Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: Сущность должностных преступлений по русскому праву


Реферат: Сущность должностных преступлений по русскому праву

Реферат: Сущность должностных преступлений по русскому праву Введение

Цель данной работы описать сущность должностных преступлений по русскому праву, а именно:

должностные преступления по Судебнику 1497 г.
должностные преступления по Соборному Уложению 1649 г.
должностные преступления по Артикулу воинскому и Краткое изображение процессов 1715 г.
должностные преступления по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.
Законодательные памятники 14 – 17 вв. начинают говорить о таких преступлениях, которые ранее не были изучены. В уложении впервые дается некоторая классификация преступлений: против государя; против порядка управления (подделка печатей, фальшивомонетничество; нарушение правил взимания торговых пошлин) и др.; против суда (лжеприсяга, лжесвидетельство); против прав частных.

Религиозные преступления: богохульство (сожжение), совращение в мусульманскую веру, умышленный перерыв литургии (смертная казнь).

В Уложении дается более развитая система государственных преступлений: говорится об оскорблении царского величества, об организации заговоров и бунтов, измены.

Выделяется понятие об оскорблении чести словом, за что, как правило, уплачивается штраф сообразно чину, званию и должности. За оскорбление женщины — двойной штраф. За оскорбление патриарха и высших церковных феодалов, бояр, окольничих предусматривались баготи, торговая казнь, тюрьма.

Впервые устанавливается (Судебник 1550 г.) понятие мошенничества, причем неясно, что следует понимать под этим словом — мелкую кражу (мошны, то есть кошелька) или похищение посредством обмана.

Должностные преступления по Судебнику 1497 г.

“А ездити недельщиком и на поруки давати самим с присатавными или своих племянников и людей посылати с приставными. А урочников им не посылати с приставными. А от поруки им с приставными ездячи не имати ничего. О надельщиках указ. А в котором городе живет надельщик, ино ему с приставными в том городе не ездити, ни посылати ему с приставными в свое место ни в какове деле. А кто по кого пошлет пристава в чем, и в чем ему в том убытка станет в волоките, или что даст от срочные и от правые грамоты или от бессудные, и правовому то все взяти на виноватомь.
[sms]

А надельщиком на суде на боярина, и на окольничих, и на диаков посула не просити и не имати, и самимь от порукы посулов не имати.

А которому дадут татя, а велят его попытати, и ему пытати татя безхитростно, а на кого тать что взговорит, и ему то сказати великому князю или судии, который ему татя дасть, а клепати ему татю не велети никого. А пошлют которого надельщика по татей, и ему татей имати безхитростно, а не наровити ему никому. А изымав ему татя, не отпустити, ни посула не взяти; а опришних ему людей не имати.

А у которого надельщика седят тати, и ему татей на поруку без докладу не дати и не продавати ему татей.

А у которого татя дадут на поруку в какове деле не буди, и им исцов и ответчиков не волочити, а ставити их перед судиами. А срочные их христианином отписывать и бессудные давати не волокитно, а от безсудных им у христиан не имати ничего. А коли срок отпишут обема истцемь вместе, и ему взяти одно хоженое с обеих сторон, а опроче того ему не взяти ничего. А в езду своем дати на поруку до обыску, доколе дело скончается, и ему взяти езд не виноватом. А кто ищеа или ответчик сам не поедет ко ответу, а пришлет в свое место срока отписывати, и надельщиком хоженое взяти на том на одном, кто поедет вь его место срока отписывати.

Указ наместником о суде городскым. А в которой город или в волость приедет надельщик или его человек с приставною, и ему приставная явити наместнику или волостелю, или их тиуном. А будут оба исца того города или волости судимыя, и ему обоих исцов поставити пред наместников или пред волостелем или перед их тиуны.

А бояром или детем боярским, за которыми кормления с судом с боярским, имуть судити, а на суде у них быти дворьскому, и старосте и лутчимь людем. А без дворского, и без старосты, и без лутчих людей суда наместником и волостелем не судити; а посула им от суда не имати, и их тиуном и их людем посула от суда не имати же, ни на государя своего, ни на тиуна, и пошлинником от суда посулов не просити.

А имати ему с суда, оже доищется ищея своего, и ему имати на виноватом противень по грамотам, то ему и с тиуном; а не будеть где грамоты, и ему имати противу исцева. А не доищется ищея своего, а будет виноват ищея, и ему имати на ищеи с рубля по два алтына, а тиуну его с рубля по осми денег. А будет дело выше рубля или ниже, ино имати на ищеи по тому ж росчету. А доводчику имати хоженое и езд и правда по грамоте.

А досудятся до поля да помирятся, и ему имати по грамоте. А побиются на поли, и ему имати вина и противень по грамоте. А где нет грамоты, а помирятся, и ему имати противень вполы исцева, то ему и с тиуном. А побиются на поли в заемном деле, или в бою, и ему имати противень против исцева. А побиются на поли в пожеге, или в душегубьстве, или в разбое, или в татбе, ино на убитом исцово доправити, а сам убитой в казни и в продажи наместнику, то ему и с тиуном” [Отечественное законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров. Часть первая (XI – XIX вв.) под ред. проф. О. И. Чистякова, М.: Юристъ, 1999 г, с. 62 – 63].

Должностные преступления по Соборному Уложению 1649 г

“А у которых местех в то время ратным людем на государеве службе быти, и на который срок им на государеву службу приехати, и о том посылати в города к воеводам и к приказным людем государевы гармоты, и велети ратных людей на государеву службу приехати, и о том посылати в городы к воеводам и к приказным людем государевы грамоты, и велети ратных людей на государеву службу в указыя места высылати безо всякого мотчания.

А ратным людем, идучи на государеву службу, на дороге и на стенах никаким людем никакова насильства и убытка не чинити, своих и конских кормов ни у кого безденежного не имати. А будет ис тех ратных людей лучится кому что купити себе и лошадям корму, и они бы те кормы у всяких людей покупали прямой ценою. А в полях бы хлеба а в запертых лугах сенных покосов не травили, чтобы однолично от ратных людей никому нигде никакова насильства не было.

А у которых людей служилые люди, идучи на государеву службу, учнут покупати людские и конския кормы, и тем людем продавати ратным людем людсике и конские кормы прямою ценою, а лишних денег н аратных людех ни за что бы не имати.

А будет которые ратные люди, идучи на государеву службу, учнут каким людем насильство чинити смотря по вине, и убытки доправити, и отдати тем людем, кто чем изобижен.

А будет которые люди учнут ратным людем продавати людския и конские кормы дорогою ценой, и тем людем по суду и по сыску, по тому же наказание чинити, а лишнее взятое отдавати.

А у которых государевы ратные всяких чинов люди будут на государеве службе в полкех, и государева служба им по разбору служити мощно, а они, дождався отпуску, з государевы службы збегут, и им за побег чинити указ. Кто збежит впервые, и его бити кнутом же, да поместного окладу у него убавити пятьдесят четвертей, да денег с поместного его окладу со ста четвертей по рублю. А будет он же збежит в третьие, и его бити кнутом же отняти поместье и отдати в роздачу.

А будет с службы збежит иноземец, или иной какой кормовой человек, или стрелец, или казак, или даточный человек и тех, сыскивая и чиня им жестокое наказание, бить кнутом, выслати их на государеву службу в полки к воеводам с приставы. А незаслуженое жалованье на кормовых людей, и на стрельцах, и на казаках правити по росчету, а даточных беглых людей в сыску не будет, и за тех даточных беглых правити на тех людех, чьи те люди с службы збегут, за всякого человека по двадцати рублев.

Да и бояром и воеводам без государева указу ратных людей з государевы службы не роспущати, и посулов и поминков не имати.

А будет кто на бояр и на воевод в посулех учнет бити челом государю ложно, затеяв напрасно, а сыщется про то допряма, и тем за боярское и за воеводское бесчестие и за ложное их челобитье чинить жестокое же наказание, что государь укажет.

А будет которые ратные люди на государеве службе учнут бити челом бояром и воеводам о отпуске з государевы службы своим домовным разорением, или людским побегом, или иным каким самым нужным делом, и бояром, и воеводам про тех ратных людей сыскивати в полкех дворяны и детьми боярскими, и всяких чинов служилыми людьми, и имати про них служилых людей допросные речи за их руками, и по сыску ратных людей з государевы службы отпущати на время для самых нужных дел.

А в которое время про воинскоих людей будут вести, и по тем вестям чаяти воинъских людей приходу, и в то время з государевы службы ратных людей ни для каких дел не отпускати.

А которые служилые люди на государеве службе написаны будут у кого в сотне, и тех служилых людей сотенным головам без государева указу и без воеводского ведома для своей корысти никуда не роспускать.

А будет которои сотенной голова отпустит куды из сотни совея кого-нибудь без государева указу и без воеводского ведома, и за то сотенным головам, сказав им вину при ратных многих людех, чините наказание, бити батоги, да вкинути в тюрьму, чтобы на то смотря иным сотенным головам неповадно было так делати.

А будет которые служилые люди учьнут государю бити челом, что им за старостию, или за увечьем, или за болезнию на государеву службу идти не мочно, и в их бы месте велел государь быти на своей государеве службе детем их, о братии, и племянником, и внучатом беспоместным, которые в государеву службу поспели, а государевы службы не служат и ни в какия чины не написаны, и тех челобитчиков на Москве и в городех осматривати.

А будет которой служилой человек, будучи на государеве службе, з бою збежит к себе домов, а воеводы на него о том отпишут к государю, и у таких за тот побег ис поместных их и из денежных окладов убавити половина, да у них же ис поместей их взяти на государя половину же, да им же за то чинити наказание, бити кнутом нещадно.

А будет кто, будучи на государеве службе в полкех, учнет изменою ис полков переезжати в неприятелския полки, и в неприятельских полкех сказывати про вести и про государевых ратных людей, и в том на него кто известит и сыщется про то допряма, и такова переезщика казнити смертию, повесити против неприятельских полков, а поместья его, и вотчины, и животы взяти на государя.

А будет у кого, у ратных людей, на государеве службе запасов и конских кормов не станет, а на торгу в то время хлебныя запасы и конские кормы продают дорогою ценою, и ему тою ценою запасов и конских кормов, за своей скудостию, купити будет не мочно, а для ратных людей по указу царьского величества и по воеводскому розсмотрению будет в то время хлебным запасом и конским кормом положена указная цена, дешевле торговые цены, и тот, у кого на государеве службе запасов и конских кормов не станет, учнет бити челом государю, чтобы ему купити у кого хлебных запасов и конских кормов для его скудости по указной цене, и воеводам с таким челобитчиком к тем людем, у кого он присмотрит хлебныя запасы и конския кормы, посылати приставов, и велети хлебныя запасы и конские кормы, у тех людей имати по указной цене.

А будет кто служилые люди, будучи на государеве службе, учнут у кого имати хлебныя запасы и конские кормы насильством, или учнут кого грабити, или дворы и огороды, где они стоят, учнут пустошити, или иныя какие убытки кому делати, и в том на них будут челобитчики, а сыщется про то допряма, и на тех людех, кто кому какия убытки учинят, те убытки правити вдвое.

А будет кто ратные люди, будучи на государеве службе, или кто и не ратные люди, едучи куда проездом для свои дел, станут а поле близко хлеба и лошадьми хлеб потравят и вытолочат, или какой хлеб, пожав свезут к себе на станы лошадям на корм, и на том за потравленой хлеб велеть доправити деньги вдвое безо всякия пощады по той цене, чим тот потравленой хдеб оценят сторонние люди, да им же за то чините наказание по разсмотрению.

А будет кто на государеве службе находных лошадей на явку не приведет и находныя же рухляди на явку не принесет, и в том на него будут челобитчики, и сыщется про те лошади и рухлядь на нем доправити, и отдати челобитчиком. будет кто на службе у кого украдет лошадь, и ему за тое татьбу руку отсечь.

А будет кто ратные люди, едучи на государеву службу или з государевы службы по домом, учнут ставится по селам и по деревням во дворех, или в гумнах для воровства, и станут грабити, и учинят смертное убийство, или женскому полу насильство, или в гумнех хлеб потравят, или из прудов и из садов насильством рыбу выловят, или иное какое-нибудь насильство кому сделают, и в том на них будут челобитчики, и по суду и по сыску про то их воровство сыщется допряма, и тех за смертное убийство и за насильство женскому полу казнити смертию” [Хрестоматия по истории отечественного государства и права, сост. В. А. Томсинов, М.: Зерцало, 1998, с. 39 – 70].

Должностные преступления по Артикулу воинскому и Краткое изображение процессов 1715 г.

О самовольном обнажении шпаги, о тревоге и карауле

“Кто из офицеров, или рядовых, в присутствии фельтмаршала, или командующего генерала, или при бою, походе, или во время и оном месте, где воинский суд, или на оном месте, и во время, когда служба божия отправляется, или во время розставленного караула, хотя в городех, лагерях или крепостях в сердцах свою шпагу обнажит в том намерении, чтобы уязвить; оный имеет, хотя он никакова вреда не учинит, живота лишен аркебузированием будет.

По разставлении караулу и после бою тапты, или в ночи, никто да не дерзает непотребную тревогу, или какой крик учинить, разве когда приказ, или нужда требовать будет. Кто против того погрешит, имеет живота лишен быть.

При сем надлежит судье внимать и осмотреть, что оная тревога из злости или нарочно, или внезапно, или иных ради причин учинена, и в таком случае надобно, и в таком случае надобно упомянутое в вышереченном артикуле наказание убавить, и по разсуждению наказать.

Ежели неприятельский умысел в том есть. Буде же учинится не из неприятельского какова намерения, и опасности и страху в том никакова не будет, тогда может офицер потерянием ружья своего, из которого он стрелял, и вычетом жалования его на несколько месяцев, а рядовой шпицрутенами наказан быть. Ибо сей заказ для того более чинится, понеже во время неприятеля, под тем выстрелом или криком, некая измена умышлена бывает, от чего иногда город, или все войск вред получить может.

Когда знак на караул дастся, никто да не дерзнет умедлить, кто к оному учрежден. Есть ли офицер учинит, имеет один месяц за рядового служить, а рядовой посажением в железа наказан быть.

Офицер, который на валу, или ином каком месте караул имеет, да не дерзает без позволения (хотя в лагере или гарнизоне) коменданта, или вышняго офицера с караулу сходить, под опасением лишения живота. Оных же всех надлежит, которые на вал взойдут, распросить. А ежели караульной что подозрительного найдет, тогда имеет о том коменданту донесть. А иностранные и незнакомые, без позволения и указу комендантского взойдут на вал, наказаны будут.

Такожде вельми охотно позволяется, чтоб офицер другой, который караулу на том месте не имеет, на караул с собой брал, дабы караульный через компанию к пьянству, игре и сему подобному побужден не был, и через оное что на карауле своем просмотрел.

Каждый офицер, который в крепости, лагере на валу у ворот или в поле караул имеет, должен в том ответ дать. Ежели он то презрит, что исправить должен, или на карауле своем неосмотрителен и не осторожен и ленив будет, оный имеет живота лишен быть, аркебузирован (расстрелян).

Ибо караул есть живот крепости и лагеря, и не токмо един генерал, но и все войско во время сна своего надежду имеет на караульных. Караул есть наизнатнейшая служба, которую солдат в войне отправляет.

А который в лагере, поле или в крепости на карауле своем уснет, или напьется пьян так, что своего караула пойдет и оставит свое место: хотя б офицер или рядовой был, расстрелян быть имеет. Понеже офицер и без того, который в непрестанном пьянстве, или прочих всегдашних потребностях найдет будет, от службы отставлен, и его чин другому годному офицеру дан имеет быть.

Когда кто пьян напьется, и в пьянстве своем что злого учинит, тогда тот не токмо, чтоб в том извинением прощение получил, но по вине вящшею жестокостию наказан быть имеет.

А особливо, ежели такое дело приключится, которое покаянием одним отпущено быть не может, яко смертное убийство и сему подобное: ибо в таком случае пьянство никого не извиняет, понеже он в пьянстве уже непристойное дело учинил.

Всяк долженствует часового и протчие караулы, патрулиры и рунды в обозах, городах и крепостях пристойным образом почитать, и оным, когда окликают, учтиво отвечать. Есть ли кто дважды окликан будет со угрожением, а ответу часовому не учинит, а часовой по нем выстрелит, тогда той имеет самому себе оный вред или несчастие причесть, ежели какой ему таким образом приключиться, а часовой от всякого наказания свободен. Однако же часовой во осмотрении иметь должен сие чинить в опасных местах.

Есть ли кто дерзнет часового, патрулир или рунд бранить, или оному противится будет, когда оным повелено будет кого за арест взять. Есть ли сие офицер учинит, лишится чина своего, и имеет за рядового служить, пока паки выслужится, а рядовой гонянием шпицрутен наказан будет.

Буде ж кто против караулу или часового, такожде против патрулира и рунду, шпагу обнажит или на оных нападет, или учинит оным какой вред и препятствие, оного надлежит без всякой милости аркебузировать (расстрелять).

Насупротив того, долженствуют караулы, рунды, и патрулиры в своих мерах себя держать. И отнюдь бы сами не дерзали начало и притчины ссорами и к возмущению подавать, мимоходящих никакими непристойными поступками и невежеством к тому злу побуждать. А есть ли кто против того поступит, оного надлежит, по состоянию дела и чину тех особ, оставлением от чину тех особ, оставлением от чину, гонянием шпицрутен, и жесточае наказать.

Кто ночью в крепостях, или в городех, на улице, какой крик или какие излишества учинит: есть ли кто из офицеров учинил оная, то имеет он, и которыя с ним были, каждый вместо наказания, жалование свое двухмесячное в шпиталь дать, а рядовой заключением в железа наказан будет.

Всяк должен примечать прилежно пароли и лозунги, которые отдаются. А кто найдется, что он оные запомнил, и вместо того какой оной имеет, тогда по обстоятельству и состоянию делана теле наказан, или чести и живота лишен будет” [Отечественное законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров. Часть первая (XI – XIX вв.) под ред. проф. О. И. Чистякова, М.: Юристъ, 1999 г, с. 260 – 275].

О дезертирах и беглецах

“Которые, стоя перед неприятелем или в акции уйдут и знамя свое, или штандарт, до последней капли крови оборонять не будут, оные имеют шельмованы быть, а когда поймаются убиты будут. Или ежели возможно в роту или полк отданы, там без процессу на первом древе, которое получится, повешены быть.

Понеже кто знамя свое или штандарт до последнего часа своей жизни не оборонит, оный недостоин есть, чтоб он о том своему офицеру возвестить и обождать, пока ему надлежащее возволение отлучится дано будет. А буде же найдется, что оный с страху больным притворился, и офицера тем обманул, что его отпустил, то в таком случае может вышеупомянутой казни достоин быть, а несмелые и боязливые, по изобретению дела и состоянию особ, по благоизобретению суда пощажены бывают.

Таковы же казни, а именно повешены быть достойны суть все, которые из гарнизона, обоза, похода (или в протчем сему подобных случаях) уйдут, и при своих знаменах и штандартах верно не останутся, и хотя вскоре, или долгое время спустя пойманы будут. Такожде все оные равной же казни подлежат, которые без пасу от одного полка в другой перейдут, и службу примут.

Якоже достойно есть, чтоб оныя жестоко наказаны были, которыя таковых беглых солдат скроют и оным пропитанием дадут, такожде зело потребно есть, чтоб военный суд, когда о дезертирстве приговор учинить имеет, подлинно разыскал, где и у кого он во время своей отбытности жил, дабы о том в надлежащем месте извещено или определено было, дабы оный, который его скрыл, надлежащим образом наказа был.

Ежели кто после своего побегу, раскаясь на дороге, сам возвратится, и добровольно у своего офицера явится, оный по правде живота лишен не имеет быть, однакож ради его имавшего злаго замыслу по состоянию времени и по разсмотрению, шпицрутенами или иным каким наказанием наказать подобает.

Полки, или роты, которые с неприятелем в бой вступя, побегут, имеют в генеральном военном суде суждены быть. И есть ли найдется, что начальныя притчиною тому были, оным шпага от палача переломлена и оныя шельмованы, а потом повешены будут. А ежели начальныя и рядовыя в том перступили, то начальныя, как выше сего упомянуто, накажутся, а из рядовых по жеребью десятой (или как по изобретению дела положено будет) повешен, а протчие шпицрутенами наказаны будут, и сверх того без знамен вне обоза стоять имеют, пока они храбрыми своими делами паки заслужат.

Буде же кто невинность свою оказать может, оный пощаду свою получит.

Ежели полки, войско или шквадроны дезертируют, и весма отступны явятся, оные имеют во время девяти недель через публичной барабанной бой и труды трижды в генеральной кригсрехт позываны, и оным салвус кондуктус (безопасная грамота) позволена будет. А буде найдется после, что они противно присяги и своей должности учинили, тогда нарушитель веры, хотя он явится или нет, шельмован и осужден и его пожитки на его величество взяты будут. Такожде, ежели он после пойман, без всякой милости повешен имеет быть. Протчим же, которые перед судом явились и оправдались, оным данный салв кондукт ненарушимо содержан будет.

Хотя правда оным, которые по получении салва кондукта (безопасной грамоты) перед судом явятся, и данный салв кондукт ненарушимо содержан быть имеет, однакоже несмотря того, приговор будет против оных учинен, и в оном наказание, которое они заслужили означено. (О безопасной грамоте или салве кондукте я уже в описании судебных тяжеб или процессов пространно упоминал, того ради здесь паки повторять за непотребно почитается).

Который весьма к неприятелю перебежит, того имя к виселице прибито и оный, яко нарушитель присяги, шельмом и изменником публично объявлен имеет быть, и пожитки его забраны. И ежели он пойман будет, без всякой милости и процесса повесить его надлежит.

Ежли кто от неприятеля пленен будет, и не пожелает паки к прежнему своему полку или роте возвратиться, а возможет освободитися, оный почитается так как переметчик.

Такожде когда многие умыслят к неприятелю перебежать, а действительно того не учинят, оные в некоторых местах живота лишены бывают. Еще такожде повешены бывают оныя, которые в дезертировании поймаются.

Ежели кому из горнизону, крепости или из иных каких мест ехать позволено будет, а оный сверх ему назначенного срока без знатных и важных причин замедлится, тогда оному надлежит за каждые 7 дней, счисляя от срока отпуска его, по месту жалованья вычесть.

Знатныя притчины следующая суть.

1) Когда он занеможет;

2) заарестован;

3) когда ему неприятель помешал быть;

4) когда он ума лишится;

5) когда он страх от огня, или воды претерпел;

6) ежели родители его, или кто дом его правит, умрет.

И протчия притчины, которыя судья за праведныя и необходимыя признает” [Отечественное законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров. Часть первая (XI – XIX вв.) под ред. проф. О. И. Чистякова, М.: Юристъ, 1999 г, с. 260 – 275].

О команде, предпочтении и почитании вышних и нижних офицеров, и о послушании рядовых

“Есть ли кто подданный войско вооружит или оружие предприимет против его величества, или умышлять будет помянутое величество полонить или убить, или учинит ему какое насильство, тогда имеют тот и все оныя, которыя в том вспомогали, или совет свой подавали, яко оскорбители величества, четвертованы быть, и их пожитки забраны.

Такое же равное наказание чинится над тем, которого преступление хотя к действу и не произведено, но токмо его воля и хотение к тому было, и над оным, которой о том сведом был, а не известил.

Кто против его величества особы хулительными словами погрешит, его действо и намерение презирать и непристойным образом о том рассуждать будет, оный имеет живота лишен быть, и отсечением головы казнен.

Кто фелтмаршала или генерала бранными словами поносить, или в компаниях и собрании протчих предосудительные слова их части касающиеся, говорить будет, тот имеет телесным наказанием наказан быть, или и живота лишен.

Никто отнюдь не дерзает онаго бить или грабить, или ведить оному, который от его величества, от фелтмаршалов, или генералов, охранительный лист и салвогвардию имеет, кто б он ни был, приятель или неприятель; но оная охорона имеет от всех надлежащим образом почтена быть. И кто против того погрешит, живота будет лишен.

Буде то фельтмаршала или генерала дерзнет вооруженную или невооруженную рукою атаковать, или оному в сердцах проивитися, и в том оный весма обличен будет, оный имеет (хотя он тем ружьем повредил, или не повредил) для прикладу другим, всемерно живота лишен, и отсечением главы казнен быть. Такожде и тот живота лишен будет, который в сердцах против своего начальника за оружие свое примется.

По сему артикулу никакой офицер, ни солдат не может оправдаться, хотя с ним от фельтмаршала и генерала непристойным образом оскорбление славы учинится. Ибо почтение генеральству всеконечно и весьма имеет ненарушимо быть. Однако же такому обиженному свободно есть о понесенном своем бесчестии и несправедливости его величеству, или в ином пристойном месте учтиво жалобу свою принесть, и тамо о сатисфакции и удоволствовании искать и ожидать оныя.

Равномерное же право, как о фельтмаршалах упомянуто, имеют полковники подполковники майоры и все прочие полковые офицеры, и надлежит каждому своего начальника должным образом почитать и от подчиненного своего возиметь оное почтение.

Если рядовой грозить будет своего сержанта, фуриера, каптенармуса, или капрала бить, или браня уязвить оного, или оному противитися будет, когда ему что повелят к службе его величества управлять, и случится сие в походе против неприятеля, или в лагере, в котором караулы расставлены, тогда оный лишен будет живота. А ежели вне помянутых случаях приключится, надлежит жестоким наказанием наказать, а именно шпицрутенами.

Буде офицеру или солдату в его величества службе от начальника своего что управить повелено будет, а он того из злости или упрямства не учинит, но тому нарочно повелено будет, а он того из злости или упрямства не учинит, но тому нарочно и с умыслом противитися будет, оный имеет хотя вышний, или нижний, всемерно живота лишен быть.

Буде же кто от лености, глупости или медлением, однакож без упрямства, злости и умыслу оное не управит, то ему от его начальника повелено, оный имеет по состоянию и важности дела от службы либо весьма или на довольное время оставлен быть, и по вся разы, на сколько времени он оставится, за рядового служить.

Також имеет подчиненный от всякого непристойного рассуждения об указах, которые ему от его начальника даны, весьма воздержатся: а есть ли кто противо того учинит, а особливо тогда, когда с неприятелем в бой вступят, или иная тому подобная учинится потреба, то одного по окончании того дела за непристойное его дерзновение лишением части наказать”.

Такоже когда офицер другому, который его чином меньше или подчиненному, или слуге его прикажет, что нужда и должность к его величества службе требовать будет и оный офицер то учинить должен будет, и хотя он от другого полка” [Российское законодательство X – XX вв. – М., 1989 г., Т. 7, с. 37 – 77, 120 – 158].

Должностные преступления по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

Виновные в преступлении, причинившем кому-либо убытки, вред или обиду, сверх наказания, к коему присуждаются, обязаны вознаградить за сей вред, убыток или обиду из собственного имущества по точному о сем постановлению суда [Российское законодательство X – XX вв. – М., 1989 г., Т. 7, с. 37 – 77, 120 – 158].

“Когда преступление учинено несколькими лицами, и главные виновные не в состоянии вознаградить за причиненный вред, убыток или обиду, то следующая на вознаграждение денежная сумма присуждается с других участвовавших в преступлении, или же, в случае их несостоятельности, и с тех пор, которые, знав с достоверностью об умысле на оное, не доели его до сведения правительства, или того лица, против коего преступление было умышляемо.

Взыскание вознаграждения за причиненный вред, убыток или обиду, в случае смерти главных виновных и участников их, распространяется и на их наследников, но требуется только из того мнения, которое им досталось от виновных.

Виновные, не имеющие никаких средств к вознаграждению за причиненные ими вред, убыток или обиду, могут, если они не подвергаются наказанию уголовному, быть, по требованию обиженной стороны, заключены в тюрьму, на основании общих правил о несостоятельности должниках.

Если приговоренный к вознаграждению за причиненные преступлением убытки, вред или обиду, и к денежному за то же преступление взысканию, окажется несостоятельным к полной того и другого уплате, то из имения его сначала делается вознаграждение за убытки, вред или обиду, а равно и по другим частным искам, и судебное денежное взыскание налагается лишь на оставшееся за сим имущество [Российское законодательство X– XX вв. – М., 1989 г., Т. 7, с. 37 – 77, 120 – 158].

Особенные наказания за преступления и проступки по службе

“Кроме общих мер наказаний и взысканий, выше всего означенных, за преступления и проступки по службе полагаются следующие:

исключение из службы;

отрешение от должности;

вычет из времени службы;

удаление от должности;

перемещение с высшей должности на низшую;

выговор, более или менее строгий, с внесением оного в послужной список;

вычет из жалования;

выговор, более или менее строгий, без внесения в послужной список;

замечание, более или менее строгое.
Исключенный из службы лишается права вступать снова в какую-либо государственную службу, участвовать в выборах и быть избираемым в должности по назначению дворянства, городов и селений.

Отрешенный от должности лишается права в течение трех лет со дня отрешения, поступать снова на службу государственную и общественную.

Вычет из времени службы, дающей право на получение наград, пенсий и знака отличия беспорочной службы, должен ограничиваться одним годом.

Вычет из жалованья производится задержанием в казне следующего виновному жалованья во всяком случае, однако же не более одной трети его годового оклада

Из наказаний и взысканий за преступления и проступки по службе, вычеты из жалованья сего Уложения, временный арест, не более однако же как на семь дней, замечания и выговоры без внесения в послужной список могут определяемы не только по суду, но и по распоряжению непосредственного над подвергающимися сим наказаниям или взысканиям начальства; удаление от должности без формального следствия и суда” [Отечественное законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров. Часть первая (XI – XIX вв.) под ред. проф. О. И. Чистякова, М.: Юристъ, 1999 г. с. 260 – 275].

Заключение

Должностные преступления по Соборному Уложению 1649 г “А будет которые служилые люди учьнут государю бити челом, что им за старостию, или за увечьем, или за болезнию на государеву службу идти не мочно, и в их бы месте велел государь быти на своей государеве службе детем их, о братии, и племянником, и внучатом беспоместным, которые в государеву службу поспели, а государевы службы не служат и ни в какия чины не написаны, и тех челобитчиков на Москве и в городех осматривати”. “А будет которой служилой человек, будучи на государеве службе, з бою збежит к себе домов, а воеводы на него о том отпишут к государю, и у таких за тот побег ис поместных их и из денежных окладов убавити половина, да у них же ис поместей их взяти на государя половину же, да им же за то чинити наказание, бити кнутом нещадно”.

Должностные преступления по Артикулу воинскому и Краткому изображению процессов 1715 г. “Офицер, который на валу, или ином каком месте караул имеет, да не дерзает без позволения (хотя в лагере или гарнизоне) коменданта, или вышняго офицера с караулу сходить, под опасением лишения живота. Оных же всех надлежит, которые на вал взойдут, распросить. А ежели караульной что подозрительного найдет, тогда имеет о том коменданту донесть. А иностранные и незнакомые, без позволения и указу комендантского взойдут на вал, наказаны будут”.

Должностные преступления по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. “Исключенный из службы лишается права вступать снова в какую-либо государственную службу, участвовать в выборах и быть избираемым в должности по назначению дворянства, городов и селений. Отрешенный от должности лишается права в течение трех лет со дня отрешения, поступать снова на службу государственную и общественную. Вычет из времени службы, дающей право на получение наград, пенсий и знака отличия беспорочной службы, должен ограничиваться одним годом”.

Библиографический список

Исаев И. А. История государства и права Росси, М.: Юристъ, 1996 г.
Лаптева Л. Е. Земские учреждения в России, М.: Высшая школа, 1993 г.
Отечественное законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров. Часть первая (XI XIXвв.) под ред. проф. О. И. Чистякова, М.: Юристъ, 1999 г.
Российское законодательство X – XX вв., М., 1989 г., Т. 7.
Хрестоматия по истории отечественного государства и права. Сост. В. А. Томсинов, М.: Зерцало, 1998 г.
[/sms]

28 окт 2008, 15:52
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.