Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск





Реферат:Михаил Булгаков

 Реферат:Михаил БулгаковВеликий русский писатель Михаил Афанасьевич Булгаков родился 15 мая 1891 г. в Киеве, в семье преподавателя Киевской духовной академии, специалиста по западным вероисповеданиям. Дома Михаил получил прекрасное образование и впоследствии говорил: «..яочень благодарен отцу, что он заставил меня выучить языки», т. е. французский, немецкий, английский, греческий и латынь.   Украинским языком Булгаков, выросший в Киеве, владел свободно; испанский  и итальянский добавились в 30-х гг. в Москве.
[sms]
 В 1901 г. Михаил был принят в 1-й класс 1-й Киевской гимназии «особого устава», гордившейся такими учениками, как художник Н. Н. Ге, скульптор П. П. Забелло, шекспировед Н. И. Стороженко. По окончании гимназии - с 1911-го по 1916 г. обучается на медицинском факультете Киевского университета, который окончил с отличием. С начала Первой мировой войны работал хирургом на русско-австрийском фронте, с осени 1916 г. - сельским врачём. Сычевском уезде Смоленской губернии, с сентября 1917 г. - в городской больнице Вязьмы. В 1918г. вернулся в Киев, где призывался военврачом сначала в красные, затем в петлюровские и белые части. Вместе с отступающей армией отправился во Владикавказ, где, болея тифом, пережил последи Гражданской войне смену власти, а впоследствии публиковал свои первые ратурные опыты. С 1921 г. Булгаков почти постоянно живет в Москве где  10 марта 1940 г. скончался и был похоронен на Новодевичьем кладбище под камнем с могилы Н. В. Гоголя, случайно обнаруженным вдовой писателя «подлежащих переработке» надгробий.

 Своей главной литературной темой Булгаков считал «изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране». В этом он шел за М. Е. Салтыковым-Щедриным, которого считал своим учителем: «Интеллигенция наша...неоткуда не защищена»; «не будь интеллигенции, мы не имели бы понятия о чести, ни веры в убеждения, ни даже представления о человеческом образе» (Салт Щедрин М. Е. Собр. соч.: В 20 т. М., 1974. Т 16, кн. 2). При этом Булгаков имел в  виду массу рядовых врачей, учителей, студентов, средний армейский состав и других людей, отвечающих за состояние «образа человеческого» на деле.

 Свое место в меняющемся мире он определил так: «Связавшись слишком крепкими корнями со строящейся Советской Россией, не представляю себе ,как бы я мог существовать в качестве писателя вне ее». Вместе с тем он не только не старался приспособиться к «новым условиям», но открыто предлагал самим этим условиям посчитатья с накопленным русской интеллигенцией запасом ценностей и понятий. Он считал, себя свободным в критике нелепостей, ошибок и прямых преступлений революции,видя в этом долг сатирика, а на обвинение в «пасквиле» отвечал тем, что «пасквиль на революцию, вследствие чрезвычайной грандиозности ее, написать невозможно» («Письмо правительству»). Такая непостижимая с точки зрения противоборствующих сил позиция поставила его в крайне тяжелое положение.

  Первыми произведениями, написанными Булгаковым в Москве, были фельетоны, которые он печатал в газетах «Накануне» (Берлин), «Труд» и «Гудок» и ценил невысоко. Цикл рассказов «Записки юного врача» (1917-1926) был традиционным для русской литературы отчетом о «долитературной» деятельности писатмых преступлений революции,. Повести «Дьяволиада» (1924) и «Роковые яйца» (1925) уже обнаружили типичную для Булгакова скрытую в непринужденных шутках глубину. Хотя их пророческие идеи (угрозы будущей «генной инженерии», «преобразование природы», сильный антиутопический заряд) прошли незамеченными, их приняли как веселую сатиру на новые нравы, написанную «остроумно и ловко».

  К главной своей теме Булгаков подошел в романе «Белая гвардия» (1923-1925). Это - произведение о центральном духовном пути интеллигенции среди взаимоисключающих требований времени. Основной проблемой книга предваряла начатый в те же годы роман Шолохова «Тихий Дон». Ее герои с пониманием относились к стремлению большевиков сменить изживший себя строй, но пренебрежение вечными устоями жизни воспринималось ими как катастрофа с тяжелейшими последствиями для страны.

 Не защищенный своей «социальной средой» (белым офицерством), роман не мог получить широкую поддержку и был открыт для заглушающей критики. После репрессирования издательства, печатавшего произведение, оно было практически утрачено для читателей внутри страны, однако Булгаков нашел выход своей идее, переведя ее на сцену. Московский Художественный театр, ставивший ту же задачу - сохранить от революционных бурь основные ценности России и доказать их преобразующую роль, - угадал в нем родственную душу. Созданный на основе романа спектакль под названием «Дни Турбиных» (премьера 5 октября 1926 г.) стал событием в культурной жизни Москвы. В нем были заняты исключительно молодые актеры, что подчеркивало рождение нового явления. Неожиданно пьеса приобрела сильное общественное звучание. Смятение, которое она внесла в предельно идеологизированную атмосферу времени, передает письмо драматурга Вс. Иванова М. Горькому в Италию: «Белую гвардию» разрешили. Я полагаю, пройдет еще месяца три, а потом ее снимут. Пьеса бередит совесть, а это жестоко. И хорошо ли, не знаю. Естественно, что коммунисты Булгакова не любят. Да и то сказать - если я на войне убил отца, а мне будут каждый день твердить, об этом, приятно ли это?»

 Спектакль продержался три года. Страсти, закипевшие вокруг него, втянули в обсуждение практически все влиятельные группы общества. Партийные идеологи, наблюдая его успех у вовсе не склонного к реставрации монархии зрителя,объясняли это тем, что «в пьесе идеализируется мещанство». Квалифицированные доклады, подававшиеся правительству, требовали ее запрещения; здесь сообщалось, что, хотя А. Н. Толстой и находит возможным поставить «Дни Турбиных» на одну доску с «Вишневым садом», Булгаков «совершает грубейшую ошибку, пытаясь показать... белогвардейщину в розовых уютных красках что если при этом выказываются «большое мастерство и культура», то"тем хуже для спектакля». Критика почти единодушно выводила Булгакова"по ту  сторону баррикад», а читатели писали: «Ваши произведения выше тех небольших преград, которые называются баррикадами». Дошло до того, что для возобновления спектакля на каждый новый сезон стали приниматься беспрецендентные для советского театра секретные решения Политбюро.

 Тем временем Булгаков, по выражению критики, «перешел в идеологическое наступление». Он подал к постановке во МХАТе пьесу «Бег» (1928) - о первой в истории России массовой потере родины вовлеченными в революцион водоворот людьми. Материал был ему хорошо знаком: за рубежом остались два брата, а его вторая жена Л. Е. Белозерская была одной из немногих возвратившихся из эмиграции. Этим любимым произведением писателя был воодушевлен и театр ,но оно вызвало небывалую волну противодействия.Несмотря на заступничество М. Горького, который, присутствуя на чтении пьесы во МХАТе, заявил, что не видит «никакого раскрашивания белых генералов», и печатно предрёк ей триумф, специальная комиссия Политбюро в январе 1929т. вынесла решение «о нецелесообразности постановки пьесы в театре».

 Этот рубеж обозначил своего рода обвал в жизни Булгакова. Отодвинутым в прошлое оказалось все созданное им в 20-е гг. Помимо «Бега» и «Дней Турбиных», это: пьеса «Зойкина квартира», которая шла в Вахтанговском театре, отмечали:комедия о денежных хапугах, переродившихся партийных «хозяйственн уголовниках и «бывших», сплетшихся в единый клубок; критика негодовала называя это «притоном, где ответственные советские люди проводят своипьяные ночи»; пьеса «Багровый остров», выдержавшая в Камерном театре более 60 представлений, - сатира на революционный театр во всех его проявлениях, от авангардного до официозно-«романтического»; повесть «Собачье серди также начатый и сожженный в угнетенном состоянии роман, прообраз «Мастера и Маргариты».

 В трудное время полностью раскрылась сила личности Булгакова ; близкие отмечали :" Его нельзя было согнуть , у него была какая - то стальная пружина внутри ...он всегда пытался найти выход".После крадкой полосы упадков он снова полон энергии .Поводом для оптимизма были возобновления на сцене в 1932г. пьесы "Дни Трубиных" и  определенные шаги партийной политики навстречу русской классической культуре. Булгаков использует всякий повод и не гнушается никакой работой, где может проявить талант: редактирует, «выправляет каждое слово текста» оперы М. И. Глинки «Жизнь за царя", для того чтобы она вернулась на сцену под названием «Иван Сусанин»,выступает актером во МХАТе, поражая К. С. Станиславского, переводит на русский язык классиков, читает лекции перед началом спектаклей, редактирует чужие пьесы.

 Достигает зрелости театральный дар Булгакова. Написанная им на основе «Мертвых душ» одноименная пьеса (1932) послужила материалом для многих актерских работ, ставших театральной классикой. Он пишет - явно не для современной печати, просто от избытка впечатлений - уникальный «Театральный роман» («Записки покойника», 1937 г.), где внутренний быт любимого им МХАТа поднимается к «вечно грустной и смешной» картине жизни. В пьесах этих лет слышатся и неподдельное веселье («Иван Васильевич», 1935 г.) - о чудесных перемещениях во времени в эпоху Ивана Грозного и обратно, и уверенность в «человеческом образе» («Александр Пушкин», 1935 г.).

 Вопреки всем невзгодам, Булгаков проявляет решимость жить вместе со страной. Он принимается за работу над учебником истории СССР по объявленному правительством конкурсу, выступает в 1936 г. в «Литературной газете» с заявлением по поводу потопления теплохода «Комсомолец», доказывает: «...я невозможен ни на какой другой земле, кроме своей - СССР» и опасается потери ее как беды «похуже запрещения моих пьес» (письмо Сталину от 30 мая 1931 г.).

 Но отторжение продолжается. Складывается странное положение: необычайная творческая активность писателя в условиях почти полной изоляции. Ни одно из его новых произведений - пьес, сценариев, либретто, переводов, биографий («Жизнь господина де Мольера», 1933 г.) - не доходит до зрителя и читателя. На 1-й съезд советских писателей его не пригласили. Его не выпускают за границу, откуда он хотел бы привезти «путевые очерки», отменяют постановки, расторгают соглашения. Единственная отечественная «Литературная энциклопедия» его времени дает такую справку: «Весь творческий путь Булгакова - путь классово-враждебного советской действительности человека».

 Наиболее полно узел этих противоречий выразился в отношениях Булгакова со Сталиным. Они начались с телефонного звонка Сталина 18 апреля 1930 г. после резкого письма Булгакова в правительство по поводу своего загнанного состояния. Появились признаки того, что Булгаков может рассчитывать на понимание самого центра власти. Известно было, что Сталин посещал «Дни Турбиных» (как подсчитали потом, не менее 15 раз), что он выражал восхищение исполнителю главной роли Н. П. Хмелеву: «...хорошо играете Алексея. Мне даже снятся Ваши черные усики... забыть не могу». Сталин был единственным из партийных и государственных деятелей, кто защищал право пьесы на существование.

 Все это, как и предложение Сталина «встретиться, поговорить», рождало у Булгакова надежды, очевидно, превышающие возможности реальной политики- Обязательства власти перед формулами принятой идеологии и «соратниками по борьбе» были сильнее эстетических соображений. Этим пользовались противники писателя, развернувшие кампанию травли. В 1936 г. Сталин дал согласие на запрет постановки спектакля «Мольер», имевшего в постановке С. Станиславскогофеноменальный успех.

 Итогом сложившихся противостояний стала история с пьесой о молодом Сталине «Батум» (1939). Булгаков написал ее в противовес «монументальной пропаганде» на материале событий известной батумск5ой стачки (1902), в которой учавствовал И .Джугашвили.В пьесе не было сделано никаких уступок"заказной литературе». Город Батум по скитаниям молодости Булгаков хорошо знал, и все другие. Узнав об одобрении пьесы Комитетом по делам искусств, ее запросили к постановке Киевский, Казанский и  Воронежский театры, но в разгар репетиций во МХАТе ее срочно остановили правительственной телеграммой . Причины снова оказались внелитературными: ввиду начала Второй мировой войны образ Джугашвили, созданный Булгаковым в пьесе, не устраивал больше вождя.

 Этот удар был для Булгакова последним. Он стал терять зрение, резко обострилась наследственная болезнь почек, от которой он уже не оправился.Его имя исчезает из обращения. Казалось, что он остаётся иппер пишет сестре А. П. Чехова в Ялту 20 марта 1940 г.: «Похоронили мы Булгакова, было тяжко. Думалось о его таланте и о его неудачной  жизни ".

 Впечатление это решительно меняется с появлением в 1966 г. в жу «Москва» романа «Мастер и Маргарита» (правда,подвергнутого цензуре). Роман поразил своих новых современников художественным совершен ясностью духа и трезвым, дружелюбно-насмешливым пониманием бедств хи, обычно трактуемых в крайнем политическом ожесточении. Книга вернула в литературу вопрос о смысле истории. Выяснилось также, что Булгаков от принятой в XX в. «философской прозы» и решает свою задачу исключи но художественными средствами, т. е. в живой воображаемой реальност орудие - образ, в котором он налюдает судьбу основных ценностей : прежде всего - христианских. Не пытаясь обсуждать источник этих ценили их канон, он вскрывает вокруг них тайные пружины человеческих действий и выявляет, насколько каждый ими «взвешен».

 К новому пониманию поднялась здесь и тема интеллигенции и народа.!личие от обличителей целых «кораблей дураков», Булгаков увидел в «ках» не столько глупых, сколько обманутых; свое главное острие он опротив обманщиков. В его изображении «дурак» приблизился, не теряяменного вида, к народному понятию Ивана-дурака, который еще свой исум покажет. В различении же тонкостей обмана книга превзошла все сов~ные ей образцы. Ни одно прикрытие не стало надежным для ее персоны . Простейший набожный вор или соорудивший для себя целую «комиссминистратор, знаменитый конферансье, или «умнейший человек» в Киеве ,или парадный стихотворец, - повсюду быстрыми точными касаниями романвает надувательство «малых сих». Распознание лжи, редкое  даже  классической литературе, вошло в центральную идею книги, доказывая, на с колько ложь опасна для тех, кто готов принять ее услугикое д в том числе для самих лгущих . В умении понять ее хитросплетения Булгаков видел первую обязанностьственного перед родиной ума.

'Роман создавался с 1928-го по 1940 г. Его последние главы немногочис друзья слушали «закоченев» и всячески отговаривали подавать «наверх" - «ужасные последствия могут быть». К настоящему времени роман переведен на основные языки мира; только на русском языке существует около 50 его изданий. Литература о нем растет, множатся экранизации и инсценировки.[/sms]

25 ноя 2008, 17:28
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.