Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » О мирной жизни в романе "Тихий Дон"


О мирной жизни в романе "Тихий Дон"

О мирной жизни в романе "Тихий Дон"

Сцены жизни казаков в мирное время, их взаимоотно­шения считаются наиболее сильной частью романа и чи­таются с большим интересом. Попробуем определить - насколько достоверны рисуемые ситуации и в какой мере они отражают действительность.

Как обычно, «механическое» сравнение текстов. А суть?! Кстати, исходный вариант А.Ф. Фролова, скорее всего, о «разборке» двух нижних чинов. Исследователю даже в ген лову не приходит - насколько нереально их переносит на взаимоотношения нижнего чина с офицером.

* * *

В первой же главе читателя ждет первый «ужастик»:

«В предпоследнюю турецкую кампанию вернулся в ху­тор казак Мелехов Прокофий. Из Туретчины привел он жену - маленькую, закутанную в шаль женщину. Она прятала лицо, редко показывала тоскующие одичалые глаза... Шепотам гуторили по хутору, что Прокофьева жена ведьмачит...

В тот год случился небывалый падеж скота. На стойле возле Дона каждый день пятнилась песчаная коса трупами коров и молодняка. Падеж перекинулся на лошадей. Таяли конские косяки, гулявшие на станичном отводе. И вот тут-то прополз по проулкам и улицам черный слушок...

С хуторского схода пришли казаки к Прокофию.

Хозяин вышел на крыльцо, кланяясь.

- За чем добрым пожаловали, господа старики?

Толпа, подступая к крыльцу, немо молчала.

Наконец один подвыпивший старик первый крикнул:

-Волоки нам свою ведьму! Суд наведем!..»

Далее расправа с женой Прокофия.

«Пантелей рос исчерна-смуглым, бедовым. Схож был на мать лицом и подбористой фигурой. Женил его Проко­фий на казачке - дочери соседа.

С тех пор и пошла турецкая кровь скрещиваться с ка зачьей. Отсюда и повелись в хуторе горбоносые, дикова mo-красивые казаки Мелеховы, а по-уличному Турки.

В вып. № 16 данной серии опубликована статья В.Н. Кс ролева «Брак и семья у донских казаков [с. 73-104]. Здес и далее будут приводиться выдержки из данной рабе «Для казаков, родившихся от матерей - турчанок i татарок, на Дону существовали особые наименования «тума», и слой этих людей заметен в источниках. Me от матери-неказачки по происхождению обознач термином «волдырь*. Как отмечает Л.М. Щетинин, Бол­дыревы - «одна из самых распространенных на Дону фа-, милий», существовавших и существующих во многих ста-ницах, и это позволяет «с уверенностью утверждать, что здесь смешанные браки были обычным и частым яв­лением. О матерях-пленницах и о прежних смешанных браках напоминают донские казачьи фамилии: Тумины, Ясыркины,Татаркины, Мордовкины, Полячкины, Турчан-кины, Калмычкины и др. [Щетинин Л.М. «Русские имена. (Очерки по донской антропонимии). 3-е испр. и доп. изд. Ростов н/Д 1978, с. 72-74]  [Королев, с. 84].

В старой литературе отмечается, что у донских казаков вплоть до конца XVIII века основным языком на женской половине был татарский. А «предпоследняя турецкая кам­пания* - это Восточная война 1853-1856 гг., т. е. спустя только лишь 50 лет после «конца XVIII века». Все это гово­рит о том, что расправа с женой-турчанкой маловероятна. В дальнейшем, кстати, эта тема неоднократно обыгрыва-ется, например, при поступлении Григория на службу:

«Григория отпустили. Направляясь к двери, он услы­шал брезгливый шепот:

- Нель-зя-а-а. Вообразите, увидит государь такую рожу, что тогда? У него одни глаза..

-Переродок! СВостока наверное.» [т. 1, ч. 2, гл. XXI].

Помимо всего прочего здесь и элементы еще одного «советского штампа» - отношение офицеров к иновер­цам, как к людям второго сорта.

Источник:
19 ноя 2008, 11:45
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.