Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Реферат: Конституционные обязанности граждан РФ


Реферат: Конституционные обязанности граждан РФ

Реферат: Конституционные обязанности граждан РФ Содержание

Введение

1. Конституционные обязанности человека и гражданина

1.1 Равенство обязанностей

1.2 Соблюдение Конституции и законов

1.3 Уважение прав и свобод других лиц

1.4 Забота о детях и нетрудоспособных родителях

1.5 Получение основного общего образования

1.6 Забота о памятниках истории и культуры

1.7 Уплата налогов и сборов

1.8 Сохранение природы и окружающей среды

1.9 Защита Отечества

2. Конституционные экономические обязанности граждан РФ

3. Юридическая природа воинской обязанности

4. Конституционная обязанность человека и гражданина РФ сохранять природу и окружающую среду

Заключение

Список использованной литературы

[sms]
Введение

В правовом государстве обязанности представляют собой комплекс морально-правовых требований, предъявляемых к личности и вытекающих из объективных потребностей развития и совершенствования общества, самой личности.

Единство прав и обязанностей в нашем обществе является важнейшим принципом, выражающим гармоническое сочетание личных и общественных интересов, взаимную ответственность и взаимные социальные требования, притязания гражданина и правового государства. Тезис о том, что “нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав”, получает здесь реальное воплощение. При этом обязанности, как и права, носят реальный характер и коренным образом отличаются от тех обязанностей, которые декларативно провозглашаются в Конституциях социалистических стран, где государство – чужая для них сила, сила, служащая интересам одной лишь, господствующей во всех сферах общественной жизни партии.

Конституционные обязанности человека и гражданина – это выраженные в конституционно-правовых нормах притязания конкретного государства к поведению любых лиц, находящихся на его территории. К этому определению, соответственно, относятся как граждане, так и не граждане данного государства.

Обязанности устанавливаются как в интересах общества, так и в интересах самого правообязанного субъекта. Конечно, отдельно взятая юридическая обязанность ограничивает в известной мере свободу индивида, его волю, желания; она может внешне восприниматься им как нечто стесняющее его действия, как форма принуждения (например, обязанность защиты отечества и уплаты налогов). Тем не менее обязанность, наряду с правом, – предпосылка свободы и, в конечном счете, выражает собственные интересы ее носителя, даже если он этого не осознает.

В конституционных обязанностях выражается ответственность личности перед обществом, человека перед государством. Осуществление конституционных обязанностей обеспечивает нормальное функционирование государства и жизнедеятельность общества. Несоблюдение конституционных обязанностей влечёт юридическую ответственность, установленную законом.

Согласно ч.2 ст. 6 Конституции, что ни один гражданин не должен освобождаться или уклоняться от обязанностей, это бремя в равной мере распространяется на всех граждан РФ.

Актуальность темы исследования подтверждается тем, конституционные обязанности как равноценная составная часть правового статуса личности – это закрепленное конституционными нормами обязательное поведение человека и гражданина, когда на стороне государственных органов, органов местного самоуправления и других физических лиц имеется право требовать выполнение предписанных Конституцией правил.

В Конституции Российской Федерации нашли закрепление следующие обязанности:

обязанность соблюдать Конституцию РФ и другие законы (п. 2 ст. 15);

обязанность платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57);

обязанность охранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58);

обязанность защиты Отечества (п. 1 ст. 59).
Целью данной работы является освещение вопросов, связанных с исполнением конституционных обязанностей гражданами РФ.

Задачами данной работы являются:

1) Выявление особенностей конституционных обязанностей граждан РФ;

2) Рассмотрение видов конституционных обязанностей граждан;

3) Изучение особенностей конституционных обязанностей граждан.

 

1. Конституционные обязанности человека и гражданина

Обязанности – составная часть правового статуса личности. Они тесно связаны с правами и свободами человека и гражданина, и этим следует объяснить то обстоятельство, что обязанности закрепляются в гл 2 Конституции России (“Права и свободы человека и гражданина”). Нельзя представить себе человека, несущего только обязанности, как невозможны и права человека без обязанностей Свобода только тогда становится реальной, когда она обретает черты порядка, основанного на праве, а порядок это и есть единство прав и обязанностей.

1.1 Равенство обязанностей

Этот принцип, установленный ч. 2 ст. 6 Конституции, касается каждого гражданина России и непосредственно связан с равенством прав и свобод В практическом плане он означает, что ни один гражданин не должен освобождаться или уклоняться от обязанностей, это бремя в равной мере распространяется на всех граждан.

Однако в России проживает много лиц, не являющихся гражданами. Конституция не освобождает их от некоторых обязанностей (платить налоги, сохранять природу), коль скоро за ними закреплены многие права и свободы. Но некоторые обязанности на этих лиц не распространяются, они свойственны только гражданам (защищать Отечество и др.).

1.2 Соблюдение Конституции и законов

Это самая главная обязанность, лежащая на гражданах, о чем говорится в ч. 2 ст. 15 Конституции России. По сути, она распространяется и на неграждан, поскольку нельзя допустить, чтобы кто-то из проживающих в стране лиц имел привилегию не соблюдать действующие в этой стране законы. Соблюдение Конституции и законов – всеобщее правило, не знающее исключений.

Данную конституционную обязанность не следует ограничивать только Конституцией Российской Федерации и собственно законодательными актами. В ней заложено более широкое содержание, которое можно определить, как законопослушание А это значит, что граждане обязаны также соблюдать подзаконные акты, конституции и законы субъектов Федерации, акты местного самоуправления. По существу, речь идет о соблюдении действующего российского законодательства, которое включает акты не только высшей юридической силы.

Помимо общей обязанности соблюдать Конституцию, существует и прямое предписание гражданам соблюдать конкретные конституционные запреты Так, в ч. 5 ст. 13 запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Эта норма конкретизирует конституционную обязанность гражданам, предписывая им воздерживаться от указанных действий.

1.3 Уважение прав и свобод других лиц

Это важнейшее условие свободы, ее необходимое ограничение и фундаментальный принцип правопорядка. Часть 3 ст. 17 Конституции устанавливает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц

Уважение к чужим правам требует развитого правосознания и сдерживающих нравственных начал в человеке, особенно когда права другого лица оказываются препятствием к осуществлению собственных желаний, даже законных. Эгоистическая реализация своих прав за счет прав других является одновременным нарушением норм как права, так и морали, это путь к конфликтам между людьми и утверждению царства права сильных. Конституция предлагает единственно возможный путь избежать этого – закрепляемая ею обязанность вводит человеческие страсти и амбиции в русло сознательной саморегуляции и разумного баланса собственных и чужих прав.

1.4 Забота о детях и нетрудоспособных родителях

В ч. 2 и 3 ст. 38 Конституции закреплены две конституционные обязанности граждан. Во-первых, родители обязаны заботиться о детях, их воспитании. Во-вторых, трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях. Эти обязанности граждан отражают личную ответственность каждого человека за судьбу своих родителей и детей, когда они уже или еще не в состоянии обеспечить свои жизненные потребности. Наряду с правовым закреплением высокоморального содержания этих конституционных предписаний государством предусмотрены соответствующие обязанности граждан, в частности материальное обеспечение Гражданское и семейное законодательство регламентирует правоотношения, вытекающие из рассматриваемых конституционных обязанностей, обеспечивая охрану соответствующих им прав.

1.5 Получение основного общего образования

Конституция возлагает на каждого гражданина обязанность получить основное общее образование, а на родителей или лиц, их заменяющих, – обязанность обеспечить получение детьми этого образования (ч. 4 ст. 43). Естественно, дети не могут нести ответственность за нарушение этой обязанности, трудно также представить себе, какова может быть их ответственность в зрелом возрасте, тем более что требование обязанности основного общего образования сохраняет силу до достижения подростком 15 лет. Единственным последствием для необразованного человека является невозможность поступления без аттестата зрелости в высшее учебное заведение и занятия ряда должностей.

Установление обязанности родителей носит более конкретный характер, но и здесь нарушение обязанности, к сожалению, не влечет какой-либо ответственности. Следовательно, правовой смысл данных обязанностей невелик, он сводится к разумному напоминанию людям о необходимости получения их детьми основного общего образования, без чего их жизненная адаптация окажется затрудненной.

1.6 Забота о памятниках истории и культуры

Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч. 3 ст. 44 Конституции) Ясно, что данная обязанность не может лежать только на государстве, к тому же многие культурные ценности находятся в частной собственности у граждан. Отношения в этой области регулируют Основы законодательства Российской Федерации о культуре 1992 г, Закон РСФСР об охране и использовании памятников истории и культуры 1978 г. Указом Президента РФ от 20 февраля 1995 г утвержден Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, включающий такие объекты всех регионов страны.

Данная конституционная обязанность направлена на сохранение материальных и духовных ценностей многонационального народа России, развитие его культуры

2. Конституционные экономические обязанности граждан РФ

В соответствии со статьей 57 Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Как указывается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 1996 года по делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции", конституционно-правовая обязанность платить законно установленные налоги и сборы имеет особый, а именно публично-правовой, а не частноправовой (гражданско-правовой) характер, что обусловлено публично-правовой природой государства и государственной власти.

Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, и обязан регулярно перечислять эту сумму в пользу государства, так как иначе были бы нарушены права и охраняемые законом интересы других лиц, а также государства.

Целью конституционной обязанности каждого по уплате налогов является получение доли доходов или стоимости имущества частных лиц, соразмерной финансовому потенциалу каждого налогоплательщика, для финансирования государственных расходов. Государство и муниципальные образования в силу указанной конституционной обязанности имеют конституционно гарантированную возможность изымать часть совокупного общественного продукта в односторонне-властном порядке.

Конституционная обязанность по уплате налога подчинена не только некоей абстрактной цели необходимости концентрации в бюджете денежных средств для содержания вооруженных сил, покрытия других расходов по управлению и т.д., но и целям перераспределения доходов. Такое перераспределение основано на социальном характере Российской Федерации (статья 7, часть 1, Конституции Российской Федерации). Реализация конституционной обязанности по уплате налогов приводит к возникновению имущественных отношений, в силу которых часть валового общественного продукта поступает в централизованные денежные фонды (бюджеты), находящиеся под контролем публично-правовых образований.

В силу того, что движение стоимости в указанных распределительно-денежных отношениях имеет односторонний характер, характерной чертой конституционной обязанности по уплате налогов является то, что стоимость передается данным публично-правовым образованиям на основе принципов обязательности и индивидуальной безвозмездности.

Обязательность и индивидуальная безвозмездность как основные признаки конституционной обязанности по уплате налогов детерминируют сущностные признаки конституционного понятия "налог", что отражается и в налоговом законодательстве. Определяя в статье 8 Налогового кодекса Российской Федерации понятие налога, законодатель, исходя из конституционного понятия "налог", указывает на такие его черты, как безвозмездный характер платежа, отчуждение части принадлежащих налогоплательщикам денежных средств публично-правовым образованиям для финансового обеспечения деятельности государства и (или) муниципальных образований.

Конституционная обязанность по уплате налога носит безусловно обязательный характер. Обязанность каждого платить законно установленные налоги (статья 57 Конституции Российской Федерации) конкретизируется в нормах налогового законодательства. Привлечение налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения не освобождает его от обязанности уплатить причитающиеся суммы налога и пени (пункт 5 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации). Налоговым органам предоставлено право взыскивать недоимки по налогам, т.е. они наделены полномочиями по принудительному исполнению (в порядке применения мер государственного принуждения) налоговой обязанности, а также по взысканию пени (подпункт 9 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации). При этом налоговые органы вступают с налогоплательщиками в охранительные административные правоотношения.

Таким образом, обязанность каждого по уплате налогов предусмотрена не только нормами законодательства о налогах и сборах, но и, прежде всего, нормами конституционного права.

Как предусмотренная конституционным правом, конституционная обязанность по уплате налогов имеет самостоятельное юридическое содержание и основание возникновения. Данная обязанность, как это следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 1996 года N 20-П, существует в рамках налогового обязательства. Поскольку в конституционной обязанности налогоплательщика воплощен публичный интерес всех членов общества, государство не только вправе, но и обязано принимать меры по регулированию налоговых правоотношений в целях защиты прав и законных интересов как налогоплательщиков, так и других членов общества (пункт 3 мотивировочной части). Как следует из этой правовой позиции, юридическим содержанием конституционного обязательства по уплате налогов являются конституционные права и обязанности налогоплательщиков и права и обязанности налоговых органов, призванных обеспечить реализацию налогоплательщиками их конституционной обязанности по уплате налогов.

При этом предназначение конституционного обязательства по уплате налогов сводится к тому, чтобы на базе конституционных норм и принципов обеспечить баланс между публичными и частными интересами.

Конституционная обязанность платить законно установленные налоги и сборы, по смыслу данной статьи, имеет публично-правовой, а не частноправовой (гражданско-правовой) характер. Ее реализация в соответствующих правоотношениях предполагает субординацию, властное подчинение одной стороны другой, а именно: налогоплательщику вменяется в обязанность своевременно и в полном объеме уплатить суммы налога, а налоговому органу, действующему от имени государства, принадлежит полномочие обеспечить ее исполнение налогоплательщиком. Налогоплательщик не вправе распоряжаться по своему усмотрению той частью принадлежащего ему имущества, которая в виде определенной денежной суммы подлежит взносу в казну, соответствующие же органы публичной власти наделены правомочием в односторонне-властном порядке, путем государственного принуждения взыскивать с лица причитающиеся налоговые суммы, - иначе нарушались бы воплощенный в статье 57 Конституции Российской Федерации конституционно защищаемый публичный интерес и связанные с ним права и законные интересы налогоплательщиков, публично-правовых образований, государства в целом.

В целях обеспечения исполнения налогоплательщиками конституционной обязанности платить налоги и возмещения ущерба, понесенного казной в случае ее неисполнения, федеральный законодатель - на основании статей 57, 71 (пункты "в", "ж", "з", "о"), 72 (пункты "б", "и" части 1), 75 (часть 3) и 76 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации - устанавливает систему налогов, взимаемых в бюджет, и общие принципы налогообложения, а также предусматривает меры государственного принуждения, которые могут быть как правовосстановительными, обеспечивающими исполнение налогоплательщиком его конституционной обязанности (погашение недоимки и возмещение ущерба от несвоевременной и неполной уплаты налога - пеня), так и штрафными, возлагающими на нарушителей в качестве меры ответственности дополнительные выплаты.

Приведенным положениям Конституции Российской Федерации корреспондирует положение Конвенции о защите прав человека и основных свобод о праве государства принимать такие законы, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов, других сборов и штрафов (статья 1 Протокола N 1).

Устанавливая правовой механизм исполнения конституционной обязанности по уплате налогов, федеральный законодатель обладает собственной дискрецией в определении как форм налогового контроля и порядка его осуществления, так и налоговых правонарушений, их видов и ответственности за их совершение, включая основания и условия привлечения к ответственности, в том числе сроки давности - их длительность, возможность перерыва или приостановления и т.п.

Поскольку взимание налогов как обязательных индивидуально безвозмездных денежных платежей, необходимых для покрытия публичных расходов, связано с вторжением государства в право собственности, имущественные права, свободу предпринимательской деятельности и тем самым - в сферу основных прав и свобод, регулирование налоговых отношений должно осуществляться так, чтобы было гарантировано равное исполнение обязанностей налогоплательщиками и не создавались бы условия для нарушения их конституционных прав, а также прав и законных интересов других лиц. Законодатель, предусматривая ответственность за совершение налоговых правонарушений, должен исходить из конституционных принципов справедливости, юридического равенства, пропорциональности, соразмерности устанавливаемой ответственности конституционно значимым целям (статья 19, часть 1; статья 55, части 2 и 3, Конституции Российской Федерации).

Таким образом, в указанном регулировании необходим баланс публичных и частных интересов как конституционно защищаемых ценностей.

В качестве правового механизма исполнения обязанности, закрепленной статьей 57 Конституции Российской Федерации, обеспечения полноты и своевременности взимания налогов и сборов с обязанных лиц, возмещения ущерба, понесенного казной в результате неисполнения данной обязанности, в Налоговом кодексе Российской Федерации предусмотрена система мер налогового контроля, а также ответственность за совершение налоговых правонарушений (понятие налогового правонарушения, составы налоговых правонарушений, налоговые санкции, порядок производства по делам о налоговых правонарушениях и т.д. - пункт 2 статьи 100, статья 101, статьи 106-142), с тем чтобы было гарантировано суверенное право государства получить с налогоплательщика в полном объеме соответствующие суммы - недоимку, пеню и штраф.

Вместе с тем - в целях достижения стабильности правопорядка, правовой определенности, устойчивости сложившейся системы правоотношений при юридически обеспеченной возможности сбора и закрепления доказательств правонарушения - законодатель ввел институт давности привлечения к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений.

В соответствии со статьей 114 Налогового кодекса Российской Федерации мерой ответственности за совершение налогового правонарушения являются налоговые санкции (пункт 1), которые устанавливаются и применяются в виде денежных взысканий, т.е. штрафов (пункт 2). При этом за правонарушения, предусмотренные статьей 119

Конституционное обязательство по уплате налогов, являясь категорией (понятием) конституционного права, не может интерпретироваться изолированно, в отрыве от других положений Конституции Российской Федерации, поскольку все они образуют единство, основанное на вытекающей из конституционного права иерархии ценностей. При указанном подходе к толкованию того, что является основанием возникновения и содержанием конституционного обязательства по уплате налогов, необходимо избегать умаления или нарушения других конституционных норм и принципов. А именно: необходимо учитывать взаимосвязь конституционного обязательства по уплате налогов с такими конституционными принципами, как принципы правового, социального государства, юридического равенства, соразмерность и пропорциональность. Все эти принципы обладают высшей степенью нормативной обобщенности, носят универсальный характер и в силу этого оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений (постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 января 1993 года по делу о проверке конституционности правоприменительной практики ограничения времени оплаты вынужденного прогула).

Исходя из системной взаимосвязи конституционного обязательства по уплате налогов с другими конституционными положениями, и прежде всего с принципом соразмерности (пропорциональности) при ограничении основных прав (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации), указанное обязательство должно основываться на балансе между публичными и частными интересами. Будучи вмешательством в сферу частной собственности, налоги являются примером вторжения в сферу основных прав. Одновременно конституционная обязанность по уплате налогов носит безусловный и обязательный характер. Исходя из конституционного права, предназначение конституционной обязанности по уплате налогов состоит в изыскании денежных средств, необходимых публично-правовым образованиям для покрытия публичных расходов с одновременным учетом частноправовых интересов налогоплательщиков в качестве самостоятельной конституционной ценности. Поиск точки равновесия между этими двумя конституционными ценностями призвано обеспечить конституционное обязательство по уплате налогов.

Конституционное судопроизводство в силу своего предназначения обладает рядом особенностей, к числу которых относится необходимость обеспечения прямого действия Конституции Российской Федерации. В силу этого для преодоления различного рода правоприменительных коллизий Конституционный Суд Российской Федерации, истолковывая отдельные конституционные положения в контексте всех конституционных принципов и положений, вправе решать правотворческие задачи в пределах, установленных в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации".

В рассматриваемом деле арбитражный суд столкнулся с необходимостью разрешить коллизию между подлежащими применению положениями статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации и конституционными принципами и правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.

Между тем конституционный принцип равенства предполагает учет требований пропорциональности. Этот аспект конституционного принципа равенства является основой той правовой позиции о сроках проведения выездной налоговой проверки, которая сформулирована Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 16 июля 2004 года по делу о проверке конституционности отдельных положений части второй статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации: "Налоговый кодекс Российской Федерации закрепил одновременно унифицированный и дифференцированный подход к определению сроков, в течение которых в отношении налогоплательщика осуществляются контрольные мероприятия в форме выездной налоговой проверки. Данное регулирование, имеющее целью обеспечить одинаковый объем правовых гарантий каждому налогоплательщику и вместе с тем позволяющее учитывать юридически значимые и объективно обусловленные различия между отдельными категориями налогоплательщиков, не может расцениваться как нарушающее принцип равенства всех перед законом, закрепленный в статье 19 Конституции Российской Федерации, - напротив, оно позволяет дифференцировать сроки проведения выездных налоговых проверок в зависимости и от иных критериев, таких как специфика налогообложения, объемы экономической деятельности налогоплательщика и т.д. Однако во всяком случае дифференциация должна быть обоснованной и мотивированной, а ее критерии - соответствовать конституционному требованию ясности, четкости, определенности и недвусмысленности правовых норм".

Конституционный принцип равенства является нарушенным, если в процессе конституционного судопроизводства не обнаружены разумные причины, в силу которых законодатель отдал предпочтение недифференцированному сроку давности. В соответствии со статьей 5 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" одним из основных принципов деятельности Конституционного Суда Российской Федерации является состязательность и равноправие сторон.

Наряду с признаками, характерными и общими для принципа состязательности во всех видах процесса, в процессе осуществления судебного конституционного нормоконтроля данный принцип может иметь свои особенности. Одна из них состоит в том, что одной из сторон в этом процессе являются органы, представляющие публичную власть, от имени которой принимаются нормативные акты. Эти органы призваны защищать публичные интересы (хотя, конечно, не исключена ситуация, когда они понимаются превратно). Таким образом, у одной из сторон в процессе судебного нормоконтроля нет собственного интереса.

Федеральный законодательный орган в процессе по данному делу не привел разумных причин отсутствия в российском налоговом законодательстве дифференциации сроков давности. В принципе, при наличии весомых и разумных причин законодатель может воспользоваться недифференцированными сроками давности, т.е. прибегнуть к обобщающему правовому регулированию, однако это возможно только если необходимость учета этих причин перевешивает соображения о дифференциации этих сроков с учетом действия конституционного принципа равенства перед законом.

Между тем налоговое законодательство других стран предусматривает, что срок давности зависит от наказания, размера штрафа, предусмотренного за совершение налогового правонарушения.

Конституционный принцип равенства перед законом в сфере налогообложения требует учета юридически значимых и объективно обусловленных различий между различными категориями налогоплательщиков. В качестве юридически значимого различия может рассматриваться разная степень общественной опасности при совершении различных налоговых правонарушений.

Безусловно, федеральный законодатель, регулируя отношения, составляющие предмет налогового законодательства (статья 2 Налогового кодекса Российской Федерации), обладает значительной дискрецией. Однако необходимо учитывать, что отношения, регулируемые законодательством о налогах и сборах, состоят из различных "предметных сфер": это и властные отношения по установлению, введению и взиманию налогов, это и отношения, возникающие в процессе осуществления налогового контроля, обжалования актов налоговых органов, это и отношения, возникающие при привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. В различных "предметных сферах" налогового регулирования объем дискреции законодателя может быть неодинаков. При выборе объектов налогообложения, определении налоговых ставок или льгот объем дискреции законодателя шире. При применении мер юридической ответственности дискреция в большей степени должна быть ограничена конституционными принципами равенства перед законом и юридической ответственности, а также общими межотраслевыми правовыми принципами публично-правовой ответственности. Одним из таких правовых принципов является соразмерность, пропорциональность мер государственного принуждения характеру совершенного правонарушения.

Установление давностных сроков диктуется прежде всего целями достижения правовой определенности, юридической безопасности налогоплательщиков.

Принцип правовой определенности является частью нормативного содержания конституционного принципа верховенства права. Однако в некоторых случаях принцип правовой определенности может вступить в коллизию с конституционными принципами юридической ответственности, а также конституционным принципом справедливости. Такая коллизия возникает, когда вследствие истечения достаточно непродолжительного (с учетом опыта правового регулирования в других странах) и недифференцированного срока давности привлечение к ответственности за совершенное налоговое правонарушение не может быть осуществлено, причем как в отношении малозначительных налоговых правонарушений, так и в отношении таких правонарушений, которые оказывают разрушительное воздействие на публичные финансы. В таком случае страдает принцип справедливости, который также входит в нормативное содержание конституционного принципа верховенства права.

Как отмечается в постановлении Федерального Конституционного Суда ФРГ от 14 марта 1963 года, для разрешения коллизии между идеей правовой определенности и принципом материальной справедливости, являющихся двумя составными частями основополагающего принципа верховенства права, парламент имеет определенную свободу усмотрения, в рамках которой он, руководствуясь разумными причинами, может решить, какой принцип должен преобладать.

Однако в этом процессе балансировки, "взвешивания" принцип правовой определенности не должен вступать в противоречие с конституционным правом на равенство перед законом (статья 19 Конституции Российской Федерации).

Исходя из вышеизложенного считаю, что норма статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации в части, устанавливающей недифференцированный давностный срок, противоречит статье 19 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 15 (часть 1) Конституции Российской Федерации Конституция Российской Федерации имеет прямое действие. Формулируя задачи конституционного судопроизводства, Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" обращает внимание на необходимость обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации (статья 3), что является одной из особенностей конституционного судопроизводства. Прямое действие Конституции Российской Федерации охватывает не только нормотворческую, но и правоприменительную и правореализационную стадию.

Конституционный Суд Российской Федерации в процессе конституционного судопроизводства решает правоприменительные проблемы, толкуя конституционные нормы и принципы, учитывает их контекст и системные связи с другими положениями Конституции Российской Федерации. При этом Конституционный Суд Российской Федерации выполняет определенные правотворческие задачи. В соответствии с частью четвертой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в случае, если из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта, который должен, в частности, содержать положение об отмене нормативного акта, признанного не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью, либо о внесении необходимых изменений и (или) дополнений в нормативный акт, признанный неконституционным в отдельной его части. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации с учетом ее истолкования, осуществленного Конституционным Судом Российской Федерации. Таким образом, непосредственное (прямое) применение конституционных норм и принципов в этом случае осуществляется судами до принятия нового нормативного акта или внесения в него изменений, вытекающих из постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Как установил Конституционный Суд Российской Федерации, конституционное обязательство по уплате налогов носит сбалансированный характер, обеспечивая равновесие публичных и частных интересов в том случае, если не игнорируются конституционные принципы равенства всех перед законом и справедливости, соразмерности юридической ответственности.

Из этого следует, что впредь до внесения законодателем изменений в статью 113 Налогового кодекса Российской Федерации суды, учитывая предназначение и самостоятельное юридическое содержание конституционного обязательства по уплате налогов, а также конституционные принципы, могут в исключительных случаях, когда имело место воспрепятствование налоговым проверкам со стороны налогоплательщиков в период завершения течения давностного срока при выявленных фактах повторяющихся налоговых правонарушений, признать уважительными причины пропуска налоговым органом срока давности.

3. Юридическая природа воинской обязанности

    

Конституция РФ объявляет защиту Отечества “долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации” (ст. 59). В данном случае правовая обязанность соединяется с моральной категорией (долгом), тем самым образуя непреложный закон гражданского поведения. Понятие “Отечество” относится к вечным ценностям, оно выражает связь каждого человека с его предками и их делами, в нем олицетворение героической истории, культуры, духовности многонационального народа России. Отечество – это безопасность и спокойствие сегодняшней жизни, нерушимость границ и прочность государственности. Но защита Отечества и несение военной службы – это не одно и то же. Защита Отечества предполагает обязанность каждого военнообязанного гражданина “встать под ружье” в случае агрессии против России, официального объявления войны и всеобщей мобилизации.

Обязанность по защите Отечества не распространяется на граждан, если воинские формирования Вооруженных Сил РФ, в которых они несут службу, направляются за пределы территории РФ для участия в миротворческой деятельности. Федеральный закон “О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности” от 23 июня 1995 г. предусматривает, что военный персонал, направляемый для участия в миротворческой деятельности, комплектуется на добровольной основе военнослужащими, проходящими военную службу по контракту (ст. 8).

Граждане несут военную службу в соответствии с федеральным законом. Закон о воинской обязанности и военной службе от 11 февраля 1993 г. установил, что на военную службу призываются все граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, не имеющие права на освобождение или отсрочку от призыва. Предусматривается возможность поступления мужчин и женщин на военную службу по контракту. За уклонение от призыва на военную службу установлена уголовная ответственность. Указом Президента РФ от 25 января 1996 г. отдельным представителям талантливой молодежи (до 500 человек ежегодно) предоставляется право на отсрочку от призыва на военную службу.

Однако существует много граждан, убеждениям которых или их вероисповеданию противоречит несение военной службы. В этих, а также в иных установленных законом случаях граждане имеют право на замену военной службы альтернативной гражданской. Такое правило закреплено не только в Конституции РФ, но и в конституциях и законах многих стран (Франция, Италия, Германия и др.).

Альтернативная служба может осуществляться в медицинских и других учреждениях, о чем должен быть принят федеральный закон. Отсутствие закона, который бы определял условия и порядок замены военной службы альтернативной гражданской службой, создает препятствия для полного осуществления гражданами их конституционного права, прежде всего применительно к случаям, которые согласно ч. 3 ст. 59 Конституции Российской Федерации должны устанавливаться именно в нем.

В то же время Конституционный Суд РФ в определении от 22 мая 1996 г. отметил, что буквально закрепленное в ч. 3 ст. 59 Конституции Российской Федерации и не нуждающееся в конкретизации право граждан, чьим убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, на замену ее альтернативной гражданской службой является непосредственно действующим и должно обеспечиваться независимо от принятия федерального закона. Стремление гражданина реализовать это свое право не запрещенными законом способами во всяком случае не может служить основанием для возбуждения против него уголовного или иного преследования. Статья 80 УК РСФСР, предусматривающая ответственность за уклонение от очередного призыва на действительную военную службу, по буквальному своему смыслу может быть распространена лишь на лиц, подлежащих призыву на такую службу, и не касается правоотношений, связанных с прохождением альтернативной гражданской службы. Это подтверждается содержанием и ч. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации “О воинской обязанности и военной службе”, согласно которой уголовной ответственности за уклонение от призыва на военную службу подлежат лишь граждане, не явившиеся по повестке военного комиссара на военную службу или военные сборы без уважительной причины.

Конституционный Суд сделал вывод, что действия граждан, реализующих свое конституционное право на замену военной службы альтернативной гражданской службой, не могут расцениваться как уклонение без уважительной причины от военной службы и, следовательно, не подпадают под признаки уголовного правонарушения.

Необходимо учитывать, что предстоящая реформа армии, и особенно запланированный Указом Президента РФ переход к 2000 году к регулярной армии на профессиональной основе, повлечет существенное изменение законодательства о военной службе.

"...Статья 59 Конституции не устанавливает конституционную воинскую обязанность,  т.е.  такую обязанность, исполнение которой определенно регулируется нормой  Конституции,  а содержит отсылку к закону:  “Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным  законом”  (ч.2  ст.59).  Не случайно в ч.1 ст.59, где упоминается “обязанность гражданина Российской Федерации”, говорится, что такой обязанностью является не военная служба,  а “защита Отечества”,  которая вдобавок  провозглашается  моральным долгом гражданина.  Из ч.З ст.  59 вытекает,  что несение военной службы  и “защита  Отечества” суть понятия не тождественные,  так как гражданин имеет  право  на  замену  военной  службы гражданской альтернативной службой,  если несение военной службы противоречит его убеждениям или  вероисповеданию, а также в иных установленных федеральным законом случаях.

   Понятие “защита Отечества”  само  по  себе  является юридически  неопределенным.  Исходя из текста преамбулы Конституции,  можно предположить,  что употребляемые  в этом  тексте  термины “Отечество”,  “Родина” и “Россия” (“Российская Федерация”) - это синонимы,  несущие определенную идеологическую нагрузку в соответствующем контексте.  В то же время из текста преамбулы вовсе не вытекает,  что для всех,  кто относит себя к “многонациональному народу Российской Федерации” и стремится “сохранить  исторически  сложившееся государственное единство”,  “возродить суверенную государственность  России” (таковы формулировки преамбулы), Родиной или Отечеством является Российская Федерация в государственных  границах 12 декабря 1993 года. В контексте ст.59 Конституции возникает,  например,  вопрос:  что является Отечеством для граждан России, имеющих двойное гражданство и этнически связанных с другим суверенным национальным  государством?

   Но даже  если  считать само собой разумеющимся,  что Отечеством в смысле ч.1 ст.59 и  преамбулы  Конституции для  каждого  гражданина  Российской Федерации является Россия в составе,  описанном в ч.1 ст.  65 Конституции, остаются  следующие  вопросы.  От кого следует защищать Отечество - только от врага внешнего или от внутреннего тоже?  Если следует защищать и от внутреннего врага, то относятся ли к внутренним врагам  Отечества  только  те лица (объединения), цели или действия которых направлены на нарушение целостности Российской  Федерации,  или так  же  и те,  цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ  конституционного  строя Российской Федерации,  подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований,  разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ч.5 ст.  13 Конституции)? Наконец, как следует защищать Отечество? Что именно нужно для этого делать?  Из Конституции  отнюдь не вытекает ответ на эти вопросы,  который дает, например, профессор Ю.А.Розенбаум:    “Защита  Отечества - это его оборона в случае возможной агрессии против него  или  его  союзников,  с  которыми страна связана договорами о взаимной военной помощи или обороне”. Более того, крайне сомнительным представляется отождествление защиты Отечества с обороной союзников в случае агрессии  против  них.  Конечно,  договоры должны соблюдаться (если  это не противоречит интересам той же защиты Отечества),  но нельзя  ставить  знак  равенства между  защитой Отечества и защитой в разных точках земного шара государственных интересов России в том  виде, как  их  понимают конкретное правительство и конкретные должностные лица. Столь же спорно и второе утверждение Ю.А.Розенбаума:

   “Участвовать в защите Отечества - не только юридическая обязанность,  но и глубочайшее нравственное требование, патриотический долг каждого гражданина”55. Если Конституция одновременно закрепляет  юридическую  обязанность защиты Отечества в смысле воинской обязанности и глубочайшее нравственное требование  участвовать  в  обороне страны в случае агрессии, тогда почему ч.3 ст. 59 Конституции освобождает от патриотического долга (и  юридической  обязанности) тех,  чьим нравственным убеждениям противоречит несение военной службы? Или патриотический долг  можно  выполнять  и на альтернативной гражданской службе?  И если защита Отечества в смысле воинской обязанности  - это действительно конституционная юридическая обязанность гражданина Российской Федерации,  то  в соответствии с принципом равноправия (ч.1 и ч.2 ст.  19 Конституции) и требованием ч.2 ст.6 Конституции (каждый гражданин  Российской Федерации несет равные обязанности,  предусмотренные Конституцией) не следует ли  распространять воинскую обязанность на всех граждан,  независимо от их пола,  отношения к религии,  убеждений,  и считать  положение  ч.З  ст.59  противоречащим  основам конституционного строя Российской Федерации?

   Большинства из этих вопросов  можно  избежать,  если придерживаться следующей точки зрения законодателя, отраженной в доктрине без ссылок на конституционную  обязанность:  “Гражданин  Российской Федерации в соответствии с федеральным законом обязан защищать Отечество  - Российскую  Федерацию”56.  Такая точка зрения означает, что нет конституционной юридической  обязанности  нести военную службу, а есть конституционная обязанность соблюдать Конституцию Российской Федерации и  законы  (ч.2 ст. 15 Конституции), в частности, обязанность так защищать Отечество,  как это предписывают федеральные законы,  если  они  не признаны противоречащими Конституции[...]. С этой точки зрения [...]следует считать положение ч.1 ст. 59 Конституции не имеющим определенного юридического содержания, не налагающим  никаких  ограничений  на  личные и иные права и свободы граждан. Таковые вытекают лишь из положения ч.2 ст.59  (гражданин несет военную службу в соответствии с федеральным законом,  что вовсе не означает  непременно всеобщую воинскую повинность),  но эти ограничения следует понимать как конституционно допустимые лишь с учетом  всех  остальных  положений  Конституции о правах и свободах человека и гражданина".  

Понятие "защита Отечества" само по себе является юридически неопределенным. Исходя из текста преамбулы Конституции, можно предположить, что употребляемые в этом тексте термины "Отечество", "Родина" и "Россия" ("Российская Федерация") - это синонимы, несущие определенную идеологическую нагрузку в соответствующем контексте. В то же время из текста преамбулы вовсе не вытекает, что для всех, кто относит себя к "многонациональному народу Российской Федерации" и стремится "сохранить исторически сложившееся государственное единство", "возродить суверенную государственность России" (таковы формулировки преамбулы), Родиной или Отечеством является Российская Федерация в государственных границах 12 декабря 1993 года. В контексте ст.59 Конституции возникает, например, вопрос: что является Отечеством для граждан России, имеющих двойное гражданство и этнически связанных с другим суверенным национальным государством?

Но даже если считать само собой разумеющимся, что Отечеством в смысле ч.1 ст.59 и преамбулы Конституции для каждого гражданина Российской Федерации является Россия в составе, описанном в ч.1 ст. 65 Конституции, остаются следующие вопросы. От кого следует защищать Отечество - только от врага внешнего или от внутреннего тоже? Если следует защищать и от внутреннего врага, то относятся ли к внутренним врагам Отечества только те лица (объединения), цели или действия которых направлены на нарушение целостности Российской Федерации, или так же и те, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни (ч.5 ст. 13 Конституции)?

Наконец, как следует защищать Отечество? Что именно нужно для этого делать? Из Конституции отнюдь не вытекает ответ на эти вопросы, который дает, например, профессор Ю.А.Розенбаум: "Защита Отечества - это его оборона в случае возможной агрессии против него или его союзников, с которыми страна связана договорами о взаимной военной помощи или
обороне". Более того, крайне сомнительным представляется отождествление защиты Отечества с обороной союзников в случае агрессии против них. Конечно, договоры должны соблюдаться (если это не противоречит интересам той же защиты Отечества), но нельзя ставить знак равенства между защитой Отечества и защитой в разных точках земного шара государственных интересов России в том виде, как их понимают конкретное правительство и конкретные должностные лица. Столь же спорно и второе утверждение Ю.А. Розенбаума: "Участвовать в защите Отечества - не только юридическая обязанность, но и глубочайшее нравственное требование, патриотический долг каждого гражданина". Если Конституция одновременно закрепляет юридическую обязанность защиты Отечества в смысле воинской обязанности и глубочайшее нравственное требование участвовать в обороне страны в случае агрессии, тогда почему ч.3 ст. 59 Конституции освобождает от патриотического долга (и юридической обязанности) тех, чьим нравственным убеждениям противоречит несение военной службы? Или патриотический долг можно выполнять и на альтернативной гражданской службе? И если защита Отечества в смысле воинской обязанности – это действительно конституционная юридическая обязанность гражданина Российской Федерации, то в соответствии с принципом равноправия (ч.1 и ч.2 ст. 19 Конституции) и требованием ч.2 ст.6 Конституции (каждый гражданин Российской Федерации несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией) не следует ли распространять воинскую обязанность на всех граждан, независимо от их пола, отношения к религии, убеждений, и считать положение ч. 3 ст.59 противоречащим основам конституционного строя Российской Федерации?

Большинства из этих вопросов можно избежать, если придерживаться следующей точки зрения законодателя, отраженной в доктрине без ссылок на конституционную обязанность: "Гражданин Российской Федерации в соответствии с федеральным законом обязан защищать Отечество -Российскую Федерацию". Такая точка зрения означает, что нет конституционной юридической обязанности нести военную службу, а есть конституционная обязанность соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (ч.2 ст. 15 Конституции), в частности, обязанность так защищать Отечество, как это предписывают федеральные законы, если они не признаны противоречащими Конституции. С этой точки зрения следует считать положение ч.1 ст. 59 Конституции не имеющим определенного юридического содержания, не налагающим никаких ограничений на личные и иные права и свободы граждан. Таковые вытекают лишь из положения ч.2 ст.59 (гражданин несет военную службу в соответствии с федеральным законом, что вовсе не означает непременно всеобщую воинскую повинность), но эти ограничения следует понимать как конституционно допустимые лишь с учетом всех остальных положений Конституции о правах и свободах человека и гражданина.

4. Конституционная обязанность человека и гражданина РФ сохранять природу и окружающую среду

Разрушительная деятельность человека в природной среде совершенно обоснованно вызывает тревогу и порождает ответную реакцию государства - не допустить гибели планетарной природы как среды обитания человечества и важнейшей предпосылки его выживания. В связи с чем на конституционном уровне была закреплена обязанность каждого сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам

При рассмотрении данной основной обязанности, закрепленной в статье 58 Конституции РФ, принципиальным является вопрос о субъекте, обязанном сохранять природу и окружающую среду и бережно относиться к природным богатствам. Это и индивидуальные субъекты (граждане Российской Федерации, иностранцы и лица без гражданства) и должностные лица, на которых распространяются все гражданские обязанности, любые организации, включая органы государства, органы местного самоуправления, общественные объединения, коммерческие и иные структуры и т.п.
Обязанность каждого сохранять природу и окружающую среду и бережно относиться к природным богатствам можно рассматривать как правовую и как моральную. Забота о природе - это нравственное требование общества, через Конституцию обращенное ко всем без исключения гражданам Российской Федерации, иностранцам и лицам без гражданства.
Комментируя статью 58 Конституции РФ Бринчук М.М. выделяет два объекта, которые должен сохранять человек, - природа и окружающая среда. В.С. Афанасьев определяет три вида объектов, подлежащих сохранению и сбережению: природа, окружающая среда, природные богатства. Представляется, что правильнее говорить о природе и об окружающей среде как об объектах, регулируемых статьей 58 Конституции РФ, а природные богатства считать аксиологическим аспектом вышеуказанных объектов. Стоит заметить, что оценка природных явлений лишь с материальных или иных интересов человека недопустима.

Под термином "природа" следует понимать совокупность природных объектов, состояние которых зависит от поведения людей, но не претерпело изменения под воздействием человеческой деятельности. Это заповедные природные территории, другие хозяйственно неосвоенные участки природы.

Окружающая среда - это среда обитания и хозяйственной деятельности человека. Она включает объекты природы, измененные человеком (распаханные земли, пригородные зоны и проч.), а также искусственно созданные объекты: населенные пункты, зеленые насаждения и т. п.

По своему содержанию обязанность сохранять природу и окружающую среду и обязанность бережно относиться к природным богатствам весьма близки. Обязанность сохранять природу и окружающую среду связана с осуществлением специальных действий (или воздержанием от действий), направленных на предупреждение изменений состояния природы или окружающей среды как единого комплекса природных объектов и природных сред сверх установленных законодательством уровней, поддержанием и восстановлением благоприятного состояния окружающей среды. Обязанность каждого бережно относиться к природным богатствам - это рациональное, неистощительное, экологически целесообразное использование отдельных природных ресурсов. Обе обязанности в действительности теснейшим образом связаны и, как правило, реализуются одновременно. Рациональное, т.е. экологически целесообразное, использование природных богатств служит важнейшим принципом охраны окружающей среды.

Юридическим критерием соблюдения обязанностей сохранять природу и окружающую среду и бережно относиться к природным богатствам является осуществление человеком деятельности, которая может оказывать вредное воздействие на окружающую природную среду и природопользование, в соответствии с требованиями природоохранительного и природоресурсового законодательства.

Обязанность всех субъектов сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам корреспондируется с правом этих субъектов требовать от других исполнения указанных обязанностей, что соответствует положениям ст. 42 Конституции РФ, закрепляющую право каждого на "благоприятную окружающую среду".

Особое место в системе возникающих правоотношений принадлежит государству. С одной стороны, оно выступает как один из субъектов, несущих установленные настоящей статьей обязанности. С другой - в рамках возникающих правоотношений - является управомоченной стороной, имеющей право требовать от всех остальных субъектов исполнения ими соответствующих обязанностей. И наконец, оно выступает в качестве гаранта всех конкретных правоотношений, существующих в экологической сфере. При этом соответствующие обязанности и права несут как Российская Федерация, так и ее субъекты, поскольку в соответствии с п."д" ст.72 Конституции РФ природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, особо охраняемые природные территории относятся к их совместному ведению. Положения статьи 58 Конституции РФ находят отражение в многочисленных нормативных актах разного уровня. Эти акты можно классифицировать по различным основаниям, но представляется необходимым разделить на две группы. Те, которые относятся к первой, конкретизируют обязанности различных субъектов, а относящиеся ко второй - определяют меры ответственности за нарушение экологического законодательства. Важная роль в обеспечении исполнения обязанностей человека в сфере экологии отводится государственным органам, в том числе природоохранительной деятельности ОВД.

Задачи, обязанности и права органов внутренних дел (милиции) по охране природы регулируются законом "О милиции", уголовным, гражданско-правовым, административным законодательством, иными нормативно – правовыми актами.

Под природоохранительной деятельностью органов внутренних дел (милиции) понимается исполнительно-распорядительная деятельность, состоящая в организации и непосредственной охране объектов природы, осуществлении контроля за соблюдением природоохранительного законодательства, предупреждении и пресечении правонарушений, применении в отношении нарушителей административно-правовых мер воздействия в пределах, установленных нормативными актами.

Осуществляется она путем исполнения ими соответствующих статей Кодекса РФ об административных правонарушениях. Административное законодательство содержит ряд норм, предусматривающих ответственность за правонарушения, причиняющие вред природе. Их принято объединять в следующие группы:

1) посягающие на право собственности на природные ресурсы (ст. 7.1., ст. 7.3. – 7.6., ст. 7.8. – 7.11 КоАП РФ);

2) посягающие на конкретные образующие окружающую среду – землю (ст. 7.1. – 7.2, ст. 7.10., ст. 8.6. – 8.8. КоАП РФ), недра (ст. 7.3. – 7.5., ст. 7.10., ст. 8.9. – 8.11. КоАП РФ), водные ресурсы (ст. 7.6. – 7.8., ст. 8.12. – 8.19. КоАП РФ), лесной фонд (ст. 7.9. – 7.10., ст. 8.24. – 8.28., ст. 8.31. – 8.32. КоАП РФ), атмосферный воздух (ст. 8.21. – 8.23. КоАП РФ), животный мир (ст. 7.11., ст. 8.29, ст. 8.33. – 8.38. КоАП РФ);

3) объекты, представляющие особую хозяйственную, культурную, экономическую, санитарно-гигиеническую и иную ценность (государственные заповедники, заказники, национальные природные парки, заповедно-охотничьи хозяйства и др.);

4) природные объекты, выступающие в качестве дополнительных при совершении административных правонарушений.

За наиболее серьезные экологические правонарушения, признанные преступлениями в главе 26 УК РФ, установлена уголовная ответственность.

Постановлением Правительства города Москвы от "18" сентября 2001 года "Об Управлении по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей природной среды ГУВД г. Москвы" было принято предложение ГУВД г. Москвы и Департамента природопользования и охраны окружающей среды Правительства Москвы о проведении на территории г. Москвы в 2001 – 2002 годах эксперимента по организации взаимодействия органов внутренних дел и государственных природоохранных и контролирующих органов города Москвы в области охраны окружающей природной среды.

Приказом МВД РФ от "27" августа 2001 года "О проведении эксперимента в ГУВД г. Москвы" были созданы в структуре милиции общественной безопасности специализированные подразделения по борьбе с правонарушениями в области охраны окружающей природной среды, содержащиеся за счет средств бюджета города Москвы на период проведения эксперимента с "01" октября 2001 года по "01" октября 2002 года.

В других субъектах России нормативными актами не предусматривается создание специальных структурных подразделений милиции по осуществлению природоохранительной деятельности.

Она осуществляется сотрудниками различных служб и подразделений, в первую очередь управлений (отделов) охраны общественного порядка, уголовного розыска, ГИБДД и др. В некоторых городах создаются специальные подразделения милиции по охране природных объектов, имеющих оздоровительное, культурно-эстетическое и иное значение. Руководство этой деятельностью осуществляют ГУОПП и его подразделения на местах.

Природоохранительная деятельность осуществляется органами внутренних дел в следующих организационных формах:

1) в ходе решения задач по охране общественного порядка и борьбе с правонарушениями;

2) оказания содействия иным субъектам природоохранительной деятельности и взаимодействие с ними;

3) охраны обособленных объектов природы на основе договоров;

4) обеспечения соблюдения природоохранительного законодательства на объектах, подведомственных МВД России.

В связи с реализацией государственной программы "Экологическая безопасность России" в литературе предлагается расширение административной деятельности за рамки природоохранительной, организация ее на основе комплексного подхода к обеспечению экологической безопасности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Конституционные обязанности человека и гражданина представляют собой установленные в соответствие с потребностями развития общества и государства Конституцией РФ государственно-властные требования к личности относительно вида и меры ее должного поведения. Они являются второй неотъемлемой частью “ядра” конституционного положения личности. Конституция РФ не содержит развернутого перечня обязанностей, хотя в идеале предполагается, что каждому субъективному праву соответствует юридическая обязанность. Такое “соответствие” достигается посредством закрепления конкретных обязанностей не только Конституцией РФ, но и (главным образом) российскими законами, т.е. посредством закрепления юридических обязанностей в широком смысле.

Конституция РФ устанавливает следующие обязанности: обязанность человека и гражданина при осуществлении своих прав и свобод не нарушать права и свободы других лиц (ч.3 ст.17); обязанности человека в виде обязанности родителей проявлять заботу о детях, их воспитании и обязанности трудоспособных детей, достигших 18 лет, заботиться о нетрудоспособных родителях (ч.2 и 3 ст.38), обязанности каждого получить основное общее образование и обязанности родителей или лиц, их заменяющих, обеспечить получение детьми такого образования (ч.4 ст.43), обязанности каждого заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ч.3 ст.44), обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст.57), обязанности каждого охранять природу и окружающую среду, (ст.58); обязанность гражданина РФ защищать Отечество (ч.1 ст.59). Отсутствие широкого перечня конституционных обязанностей вызвано исторической традицией закреплять в конституциях прежде всего права и свободы, установлением универсальной конституционной обязанности гражданин соблюдать Конституцию РФ и законы (ч. 1 ст. 15), акцентированием внимания на закреплении наиболее социально значимых обязанностей человека и гражданина. При этом требует пояснения то, что универсальная обязанность граждан соблюдать Конституцию РФ и законы предполагает более широкую трактовку: во-первых, соблюдаться должны не только собственно нормы Конституции РФ и законов Российской Федерации, но и федеральные подзаконные акты конституции, уставы, законы и подзаконные акты субъектов Российской Федерации, акты местного самоуправления, принятые на основе федеральной конституции; во-вторых, данная обязанность распространяется не только на граждан РФ, но и на каждого находящегося в сфере действия Конституций РФ человека, в т.ч. проживающего в России гражданина иностранно государства, лица без гражданства.

Важно отметить также и то, что обязанность соблюдать Конституцию РФ означает, по существу, обязанность соблюдать основы конституционна строя и все многообразие принципиальных положений, составляют основы правового статуса личности, общественного и государственно строя. Иначе говоря, с точки зрения содержания данная конституционная обязанность столь обширна, что установление ее одной оказалось достаточным для определения вида и меры дозволенного поведения человека и гражданина посредством конкретизации юридическими обязанностями, закрепляемыми нормами конституционного, административного, гражданского, трудового и других отраслей права.

Конституция РФ, как уже указывалось, устанавливает одновременно ряд конкретных социально значимых обязанностей, которые, с стороны, развивают универсальную обязанность соблюдения Конституций РФ, а с другой стороны, являются конституционной основой меры поведения личности в определенной сфере и в этом качестве конкретизацию в юридических обязанностях, закрепляемых соответствующих отраслей права.

Литература

Конституция Российской Федерации
Герасимов А.П. 53 вопроса и ответа о Конституции РФ. — СПб.: Норма, 1994
Козлова Е. И., Кутафин О. Е. “Конституционное право России”.
Коваленко А.И. Конституционное право Российской Федерации. — М.: Артания, 1995
Конституционное право.: Учебное пособие: в 2-х частях. — М.: Юридический колледж МГУ, 1994
Конституционный статус гражданина, Москва, 1999
Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей редакцией Б.Н.Топорина, Ю.М.Батурина, Р.Г.Орехова. — М.: Юрид. лит., 1994
М. В. Баглай, Б. Н. Габричидзе “Конституционное право Российской Федерации” 2004
Общая теория прав человека. Издат. НОРМА, Москва, 2005
Румянцев О.Г. Основы конституционного строя России: понятие, содержание, вопросы становления. — М.: Юрист, 1994
Федеральный конституционный закон. "О Конституционном Суде РФ" от 21 июля 1994 г.
Федеральный закон "Об актах гражданского состояния" от 20.11.97. "Российская газета" от 22.11.97
[/sms]

27 окт 2008, 15:59
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.