бойцы этой роты опрокинули немцев, нанося большие потери.

Отряды Смирнова и Кириленко 31 августа 1942 г. подошли к горе Кара-Кая и вступили в бой. “Начался бой, в нем многие наши товарищи погибли, но паники не было. Мы несли потери, а подкреплений с перевала не было, как не было и продовольствия, и боеприпасов. По-прежнему мы лежали среди голых камней в своих тонких шинелишках”, — вспоминает А. П. Иванченко. В течение целого дня шло ожесточенное сражение. Ночью 31 августа пошел снег. Много бойцов оставили свои жизни в этом бою. Потерял своих товарищей и А. П. Иванченко, — “На леднике погибло много моих товарищей — Картозия и Розенберг, которому было только 18 лет”.

Ввиду сложного положения майор Смирнов разделил остатки своего отряда на пять групп и приказал ночью выйти из перевала.

При отходе наших войск беспримерный подвиг совершил старший политрук Иванов. Группа противника, оснащенная специальными альпинистами “носилками” взобрались по отвесной скале и попытались обойти роту с фланга, Иванов перегородил путь врагу. Он, тяжелораненый, подпустил немцев ближе и крикнул: “В прорыв, товарищи!” — взорвав гранатой себя и нескольких фрицев. Бойцы роты бросились на врага, и вышли из окружения.

5-го сентября 1942 г. утром начался самый тяжелый бой непосредственно за Марухский перевал. Противник спустился с г. Кара-Кая и Марух-Баши, вышел в тыл оборонявшихся подразделений 808-го стрелкового полка и ударил по правому флангу.

Командир батальона Л. Татарошвили бросил на помощь 4-й и 5-й ротам шестую. Наступление немцев было отражено и приостановлено. Жертвы были огромные. В этом бою почти полностью погибли 4-ая и шестая роты. Пал смертью храбрых заместитель командира батальона лейтенант Заяц.

Левее Марухского перевала был расположен Ужимский хребет, этот хребет был занят немцами, которые смогли просматривать с хребта нашу оборону, что создавало серьезную угрозу. Командующий третьего корпуса генерал Леселидзе решил, во что бы то ни стало захватить Ужуми. Эту операцию было поручено осуществить второму батальону 810 полка капитану В. Родионову. Было решено начать штурм ночью. Бойцам пришлось подниматься на очень крутую скалу. Скалы были покрыты ледяной броней. Лейтенант Татаренко вел группу. Наши бойцы уничтожили всех, находившихся на вершине горы гитлеровцев и заняли Ужимский хребет.

В течение 6ого сентября 810-й стрелковый полк вел тяжелые бои с переменным успехом, борьба разгорелась за горный рубеж, расположенный в 2-х км южнее Марухского перевала. Этот горный рубеж проходил от горы Марух-Баши, пересекая ущелье на северо-запад, и после Марухского перевала являлся ключевым.

Победа пришла не сразу, рубеж неоднократно переходил из рук в руки. Подразделения 808-го полка и 810 вместе с прибывшими на подмогу из перевала гостями заняли этот военный рубеж.

В середине сентября начались особенно упорные наступательные операции за высоту 1176 и ворота Марухского перевала и только 25 сентября 1942 г. закончились, высоты были взяты. На перевале выпал снег, окопы и другие укрытия были заметены. Почти прекратился подвоз продовольствия и боеприпасов.

У защитников перевала было только три врага: гитлеровцы, холод, и к концу сентября — голод. Снег завалил тропы. Бойцам стали выдавать по нескольку сухарей в день. Единственным выходом из создавшегося положения было вывести части ниже на южные скаты перевала в лесистые места.

8 сентября советские войска с боем овладели Псху, но окружить и уничтожить группировку врага не удалось. Враг закрепился на перевалах Санчаро, Адзашна, Гмахара. Немцы основательно разбили поселок Псху. В боях за этот поселок советские войска понесли потери, но и фашисты оставили многочисленные труппы. В боях за с. Псху батальон старшего лейтенанта Ульченко разрушил переправу через р. Бзыбь и истребил 120 фашистов.

Немцы отходили из Псху двумя тропами. Одна по реке Бзыбь вела на Санчарский перевал, вторая — на перевал Аллаштраху.

16 сентября 1942 года в результате упорных кровопролитных боев части Санчарской группы войск 46-й армии овладели перевалом Чамахма, подошли к южным склонам перевалов Цагернер, Аллаштраху, Санчаро, Адзати и Чмахара. Попытки наших войск овладеть этими перевалами не имели успеха.

В лесу далеко от вершины, на подступах к Санчарскому перевала, шли ожесточенные бои с 10 по 18 сентября. Позиция немцев была весьма выгодна. С востока высоту (1006) прикрывала пропасть, с запада — глубокая лощина. Наступать можно было только тропой, вдоль которой были установлены огневые точки. Комиссар 1-го батальона Даниэлян подобрал 18 смельчаков-добровольцев во главе с лейтенантом Цветковым. Люди вооружились автоматами, гранатами, ножами. Они должны были рискнуть взобраться по каменному гребню на вершину высоты. Одна рота получила задание действовать на левом фланге полка, отвлекая на себя точки противника, взвод должен был наступать по лощине. Тем временем группа Цветкова быстро стала продвигаться по гребню. Они до рассвета достигли высоты, началась рукопашная схватка с растерявшимися от неожиданности немцами. С рассветом на высоте взвился красный флаг. Фашисты отступили на Санчаро, за который начались бои. Подход к Санчаро оказался труднее, чем предполагалось. Путь к перевалу обстреливался пулеметным огнем с хребта. Попытки 307 полка выбить противника ударами с разных направлений были безуспешны.

Дело шло к зиме. Вершины Кавказского хребта начали покрываться снегом. Со взятием Санчаро надо было торопиться. Батальон 66 СП был переброшен на помощь 307 полку, и была развернута подготовка к решительному штурму Сангаро.

12 октября с наступлением темноты батальон 307 полка и батальон 66-го полка сосредотачиваются под склонами западного Санчаро. Условия для штурма сложилась тяжелые. Снег выпал до двух метров. Стояли морозы. Группы ползком взбирались к вершинам хребта. Рано утром они внезапно атаковали немецкие окопы. Целый день и ночь на 14 октября шли бои на хребте. Утром 14 октября сопротивление было сломлено. Прикрывшись с запада, оба батальона двигались на Санчаро по хребту, в этот же день часть 61-й дивизии очистили Санчарский перевал. Со взятием Санчаро обстановка сразу изменилась, немцы поспешно оставили прилегающие к Санчаро перевалы и отступили на север.

Во второй половине октября 1942 года перевалы Санчаро и Аллаштраху начали закрываться снегом. На перевалах были оставлены заставы-роты, которые периодически менялись. Из-за огромных завалов боевые действия прекратились. Гудели по ущельям лавины, и по ночам горели немецкие осветительные ракеты.

В обороне перевалов Санчаро, Аллаштраху, Цегеркер принимали участие многие подразделения 40-й армии. С большим героизмом, упорством и отвагой сражались советские бойцы. Священная ярость защитников перевалов Санчарского направления разбила мечты фашистов увидеть синее море.

Самоотверженно советские бойцы вели оборонительные бои в Мамисонском направлении. Главная задача противника была прорваться в Диюрское, Алагирское и Кутатинские ущелья и выйти на Военно-Грузинское и Военно-Алтинскую дороги. Части 351 стрелковой дивизии в исключительно трудных условиях местности сдерживали противника на расстоянии до 150 км. За время оборонительных и наступательных боев частей дивизии к удержанию подступов к Мамисонскому перевалу с 9 ноября по 15 декабря 1942 года противнику нанесен огромный ущерб.

К исходу 31 декабря перегруппировалась и овладела Сурух-Дигора дивизия,которая выполнила свою боевую задачу по обороне перевалов Мамисонской системы и, перейдя в наступление, принимала активное участие в освобождении Кубани.

Боевые действия на Эльбрусском направлении начались в середине августа 1942 года. Немцы 18 августа вышли на южные склоны Эльбруса. Отборные горно-стрелковые части фашистов захватили перевалы Хотго-Тау, Чипер-Азау и турбазу “Кругозор”. Но дальнейшие продвижение противника было остановлено подразделением 8-го моторизованного полка НКВД и подразделениями 63-й кавалерийской дивизии. Все попытки противника продвигаться в Баксанское ущелье были сорваны, советским войскам удалось отбросить фашистов с восточных склонов горы Эльбрус.

21 августа альпийские части фашистов поднялись на Эльбрус и установили там свой флаг. Однако фашистскому флагу не пришлось долго развеваться. Советские военные-альпинисты под командованием А. М. Гусева совершили восхождение и сорвали фашистский флаг, установив наш советский флаг. Для уничтожения фашистских войск в районе Эльбруса было создано два специальных отряда из 176, 392 стрелковой дивизий.

Советские воины, поднявшись по отвесным скалам, сумели приблизиться к передовым позициям врага и забросали гранатами. Огромную помощь оказала авиация.

Ожесточенные бои происходили за перевал Чинер, западнее Чинер – Азау. Штурмовали этот перевал солдаты 9-й роты НКВД под командованием лейтенанта Стименко. Бои принимали затяжной характер. Начались снегопады, мороз.

В конце сентября готовилось общее наступление. Главный удар предстояло нанести по перевалу Чинер и его району. В ночь с 26 на 27 сентября части дивизии внезапно атаковали противника и к исходу 27 сентября овладели перевалом Чвибери и высотами 3441, 3386, 3355.

Попытка отряда лейтенанта Григорьяна и 4-й стрелковой роты 810-го стрелкового полка овладеть приютом “одиннадцати” успеха не имела. Из 120 человек возвратилось только 2 раненых. Во время наступательных боев многие бойцы показали образцы мужества и героизма. Младший политрук Иванов, сержант Пуков успешно руководители подразделениями. Расчет батареи сержанта Афанасенко уничтожил 26 немцев.

Несмотря на большие потери, немецкое командование не отказывалось от захвата перевалов. Нелегко приходилось нашим войскам. Месяцами они находились во льдах.

Большой урок противнику нанесли артиллеристы и минометчики 769 артиллерийского полка под командованием майора В. А. Веремеенко. Можно было представить, какого труда стоило вытащить на вершину пушку. Вскоре гитлеровцы ощущали на себе огонь.

Пять месяцев продолжалась оборона Кавказа.

Солдатам, оборонявшим Кавказ, силы дала их любимая Родина-мать, Коммунистическая партия. Наш народ справедливо называют народом героев, а слава героев бессмертна! [/sms]
15 янв 2009, 15:02
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.