Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Описание казни подтелковцев в романе "Тихий Дон"


Описание казни подтелковцев в романе "Тихий Дон"

Описание казни подтелковцев в романе "Тихий Дон"

Собственно описание казни представляет собой букет душераздирающих сцен, которые должны отразить геро­изм, жертвенность и мученичество подтелковцев, с одной стороны, на фоне жестокости и цинизма их палачей, с другой.

«Население Пономарева, оповещенное о назначенной на шесть часов казни, шло охотно, как на редкое веселое зрелище. Казачки вырядились, будто на праздник, многие вели с собой детей».

«После второго залпа в голос заревели бабы и побежа­ли, выбиваясь из толпы, таща за руки детишек» [т. 2, ч. 5, гл. XXX].

Что этим хочет сказать автор? Казаки не знают - что такое казнь?! Вероятность присутствия женщин невелика. Во-первых, отцы, мужья и свекры, скорее всего, запретили бы им туда идти. Во-вторых, да и сами бы не пошли (это не в православных традициях). Ну а уж упоминание о малых детях явно показывает, что автору в очередной раз чувст­во меры отказывает.

Картина прощания с соратниками, поддержка их перед смертью, объятия, кстати, с разрешения палачей (стари­ков). Было ли это, во-первых. Во-вторых, какое-либо по­добное проявление чувств позволялось красными в про­цессе проводимых ими многочисленных казней?

В романе дана прочувственная предсмертная речь Подтелкова:

«- Темные вы... слепые!Слепцы вы!Заманули вас офи­церья, заставили кровных братов убивать! Вы думаете, ежели нас побьете, так этим кончится? Нет! Нынче ваш верх, а завтра уж вас будут расстреливать! Советская власть установится по всей России. Вот попомните мои слова! Зря кровь вы чужую льете! Глупые вылюди!»

«- Глядите, сколь мало осталось, кто желал бы гля­деть на нашу смерть. Совесть убивает! Мы за трудовой народ, за его интересы дрались с генеральской псарней, не щадя живота своего, и теперь вот гибнем от вашей руки!Но мы вас не клянем!.. Вы - только обманутые!За­ступит революционная власть, и вы поймете, на чьей стороне быт правда. Лучших сынов тихого Дона покла-ли вы вот в эту яму...» [кн. 2, ч. 5, гл. XXX].

Неплохо о «лучших сыновьях тихого Дона».

Вероятно, подобная речь была бы очень уместна в от­ношении всех тех, кто был уничтожен большевиками в первые четыре месяца советской власти, да и позднее, но никак не применительно к людям, которые в абсолютном своем большинстве являлись отбросами общества.

Забавно выписана сцена повешения. Оказывается, этим занимались офицеры (!), да еще в масках (!!).

«Двое офицеров, в черных масках, взяли Подтелкова и Кривошлыкова, подвели к виселице... Кривошлыкова под­вели, один из офицеров помог ему подняться на табурет, он же накинул петлю... Один из офицеров ловким ударом выбил из-под ног Подтелкова табурет». С первого раза повесить не удалось. «Офицеры в масках и ближние каза­ки затомашилисъ, с трудом подняли на табурет обесси­левшее тяжелое тело» [кн. 2, ч. 5, гл. XXX].

Во-первых, зачем надевать маску, если тебя и так все знают? Вероятно, автор начитался про палачей Средневе­ковья. А, во-вторых, чтобы офицер собственноручно зани­мался этим?

«...один из офицеров ловким ударом выбил из-под ног Подтелкова табурет. Все большое грузное тело Подтел­кова, вихнувшисъ, рванулось вниз, и ноги достали земли. Петля, захлестнувшая горло, душила, заставляла тя­нуться вверх. Он приподнялся на цыпочки - упираясь в сырую притолоченную землю большими пальцами босых ног, хлебнул воздуха и, обводя вылезшими из орбит глаза­ми притихшую толпу, негромко сказал:

-Ишо не научились вешать... Кабы мне пришлось, уж ты бы, Спиридонов, не достал земли...»

Каким образом можно что-либо сказать с уже затянув­шейся на шее петлей?

«Сухой, мускулистый Кривошлыков долго раскачивал­ся, то сжимаясь в комок так, что согнутые колени каса­лись подбородка, то вновь вытягиваясь в судороге...»

В конвульсии, разумеется, возможны самые непредска­зуемые движения. Но, будучи повешенным (заметим, за шею), со связанными за спиной руками-, доставать до под­бородка коленками (!!), да еще и несколько раз (!!!). Может такой «акробатический этюд» в состоянии изобразить не­сколько ведущих гимнастов из сборной страны, да и то - вряд ли.

С большой долей вероятности можно утверждать, что ни одной из перечисленных сцен не было. В лучшем (для автора) варианте могли быть «намеки» на подобного рода ситуации. Скажем, в паре случаев могло произойти 15% от того, что описано в романе. В предлагаемом в приложе­нии материале «О Подтелкове и Кривошлыкове», кста­ти, есть статья о казни. Ни о чем подобном (патетическая речь, картинное прощание, повторное повешение) там не говорится.

«Веревка едва выдерживала шестипудовую тяжесть; потрескивая у перекладины, она тихо качалась, и, пови­нуясь ее ритмичному ходу, раскачивался Подтелков, по­ворачиваясь во все стороны, словно показывая убийцам свое багрово-черное лицо и грудь, залитую горячими по­токами слюны и слез».

Итак, убийцы!! В случаях казни белых это - праведный суд, тяжелая работа, унавоживание почвы и пр.

15 янв 2009, 09:30
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.