Последние новости
05 дек 2016, 21:32
Приближается конец 2016 года, время подводить его итоги. Основным показателям финансового...
Поиск

» » » » Реферат: Основные теории происхождения государства и права


Реферат: Основные теории происхождения государства и права

Реферат: Основные теории происхождения государства и права Теории происхождения государства и права

Важное значение как в теоретическом, так и в практико-политическом отношении имеет изучение происхождения государства и права.

Следует заметить, что этот вопрос будоражил воображение не одного поколения людей. Были созданы десятки самых различных теорий и доктрин, высказаны сотни, если не тысячи самых различных предположений. Споры о природе государства и права продолжаются и сегодня. Раскрыть все теории не представляется возможным в силу их многообразия, поэтому остановимся лишь на некоторых из них, наиболее известных и распространённых. К числу последних справедливо будет отнести:

теологическую (божественную);
патриархальную;
договорную;
насилия;
психологическую;
расовую;
органическую;
материалистическую (классовую) теории.
Рассмотрим кратко каждую из них.

Теологическая или божественная теория

Теологическая теория восходит своими истоками к древнему миру. Известно, что ещё в Древнем Египте и Вавилоне возникли идеи божественного происхождения государства и права. В силу особых взглядов и воззрений части общества духовенству удавалось оказывать значительное влияние на формирование общественно-политической мысли и в последующие периоды развития человеческого общества. Наиболее прочные позиции теологическая теория завоевала в период становления и развития феодализма.

На рубеже XII – XIII в Западной Европе развивается теория “двух мечей”. Она исходит из того, что основатели церкви имели два меча. Один они возложили в ножны и оставили при себе. Ибо не пристало церкви самой использовать меч. А второй они вручили государям, чтобы те могли вершить земные дела. Государь, по мнению богословов, наделяется церковью правом повелевать людьми и является слугой церкви. Основной смысл данной теории — утвердить приоритет духовной организации (церкви) над светской (государством) и доказать, что нет государства и власти “не от бога”.
[sms]

Примерно в тот же период появляется и развивается учение широко известного и в просвещённом мире учёного-богослова Фомы Аквинского (1225 – 1274). Он утверждал, что процесс возникновения и развития государства и права аналогичен процессу сотворения богом мира.

Религиозные учения о происхождении государства и права имеют хождение и поныне. Наряду с ними продолжают существовать идеи, высказанные еще в Древнем Риме о том, что на возникновение и развитие государства и права решающее влияние оказали человеческие слабости и страсти. Среди них жажда денег и власти, алчность, честолюбие, высокомерие, жестокость и другие отрицательные человеческие черты.

Как показывает исторический опыт, главные причины возникновения государства и права лежат вовсе не в сфере морали и религии. Они коренятся в области экономики и в социальной жизни людей.

Научные исследования и выводы свидетельствуют о том, что государственная организация приходит на смену родоплеменной организации. Право — на смену обычаям. И происходит это не в силу самого по себе изменения общественных нравов, религиозных воззрений и взглядов. А в силу коренных изменений в экономической сфере и в самом первобытном обществе. Именно они привели к разложению первобытнообщинного строя и к утрате способности первобытными обычаями регулировать общественные отношения в новых условиях.

Известные во всемирной истории крупнейшие разделения труда, связанные с отделением скотоводства от земледелия, ремесла от земледелия и с появлением торговли и обмена привели к быстрому росту производительных сил, к способности человека производить больше средств к существованию, чем это было нужно для поддержания жизни. Становится экономически выгодным использовать чужой труд. Военнопленных, которых раньше убивали или принимали на равных в свой род, стали превращать в рабов, заставляли работать на себя. Производимый ими остаточный (сверх необходимого для прокормления) продукт присваивали.

В обществе сначала наметилось, а затем быстро усилилось имущественное расслоение. Появились богатые и бедные. В целях получения остаточного продукта стал широко использоваться не только труд военнопленных, но и труд своих сородичей. Имущественное неравенство повлекло за собой социальное неравенство. Общество постепенно, в течение многих тысячелетий расслаивалось на различные устойчивые группы, классы, социальные прослойки.

Расслоение общества ведёт к тому, что из общей массы членов рода выделяется знать — обособленная группа вождей, военачальников, жрецов. Используя свое общественное положение, эти люди присваивали себе большую часть военной добычи, лучшие участки земли, приобретали огромное количество скота, ремесленных изделий, орудий труда. Свою власть, ставшую со временем наследственной, они использовали не столько для защиты общественных интересов, сколько для личных, для удержания в повиновении рабов и неимущих соплеменников. Появились и другие признаки разложения первобытнообщинного строя и соответствующей ему родоплеменной организации, которая постепенно стала вытесняться государственной организацией.

В новых общественно-экономических условиях прежняя система организации власти, родоплеменная организация, рассчитанная на управление обществом, не знавшим имущественного разделения и социального неравенства, оказалась бессильной перед растущими изменениями в сфере экономики и социальной жизни, усиливающимися противоречиями в общественном развитии, перед углубляющимся неравенством.

“Родовой строй, — писал Ф. Энгельс в работе “Происхождение семьи, частной собственности и государства”, — отжил свой век. Он был взорван разделением труда и его последствием — расколом общества на классы. Он был заменен государством”. Государственные органы и организации частично появились в результате преобразования органов и организаций, сложившихся в рамках первобытнообщинного строя, частично — путём полного вытеснения последних.

Таким образом, государство не навязывается обществу извне. Оно возникает на его основе естественным путём. Вместе с ним оно развивается и совершенствуется.

До появления имущественного разделения населения и социального неравенства общество не нуждалось в праве. Оно вполне могло обходиться и обходилось с помощью обычаев, регулировавших все общественные отношения. Однако положение коренным образом изменилось противоречащими друг другу и противоборствующими интересами.

Прежние обычаи, рассчитанные на полное равенство членов общества и на добровольное соблюдение содержащихся в них правил, в новых условиях оказались бессильными. Появилась жизненная необходимость в новых правилах — регуляторах общественных отношений, которые бы учитывали коренные изменения в обществе и обеспечивались бы не только силой общественного воздействия, но и государственным принуждением. Таким регулятором стало право.

Первоначально право складывалось как совокупность новых обычаев, к соблюдению которых обязывали зарождающиеся государственные органы и суды. Позднее правовые нормы (правила поведения) устанавливались актами князей, королей и просто наделённых такими полномочиями чиновников.

Разумеется, богатеющая родовая знать, правящая верхушка всегда стремилась закрепить в этих актах и обычаях свои собственные имущественные и иные интересы, усилить с помощью зарождающегося права свою власть. Ей это в значительной степени всегда удавалось. О чём можно судить по характеру и содержанию дошедших до нас правовых и литературных памятников той эпохи.

Так, в хорошо известных “Институциях” римского юриста II в. н. э. Гая прямо закреплялось имущественное и социальное неравенство людей словами: “Главное разделение в праве лиц состоит в том, что все люди — или свободные, или рабы”. Далее уточнялось: “Из свободных людей одни — свободнорождённые, другие — вольноотпущенные. Свободнорождённые суть те, которые родились свободными, вольноотпущенные — это те, которые отпущены на волю из законного рабства”.

Аналогичное закрепление в праве экономического и социального неравенства имело место не только у римского народа, но и других народов. В этом заключается одна из важнейших отличительных особенностей права и правовых обычаев.

Помимо вышеизложенной доктрины возникновения государства и права, которую называют марксисткой, в мире есть множество других теорий, объясняющих процесс возникновения и развития государства и права.

Патриархальная теория происхождения государства и права

Патриархальная теория происхождения государства и права берет свое начало еще в Древней Греции. Родоначальником ее считается Аристотель. Среди заметных сторонников данной теории выделяется англичанин Филмер (XVII в.) и русский исследователь Михайловский (XIX в.).

Патриархальная теория исходит из того, что государство происходит из семьи. Является результатом разрастания семьи.

Государство, по Аристотелю, является не только продуктом естественного развития, но и высшей формой человеческого общения. Оно охватывает собой все другие формы общения (семью, селения). В нем последние достигают своей конечной цели — “благой жизни”. В нем же находит свое завершение и политическая природа человека.

Государственная власть, по мнению сторонников патриархальной теории, есть продолжение отцовской власти. Власть государя, монарха — это патриархальная власть главы семьи. Патриархальная теория служила в средние века обоснованием абсолютной (“отеческой”) власти монарха.

Договорная теория

Договорная теория (теория договорного происхождения государства и права) объясняет происхождение государства общественным договором (результатом разумной воли народа), на основе которого произошло добровольное объединение людей для лучшего обеспечения свободы и взаимных интересов. Отдельные положения этой теории развивались в V – IV веках до н. э. софистами в Древней Греции.

Основой данной теории является положение о том, что государству предшествовало естественное состояние человека. Гоббс видел естественное состояние в царстве личной свободы, ведущей к “войне всех против всех”; Руссо считал, что это есть мирное первобытное царство свободы; Локк писал, что естественное состояние человека — в его неограниченной свободе.

Сторонники естественного права считают государство результатом юридического акта — общественного договора, который является порождением разумной воли народа, человеческим учреждением или даже изобретением. Поэтому данная теория связывается с механическим представлением о происхождении государства, выступающего как искусственное произведение сознательной воли людей, согласившихся соединиться ради лучшего обеспечения свободы и порядка.

Гольбах, например, определял общественный договор как совокупность условий для организации и сохранения общества. Дидро суть своего понимания общественного договора изложил следующим образом: “Люди быстро догадывались, — писал он, — что если они будут продолжать пользоваться своей свободой, своей независимостью и безудержно предаваться своим страстям, то положение каждого отдельного человека станет более несчастным, чем если бы он жил отдельно; они осознали, что каждому человеку нужно поступиться частью своей естественной независимости и покориться воле, которая представляла бы собой волю всего общества и была бы, так сказать, общим центром и пунктом единения всех их воль и всех их сил. Таково происхождение государей”.

Классическое обоснование договорная теория получила в трудах Руссо. Он пришел к выводу, что правители стали смотреть на государство как на свою собственность, а на граждан как на рабов. Они стали деспотами, угнетателями народа. Деспотизм, по Руссо, высшее и крайнее проявление общественных различий. Это неравенство становится причиной нового отрицательного равенства: перед деспотом все равны, ибо каждый равен нулю. Но это уже не старое естественное равенство первобытных людей, а равенство как искажение природы.

Руссо считает, что в интересах создания правомерного государственного устройства и восстановления истинного равенства и свободы надо заключить свободный общественный договор. Главная задача этого договора состоит в том, чтобы “найти такую форму ассоциации, которая защищала и охраняла бы общей совокупной силой личность и имущество каждого участника, в которой каждый, соединяясь со всеми, повиновался бы, однако, только самому себе и оставался бы таким же свободным, каким он был раньше”. Обосновывая договорную теорию, Руссо отмечает: “Каждый из нас отдает свою личность и всю свою мощь под верховное руководство общей воли, и мы вместе принимаем каждого члена как неразделимую часть целого”.

Власть монарха является производной не от божьего провидения, а от самих людей. Данный тезис, положенный в основу договорной теории происхождения государства и права, был наиболее ярко и обстоятельно развит Полем Гольбахом (1723 – 1789) в его работе “Священная зараза или естественная история суеверия”.

Выступая против широко распространенной в средние века идеи божественного происхождения власти королей, “являющихся представителями и подобием бога на земле”, Гольбах пишет, что в практическом плане эта идея служила оправданием всемогущества, бесконтрольности властей, произвола монархов и их ближайшего окружения. “Гордость привилегированных людей, — отмечает автор, — получила в силу божественного права власть быть несправедливыми и повелевать другими людьми. Последние верят, что должны отказаться в пользу своих господ от собственного счастья, должны работать только на них, сражаться и погибать в их войнах. Они верят, что должны подчиняться желаниям самых сумасбродных и вредных царей, которых небо послало им в гневе своем. Идея божественного происхождения власти монарха привела во многих странах к тому, что государь стал единственным источником милостей. Он развращал общество и разделял его, чтобы властвовать. При таком положении вещей нация была доведена до ничтожества; собственное неразумение сделало ее не способной ограждать свою безопасность, сопротивляться причиняемому ей злу и вознаграждать за оказываемые ей услуги; сами граждане забыли ее, игнорировали и не признавали. В каждой стране одно центральное лицо зажигало все страсти, приводило их в действие для своей личной выгоды и награждало тех, кого считало наиболее полезным для своих целей”.

Далее Гольбах замечает, что “воля монарха заняла место разума”. Прихоть монарха стала законом. Милость его стала мерилом уважения, чести, общественного почета. Воля монарха “определяла право и преступление, справедливость и несправедливость, воровство перестало быть преступлением, если было дозволено монархом”. Угнетение становилось законным, если совершалось от его имени. Налоги шли только на “безумные траты монарха, на утоление аппетитов его ненасытных царедворцев”.

Как же практически обстояло дело со свободой, справедливостью и с правом в тех странах, где господствовала теория божественного происхождения государства и права?

Отвечая на этот вопрос, Гольбах писал, что свобода в этих странах была запрещена монархом, “так как стесняла его распущенность“. И подданные “скоро поверили, что разрешенное государем достойно и похвально”.

Какую же роль при этом играло право? Было ли оно одинаково справедливо ко всем? Ответ Гольбаха: “Не было”. Суровость закона существовала лишь “для жалкого народа”, ибо “вельможи, фавориты, богачи, счастливцы не подлежали его строгому суду. Все мечтали только о чине, власти, титуле, сане и должности. Каждый стремился быть изъятым из-под гнета, чтобы угнетать других”. Каждый желал получить возможность безнаказанно творить зло.

Таким образом, законодательство, зависящее от “порочного двора”, должно было лишь связывать граждан. Законы, которые должны были обеспечивать счастье всех, “служили только для защиты богачей и вельмож от покушений со стороны бедняков и серых людей, которых тирания стремилась всегда держать в унижении и нищете”.

Аналогичных взглядов на природу власти, государства и права придерживались и другие сторонники и последователи договорной теории происхождения данных институтов.

Оспаривая идеи божественного происхождения государства и права, Александр Радищев (1749 – 1802) считал, что государство возникает не как результат некого божественного провидения, а как следствие молчаливого договора членов общества в целях совместной защиты слабых и угнетенных. Государство, по его мнению, “есть великая махина, цель которой есть блаженство граждан”.

Джон Локк (1632 – 1704) исходил из того, что всякое мирное образование государств имело в своей основе согласие народа. В известной работе “Два трактата о правлении” он говорит, что “с государствами происходит одно и то же, что и с отдельными людьми: они обычно не имеют никакого представления о своем рождении и младенчестве”. Локк обстоятельно развивал идеи относительно того, что “объединение в единое политическое общество” может и должно происходить посредством “одного лишь согласия”. А это, по мнению автора, и есть “весь тот договор, который существует или должен существовать между личностями, вступающими в государство или его создающими”.

Вопросы о том, что собой представляет общественный договор, каковым должно быть его содержание и назначение, как и многие аналогичные им вопросы получили наиболее яркое и основательное освещение в ряде трактатов Жан-Жака Руссо (1712 – 1778).

Основная задача общественного договора, по мнению Руссо, в том, чтобы ”найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде”.

Рассматривая государство как продукт общественного договора, порождение разумной воли народа, Руссо исходил из того, что каждый человек передает в общее достояние и ставит под высшее руководство общей воли свою личность и все силы, превращаясь в нераздельную часть целого. Это коллективное целое — юридическое лицо. Раньше оно именовалось “гражданской общиной”. Позднее — “Республикой или Политическим организмом”. Члены этого политического организма называют его “Государством, когда он пассивен, Суверенитетом, когда он активен, Державою — при сопоставлении его с ему подобными”.

Государство рассматривается Руссо как “условная личность”, жизнь которой заключается в союзе ее членов. Главной его заботой, наряду с самосохранением, является забота об общем благе, о благе всего общества, народа. Огромную роль при этом играют издаваемые законы, право.

Руссо выдвигает и развивает идею прямого народного правления, ибо “только общая воля может управлять силами государства в соответствии с целью его установления, каковая есть общее благо”.

Народ не может лишить самого себя неотчуждаемого права издавать законы, даже если бы он этого и захотел. Законы всегда являются актами общей воли. И никто не может быть выше их. Законами являются лишь такие акты, которые непосредственно принимаются или утверждаются путем проведения референдума самим народом.

Наряду с исключительным правом на принятие законов у народа имеется также неотчуждаемое право на сопротивление тиранам. Короли всегда “хотят быть неограниченными”. Хотя им издавна твердили, что “самое лучшее средство стать таковыми — это снискать любовь своих подданных”, это правило при дворах всегда вызывало и будет вызывать только насмешки.

Власть, возникающая из любви подданных, несомненно, наибольшая, но она непрочна и условна. Поэтому “никогда не удовлетворяются ею государи”. Личный интерес любых повелителей состоит в том, “чтобы народ был слаб, бедствовал и никогда не мог им сопротивляться”.

Таким образом, у любого правителя всегда сохраняется интерес и соблазн сосредоточения в своих руках государственной власти. Это приводит к тому, что в политическом режиме устанавливаются признаки открытого игнорирования прав и свобод народных масс, признаки деспотизма. В этих условиях народ может реализовать свое естественное право на сопротивление. При этом восстание, которое “приводит к убийству, или свержение с престола какого-нибудь султана — это акт столь же закономерный”, как и те акты, посредством которых монарх только что распоряжался жизнью и имуществом своих подданных. “Одной только силой он держался, одна только сила его и низвергает”.

Из всего сказанного следует, что сторонники данной теории исходят из того, что народ обладает естественным, неотчуждаемым правом не только на сознание государства на основе общественного договора, но и на его защиту.

Теория насилия

Теория насилия принадлежит к числу относительно новых теорий государства и права. Идейные истоки этой теории зародились еще в эпоху рабовладения. Ее представители считали, что государство возникает в результате насилия и завоевания. Более развернутое научное обоснование теория насилия получает в XIX – XX веках. Ее смысл состоит в том, что возникновение частной собственности, классов и государства является результатом внутреннего и внешнего насилия.

Наиболее характерные черты теории насилия изложены в работах Е. Дюринга, Л. Гумплевича, К. Каутского и других. Дюринг считал, что основой общественного развития являются формы политических отношений, а экономические явления — это следствие политических актов. Первоначальный фактор возникновения государства следует искать в непосредственной политической силе. Общество, по мнению Дюринга, состоит хотя бы из двух человек. Две человеческие воли как таковые вполне равны друг другу, ни одна из них не может предъявить другой никаких положительных требований. При таком положении дела, когда общество состоит из двух равных лиц, неравенство и рабство невозможны. Для объяснения происхождения государства Дюринг образно привлекает третьего человека, так как без него нельзя принимать решение большинством голосов, а без подобных решений, то есть без господства большинства над меньшинством, не может возникнуть государства. По его мнению, собственность, классы и государство возникают как результат насилия одной части общества над другой.

Австрийский социолог и государствовед Гумплович является представителем теории внешнего насилия. Он считает, что государство образуется вследствие завоевания сильным племенем более слабого. В итоге завоевания возникает рабство: одно племя, победившее в борьбе, становится господствующим; другое, потерпевшее поражение, теряет свободу и оказывается в положении рабов. Рабство ведет к появлению частной собственности и классов. С частной же собственностью связан переход от кочевого быта к земледельческому, оседлому быту. Государственная власть возникает из физической силы: господство племени, основанное только на физическом преобладании над другим племенем, постепенно превращается в господство класса, опирающегося на экономическое могущество последнего.

Каутский также видит источник государства во внешнем насилии, в войнах. Племя-победитель, по его утверждению, подчиняет себе побежденное племя, присваивает землю этого племени, а затем принуждает его систематически работать на себя, платить дань или подати. В результате такого завоевания возникает деление на классы, а принудительный аппарат, создаваемый победителями для управления побежденными, превращается в государство. Лишь там, где имеет место внешнее насилие, “возникает деление на классы, но не вследствие деления общины на различные подразделения, но вследствие соединения в одно двух общин, из которых одна делается господствующим и эксплуатирующим, другая — угнетенным и эксплуатируемым классом.

Ссылаясь на пример образования ряда стран Европы и Азии, которые возникали, по мнению ученого, путем насилия, Л. Гумплович делал окончательный вывод, что “вследствие подчинения одного класса людей другому образуется государство”.

Во внутренней и внешней вражде племен и заключается все дело, а не в чем-то ином. Именно в племенах, в их взаимной борьбе мы можем признать главные основные части, действительные краеугольные камни государства.

При этом насилие рассматривается не как некое ограниченное, локальное, а как глобальное, естественное явление, порождающее не только единство противостоящих друг другу “элементов” государства (победителей и побежденных, правящих и управляемых), но и имеющее далеко идущие социально-экономические последствия.

Какие последствия имеются в виду? Те, которые ассоциируются с появлением рабства. Последнее возникает, по мнению Л. Гумпловича, исключительно в силу воздействия на общество (племя, народ, нацию) извне, со стороны других сообществ, племен, народов, в результате войн, порабощения и закабаления одних племен или народов другими. Во всех подобных случаях, подчеркивают сторонники теории насилия, появляется военное превосходство того или иного народа (племени) над другим — “над жителями завоеванной страны”. При этом ведущиеся войны, с одной стороны, производят “разрушительное действие”, а с другой — в них обнаруживается и “некоторая положительная, созидающая государства сила”.

Пока не было института рабства, пока не хватало этого первого условия для продолжительной жизни, до тех пор развитие государства было невозможно. О государственной жизни, о ее хозяйственных основах племя тогда лишь могло думать, когда оно приобретало необходимые для этого “живые орудия”, т. е. когда оно “покоряло себе другое племя, порабощало и эту порабощенную массу разделяло между отдельными своими членами, когда оно создало первую государственную организацию”.

Сторонники теории насилия полагают, что до тех пор, пока племя состоит лишь из “схожих между собой единоплеменников”, между ними нет вражды, войн, а следовательно, и рабства. Когда же одно племя покоряет другое, то появляются рабы, возникает и развивается институт рабства.

Таким образом, насилие одних племен над другими рассматривается и в качестве основных причин рабства.

Остается открытым вопрос о причинах и природе закабаления. Ведь не следует забывать о том, что сам характер захватнических войн, порабощение одних племен и народов другими практически стали возможными лишь тогда, когда процесс развития орудий труда и производства в обществе достиг такого уровня, что экономически стало возможным и выгодным закабалять побежденные племена и народы, эксплуатировать их, превращая в рабов.

Другим далеко идущим социальным последствием, которое ассоциируется, по мнению сторонников теории насилия, непосредственно с завоеванием и порабощением, является возникновение частной собственности. Насилие порождает рабство, ведет к появлению частной собственности. С последней же связан, согласно теории насилия, переход племен от кочевого образа жизни и быта к оседлому земледельческому. Зарождающаяся при этом государственная власть опирается исключительно на физическую силу. Это государство племени. Его основа — физическое преобладание одного племени над другим.

По мере развития общества государство племени перерастает в государство класса. Основой последнего является экономическое господство власть имущих. Л. Гумплович отмечает, что одновременно с процессом превращения племен в классы и сословия протекает процесс развития сознания. “Племенное сознание в современном государстве отчасти исчезло, отчасти же сменилось сословным и классовым сознанием”.

Наряду с данными процессами развития общества и государства протекает процесс дальнейшей эволюции частной собственности. Она рассматривается Л. Гумпловичем и его последователями как некое орудие или средство в руках государственной власти.

Не оспаривая процесс эволюции общества, государства и собственности, следует обратить внимание на спорность решения вопроса о соотношении собственности и власти. Исторический опыт не подтверждает тезиса, выдвигаемого сторонниками теории насилия, о том, что государственная власть порождает частную собственность, а не наоборот. Не подтверждается тезис и о том, что собственность является орудием государственной власти. Все обстоит наоборот. Собственность обусловливает как само появление государственной власти, так и ее характер. Собственность в основном определяет и ее служебную роль.

Можно по-разному относиться к научным исследованиям К. Маркса и Ф. Энгельса, а также к их философским обобщениям и выводам. Но не подлежит сомнению многократно подтвержденный самой жизнью их вывод, сделанный на примере Англии, о том, что собственность “правит аристократией”.

Теория насилия отражает взгляды лишь некоторых слоев общества и их представителей на природу государства и на его происхождение.

Отвергать полностью теорию насилия нельзя не только из формальных соображений, но и на основании исторического опыта, который подтверждает, что завоевание одних народов другими являлось реальным фактором существования государственности исторически длительное время (например, Золотая Орда). Элемент насилия объективно присутствовал и сопровождал процесс любого государства. В более позднее время непосредственное насилие сыграло решающую роль в образовании американского государства. Ясно, что эти реальные факты исторической действительности лишь частично подтверждают истинность теории насилия, но не позволяют игнорировать ее научные положения.

Абсолютизируя роль насилия в истории, данная теория не учитывает того, что очень многие государства и правовые системы раньше и сейчас создаются и развиваются отнюдь не в результате завоевания извне или иным насильственным путем.

Психологическая теория

Психологическая теория государства и права возникла в середине XIX века. Широкое распространение получила в конце XIX первой половине XX века. Ее наиболее крупный представитель — русский государствовед и правовед Л. Петражитский (1867 – 1931 гг.).

Ее сторонники определяют общество и государство как сумму психических взаимодействий людей и их различных объединений. Суть данной теории состоит в утверждении психологической потребности человека жить в рамках организованного сообщества, а также в чувстве необходимости коллективного взаимодействия. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство есть следствие психологических закономерностей развития человека.

Понятно, что все общественные явления разрешаются на основе психических актов людей. В этом смысле психологическая теория объясняет многие вопросы общественной жизни, которые ускользают от внимания экономической, договорной, органической теорий. Однако попытка свести всю общественную жизнь к психологическому взаимодействию людей, объяснить жизнь общества и государства общими законами психологии — такое же преувеличение, как и все другие представления об обществе и государстве.

Государство — явление чрезвычайно многогранное. Причины его возникновения объясняются многими объективными факторами: биологическими, психологическими, экономическими, социальными, религиозными, национальными и другими. Их общее научное осмысление вряд ли возможно в рамках какой-то одной универсальной теории, хотя в истории человеческой мысли такие попытки делались (Платон, Аристотель, Монтескье, Руссо, Кант, Гегель, Маркс, Плеханов, Бердяев).

Суть психологической теории заключается в том, что она пытается объяснить возникновение государственно-правовых явлений и власти особыми психологическими переживаниями и потребностями людей.

Какие это переживания и потребности? Это потребность властвования у одних и потребность подчинения у других. Это осознание необходимости послушания, повиновения определённым лицами в обществе. Потребность следовать их указаниям.

Психологическая теория государства и права рассматривала народ как пассивную инертную массу, ищущую подчинения.

В своих работах по теории государства и права Петражицкий подразделяет право на автономное (или интуитивное) и на позитивное (гетерономное). Автономное право образует переживания, исполняющиеся по зову внутреннего “голоса” совести. Позитивное правовое представление имеет место тогда, когда оно основано на чужом авторитете, на внешнем нормативном акте.

По мнению Петражицкого, право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика наделяет граждан материальными и идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Организационная функция права состоит в наделении субъектов властными полномочиями.

Несмотря на известную теоретическую сложность и “замкнутость” на психологической стороне правовых явлений общественной жизни, многие принципиальные положения теории Петражицкого восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права.

Расовая теория

Расовая теория берет свое начало еще в эпоху рабовладения, когда в целях оправдания существующего строя развивались идеи естественного деления населения в силу прирожденных качеств на две породы людей — рабовладельцев и рабов.

Наибольшее развитие и распространение расовая теория государства и права получила в конце XIX – первой половине XX вв. Она легла в основу фашистской политики и идеологии.

Содержание расовой теории составляли развиваемые тезисы о физической и психологической неравноценности человеческих рас, положения о решающем влиянии расовых различий на историю, культуру, государственный и общественный строй. О делении людей на высшую и низшую расы, представители первой являются создателями цивилизации и призваны господствовать в обществе и государстве. Удел вторых — слепое и беспрекословное повиновение. С помощью государства и права высшие расы должны господствовать над низшими.

Ж. Гобино (1816 – 1882 гг.) объявлял арийцев “высшей расой”, призванной господствовать над другими. В фашистской Германии была предпринята попытка переписать всемирную историю заново. Носительницей духа высшей арийской расы объявлялась Германия. К низшим расам относились семиты, славяне и другие.

На расовой основе создавалась особая система ценности (“душа расы”, “чистота крови”, “вождь нации” и т. п.). Высшая цель арийца — сохранение чистоты крови. “Люди гибнут не из-за проигранных войн, — писал Гитлер, — а из-за потери сопротивляемости... Все, что не является полноценной расой на земле — плевелы”.

Важным средством решения всех важнейших государственно-правовых и божественных проблем объявлялась война.

Расовая теория повлекла за собой чудовищную практику “узаконенного” уничтожения целых народов, национальных меньшинств, непримиримо относившихся к фашизму национальных слоев.

Исторически расовая теория изжила себя и была полностью дискредитирована несколько десятилетий назад. Она не используется больше как официальная или даже полуофициальная идеология. Но как “научная”, академическая доктрина она имеет хождение в западных странах и в настоящее время.

Органическая теория

Представления о государстве как своеобразном подобии человеческого организма были сформулированы первоначально ещё древнегреческими мыслителями. Платон, например, сравнивал структуру и функции государства со способностью и сторонами человеческой души. Аристотель считал, что государство во многих отношениях напоминает живой человеческий организм, на этом основании отрицал возможность существования человека как существа изолированного. Образно свои взгляды он аргументировал следующим сравнением: как руки и ноги, отнятые от человеческого тела, не могут самостоятельно функционировать, так и человек не может существовать без государства.

Суть органической теории такова: общество и государство представлены как организм, поэтому их сущность возможно понять из строения и функций этого организма. Все неясное в строении и деятельности общества и государства может быть объяснено по аналогии с закономерностями анатомии и физиологии.

Органическая теория, видным представителем которой является Герберт Спенсер, в окончательном виде была сформулирована в XIX веке. По мнению Г. Спенсера, государство есть некий общественный организм, состоящий из отдельных людей, как живой организм состоит из клеток. Важной стороной данной теории является утверждение о том, что государство образуется одновременно со своими составными частями (людьми) и будет существовать, пока существует человеческое общество. Государственная власть — это господство целого над своими составными частями, выражающееся в обеспечении государством благополучия своего народа. Если организм здоровый, то и клетки его функционируют нормально. Болезнь организма подвергает опасности составляющие его клетки, наоборот, больные клетки снижают эффективность функционирования всего организма. Такое представление о государстве может показаться наивным и ненаучным. Однако в нем есть существенное рациональное зерно, к которому нашей науке, возможно, придется возвратиться. Утверждение Спенсера о том, что теория государства станет научной лишь при условии, если она воспримет методологию и понятия естественных наук, не лишено объективного смысла.

Во-первых, законы социальной жизни предопределяются законами естественными. Человек становится существом общественным, будучи уже биологически сформированным индивидом, обладающим волей и сознанием. Первично он являлся творцом природы, затем членом общества, а затем гражданином государства. Понятно, что исчезновение человека как биологического вида одновременно будет означать гибель и общества, и государства. Следовательно, в общественной жизни необходима гармония естественных и социальных законов человеческого развития.

Во-вторых, органическая теория довольно четко вводит в понятие об обществе и государстве системный признак. Подавляющее большинство ее сторонников считают, что общество и его государственная организация — это сложная система, состоящая из взаимодействующих и взаимообусловленных элементов.

В-третьих, органической теорией обосновывается (Спенсер) дифференциация и интеграция общественной жизни. Одно из важных ее положений состоит в том, что разделение труда ведет к дифференциации общества. С другой стороны, интеграция объединяет людей в государство, посредством которого они могут удовлетворять и защищать свои интересы.

Материалистическая (классовая) теория

Материалистическая (классовая) теория исходит из того, что государство возникло в силу экономических причин: общественного разделения труда, появления прибавочного продукта и частной собственности, а затем раскола общества на классы с противоположными экономическими интересами. Как объективный результат этих процессов возникает государство, которое специальными средствами подавления и управления сдерживает противоборство этих классов, обеспечивая преимущественно интересы экономически господствующего класса.

Суть теории заключается в том, что государство явилось на смену родоплеменной организации, а право — обычаям. В материалистической теории государство не навязывается обществу, а возникает на основе естественного развития самого общества, связанного с разложением родового строя. С появлением частной собственности и социальным расслоением общества по имущественному признаку (с появлением богатых и бедных) интересы различных социальных групп стали противоречить друг другу. В складывающихся новых экономических условиях родоплеменная организация оказалась неспособной управлять обществом. Появилась потребность во властном органе, способном обеспечивать преимущество интересов одних членов общества в противовес интересам других. Поэтому общество, состоящее из экономически неравных социальных слоев, порождает особую организацию, которая, поддерживая интересы имущих, сдерживает противоборство зависимой части общества. Такой особой организацией стало государство.

По утверждению представителей материалистической теории, оно является исторически преходящим, временным явлением и отомрет с исчезновением классовых различий.

Материалистическая теория выделяет три основные формы возникновения государства: афинскую, римскую и германскую.

Афинская форма — классическая. Государство возникает непосредственно и преимущественно из классовых противоречий, формирующихся внутри общества.

Римская форма отличается тем, что родовое общество превращается в замкнутую аристократию, изолированную от многочисленной и бесправной плебейской массы. Победа последних взрывает родовой строй, на развалинах которого возникает государство.

Германская форма — государство возникает как результат завоевания обширных территорий для государства.

Основные положения материалистической теории представлены в работах К. Маркса и Ф. Энгельса.

Классовость и экономическая обусловленность права являются важнейшими принципиальными положениями марксистской теории. Основным содержанием этой теории является представление о том, что право является продуктом классового общества; выражением и закреплением воли экономически господствующего класса. При данных отношениях господствующие индивиды должны конституировать свою силу в виде государства и придать своей воле всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона. Возникновение и существование права объясняется необходимостью закрепления воли экономически господствующего класса в виде законов и нормативным регулированием общественных отношений в интересах этого класса. “Право есть лишь возведенная в закон воля”.

Заслугой марксизма являются постулаты о том, что право — это необходимый инструмент обеспечения экономической свободы индивида, являющийся “беспристрастным” регулятором отношений производства и потребления. Его нравственные основы в цивилизованном мире учитывают и реализуют объективные потребности общественного развития в рамках дозволенного и запрещенного поведения участников общественных отношений.

Представители других концепций и теорий происхождения государства считают положения материалистической теории односторонними, неверными, так как они не учитывают психологический, биологический, нравственный, этнический и другие факторы, обусловившие формирование общества и возникновение государства.

Заключение

Уже тысячелетия люди живут в условиях государственно-правовой действительности. Они являются гражданами определенного государства, подчиняются государственной власти, сообразуют свои действия с правовыми предписаниями и требованиями. Естественно, что еще в глубокой древности они стали задумываться над вопросами о причинах и путях возникновения государства и права. Создавались самые разнообразные теории, по-разному отвечающие на такие вопросы. Множественность этих теорий объясняется различными историческими и социальными условиями, в которых жили их авторы, разнообразием идеологических и философских позиций, которые они занимали.

Государство — явление многогранное. Рассмотренные нами теории по-разному объясняют причины происхождения государства. Каждая из этих теорий раскрывает одну из возможных сторон процесса возникновения государства.

История цивилизации знает десятки, сотни правовых теорий. Глубокие умы человечества в течение веков бились над разгадкой феномена права, раскрытием его сущности. Правовые теории прошлого являлись завоеванием человеческой культуры, стремлением научной мысли проникнуть в самую сердцевину человеческих отношений.

В наиболее общем виде все разнообразие взглядов на разнообразие права и государства может быть сведено к противостоянию двух исходных принципиальных позиций. Одна из них заключается в объяснении государства и права как средств силы, средств преодоления общественных противоречий и обеспечения порядка путем насилия, путем принуждения. Наиболее четко и последовательно эта позиция обоснована теорией насилия. Вторая точка зрения состоит в том, что государство и право обеспечивают порядок в обществе путем снятия противоречия, достижения социальных компромиссов. Суть государства и права составляет общественное согласие, компромисс. Наиболее четко эта позиция обоснована теорией общественного договора.

Библиографический список

Конституция РФ. — М., 1993 г.
Советский Энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1989.
Алексеев С. С. Государство и право. — М., 1993 г.
Алексеев С. С. Общая теория права. — М., 1981 г.
Лазарев В. В. Общая теория права и государства. — М.: Юрист, 1994 г.
Лившиц Р. З. Теория права. — М.: БЕК, 1994 г.
Марченко М. Н. Теория государства и права. — М., 1996 г.
Новицкий И. Б. Римское право. — М., 1993 г.
Храпанюк В. Н. Теория государства и права. — М., 1993 г.
[/sms]

28 окт 2008, 09:40
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.