Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск



Реферат: Военный коммунизм

Реферат: Военный коммунизм Учитывая сложность ситуации, большевики в кратчайшие сроки после захвата власти сформировали армию, создали особый метод управления экономикой, назвав его “военным коммунизмом, и установили политическую диктатуру.

Создание Красной Армии

Проблема вооружённой защиты власти требовала незамедлительного решения, и в начале 1918 года большевиками создавались вооруженные отряды из солдат-добровольцев и выбранных командиров. Но с ростом оппозиции и началом иностранной интервенции правительство вынуждено было 9 июня 1918 года объявить об обязательной воинской службе. В связи с большим дезертирством председатель Реввоенсовета Троцкий установил жесткую дисциплину и ввел систему заложников, когда за дезертира отвечали члены его семьи.

Кроме дезертирства, остро стояли проблемы снаряжения и командования новой армией. За снаряжение отвечал чрезвычайный уполномоченный по снабжению Красной Армии и Флота Рыков, он же возглавлял Промвоенсовет, который управлял всеми военными объектами, где работала треть всех рабочих. Половина всей одежды, обуви, табака, сахара, произведённого в стране, шла на нужды армии. Для решения проблемы командования обратились к специалистам и офицерам царской армии.

В армии крестьян учили читать, там же учили “правильно думать”, усваивать основы новой идеологии. Служба в Красной Армии была одним из основных способов продвижения по социальной лестнице, давала возможность вступить в комсомол, партию. Большинство армейских партийцев потом пополнило кадры советской администрации, где сразу же навязывали своим подчиненным армейский стиль руководства.

Национализация и мобилизация экономики

За три с половиной года войны и восемь месяцев революции экономика страны была разрушена. Из-под контроля большевиков вышли наиболее богатые районы: Украина, Прибалтика, Поволжье, Западная Сибирь. Экономические связи между городом и деревней уже давно были прерваны. Забастовки и локауты предпринимателей довершили разложение экономики. Окончательно отказавшись от опыта рабочего самоуправления, обреченного на провал в условиях экономической катастрофы, большевики предприняли ряд чрезвычайных мер. Они продемонстрировали авторитарный, централистский государственный подход к экономике. В октябре 1921 года Ленин писал: “В начале 1918 года... мы сделали ту ошибку, что решили произвести непосредственный переход к коммунистическому производству и распределению”. Тот “коммунизм”, который, по Марксу, должен был быстро привести к исчезновению государства, наоборот, удивительным образом гипертрофировал государственный контроль над всеми сферами экономики.

После национализации торгового флота (23 января) и внешней торговли (22 апреля) правительство 22 июня 1918 года приступило к общей национализации всех предприятий с капиталом свыше 500000 рублей. В ноябре 1920 года вышел декрет, распространивший национализацию на все “предприятия с числом рабочих более десяти или более пяти, но использующих механический двигатель”. Декретом от 21 ноября 1918 года устанавливалась монополия государства на внутреннюю торговлю.
[sms]

Постановление от 13 мая 1918 года дало широкие полномочия Народному комиссариату по продовольствию. В нем государство провозгласило себя главным распределителем. В экономике, где распределительные связи были подорваны, жизненно важной проблемой стало обеспечение поставок и распределение продуктов, прежде всего зерна. Большевики из двух вариантов восстановления — некоего подобия рынка или принудительных мер — выбрали второй. Они предполагали, что усиление классовой борьбы в деревне решит проблему снабжения продовольствием городов и армии. 11 июня 1918 года были созданы комитеты бедноты, которые в период разрыва между большевиками и левыми эсерами (еще контролировавшими значительное число сельских Советов) должны были стать “второй властью” и изъять излишки продукции у зажиточных крестьян. В целях “стимулирования” бедных крестьян предполагалось, что часть изымаемых продуктов будет поступать членам этих комитетов. Их действия должны поддерживаться частями “продовольственной армии”. Численность продармии увеличилась с 12 тысяч в 1918 году до 80 тысяч человек. Из них добрую половину составляли рабочие стоявших петроградских заводов, которых “заманили” оплатой натурой пропорционально количеству конфискованных продуктов.

Создание комбедов свидетельствовало о полном незнании большевиками крестьянской психологии, в которой главную роль играл общинный и уравнительный принцип. Кампания по продразверстке летом 1918 года закончилась неудачей. Тем не менее, политика продразверстки продолжалась до весны 1921 года. С 1 января 1919 года беспорядочные поиски излишков были заменены централизованной и плановой системой продразверстки. Каждая крестьянская община отвечала за свои поставки зерна, картофеля, меда, яиц, масла, масличных культур, мяса, сметаны, молока. И только после выполнения поставок власти выдавали квитанции, дающие право на приобретение промышленных товаров, причем в ограниченном количестве и ассортименте. Особенно ощущался недостаток сельскохозяйственного инвентаря. В результате крестьяне сократили посевные площади и вернулись к натуральному хозяйству.

Государство поощряло создание бедняками коллективных хозяйств с помощью правительственного фонда, однако из-за малого количества земли и отсутствия техники эффективность коллективных хозяйств бала мала.

Из-за недостатка продовольствия карточная система распределения продовольствия не удовлетворяла горожан. Даже самые обеспеченные получали лишь четверть необходимого рациона. Помимо несправедливости, система распределения была еще и запутанной. В таких условиях процветал “черный рынок”. Правительство тщетно пыталось законодательно бороться с мешочниками. Упала производственная дисциплина: рабочие по мере возможностей возвращались в деревню. Правительство ввело знаменитые субботники, трудовые книжки, всеобщую трудовую обязанность, в районах военных действий создавались трудовые армии.

Установление политической диктатуры

Годы “военного коммунизма” стали периодом установления политической диктатуры, завершившей двуединый процесс, растянувшийся на многие годы: уничтожение или подчинение большевикам независимых институтов, созданных в течение 1917 года (Советы, заводские комитеты, профсоюзы), и уничтожение небольшевистских партий.

Сворачивалась издательская деятельность, запрещались небольшевистские газеты, происходили аресты руководителей оппозиционных партий, которые затем объявлялись вне закона, постоянно контролировались и постепенно уничтожались независимые институты, усиливался террор ВЧК, насильно были распущены “непокорные” Советы (в Луге и Кронштадте). “Власть снизу”, то есть “власть Советов, набиравшая силу с февраля по октябрь 1917 года, через различные децентрализованные институты, созданные как потенциальное “противостояние власти”, стала превращаться во “власть сверху”, присвоив себе все возможные полномочия, используя бюрократические меры и прибегая к насилию. (Тем самым власть переходила от общества к государству, а в государстве — к партии большевиков, монополизировавших исполнительную и законодательную власть.) Автономия и полномочия заводских комитетов попали под опеку профсоюзов. Профсоюзы, в свою очередь, значительная часть которых не подчинились большевикам, были либо распущены по обвинению в “контрреволюции”, либо приручены, чтобы исполнять роль “приводного ремня”. На первом съезде профсоюзов в январе 1918 года произошла потеря независимости заводских комитетов. Поскольку новый режим “выражал интересы рабочего класса”, то профсоюзы должны стать составной частью государственной власти, подчиняясь Советам. Тот же съезд отверг предложение меньшевиков, настаивающих на праве забастовки. Чуть позже, чтобы усилить зависимость профсоюзов, большевики поставили их под прямой контроль: внутри профсоюзов коммунисты должны были объединиться в ячейки, подчиняющиеся непосредственно партии.

Небольшевистские политические партии последовательно уничтожались разными способами. 28 ноября 1917 года кадетов объявили “врагами народа”. Левые эсеры, поддерживавшие большевиков до марта 1918 года, разошлись с ними по двум пунктам: террору, возведенному в ранг официальной политики, и брест-литовскому договору, который они не признавали. После попытки государственного переворота 6 – 7 июля 1918 года, закончившейся провалом, большевики удалили левых эсеров из тех органов (например, из сельских Советов), где последние были еще очень сильны. Остальные эсеры еще в октябре объявили себя непримиримыми врагами большевиков. Меньшевики под руководством Дана и Мартова попытались организоваться в легальную оппозицию в рамках законности. Если в октябре 1917 года влияние меньшевиков было незначительным, то к середине 1918 года оно невероятно возросло среди рабочих, а в начале 1921 года и в профсоюзах благодаря пропаганде мер по либерализации экономики, впоследствии переработанных Лениным в принципы НЭПа. С лета 1918 года меньшевиков стали постепенно удалять из Советов, а в феврале – марте 1921 года большевики произвели 2 тысячи арестов, в том числе всех членов ЦК. С анархистами, бывшими “попутчиками” большевиков, поступили как с обычными уголовниками. ВЧК в результате операции в Москве арестовала 500 анархистов, из которых 40 были расстреляны. Украинские анархисты под руководством Махно сопротивлялись до 1921 года.

Созданная 7 декабря 1917 года ВЧК задумывалась как орган расследования, но местные ЧК быстро присвоили себе после короткого суда право расстреливать арестованных. После покушения на Ленина и Урицкого 30 августа 1918 года начался “красный террор”, ВЧК ввела две карательные меры: взятие заложников и трудовые лагеря. ВЧК получила независимость в своих действиях, то есть обысках, арестах и казнях.

В результате разрозненных и плохо скоординированных действий антибольшевистских сил, их беспрестанных политических ошибок, большевики успели организовать надежную и постоянно растущую армию, разбившую поодиночке своих противников. Большевики с необычайной ловкостью овладели искусством пропаганды в самых разнообразных формах. Иностранная интервенция позволила большевикам представить себя защитниками Родины-матери.

Итоги

Накануне Октября Ленин говорил, что, взяв власть, большевики ее не упустят. Сама концепция партии не допускала разделения власти: эта организация нового типа уже не являлась политической партией в традиционном понимании, так как ее компетенция распространялась на все сферы: экономику, культуру, семью, общество. В этих условиях любая попытка воспрепятствовать партийному контролю над общественным и политическим развитием расценивалась как саботаж. Уничтожая партии, независимые профсоюзы, подчиняя себе органы власти, большевики всегда выбирали насилие, безальтернативность решений. В политической области большевики добились успехов, монополизировав власть и идеологию. Была создана армия, изгнавшая интервентов, противников режима ценой больших жертв и насилия.

Борьба за выживание легла тяжелым бременем на крестьянство, террор вызвал протест и недовольство простых масс. Эксперимент “военного коммунизма” привел к неслыханному спаду производства. Национализированные предприятия не поддавались никакому государственному контролю. “Огрубление” экономики, командные методы не давали эффекта. Дробление крупных владений, уравниловка, разрушение коммуникаций, продразверстка - все это привело к изоляции крестьянства. В народном хозяйстве назрел кризис, необходимость быстрого решения которого показывали растущие восстания.

“Военный коммунизм”: политика, идеология, практика

В. И. Ленин впервые употребил этот термин в апреле 1921 г. На X съезде партии этот термин прозвучал в выступлениях Молотова, Преображенского, Троцкого, Рязанова. Это говорит о том, что это была форма идейного утверждения нэпа, включавшая в себя элемент оправдания перед лицом трагических последствий (антоновщина, Кронштадт) всего политического предыдущего курса.

Термин “военный коммунизм” ввел в оборот выдающийся марксистский теоретик А. А. Богданов еще до Октября 1917 года. Это понятие он связывал не с коммунизмом или социализмом, а с армией. Армия в любых условиях представляет собой “обширную потребительскую коммуну строения строго авторитарного”. Социализм — это “товарищеская организация производства”, армия — “авторитарно-регулируемая организация массового паразитизма и истребления”.

По Ленину, “своеобразный “военный коммунизм” состоял в том, чтобы от крестьян брали все излишки, иногда даже совсем не излишки, а часть необходимого продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги“.

Гражданская война вызывала необходимость чрезвычайных мер, но изобретены они были не большевиками, а правительствами воюющих стран. Это заключалось в государственной монополии на важнейшие продукты питания и товары ширпотреба, их нормированное распределение, трудовая повинность, твердые цены, установление разверсточного метода отчуждения сельскохозяйственного продукта от сельского населения. Однако большевики превратили это “в орудие организационного утверждения диктатуры пролетариата”.

“Военный коммунизм” неотделим от особого психологического состояния общества. Характерным для революции является “забегание вперед”. Совершая переворот, большевики были убеждены, что открывают первый этап всемирной пролетарской революции, которая вот-вот грядет вслед за Октябрем и свергнет господство мирового капитала. Считалось, что империализм — последняя стадия капитализма и уже созданы предпосылки для социалистического развития. Отталкиваясь от этого, большевики с легкостью шли на крайности и чрезвычайные меры.

В конкретных условиях России “военный коммунизм” — это идеология и своеобразная эскалация чрезвычайных мер, призванная утвердить диктатуру пролетариата в стране с гигантским преобладанием мелкобуржуазного населения. Субъективно “военный коммунизм” был вызван к жизни стремлением новой власти продержаться до мировой революции, объективно он был предопределен задачей ликвидации гигантского разрыва между хозяйственными укладами города и деревни. Но "ножницы" между городом и деревней появились еще до первой мировой войны и только лишь усугублялись, так как город не мог предоставлять необходимые товары взамен сельскохозяйственной продукции.

После Октября Ленин первоначально считал, что необходимо “предоставить полную свободу творчества народным массам”, заявлял, что “Россия вообще выросла из того, чтобы кто-нибудь управлял ею”. Позднее акцент сместился на идею обучения масс путем участия в управлении государством. Главной стала психология управления сверху, воплотившаяся в идее отожествления общенародного управления с государственным. Уже в 1918 году Ленин сказал: “Революция... требует беспрекословного повиновения масс единой воле руководителей трудового процесса”.

Борьба с саботажем и контрреволюцией очень скоро стала одним из важных направлений в деятельности новой власти. Вскоре правовые методы борьбы с контрреволюцией были отброшены, это дало начало красному террору, появились новые карательные меры: взятие заложников и трудовые лагеря, давшие начало "архипелагу Гулаг".

“Наступление на капитал” вылилось в национализацию предприятий, ограничение рабочей инициативы.

Из ложного вывода, что задачи буржуазно-демократических преобразований были выполнены к лету 1918 г., последовал ошибочный шаг: постановка для деревни задач социалистического порядка, решение коллективизировать крестьянские хозяйства за три года. Большевики были уверены, что они лучше крестьян понимают, что надо делать с землей, и настойчиво убеждали крестьян переходить к общественной ее обработке. Крестьяне же, только получив землю во владение, не "рвались" к коммуне.

В утверждении методов “военного капитализма” сыграли роль различные обстоятельства внутриполитического и внешнеполитического характера, а декрет о национализации от 28 июня 1918 года стал одним из важнейших актов, ограничивавших творческую инициативу рабочего класса и укреплявших командную систему управления народным хозяйством.

С 1920 года организация труда принимала военизированные формы, вся народнохозяйственная жизнь осуществлялась военными методами. Олицетворял “милитаризацию” народного хозяйства Троцкий, полагавший, что рабочие и крестьяне должны быть поставлены в положение мобилизованных солдат. Примером эффективности армии считалась быстрота завершения гражданской войны. Идеалы социализма, к которому стремились большевики, заключались в следующем: тотальное уничтожение частой собственности, господство единой общегосударственной формы собственности, безрыночная система хозяйства, достигаемая путем ликвидации товарно-денежных отношений.

Для натурализации хозяйственных отношений было сделано немало (бесплатные коммунальные услуги, натурпаек, бесплатные перевозки, и пр.). Но до конца этот процесс доведен не был, так как для продуктообмена с крестьянством необходимы были промышленные продукты в необходимом количестве.

Троцкий, предполагая, что “кто не работает — тот не ест, а так как есть должны все, то все должны работать”, выводил необходимость принуждения. Население направлялось на вспомогательные работы, что не прибавляло авторитета новой власти. Крестьянин в среднем в течение одного года отрабатывал около 30 дней на вспомогательных работах (заготовка топлива, обустройство дорог и др.) независимо от времени года, отрывался от сельскохозяйственных работ. Это также вызывало недовольство.

Получив землю, крестьяне не получили права свободно распоряжаться продуктами своего труда. Продразверстка неизбежно ставила их в оппозицию власти.

Характерной чертой “военного коммунизма” является крайняя централизация управления народным хозяйством. В основе системы главков, управляющих отраслями, лежал распределительный принцип, она была полностью лишена стимулов саморазвития, ибо парализовывала местную инициативу, могла контролировать производство лишь количественно, не влияя на качество и ассортимент продукции.

В 1916 году Ленин сказал: “Экономике нельзя приказывать”. Однако это произошло при "военном коммунизме", и дальнейшее подтвердило невозможность применения командного метода в экономике.

Итогом "военного коммунизма" стал неслыханный спад производства: в начале 1921 года объем промышленного производства составил только 12% довоенного, а выпуск железа и чугуна — 2.5%. Объем продуктов, шедших на продажу, сократился на 92%, государственная казна на 80% пополнялась за счет продразверстки. С 1919 года целые районы переходили под контроль восставших крестьян. Весной и летом в Поволжье разразился жуткий голод: после конфискации не осталось зерна. Эмигрировало около 2 млн. россиян, большинство из них горожане. Накануне X съезда (8 марта 1919 г) восстали моряки и рабочие Кронштадта — оплот Октябрьской революции.

Библиографический список

Верт Н. История советского государства. 1900 – 1991.: Пер. с фр. — 2-е изд. М.: Прогресс-Академия, Весь мир, 1996.

Булдаков В. П., Кабанов В. В. "Военный коммунизм": идеология и общественное развитие// Вопросы истории. 1990, №3, с. 40 – 58.
[/sms]

24 окт 2008, 15:35
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.