Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Реферат: Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов


Реферат: Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов

Реферат: Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов Глава I

Институт возмещения вреда, причиненного не законными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, в советском праве был развит недостаточно, отсюда и сложности в определении этого понятия. Статьи 446 и 447 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. предусматривали ответственность государственных учреждений за вред, причиненный гражданам неправильными служебными действиями их должностных лиц в области административного управления, на общих основаниях (статьи 444 и 445 ГК), если иное не предусмотрено специальным законом. Пункт 2 статьи 446 говорил о возмещении вреда организациям в порядке, установленном законом. Статья 447 ГК посвящена ответственности за вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц, органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Ответственность, согласно этой норме, возлагалась на соответствующие государственные органы в случаях и пределах, специально предусмотренных законом. Понятия, предусмотренные этими статьями ("неправильные действия", "в области административного управления", "соответствующие государственные органы"), размыты и неконкретны. Возможно, поэтому возмещение вреда по этим статьям производилось крайне редко. В этих статьях говорилось о специальном законе, принятом на этот счет, однако до 1981 г. существовало единственное постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 16 января 1928 г. "Об ответственности за убытки, причиненные незаконным вмешательством органов власти в деятельность кооперативных организаций", так или иначе регламентирующее порядок возмещения ущерба. Думается, этого постановления было явно недостаточно, чтобы предоставить возможность гражданину или организации в полной мере реализовать свое право на возмещение ущерба.
[sms]

И только в мае 1981 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц". Этим Указом было утверждено Положение "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда".

Согласно Указу, подлежали возмещению средства, потраченные на услуги защитника, а также заработная плата и иные трудовые доходы, пенсии и пособия, которые обвиняемый мог бы получить по основному месту работы за время содержания под стражей, а также имущество (в том числе деньги, денежные вклады и проценты на них, облигации и иные ценности), конфискованное или обращенное в доход государства судом или изъятое органами дознания либо предварительного следствия, а также имущество, на которое наложен арест; взысканы штрафы, судебные издержки.

Статьей 127 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. предусматривалось, что подлежит возмещению вред, причиненный незаконными действиями государственных органов, а также должностных лиц при исполнении ими обязанностей в области административного управления.

Часть 2 этой статьи предусматривала, что вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключение под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается государством независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законодательными актами.

В части 3 этой статьи говорилось, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате иной незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, возмещается на общих основаниях.

Принятая в марте 1996 г. часть вторая Гражданского кодекса РФ в основном повторила установленные статьей 127 ОГЗ СССР принципы возмещения ущерба. В настоящее время нормы о возмещении вреда содержатся в следующих правовых актах: в ст. 53 Конституции Российской Федерации, в статьях 16, 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ, в ст. 20 закона РФ от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции".

в ст. 50 закона РФ от 12 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

Понятие вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда. государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц

В статьях 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ не определено понятия вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц. Ранее в Положении 1981 г. было предусмотрено, что возмещению подлежит только материальный вред, и было перечислено, какой именно. Сейчас это Положение отменено. Вместо него действуют нормы ГК. Общее понятие убытков содержится в статье 15 ГК РФ. В ней, в частности, отражено, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода), т. е. речь идет о материальном вреде. Материальный вред должен быть подтвержден документально.

Однако, исходя из общего принципа гражданского права, что любое нарушенное право подлежит восстановлению, личные неимущественные права гражданским законодательством также охраняются. Согласно ст. 151 Гражданского кодекса, если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права (право на доброе имя), либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Моральный вред подтверждается фактами физических и нравственных страданий и может быть доказан как документами, так и свидетельскими показаниями. Исходя из указанных статей ГК, можно сделать вывод, что возмещению подлежит как материальный, так и моральный вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц.

Понятие возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц

Возмещение вреда носит компенсационный характер. Исходя из конституционной нормы о возмещении вреда, содержащейся в ст. 53 Конституции РФ, "каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц". Конституционный принцип права на возмещение вреда предполагает безусловное обязательство государства возместить этот вред. Особенностью данного института возмещения вреда является то, что вред причиняется одним органом, а возместить его надлежит другому. На первый взгляд кажется, что причинитель вреда освобождается от ответственности за содеянное. Однако законом, тем не менее, предусмотрено право регресса к виновному в причинении вреда. В статье 1081 п. 3 Гражданского кодекса РФ сказано, что "Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование в случае возмещения ими вреда, причиненного должностным лицом органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры или суда (пункт 1 статьи 1070), имеют право регресса к этому лицу, если его вина установлена приговором суда, вступившим в законную силу". Представляется, что право регресса в данном случае ограничено, так как Российская Федерация, субъект Российской Федерации (законодатель, вероятно, имеет в виду казну) или муниципальное образование возмещают не только причиненный вред, предусмотренный п.1 ст. 1070 ГК, но и вред, возмещение которого предусмотрено ст. 1069 и п.2 ст. 1070 ГК. Регрессное же право они имеют только на вред, возмещаемый по п.1 ст. 1070 ГК, т. е. должностные лица органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда отвечают по регрессному требованию, а должностные лица государственных органов, органов местного самоуправления, исходя из этой статьи закона,— нет. Возможно, это пробел в законодательстве, и его необходимо устранить. Кроме того, за незаконные действия, по которым не постановлен приговор суда, а применены иные меры (понижение в должности, лишение специального звания, лишение премии), но по которым вред, причиненный гражданину, возмещен казной, государство уже не имеет права предъявить регрессный иск виновному лицу. Может быть, здесь право регресса у государства возникает по п.1 и 2 ст. 1081 ГК? Представляется, это не так. Поскольку предусмотренный пунктом 3 ст. 1081 ГК частный случай предъявления регрессного иска государством исключителен и не подлежит расширительному толкованию.

О возмещении вреда говорится также в статье 52 Конституции РФ: "Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсации причиненного ущерба". Попробуем проанализировать это положение Конституции. Исходя из этой формулировки, злоупотребление властью не является преступлением. С другой стороны, государство гарантирует доступ к правосудию и компенсацию причиненного злоупотреблением властью ущерба. Таким образом, возникает еще одно основание возмещения ущерба, которое не предусмотрено статьями ГК РФ, но предусмотрено Конституцией. Согласно ст. 15 Конституции РФ Конституция РФ прямого действия. По этой статье Конституции есть судебный прецедент. В Тверском межмуниципальном суде Москвы слушалось дело по иску В.Бобренева к правительству Москвы о возмещении ущерба. Суть иска такова: во время событий 3 – 4 октября 1993 года пострадал автомобиль истца. Бобренев, ссылаясь на статью 52 Конституции РФ требовал возмещения вреда. Однако в иске ему было отказано, так как государство имеет обязательства возмещать ущерб только в случае незаконных действий вышеперечисленных органов. В данном случае такого факта незаконности действий этих органов не было установлено. Суд не признал в данном случае действие ст. 52 Конституции, посчитав объяснения истца по этому поводу необоснованными.

Глава 2. Основания возмещения вреда

Понятие "незаконные действия"

Статья 1069 Гражданского кодекса РФ говорит о "незаконных действиях (бездействии)". Под ними понимаются деяния, противоречащие не только законам, но и другим правовым актам. Подобные деяния имеют многообразные виды и формы. Ими могут быть различные приказы, распоряжения, указания и иные властные предписания (причем, не имеет значения, сделаны они в письменной или устной форме), которые направлены гражданам и юридическим лицам и которые подлежат обязательному исполнению. Таковым может быть и противоправное бездействие, ибо в области властно-административных отношений требуется активность, и неприятие необходимых мер, предусмотренных законами и иными правовыми актами, может привести к причинению вреда.

Под понятием незаконных действий по ст. 1070 законодатель понимает не только действия, которые в установленном порядке признаны незаконными решением суда, вынесенным на основании Закона РФ "Об обжаловании действий должностных лиц", но и в случаях постановления оправдательного приговора суда, прекращения уголовного дела за отсутствием события или состава преступления (пп. 1, 2 ст. 5 УПК РСФСР), прекращения уголовного дела за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РСФСР), прекращения дела об административном правонарушении, однако право на возмещение такого ущерба возникает лишь в случае полной реабилитации гражданина.

Прекращение дела по так называемым нереабилитирующим основаниям: амнистия; недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность; примирение обвиняемого с потерпевшим; отсутствие жалобы потерпевшего; смерть обвиняемого; изменение обстановки; передача виновного на поруки и другие, предусмотренные пунктами 3 – 9 статьи 5 УПК РСФСР, не дает права на возмещение вреда.

Например, в Тверском межмуниципальном суде Москвы рассматривался иск Е.Вихрова к Черемушкинской райпрокуратуре, следственному отделу Черемушкинского УВД, изоляторам 481 и 482 о возмещения ущерба, причиненного смертью сына О. Вихрова, которая произошла во время его нахождения под стражей в ходе расследования уголовного дела. Во время рассмотрения иска проверялась законность действий как органов предварительного следствия и прокуратуры, так и действия медперсонала изоляторов, так как О. Вихров умер в результате заболевания туберкулезом. Действия органов предварительного следствия и прокуратуры по содержанию его под стражей признаны судом законными, фактов бездействия медперсонала тюрем судом не обнаружено. Поэтому в иске было отказано.

Судебная практика знает и случаи возмещения вреда, когда действия никем не признаны незаконными, однако вред судом возмещается. Тем же Тверским судом слушалось дело по иску М. Дмитриева к Минфину РФ, ГУВД Москвы о возмещении ущерба. Дело в следующем. Истец приобрел в личную собственность автомобиль "Мицубиси-Паджеро". При растаможивании этого автомобиля сотрудники ГАИ ВАО совершили преступление. В отношении них было возбуждено уголовное дело. Автомобиль был изъят как вещественное доказательство и помещен на стоянку ГУВД. Сотрудники РУОП ГУВД для проведения оперативно-следственных мероприятий забрали автомобиль со стоянки и вне стоянки он был украден. Никаких взысканий к этим сотрудникам применено не было. Изъята автомашина была законно. Возможно, вред не должен был быть возмещен в связи с этими обстоятельствами. Однако суд решил иначе. Иск был удовлетворен и с казны Российской Федерации взыскана стоимость автомобиля.

Многочисленные споры возникают по поводу возмещения вреда, причиненного изданием не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления. Может ли суд оценить законность акта как такового? В судебной практике есть и такие прецеденты. Гражданин Комаровский обратился в суд с иском к ГУП ГТО (Государственное унитарное предприятие Государственного технического обслуживания) и правительству Москвы о возмещении вреда, причиненного ему изданием постановления правительства "Об эвакуации автотранспорта". Истец ссылался на то, что это постановление противоречит федеральному закону — КоАПу, где за неправильную парковку предусмотрен иной вид взыскания. Кроме того, ст. 209 ГК говорит о том, что собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом, и ограничить это право может только федеральный закон. Также данное постановление нарушает закон РФ "О залоге", который запрещает требовать возмещения стоимости услуг (по эвакуации автомобиля), удерживая при этом имущество до тех пор, пока услуги будут оплачены полностью. Решением суда иск был удовлетворен, ущерб взыскан. Кроме материального вреда, суд взыскал и моральный вред в размере 10 млн. руб. с правительства Москвы. Надо сказать, что в исках к ГУП ГТО в этом же суде было отказано в возмещении вреда, так как эта организация действовала в данном случае правомерно, основывая свои требования к автовладельцам на постановлении правительства Москвы.

Похожий иск к УВД, которое удержало с гражданина 195 тыс. руб. за временную регистрацию места жительства, был также отклонен. Истец в обоснование своего требования ссылался на то, что данный сбор противоречит Конституции, позволяющей гражданам свободно выбирать место пребывания и жительства (ст.27). Суд указал в решении, что действия работников УВД законны, поскольку взимание определенной суммы за регистрацию предусмотрено специальным нормативным актом. То есть в данном случае суд не оценивал законность этого нормативного акта, а ограничился констатацией того, что этот акт не отменен соответствующим органом.

Таким образом, как показывает судебная практика по такого рода делам, подлежит возмещению вред, причиненный действиями, которые совершены причинителем вреда с использованием своего служебного положения. Последнее суждение не бесспорно и вызывает полемику в различных судебных инстанциях.

Понятие органов следствия, дознания, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц

Понятие органов дознания, следствия вытекает из норм, закрепленных в главах девятой и десятой УПК РСФСР. Так, в ст. 117 сказано, что органами дознания являются милиция, командиры воинских частей, соединений и начальники военных учреждений, органы государственной безопасности — по делам, отнесенным законом к их ведению, начальники ИТУ, следственных изоляторов и т.д., органы государственного пожарного надзора, органы пограничной охраны — по делам о нарушении государственной границы, капитаны морских судов, главное управление налоговых расследований, таможенные органы РФ. В ст. 125 УПК говорится, что предварительное следствие по уголовным делам производится следователями прокуратуры, а также следователями органов внутренних дел и следователями органов государственной безопасности.

Согласно ст. 14 федерального закона "об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" к органам местного самоуправления относятся выборные органы, образуемые в соответствии с указанным федеральным законом, законами субъектов Российской Федерации, уставами муниципальных образований, а также другие органы, образуемые в соответствии с уставами муниципальных образований. Из ст. 16 означенного закона следует, что должностные лица местного самоуправления — это выборные лица, возглавляющие деятельность по осуществлению местного самоуправления.

Под должностными лицами, согласно статье 170 УК РСФСФ 1960 г., понимаются лица, постоянно или временно осуществляющие функции представителей власти, а также занимающие постоянно или временно в государственных или общественных учреждениях, организациях или на предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, или выполняющие такие обязанности в указанных учреждениях, организациях и на предприятиях по специальному полномочию (в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г.). В статье 285 Уголовного кодекса РФ, принятого Государственной Думой 24 мая 1996 года и вступившего в силу с 1 января 1997 г., понятие должностного лица сформулировано следующим образом: "Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации".

Понятие казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации

Статьи 1069 и 1070 предусматривают, что вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Согласно приложению 1 к постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 3020-1 в редакции постановления ВС РФ от 27 января 1993 г. N 4375-1; постановления Конституционного суда РФ от 10 сентября 1993 г., государственная казна Российской Федерации представляет собой средства республиканского бюджета РФ, Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования и других государственных внебюджетных фондов РФ, Центрального банка РФ, золотой запас, алмазный и валютный фонды.

Однако при рассмотрении конкретных гражданских дел по возмещению вреда возникает ряд вопросов. Известно, что республиканский бюджет представляет собой закон о федеральном бюджете на текущий год, который состоит из доходной и расходной частей. В них содержится исключительный перечень доходных и расходных статей. Статей расходов на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, не было предусмотрено ни в бюджете на 1991 год, ни во все последующие годы, не исключая и нынешний, 1997-й. Именно поэтому последовало обращение в Конституционный суд РФ с просьбой разъяснить понятие казны Российской Федерации исходя из создавшейся ситуации. Однако Конституционный суд ограничился пояснением, что данная ситуация является последствием пробела в праве. Такое разъяснение, безусловно, не помогло судам разобраться, каким образом выносить решения и как их исполнять. О том, по какому пути в связи с изложенным идет судебная практика, расскажет параграф 4 главы 2, поскольку нами еще не определено понятие финансового органа, представляющего казну РФ.

Понятие финансового органа, представляющего казну Российской Федерации , казну субъекта Российской Федерации

Статья 1071 ГК РФ предусматривает, что в случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина. Какой же орган представляет казну Российской Федерации, казну субъекта РФ и казну муниципального образования? Гражданский кодекс не дает нам ответа на этот вопрос.

По судебной практике по такого рода делам обычно привлекается Министерство финансов, если речь идет о возмещении вреда, причиненного органами, финансируемыми из федерального бюджета, и департамент финансов города Москвы, если стоит вопрос о возмещении вреда органами, финансируемыми бюджетом города Москвы. Например, когда вред причинен криминальной милицией, которая финансируется согласно закону о федеральном бюджете на 1997 г. из республиканского бюджета, в качестве ответчика судом вызывается Министерство финансов РФ. А если вред причинен милицией общественной безопасности, то в соответствии с законом города Москвы о бюджете города на 1997 г., который предусматривает ее финансирование за счет бюджета города, департамент финансов столицы. Но это, повторю, согласно судебной практике. Ведь положением о Министерстве финансов РФ, которое утверждено постановлением Правительства РФ от 19 августа 1994 г. N 984 в редакции постановления Правительства РФ от 1 мая 1996 г. номер 537, не установлено право Министерства РФ представлять казну Российской Федерации. Такого права нет и у департамента финансов города Москвы.

Однако суд основывает свое определение на аналогии права. Дело в том, что применительно к случаям предъявления требований к Правительству РФ вопрос о его представителях решен постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. номер 950.

"О порядке назначения представителей интересов Правительства Российской Федерации в судах". В соответствии с ним распоряжением Правительства представителями назначаются должностные лица соответствующих федеральных органов исполнительной власти (в зависимости от характера заявленных требований). В таких случаях стороной в процессе выступает само Правительство. По Министерству финансов такого постановления нет. Поэтому оно привлекается в качестве ответчика как государственный орган, аналогичный Правительству.

Задачей Министерства финансов является обеспечение исполнения федерального бюджета на текущий год. Для этого поступающие в федеральный бюджет доходы в строгом соответствии с законом о бюджете распределяются между министерствами с помощью казначейств и по счетам (МВД, Минобороны не включены в систему казначейств). Реально деньги передаются министерствам как главным распорядителям бюджетных средств, а те расходуют их по соответствующим статьям. Надо сказать, что в настоящее время существует два вида расходных статей: защищенные (расходы на зарплату и медикаменты) и незащищенные (все остальные). Каким образом в данной структуре распределения бюджетных средств изыскать средства на возмещение вреда, остается неясным. Если опять обратиться к судебной практике, то в резолютивной части решения формулировка, с кого взыскивать вред, каждый раз разная. В частности, были такие решения: "взыскать с Министерства финансов" (что неверно, поскольку Минфин РФ юридическое лицо, средства и имущество которого необходимо для его работы, а исходя из такой формулировки, судебный исполнитель должен обратить на них взыскание), "обязать Министерство финансов взыскать с МВД как с главного распределителя бюджетных средств" (вред в данном случае был причинен работниками ГУВД, поэтому суд решил взыскать вред с МВД как с вышестоящей инстанции — это тоже неверно, так как законодатель не дает права суду решать внутренние вопросы Минфина, ведь кому и как перечислять средства решает само министерство), "взыскать с казны РФ" (что такое казна, описано в параграфе 3 главы 2, и как взыскать с нее средства — не ясно), "взыскать с бюджета РФ" (бюджет РФ — это закон, как можно обратить взыскание на закон?). Обычно Министерство финансов при поступлении к ним исполнительного листа просит суд разъяснить порядок исполнения решения. Однако суду с учетом вышеперечисленных проблем также неизвестен порядок исполнения решения. В связи с этим были и курьезы: после поступления исполнительного листа из Пермского областного суда Минфин обратился к нему с ходатайством о разъяснении: с какой статьи бюджета производить выплаты. Из суда поступил ответ: "С какой хотите, с такой и взыскивайте". Тогда Минфин списал денежные средства со статьи, предусматривающей финансирование этого суда.

Проанализировав судебную практику и законодательство, приходим к выводу, что изложенные выше формулировки не достаточно корректны. Представляется целесообразным резолютивную часть судебного решения изложить следующим образом: "Взыскать с казны Российской Федерации (казны субъекта Федерации) причиненный вред. Исполнение возложить на Министерство финансов (департамент финансов субъекта Федерации) как на финансовый орган, представляющий казну Российской Федерации (казну субъекта Федерации)". Практикой правительства Москвы подтверждено предложение, изложенное выше. После принятия в 1991 году Основ гражданского законодательства судами Москвы были вынесены решения о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, государственных органов и их должностных лиц. Поступившие в мэрию исполнительные листы мэром города были направлены на исполнение в департамент финансов правительства Москвы с указанием статьи, откуда должны быть взяты средства. Такое право предоставлено мэру законом.

Глава 3. Критерии определения размера возмещения вреда

В данной главе в основном будут рассмотрены критерии возмещения морального вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, поскольку очевидно, что для возмещения материального вреда не требуется устанавливать подобные критерии, ибо в любом случае возмещается материальный вред, который подтвержден документально.

В законодательстве критерии определения размера морального вреда не выработаны. Не на что даже ориентироваться, поскольку как таковой нет и практики. Дело в том, что сама возможность требовать возмещения вреда появилась недавно, подобных исков немного, решений по ним еще меньше.

Складывается ощущение, что суды боятся применять эту норму. Им трудно, как любым первопроходцам. Суды, как правило, действуют с оглядкой на сложившуюся практику. Но ее-то как раз и нет.

В тех редких случаях, когда суд принимает решение о возмещении вреда, он обосновывает свои решения самыми общими фразами и возмещает тот вред, который доказан истцом, подтвержден документами по делу, свидетельскими показаниями.

Можно было бы обратиться к зарубежной практике и опыту. Но выясняется, что и оттуда ждать нечего. Из немногочисленной литературы по этому вопросу удалось выяснить, что возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственных органов и органов местного самоуправления и их должностных лиц, производится в судебном порядке, но четкие критерии определения размера возмещения в законах отсутствуют. Судам предоставлены широкие возможности определять размер возмещения вреда, исходя из соображений справедливости. Так что российским судам, судя по всему, придется вырабатывать опыт самим.

Но поскольку произвольно определять сумму вреда негоже, то надо попытаться выяснить для начала, что может влиять на его размер. В данной работе предпринята такая попытка. Практика, вероятно, выработает свои критерии, а пока есть возможность подумать над этим вопросом и сделать свои предложения.

Личность истца

При решении вопроса о возмещении вреда суд должен принять во внимание личность истца. При этом надо иметь в виду, что вред, который будет возмещаться и который зависит от личности истца, — моральный, ведь материальный ущерб при условии его доказанности будет возмещаться в любом случае, вне зависимости от личности истца.

При установлении размера возмещения морального вреда суд, на мой взгляд, как один из критериев, необходимых для определения этого размера, должен рассмотреть характеристику личности истца.

Необходимо выяснить род занятий истца, круг его общения, его известность. А для этого установить, где он учится, работает, какую должность занимает, насколько велик коллектив, состоит ли он в каких-либо партиях, общественных организациях, движениях и какую роль в них играет; где живет; насколько он известен, популярен. Зачем же это нужно?

Ущерб, нанесенный личности незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственных органов и органов местного самоуправления и их должностных лиц, будет тем больше, чем больше круг общения истца, чем больше его известность, т. е. чем больше лиц знают его.

Как мозаика складывается из отдельных кубиков, так и общественная ценность личности складывается из мнений отдельных многочисленных субъектов, знающих истца. И естественно, чем больше тех, в чьем мнении истец опорочен, тем крупнее размер вреда, нанесенного личности.

Итак, масштаб личности — назовем так условно данную характеристику лица — влияет на размер причиненного вреда. Так же, на мой взгляд, на этот размер будет влиять сложившаяся репутация потерпевшего. В Толковом словаре русского языка Н. Д. Ушакова она именуется как составившееся общее мнение о достоинствах и недостатках кого-чего-нибудь", а у В. И. Даля — "слава человека, добрая и дурная, как и чем кто слывет, общее мнение о ком-либо".

Чем выше репутация человека, тем существеннее вред, нанесенный ему незаконными действиями указанных выше органов и лиц. В этом отношении показательна судебная практика, сложившаяся в Великобритании.

В Соединенном Королевстве ответственность за вред может состоять в присуждении истцу "презренных" убытков. Например, истец привлечен к уголовной ответственности за кражу пальто из фойе гостиницы. Если не будет доказано, что истец действительно совершил кражу в данном случае, но он неоднократно осуждался за кражу других вещей из разных мест, то истцу будет присуждено возмещение. Однако присяжные могут оценить ущерб, принесенный его репутации, в один пенни.

Если бы к уголовной ответственности был незаконно привлечен человек, не имеющий "темного" прошлого, то сумма ущерба разительно отличалась бы в большую сторону. В российском уголовном праве при назначении наказания по делам об убийствах суд учитывает, помимо всех прочих обстоятельств, и личность потерпевшего, т. к. от личности потерпевшего зависит общественная опасность преступления. И чем выше опасность, тем более суровое наказание ждет преступника.

Приведенная аналогия не совсем уместна, хотя она подтверждает признание российским правом зависимости тяжести правонарушения от личности потерпевшего. Следовательно, чем выше репутация потерпевшего (возвращаясь к теме), тем тяжелее правонарушение. Чем тяжелее правонарушение, тем больший вред нанесен имени, репутации, чести, тем выше должна быть ответственность и, соответственно, выше размер подлежащего возмещению вреда.

Таким образом, если незаконно привлечь к уголовной ответственности лиц, имеющих различную репутацию, то и размер вреда будет различным. Перефразируя известное изречение "чем выше взлетел, тем больнее падать", можно сказать: чем выше репутация, тем больше вред.

В Тверском межмуниципальном суде Москвы рассматривалось дело по иску гр-на Власенко к Министерству финансов, ГУВД о возмещении вреда. Суть дела такова: истец работал дознавателем в УВД ВАО Москвы. Инспекцией по личному составу было выявлено, что Власенко при расследовании уголовного дела получил взятку. Была проведена оперативная проверка, возбуждено и расследовано уголовное дело, которое затем было передано в суд. Однако в ходе рассмотрения дела в Московском городском суде оказалось, что объективные подтверждения получения взятки в деле отсутствуют. Судом был постановлен оправдательный приговор. Тогда Власенко обратился в суд с иском о возмещении вреда, причиненного ему. Дело в том, что когда истец был заключен под стражу, его жена ждала ребенка. Она волновалась за судьбу мужа, что недопустимо в ее положении. В результате ребенок родился мертвым. После освобождения из-под стражи истец вернулся на работу в УВД. Однако нормально работать в управлении он не смог. Отношение к нему со стороны руководства и коллег изменилось. Ему больше не доверяли, как прежде. Власенко смог проработать на прежнем месте работы чуть больше месяца. Атмосфера недоверия действовала на него угнетающе. После увольнения он устроился инженером на завод приборостроения. При этом он потерял в зарплате почти в пять раз. Кроме того, истец был очередником на улучшение жилой площади. Работая в УВД, он имел реальную возможность в скором времени получить благоустроенную квартиру. Перейдя на работу на завод, он лишился такой возможности. Все это было подтверждено документально. В обоснование своих требований о возмещении морального вреда истец упомянул и тот факт, что проживает он в небольшом подмосковном городке, где живут в основном военнослужащие и их семьи. Отец истца также был военнослужащим, и когда его руководители узнали, что его сын привлечен к уголовной ответственности, то тут же предложили ему выйти в отставку.

Немаловажна, по мнению истца, и та деталь, что военный городок невелик, его жители хорошо знают друг друга. Поэтому информация о его аресте незамедлительно стала достоянием общественности.

Вышеперечисленные основания как раз и являются критериями возмещения вреда.

Причинитель вреда

Некоторые характеристики, относящиеся к ответчику, способны, думается, также оказать влияние на размер возмещаемого вреда.

В первую очередь обратим внимание на действия, в результате которых истцу был причинен вред. Очевидно, что привлечение к уголовной ответственности более ощутимо для человека, чем, скажем, причинение ему незначительного материального ущерба. Не следует думать, что вред может причинить только незаконное заключение под стражу. Ведь даже если к привлеченному к уголовной ответственности применены такие меры пресечения, как, к примеру, подписка о невыезде, это уже ограничивают его права, что может причинить ему вред. Например, вспомним известный фильм Э. Рязанова "Берегись автомобиля". В одном из эпизодов следователь применил меру пресечения — подписку о невыезде — к задержанному на месте происшествия инженеру, который торопился к поезду и попросил Деточкина, пытавшегося угнать автомобиль, подвезти его до вокзала. Сам же Деточкин по этому поводу сказал: "Может быть, инженер и не виноват, он приличный человек, а вы лишили его заслуженного отдыха".

В продолжение темы надо сказать о том, что само привлечение к уголовной ответственности может создать у определённого круга лиц какое-либо неблагоприятное мнение о привлекаемом. Честь, репутация, реноме — это оценка личности третьими лицами. В результате незаконного привлечения к уголовной ответственности эта оценка снижается или становится отрицательной (для тех, кто плохо знал этого человека раньше). Факт незаконности привлечения к уголовной ответственности устанавливается гораздо позднее, и все это время, пока неизвестна судьба привлеченного к ответственности, он в глазах общественности выглядит не лучшим образом. Как правило, дурная весть, в данном случае — о привлечении к ответственности — разносится гораздо быстрее, чем добрая — о реабилитации. И это тоже влияет на состояние человека, утратившего доброе имя не по своей вине и затем стремящегося его восстановить.

Влияет ли на размер возмещения вреда орган, причинивший его? Думается, что нет. В обыденном понимании человеку безразлично, кто конкретно причинил ему вред. Но тем не менее очевидно, что органы дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, исходя из сущности их деятельности, причиняют гораздо более ощутимый вред, поскольку ограничивают более существенные права: на свободу и личную неприкосновенность, на свободное передвижение и выбор места пребывания и жительства, в конце концов — на жизнь и здоровье.

Последствия

Ясно, что одним из критериев возмещения вреда являются последствия незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственных органов и органов местного самоуправления и их должностных лиц.

До этого мы говорили об объективных моментах, которые могут оказать влияние на размер возмещаемого вреда. Но нельзя забывать, что этот вред наносится конкретному человеку, который реагирует на происходящие события совершенно индивидуально, неповторимо, не похоже на других.

Одинаковую информацию разные люди воспринимают по-разному. Впечатлительные, легко ранимые могут более сильно переживать, страдать, мучиться от незаконных действий перечисленных выше органов и лиц. Причиненный им вред будет значительней.

А кто-то, может быть, отнесется безразлично. В силу особенностей своего характера ему будет все равно.

Поскольку возмещение вреда несет в себе и компенсационную функцию за вред, нанесенный человеку, то не учитывать последствий для него суд не может.

Конечно, если никаких вредных последствий для здоровья не произошло, то вред все равно должен быть взыскан, т. к. умаление чести все равно было, и вред личности был нанесен независимо от последствий для этой личности. Можно провести аналогию с уголовным правом, где существуют усеченные составы преступления, в которых значение имеет только само преступное деяние, и ответственность наступает независимо от последствий для потерпевшего. Скажем, такие преступления, как клевета или оскорбление. Наказание будет зависеть только от объективной тяжести деяния, а размер, характер последствий не учитываются. Если же отрицательные последствия наступили, то при определении суммы, подлежащей возмещению, они должны учитываться. Но в какой мере?

Невозможно установить истинные размеры вреда, так как эмоции, присущие человеку, возникают по любому поводу и могут увеличить или уменьшить вред. Также на размер вреда могут влиять многие другие привходящие обстоятельства, не поддающиеся учету. Кроме того, человек сам может увеличить вред себе, постоянно думая о происшедшем, нагнетая обстановку, подводя себя к стрессовому состоянию. Бывают же люди, доводящие себя до истерики без существенного повода. В таких случаях потерпевший — повторюсь — сам увеличивает размер вреда, и причинитель отвечать за это не должен.

Другими словами, суд должен исходить из адекватно возможной реакции человека на событие с допустимым диапазоном колебания в зависимости от конкретной личности.

Теперь перейдем к социальным последствиям для личности, которые влияют на размер причиненного вреда. Имеется в виду реакция окружающих. Ясно, что она может смягчить или усугубить страдания и переживания. Если распространенной порочащей информации поверили знакомые потерпевшему люди, то это обострит его мучения, и наоборот, если этой информации не поверят, то это поддержит пострадавшего, придаст ему силы и, естественно, уменьшит причиненный вред.

Последствия должны быть, безусловно, реальными, а не предполагаемыми. Нельзя, скажем, подтверждая свои исковые требования, высказывать следующие суждения: "После объявления мне о привлечении к уголовной ответственности я заволновался из-за того, что друзья и коллеги будут относиться ко мне хуже, но на самом деле они не сомневались в моей честности и порядочности и наши отношения остались прежними".

Таким образом, видим, что последствия также являются критерием для возмещения причиненного вреда.

Глава 4. Субъекты, имеющие право требовать возмещения вреда

До сих пор при рассмотрении вопроса о возмещении вреда предполагалось, что вред причинен, а затем возмещается конкретному человеку — физическому лицу. Теперь же обратимся к вопросу: может ли требовать возмещения вреда юридическое лицо? Безусловно, может. В статьях 16, 1069, 1070 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что вред, причиненный гражданину или юридическому лицу, возмещается на тех же основаниях. Правда следует уточнить, что к юридическому лицу не применяется положение пункта 1 ст. 1070, так как в ней говорится о незаконном осуждении, незаконном привлечении к уголовной ответственности, незаконном применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконном наложении административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Все эти меры могут быть применены лишь к гражданам, к юридическим лицам такие меры применены быть не могут. К сожалению, судебная практика по таким делам с участием юридического лица пока не сложилась. Дело в том, что такое право у юридического лица появилось только после марта 1996 года, после вступления в силу части второй Гражданского кодекса РФ.

Таким образом приходим к выводу, что возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, государственной власти, местного самоуправления и их должностных лиц, может потребовать как физическое, так и юридическое лицо. Теперь возникает вопрос: может ли потребовать возмещения вреда не само лицо, которому причинен вред, а, скажем, его законные представители или родственники, друзья.

Представляется, что лицо, не обладающее полной дееспособностью в силу возраста или болезни, но осознающее себя личностью и способное понять, что ему причинен вред, должно иметь право на защиту, которая может быть осуществлена законными представителями.

В данной работе был приведен пример, когда с иском о возмещении вреда в суд обратился отец привлеченного к уголовной ответственности, правда, дееспособного. Сам привлеченный не мог обратиться в суд, поскольку скончался в тюрьме. Как мы помним, суд принял дело к производству.

Что касается других родственников (не близких) и друзей, то их право обратиться в суд по таким делам представляется спорным. Однако нельзя исключить того, что подобные случаи в судебной практике могут быть и рассматриваться они будут в зависимости от конкретных обстоятельств.

Список законодательных актов и литературы

Конституция РФ от 12 декабря 1993 г. Гражданский кодекс РФ. Части первая и вторая.
Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. (Ведомости СССР, 1991, N 26, ст.733).
Гражданский кодекс РСФСР от II июня 1964 г..
Федеральный закон РФ от 28 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 35, ст.3506).
Уголовный кодекс РФ 1996 г..
Уголовный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г..
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (с изменениями и дополнениями на 1 марта 1995 г.).
Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" Федеральный закон РФ от 24 июня 1993 г. "О федеральных органах налоговой полиции".
Указ Президиума Верховного Совета СССР "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц" от 18 мая 1981 г. (Ведомости СССР, 1981, N 2, ст. 750).
Положение "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда" (там же) Бюллетень Верховного суда РФ, 1993, N 1, ст. 5 Положение о Министерстве финансов РФ, утвержденное постановлением Правительства РФ от 19 августа 1994 г. N 984 в редакции постановления Правительства РФ от 1 мая 1996 г. N 537.
[/sms]

27 окт 2008, 08:57
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.