Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: Крепостничество как феномен русской государственности


Реферат: Крепостничество как феномен русской государственности

Реферат: Крепостничество как феномен русской государственности Мы считаем, что положение русского крестьянства характеризуется как переломное, когда феодалы и государство переходят в наступление на права и свободы крестьян. Развитие феодального, и, прежде всего, поместного землевладения и отработочной ренты, централизация государственного управления и постоянные войны усиливали уровень эксплуатации крестьян, который до этих времен был невысоким. С 15 века начинается разделение "старожильцев", которые издавна жили в вотчине или поместье и платили феодалу ренту, и "пришлых", "откупленных" (выкупленных холопов), освобожденных на время от повинностей. Эти категории крестьян феодалы стремились перевести в разряд "старожилов". Взаимоотношения крестьян и феодалов строились на взаимных обязательствах. Рост числа зависимых крестьян, усиление форм зависимости и эксплуатации вели к увеличению их переходов, побегов, "отказа" своему феодалу в пользу нового владельца. В борьбе с этим явлением феодалы начинают стеснять "обычное право" крестьян на переходы. Предполагается, что с 60-х гг. 15 века начали производить переписи крестьян, обязанных нести тягло.

Итоги развития холопьего права к концу 15 века были подведены в Судебнике 1497 г. Всего в нем 10 – 12 статей посвящены вопросам о холопах. В Судебнике 1497 г. Ивана III статья 57 закрепляла Юрьев день (26 ноября) как общегосударственный срок перехода от одного феодала к другому, обусловленный уплатой "пожилого". Кодекс уже проводит разграничение между отдельными прослойками закрепощаемого крестьянства.

Рост дворянского землевладения, раздача поместий в отдельных и малообжитых местах, переход функций выборных властей тяглого мира на землевладельца порождали в среде помещиков конкуренцию за рабочие руки и закрепостительные настроения. За то, что землевладелец служил со своей земли государству, крестьяне были обязаны работать на него, пахать его пашню и платить ему оброк. Ни помещику, ни правительству было уже неудобно допускать свободный выход крестьян с занятой ими земли, и потому крестьян старались удерживать на местах. Их записывали вместе с их землями в особые "писцовые книги", и тех, кто попал в книгу, считали прикрепленными к той земле, на которой он был записан.
[sms]

В связи с социально-экономической деградацией страны во второй половине 15 века крестьяне, испытывая обостренную нужду в средствах производствах и деньгах, стали еще прибегать к денежным займам под высокий процент (20% в год). До этого они обычно снимали барскую землю на короткие сроки, как правило, на один год, возобновляя затем контракты (порядные) или уходя к новым землевладельцам. Многие из них становились должниками и даже старожильцами, которые, прожив долгое время на одном месте и значительно увеличив первоначальную задолженность, утрачивали фактическую возможность выхода. Несмотря на то, что долговые обязательства касались лишь крестьян-домохозяйцев, их родственники, которые, могли отделиться, обычно переходили к другим землевладельцам и в качестве "новоприходцев" и "новопорядцев" заключали с ними договоры от своего имени со всеми вытекающими последствиями. По мере увеличения числа старожильцев право крестьянского перехода в срок за неделю до Юрьева дня и неделю после, утвержденное Судебниками 1497 и 1550 гг., отмирало само собой без всякого законодательства государства.

Еще одним источником крепостничества явился установленный Судебником 1550 г. новый принцип обязательности и наследственности повинностей, закрепляемых государством за определенными сословиями. Он лишал крестьян-должников (закладников) прежней привилегии на досрочное прекращение их личной зависимости посредствам выполнения принятых ранее обязательств. Неуплата задолженности в срок формально становилась для неплательщика равнозначной продажей в холопство. Таким образом, произошло сближение холопства (до конца 15 века единственной формы крепостничества) с закладничеством в правовом отношении.

В России большинство сельского населения превратилось из арендаторов в крепостных где-то между 1550 и 1650 гг., то есть в то самое время, когда монархия, освободившись от последних пережитков партикуляризма, стала абсолютной хозяйкой страны.

Появление опричнины придало новые импульсы закрепостительному процессу, поскольку имела антикрестьянскую направленность. Опричнина помогла многим служилым людям обзавестись землей и крестьянами, причем в тех местностях, где не только не преобладало крупное земледелие, но где вообще феодально-крепостнические отношения отличались сравнительной незрелостью. Она появилась именно в тот момент, когда в силу развития крепостнического процесса в разных районах страны ещё имелась реальная перспектива в целом обеспечить помещиков землей и крестьянами, не нарушая коренных экономических интересов всего класса феодалов, т. е. довести до конца осуществление одного из главных пунктов социальной программы укреплявшегося центрального государства.

Когда же эта политика стала распространяться на "развитые" в феодально-крепостническом отношении центральные области Московского государства, порождая при этом серьезные столкновения внутри самого служилого сословия, последовала ее отмена.

Опричнина послужила причиной экономического кризиса в стране: значительная земельная площадь не обрабатывалась, "тяглое население", спасаясь от бремени всё новых государственных повинностей, помещичьего закабаления, голода и болезней, особенно в конце 60-х – начале 70-х гг. 16 века, попросту разбегалось. Одновременно с этим возрастающие военные расходы и опережающий (в сравнении с крестьянством) рост численности господствующего класса за счет рекрутирования на военную службу всё новых выходцев из плебейских слоёв, измельчание земельной собственности вели к повышению степени феодальной эксплуатации. Помещики проявляли всё большую нетерпимость к сохраняющимся правам крестьян, и, в первую очередь, — к праву перехода. Они всё решительнее требовали введения крепостнического законодательства.

Государство шло до известного предела навстречу пожеланиям помещиков, проявляя вместе с тем и определённую сдержанность, опасаясь превращения задолжавших крестьян из "тяглых людей" в кабальных холопов, которые не были обязаны государству. Первые закрепостительные указы, запрещавшие крестьянам уходить от прежних хозяев даже в Юрьев день, т. н. Заповедные годы, появились в начале 80-х гг., ещё при Иване IV. Правительство Федора Ивановича (1584 – 1598 гг.) и Бориса Годунова (1598 – 1605 гг.) также придерживалось курса на закрепощение крестьян.

Возможно даже, что около 1592 – 1593 гг. был издан указ, навсегда запретивший крестьянский "выход" по всей стране. Если правительство Годунова в 1601 – 1602 гг. и разрешало переходы некоторым категориям крестьян, то они носили временный, ситуационный характер. В 1597 году был принят закон, установивший пятилетний срок давности для сыска крестьян (урочные годы). При этом правительственная власть исходила, прежде всего, из собственных интересов, стремясь не допустить прогрессирующего запустения центральных уездов. Вплоть до начала 17 века государство рассматривало договорные отношения помещиков и крестьян как их частное дело: беглые преследовались только по искам землевладельцев.

Государство заботилось о поддержании поместной системы не только потому, что она имела первостепенное значение для обороноспособности государства, но и потому, что хотело удержать на месте частновладельческих крестьян (тяглецов), которые платили подати в казну. Выход из военно-политических и хозяйственных затруднений правительство Михаила Фёдоровича также видело в усилении закрепостительной политики: срок давности для сыска крестьян был увеличен (в 1637 г. — до 9 лет, а в 1641 г. — до 10 – 15 лет). Что касается организации сыска, то ещё в 1607 г. при Василии Шуйском крестьянские побеги из разряда гражданских правонарушений были переведены в разряд государственных преступлений, следовательно, сыском теперь занимался не сам владелец крестьян, а административно-полицейские органы.

В середине 17 века всё более ощутимой становилась потребность издать свод законов, свести воедино частное законодательство, разросшееся, но никак не упорядоченное.

Результатом кодификационной работы, осуществленной специальной комиссией с участием выборных от сословий, стало составленное уже в царствование Алексея Михайловича (1645 – 1676 г.) Соборное уложение 1649 г., которое завершило юридическое оформление системы крепостного права: сыск беглых крестьян становился бессрочным, устанавливалась наследственность крепостного состояния, жители посадов были прикреплены к тяглым посадским общинам.

В 1718 – 1724 гг. по указу Петра I в стране осуществлялась перепись населения, по окончании которой была введена подушная подать, заменившая подворное обложение. Значение этой финансовой меры трудно переоценить.

Податная реформа стала важным этапом в развитии крепостного права в России, она распространила его и на те слои населения, которые ранее были либо свободными ("гулящие люди"), либо могли обрести свободу после смерти (кабальные холопы). И те, и другие в связи с реформой становились навечно крепостными. В процессе проведения податной реформы было образовано новое сословие государственных крестьян. Его составили черносошные крестьяне Севера, пашенные люди Сибири, Ясачные люди Среднего Поволжья.

Вводилась паспортная система. Каждый крестьянин, уходивший на заработки дальше 30 верст от места жительства, должен был иметь паспорт с указанием срока возвращения.

В 17 веке завершается процесс установления крепостного права.

Для правления Екатерины II наиболее характерно усиление крепостничества. Этому в значительной мере способствовала сама императрица, отдавая сотни тысяч государственных крестьян в беспросветное рабство своим многочисленным фаворитам. Крепостной крестьянин из последних сил работал на помещика. Барин же имел право распоряжаться им как одухотворённой собственностью, мог по любому поводу запороть его до смерти на своей конюшне. В "просвещённый" век Екатерины II в газете "Санкт-Петербургские ведомости" можно было прочитать такое объявление: "В Четвертой Мещанской в № 111 продаются две молодые девки, собой видные, грудастые, бельё шьют, гладят и крахмалят и стряпать мастерицы. Последняя цена им 1000 рублей. Тут же продается жеребец, да бык, да стая гончих собак, числом пятьдесят, по сходной цене". Такая продажа крепостных без земли практиковалась в продолжение всего царствования Екатерины II.

Усиление крепостного гнета неизбежно вызывало дальнейшее обострение классовых противоречий в стране. Восставали разные разряды крестьян. Причиной выступления помещичьих крестьян послужила молва, что наряду с манифестом о вольности дворянской будет обнародован манифест об освобождении крестьян от помещиков. Монастырских крестьян приводила в движение против своих хозяев нерешительная политика правительства относительно судеб владений духовных феодалов. Государственные крестьяне, приписанные к заводам, так же тяготились своим положением. Высшим проявлением классовой борьбы крестьян были восстания. Они возникали стихийно и поэтому отличались разобщенностью между собой.

К началу 70-х годов XVIII века на огромных просторах Российской империи классовые противоречия настолько обострились, что стало возможным их перерастание в открытую форму вооруженной борьбы. Для крестьянской войны нужен был только достойный вождь.

Крестьянская война 1773 –1775 гг. под предводительством Е. Пугачева оставила заметный след в истории. Она охватила огромную территорию — Оренбургский край, Западную Сибирь, Урал, Приуралье, Среднее и Нижнее Поволжье, подошла к границам Московской губернии. Наравне с крестьянами, казаками и городским населением активное участие в ней принял горно-заводский "рабочий люд", будущий рабочий класс. Важной стороной движения была попытка придать ему черты организованности, и создания военной коллегии — органа военной, судебной и административной власти — является наглядным этому доказательством.

Вторая половина 18 века характеризуется бурным ростом дворянского землевладения. Из фонда государственных земель за время царствования Екатерины помещикам было роздано более 800 тыс. крестьян. Особенно быстро росло количество помещичьих усадеб на Украине. Необходимость освоения колонизуемых земель крестьянским трудом вызвала запрещение крестьянских переходов, то есть крепостничество распространялось на Украину (1783 г.). Крепостное право распространялось не только вширь, на новые территории, но и усиливалось: возрастали размеры оброка и продолжительность барщины, усиливалась власть помещика над личностью крестьянина.

Чтобы предотвратить "оскудение" дворянства, вызванное непомерными расходами, государство оказывало ему экономическую помощь: в 1765 г. было создано Вольное экономическое общество (возглавил его Г. Г. Орлов) для помощи дворянскому предпринимательству. Государственный заемный банк предоставлял дворянам дешёвый кредит из 6% годовых под залог крестьянских душ.

В области промышленности и торговли государство (указом 1767 г. и манифестом 1775 г.) провозгласило принцип свободы предпринимательской деятельности, что также было выгодно, в первую очередь, дворянству. Оно обладало крепостными трудовыми ресурсами, имело дешёвое сырьё, получало субсидии от государственных и сословных кредитных учреждений. Дворянство, в то числе и среднее, встало на путь крепостнического предпринимательства — стало расти число вотчинных мануфактур. Рост крестьянских мануфактур также оказался на руку дворянству, т. к. многие крестьяне-предприниматели были крепостными. Наконец, уход оброчных крестьян в город на заработки также был удобен помещику, стремившемуся получить больше наличных денег.

Капиталистических, т. е. основанных на наемном труде, предприятий было немного, да и наемные рабочие зачастую были лично не свободными, а крепостными крестьянами на заработках. Абсолютно преобладающими были формы промышленности, основанные на различных видах подневольного труда. В начале царствования Екатерины в России было 655 промышленных предприятий, к концу — 2294.

В период правления Екатерины дворянство окончательно оформилось как привилегированное сословие. Жалованная грамота дворянству (1785 г.) подтверждала старые привилегии: монопольное право на владение крестьянами.

С восшествием на престол Павла I в крестьянской среде империи пошли слухи об освобождении от крепостного права (так часто было при перемене царствования), они всколыхнули крестьянскую массу, и восстания широкой волной разлились по стране. Главным очагом этого стихийного движения стали районы великорусского центра, в частности, Орловская и Брянская губернии.

За период с 1796 по 1798 гг. произошло 184 волнения крестьян с требованиями освобождения их от власти помещиков и перевода в казённое ведомство. Восстания жестоко подавлялись, виноватых карали беспощадно.

В целом законодательства Павла I по крестьянскому вопросу было продолжением политики Екатерины II, но новый император пытался использовать как карательные экспедиции, так и некоторые законодательные акты, ограничивающие эксплуатацию крестьянства.

Павел ввел практику приведения к присяге крестьян наравне с дворянами. В манифесте от 5 апреля 1797 г. запрещалось отправление барщины по воскресным дням, и содержался совет помещикам ограничиваться трёхдневной барщиной в неделю.

16 февраля 1797 г. была запрещена продажа дворовых и безземельных крестьян "с молотка или с подобного на сию продажу торга", позже — раздроблять крестьянские семьи при их переходе к другим владельцам. Указом от 16 октября 1798 г. запрещалось продавать дворовых людей и крестьян без земли. В целом же указы Павла I о крепостных крестьянах облегчали участь последних тем, что давали возможность жаловаться на произвол господ. Однако все эти меры никоим образом не свидетельствовали об антикрепостнических настроениях Павла.

За своё короткое правление он успел раздать в собственность помещикам 600 тыс. государственных крестьян. Фактическое положение крепостных осталось по-прежнему безысходным. Тем не менее, Павловские указы были первыми за много десятилетий официальными документами, по крайней мере, провозглашавшими некоторые послабления крестьянству.

В середине 18 века наблюдалось, с одной стороны, небольшое сокращение помещичьего землевладения в Центральной России (за счет продажи дворянами своих земель представителям других сословий), а с другой стороны, значительное увеличение дворянского землевладения в Приуралье, Поволжье и районах Степного Юга (за счет крупных земельных пожалований сановникам царского двора).

Развитие товарно-денежных отношений подрывало натуральный характер хозяйства. Стремление помещика к производству хлеба на продажу вызывало расширение барской запашки и сокращение крестьянских наделов. Широкое развитие обмена и торговых отношений разлагало крепостное право и расширяло возможности освобождения крестьян от внеэкономического принуждения. Вместе с тем неотвратимо наступали положительные сдвиги в технике сельскохозяйственного производства. Процесс разложения крепостничества протекал противоречиво и неоднозначно в различных районах страны.

Крестьяне в неземледельческих губерниях переводились с барщины на оброк, при этом их внеэкономическое принуждение в какой-то степени ослабевало. Зажиточные оброчники имели возможность выкупиться на волю. В земледельческих губерниях, наоборот, возрастала барщина и усиливалось внеэкономическое принижение крестьян. В целом же по России с конца 18 века до середины 19 столетия удельный вес барщинных крестьян увеличился с 56 до 71%. В эти годы барщинная форма крепостничества заметно преобладала над оброчной. Такое соотношение форм эксплуатации бесправных крестьян объяснялось двумя причинами: помещичье хозяйство, с одной стороны, вступало в товарно-денежные отношения, вследствие чего увеличивалось производство хлеба на продажу, с другой — ещё недостаточное промышленное развитие страны, её аграрный характер не способствовали более широкому распространению оброчной формы. Следует заметить, что расширение барщинной формы крепостничества отнюдь не означало её большей рентабельности по сравнению с оброчной.

Напротив, кризис крепостного хозяйства развивался прежде всего как кризис барщиной системы, при которой производительность подневольного труда крестьян неизмеримо падала. Крестьянин, конечно, не мог быть радивым тружеником на барских угодьях, он не столько работал, сколько тянул время. При этом не могли заметным образом поднять производительность труда крепостных различные меры стимулирования и интенсификации барщины. Была введена норма дневной выработки, частичная оплата и другие меры для того, чтобы повысить производительность.

В то же время и оброчные хозяйства помещиков переживали свои трудности. Дальнейшее развитие крестьянских промыслов породило между ними конкурентную борьбу. Одновременно рост фабричной промышленности подрывал многие традиционные крестьянские ремесла. Заработки оброчных крестьян заметно сократились, их платежеспособность падала а следовательно, уменьшалась и доходность помещичьих имений. В результате, начиная с 20-х годов 19 века повсеместно росли недоимки — главный показатель несоразмерности крестьянского оброка с реальной платежеспособностью крепостных.

Внешняя торговля связывала Россию с мировым рынком, втягивала её в орбиту капиталистических отношений. Это обстоятельство также становилось одним из факторов, подрывающих её феодально-крепостнические хозяйственные основы.

Первая половина 19 века была отмечена усилением антифеодальных выступлений народа. Массовое антикрепостническое движение крестьян, составлявших основную социальную силу, являлось выражением все более обострявшегося конфликта между новыми, объективно развивающимися в стране социально-экономическими процессами и феодально-крепостническим строем. При этом рост крестьянских волнений был обусловлен не только усилением феодальной эксплуатации и ухудшением их положения, но и упорным стремлением масс добиться свободной хозяйственной деятельности.

Массовые волнения крестьян приобретали всероссийский характер, что особенно вызывало страх у помещиков и царского правительства. Помимо коллективных выступлений крепостные крестьяне выражали гневный протест против своего бесправного положения и в других формах: убивали помещиков и их управляющих, жгли барские усадьбы, отправлялись в бега, не исполняли барщины и не платили оброка, прибегали к потравам барских полей и лугов, расхищали лес, подавали жалобы царю (что в те времена запрещалось законом).

В начале 19 века инициатором широких преобразований в сфере государственной власти и социальных отношений выступил император Александр I (1801 – 1825 гг.). Характерной чертой Александровского царствования становится борьба двух течений: либерального и консервативно-охранительного; лавирование императора между ними.

Начать рассмотрение первого периода следует с анализа деятельности Негласного комитета (1801 – 1803 гг.), неофициального органа при Александре I. Преобразования в системе государственных учреждений, изменения в крестьянском законодательстве, осуществленные Александром I в первые пять лет своего царствования, прямо или косвенно были связаны с деятельностью комитета.

В 1801 г. последовал указ, запрещающий печатать в "Санкт-Петербургских ведомостях" объявлений о продаже крестьян без земли и с раздроблением семьи. Но закон был обойдён находчивыми помещиками, поскольку после этого они слово "продана" стали заменять словами "отдача в услужение". Заслуживает внимания указ правительства от 12 декабря 1801 г. О продаже незаселённых государственных земель. Согласно ему, всем лицам свободных состояний — дворянам, купцам, мещанам и государственным крестьянам — разрешалось покупать свободные земли и вести на них хозяйство с привлечением наёмного труда.

Этот указ положил начало буржуазному землепользованию в России, а также разрушил вековую монополию дворянства, которое одно могло приобретать землю в личную собственность.

Из законодательства по крестьянскому вопросу наибольшее значение имеет указ от 20 февраля 1803 г. о вольных хлебопашцах.

Он разрешал помещикам по их усмотрению отпускать своих крестьян на вольную землю за выкуп по свободному договору. При этом разрешение мотивировалось интересами, прежде всего, самих помещиков — в таком случае они могли получить более высокую цену за свою землю, чем при продаже её в другие руки. Отпущенные по этому указу крестьяне становились свободными хлебопашцами и составляли особую категорию населения, занимая по отношению к государству среднее положение между государственными и помещичьими крестьянами. Этот указ носил характер частного разрешения: он не мог дать серьёзных практических результатов в изменении общей сословной структуры феодального общества и не решал острой проблемы наделения крестьян землёй как непременного условия их освобождения. За 25 лет в разряд свободных хлебопашцев поступило всего 47 тыс. крестьян.

В начале 19 века правительство сократило раздачу казённых крестьян в частные руки. Такая мера была вызвана, разумеется, не заботой о благе крестьян, а их открытым протестом против закрепощения. При этом стали прибегать к другой форме поощрения — сдаче государственных имений в аренду на определённый срок. Все это не могло заметным образом улучшить положение крестьян, но все же ограничивало перевод государственных крестьян в крепостные.

В 1804 г. был проведен начальный этап аграрной реформы в Латвии и Эстонии. Крестьяне, имевшие земельные наделы, объявлялись собственниками последних, но при этом были обязаны отбывать барщину и платить оброк владельцу земли. Положения 1804 г. не распространялись на безземельных крестьян-батраков. Главной целью этого аграрного законодательства являлось, с одной стороны, стремление создать для себя в этих провинциях надежную социальную опору в лице местной феодальной верхушки, а с другой — пойти на мелкие уступки требованиям крестьянских масс, чтобы, оберегая сословные привилегии землевладельцев, смягчить остроту классовых столкновений, имевшее место не только в центре страны, но и на её окраинах.

В конечном счете, правительство Александра I практически ничего не сделало для действительного решения крестьянского вопроса. Дворянство, удерживая всю полноту власти в своих руках, решительно выступало против изменения крепостнических отношений в стране, а самая феодальная природа самодержавного правления была призвана надёжно охранять эту власть.

Война 1812 – 1815 гг. усугубила классовые противоречия в стране. Крестьяне по-прежнему остались в кабале у крепостников. После войны феодально-крепостнические порядки в деревне стали ещё тяжелее. В стране нарастала волна народного протеста против крепостного строя. Всего, по неполным данным, за первую четверть 19 века насчитывается 280 крестьянских волнений. Стихийные волнения рабочих этого времени сливались с крестьянскими выступлениями, имея общую антифеодальную направленность. Восставшие требовали повышения зарплаты, освобождения от крепостной зависимости.

Проблема крепостного права оставалась острейшим вопросом современности. Во-первых, потому, что нарастающий протест против крепостничества самих крестьян вызывал тревогу царского двора. Во-вторых, низкая производительность крепостного труда и, как следствие этого, нищета деревни отрицательно сказывались на доходах государства.

Правительству был представлен целый ряд проектов освобождения крестьян. Во всех проектах нетрудно было заметить одну общую особенность — страх перед действительным освобождением крестьян. Авторы предложений исходили, прежде всего, из интересов крепостников и настаивали на проведении реформ сверху, при сохранении доходов и привилегий помещиков.

За период с 1804 по 1818 г. своеобразная по форме крестьянская реформа была проведена в прибалтийских губерниях. По "Положению эстляндских крестьян" 1816 г. последние получили личную свободу, но без земли, которая провозглашалась собственностью помещика. Крестьяне могли арендовать землю, а в перспективе и выкупить обрабатываемый надел. Устанавливался 14-летний переходный период, в течение которого помещик в значительной степени сохранял свою власть над крестьянами. Такие же условия освобождения были записаны и в "Положении о лифляндских крестьянах" 1819 г.

По своему содержанию реформа имела крепостнический характер, лишала крестьян земли и заменяла юридическую форму зависимости крестьян от помещика не менее тяжелой — экономической поземельной.

В области свободы гражданской Александр I не уничтожил крепостного права, а первым положил конец распространению этого уродливого явления русской жизни и продолжил начатое его отцом вмешательство государственной власти в отношения между помещиками и крестьянами.

Николаем I в конце 30-х годов 19 века была проведена реформа в государственной деревне — наиболее значительное мероприятие правительства. Государственные крестьяне юридически являлись свободными, но, выполняя повинности в пользу государства, находились от него в полной зависимости. Для улучшения положения государственных крестьян были осуществлены следующие полезные мероприятия: малоземельные крестьяне наделялись землей (соответствующий земельный фонд создавался путём переселения крестьян на новые земли). Было пересмотрено обложение податями в соответствии с местными хозяйственными условиями; учреждены вспомогательные ссуды для мелкого кредита крестьянам; расширена сеть запасных магазинов на случай неурожаев. Принимались некоторые меры по созданию в деревне медицинских и ветеринарных пунктов, увеличение сети низших школ, пунктов по пропаганде агрономических знаний. Государственная деревня ответила на реформу массовыми выступлениями, особенно на Урале и в Поволжье.

В целом правительство Николая I не смогло развязать главный узел социальных противоречий в деревне — покончить с системой крепостнических отношений. Положение как помещичьих, так и государственных крестьян не было серьёзно улучшено. То, что император до 1848 г. думал об отмене крепостного права, понимая, что оно является пороховым погребом, и возлагал большие надежды на перевод крестьян в обязанные, говорит о серьёзности этого намерения Николая. Но реформы, проводимые его правительством, приводили к противоположным результатам.

В период правления Николая I в полной мере проявился кризис крепостнической системы, все более падала производительность труда крепостных крестьян, русскому хлебу на внешних рынках все труднее становилось выдерживать конкуренцию с дешевым хлебом североамериканских свободных производителей — фермеров. Отсталость России особенно раскрылась в годы Крымской войны, когда в некоторых случаях английским снарядам, выпущенным из дальнобойных орудий, русские могли противопоставить лишь анафему супостатам.

Рассматривая историю развития крепостничества нельзя не сказать об участии крепостных в культурной жизни России.

Наряду с усиливавшейся тягой к народности и сами представители народа — крепостные музыканты, артисты, художники принимают все более заметное участие в создании общенациональной культуры. Уже в 1800-х годах крепостные участвуют в постановках столичных театров, а часто входят в состав их постоянной труппы. А. И. Столыпин в 1806 г. продал за 32 тыс. рублей целую труппу своих артистов в Московский театр. Крепостные театры появляются и в провинции, часто заменяя отсутствующий профессиональный театр.

В общее развитие художественной культуры большой вклад внесли крепостные художники. В ряде случаев опередив на много лет профессионалов, они ввели в живопись реалистические сюжеты, в которых отразились быт и положение крестьян.

Крепостное право помогало государству в восстановлении и подъёме производительных сил, регулированию процесса колонизации огромной территории и решении внешнеполитических задач, но при этом консервировало неэффективные социально-экономические отношения.

Библиографический список

Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. (Очерки политической истории России первой трети 16 века). М.: Мысль, 1972.

Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история от Екатерины Великой до Александра II. М.: Мысль, 1994.

История России в вопросах и ответах. Курс лекций. Учебное пособие. Составитель С. А. Кислицын. Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

Ключевский В. О. Краткое пособие по русской истории. М., 1994.

Пайпс Р. Россия при старом режиме. М.,1993.

Зимин А. А. Холопы на Руси (с древнейших времен до конца 15 в.).М.: Наука, 1973.

Платонов С. Ф. Лекции по русской истории. М.: Высшая школа, 1973.

Федоров В. А. Внутренняя политика российского самодержавия во второй половине XIX века. М.: Манускрипт, 1993.
[/sms]

27 окт 2008, 16:05
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.