Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск



Реферат: Уголовное право

Реферат: Уголовное право Введение

Опыт прошлых лет, да и самого последнего времени свидетельствует, что в связи с принятием нового уголовного закона перед органами дознания, следствия, прокуратуры и судом нередко встают сложные вопросы квалификации и назначения наказания за деяния, совершенные еще в период действия старого закона. Множество таких вопросов возникало и в связи с принятием Уголовного кодекса РФ 1996 г.

Наиболее сложным, с практической точки зрения, является вопрос о действии уголовного закона во времени и его обратной силе. Поэтому тщательный анализ и правильное применение на практике норм УК РФ о действии уголовного закона во времени работниками органов дознания, следствия, прокуратуры и в особенности судов имеет принципиальное значение для обеспечения законности. Именно на решение этих задач направлена эта курсовая работа.

Понятие уголовного закона и его признаки

Россия исторически принадлежит к так называемой континентальной (европейской) правовой семье, в которой закон является основным источником права (в отличие от англо-американской правовой семьи, где в таковом качестве выступает прецедент). Основную и большую часть действующего российского законодательства составляют законы. В Конституции РФ последовательно проведен принцип верховенства закона в системе источников права, что является одним из необходимых условий правового государства. Закон не может противоречить Конституции, но все иные нормативные акты, издаваемые в стране (указы Президента, постановления Правительства, акты министерств и ведомств) под страхом недействительности не должны противоречить закону.

Закон — это нормативно-правовой акт, принимаемый вышестоящим представительным органом государства в особом законодательном порядке, обладающий высшей юридической силой и регулирующий наиболее важные общественные отношения с точки зрения интересов и потребностей населения страны.

Сформулированное выше определение закона наиболее полно отражает в себе все признаки, присущие этому виду нормативных актов:

закон — это юридический документ, содержащий нормы права;

[sms]
закон является результатом правотворческой деятельности высшего органа государственной власти;
закон является регулятором наиболее типичных, устойчивых отношений в обществе;
обладает высшей юридической силой.
Именно данные признаки и выделяют закон в системе иных нормативных актов, придавая ему качество верховенства.

Однако уголовному закону, кроме этих общих признаков, свойственных любому другому закону, присущи свои специфические.

Вообще уголовное право представляет собой сложный феномен, состоящий из множества взаимосвязанных элементов. Именно уголовный закон является важнейшим проявлением уголовного права, формой его жизнедеятельности. Юридической теорией уголовный закон рассматривается в качестве единственного источника уголовного права, что нашло свое отражение в УК РФ. Согласно ч.1 ст.1 УК, уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего уголовного кодекса (т.е. УК РФ 1996 г.). В случае принятия новых законов, предусматривающих уголовную ответственность, они подлежат включению в Уголовный кодекс. Это означает, что ни один уголовный закон не может действовать отдельно от УК РФ.

Наиболее сложным вопросом учения об уголовном законе является его определение, что и обусловило множество точек зрения и подходов относительно сущности и терминологической обрисовки этого уголовно-правового института.

Чтобы дать определение уголовного закона, необходимо выделить ряд основных присущих только ему признаков. К ним можно отнести следующие:

Основополагающая черта уголовного закона как правового акта высшего органа государственной власти вытекает из его назначения и состоит в обеспечении охраны личности, ее прав и свобод, а также окружающей среды, собственности, общественных и государственных интересов, всего правопорядка от преступных посягательств.
Уголовный закон в правовом государстве служит его оружием в осуществлении уголовной политики.
Как уже отмечалось выше, он является единственным источником уголовного права. Только уголовный закон устанавливает преступность и наказуемость деяния. Это вытекает из принципа верховенства уголовного закона в области уголовно-правотворческой и правоприменительной деятельности.
Закрепляет основания и принципы уголовной ответственности, а также формирует общие положения уголовного права.
Определяет, какие общественно опасные деяния являются преступлениями и устанавливают наказание.
Соответствует социально-экономическим, политическим и идеологическим условиям жизни общества, его интересам и потребностям.
Таким образом, уголовный закон — это нормативно-правовой акт, принимаемый высшим законодательным органом власти, состоящий из взаимосвязанных юридических норм, одни из которых закрепляют основания и принципы уголовной ответственности и содержат общие положения уголовного законодательства, другие — определяют, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, и устанавливают наказания, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступления, либо, в определенных случаях, указывают условия, освобождающие от уголовной ответственности и наказания.

Предложенное определение уголовного закона, его понятие в широком смысле слова относится, прежде всего, к УК, в нем регламентированы все вопросы уголовного права. Он представляет собой систему, т.е. целостное единство взаимосвязанных уголовно-правовых институтов и норм, расположенных в зависимости от их характера, содержания и сущности.

Юридическим основанием уголовного закона является Конституция РФ. Уголовный кодекс призван развить и конкретизировать положения Конституции, относящиеся к уголовной ответственности, а не противоречить им. В соответствии со ст.55 Конституции не могут издаваться уголовные законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Действие уголовного закона в пространстве:

территориальный принцип и принцип гражданства

Действие уголовного закона в пространстве представляет собой фактическое (реальное) его применение соответствующим органом на конкретной государственной территории.

Территориальный принцип

Существует общее правило, принятое в развитых государствах, о применении уголовного закона места совершения преступления. Это правило нашло отражение и в российском уголовном законе. Так, согласно части 1 ст.11 УК РФ, лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему уголовному кодексу (т.е. УК РФ). Последующие части статьи 11 УК лишь конкретизируют данный принцип.

Таким образом, определение границ пространственной уголовно-правовой юрисдикции непосредственным образом связано, прежде всего, с понятием территории государства.

Под территорией, в конституционном праве, принято считать часть территории земли, на которую распространяется суверенитет государства. Территорией РФ признается суша в пределах государственных границ, территориальные морские воды — в пределах 12-мильной зоны, исчисляемой от линии наибольшего отлива, а также воздушный столб — в пределах государственных границ и территориальных вод.

В соответствии с ч.2 ст.11 УК, преступления, совершенные в пределах территориальных вод или воздушного пространства РФ, признаются совершенными на территории РФ. Действие УК РФ распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ.

Под континентальным шельфом РФ понимается прибрежное морское (океаническое) мелководье, имеющее аналогичное соседней суше геологическое строение, наиболее продуктивная и производительная для хозяйственного использования, населенная живыми организмами часть акватории. В соответствии с Женевской конвенцией 1958 г. данное понятие охватывает собой поверхность и недра подводных районов прибрежного государства, примыкающих к берегу, но находящихся вне пределов территориального моря, до глубины 200 м или за этими пределами до такого места, до которого глубина покрывающих его вод позволяет вести разработку естественных богатств. Поверхность и недра морского дна впадин, расположенных в сплошном массиве континентального шельфа, независимо от их глубины являются его частью.

Исключительная экономическая зона устанавливается в морских районах, находящихся за пределами территориальных вод (территориального моря) РФ и прилегающих к ним, включая районы вокруг принадлежащих России островов. Ее внешняя граница находится на расстоянии 200 морских миль, отсчитываемых от тех же исходных линий, что и территориальные воды, т.е. от линии наибольшего отлива, как на материке, так и на островах или от прямых исходных линий, соединяющих точки, географические координаты которых утверждаются Правительством РФ. Разграничение экономической зоны между Россией и другими государствами осуществляется путем соглашений на основе международно-правовых норм.

Гражданское судно РФ, находящееся в открытом море, считается территорией РФ. По этой причине ч.3 ст.11 УК закрепляет, что лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту РФ, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов РФ, подлежит уголовной ответственности по Уголовному кодексу РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ. В случае нахождения гражданского водного или воздушного судна РФ в территориальных водах или воздушном пространстве другого государства на них распространяется юрисдикция этого государства. Исключение — военное судно под флагом РФ, которое всегда считается территорией России независимо от места нахождения.

Принцип территориальности имеет исключение — экстерриториальность, т.е. внеземельность. Иногда это исключение называют дипломатическим, или правовым, иммунитетом. Лиц, пользующихся иммунитетом, нельзя без их согласия или согласия представительства страны, которою они представляют, привлечь к уголовной ответственности, подвергнуть обыску, допросу и другим следственным действиям.

Правовой иммунитет предоставляется главам государств, членам правительств, дипломатическим представителям, а также их супругам и несовершеннолетним детям. Международными соглашениями правовой иммунитет может быть предоставлен и иным лицам. По этой причине, согласно ч.4 ст.11 УК РФ, вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории РФ разрешается в соответствии с нормами международного права.

Иммунитет распространяется и на территории посольств и дипломатических представительств, а также, на основании международных договоров, на места расположения иностранных воинских соединений на территории другого государства, и означает, что без разрешения руководителей дипломатических представительств нельзя входить на территорию посольства для выполнения следственных действий ареста подозреваемых. Однако это вовсе не означает безнаказанности. Лица, пользующиеся правовым иммунитетом, обязаны соблюдать законы страны пребывания и могут нести ответственность за совершение уголовного преступления или в своей стране, или, в случае согласия своего правительства, в стране пребывания.

Принцип гражданства

С территориальным принципом действия уголовного закона в пространстве тесно связан принцип гражданства (иногда его называют национальным).

Для раскрытия данного вопроса следует дать определение гражданства. Это устойчивая политико-правовая связь человека с государством, принадлежность человека к государству, выраженная в совокупности их взаимных прав и обязанностей. Служит предпосылкой и основой правового статуса гражданина. Предоставляя человеку гражданство, государство берет на себя обязательство обеспечить реализацию в полном объеме его прав и свобод, защиту и покровительство за пределами страны. Каждый гражданин РФ обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией РФ.

Принцип гражданства заключается в том, что граждане РФ подчиняются российским законам, где бы они не находились, в том числе и за границей. Поэтому они несут уголовную ответственность за преступления, совершенные вне пределов РФ по УК РФ (ч.1 ст.12), если совершенное ими деяние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

Данная норма соответствует ст.50 Конституции, которая устанавливает: “никто не может быть повторно осужден за одно и тоже преступление”. В этих положениях находят выражение идеи международно-правового сотрудничества в борьбе с преступностью, уважения законодательства других суверенных государств. Если лицо совершило деяние, которое в стране не признается преступлением, но читается таковым в России, привлечение его к ответственности было бы неоправданным [7. — С.12].

В случае если российский гражданин совершил за границей преступление и не был там осужден, то по прибытии в Россию он может быть привлечен к уголовной ответственности и осужден. Но при этом, согласно все той же ч.1 ст.12 УК, назначенное ему наказание не должно превышать верхнего предела санкции, предусмотренной за данное преступление законом иностранного государства, на территории которого было совершено преступления. Принцип гуманизма и справедливости нашел отражение в том, что нельзя наказывать строже, чем мог бы быть наказан виновный по закону места совершения преступления [7. — С.13].

Положения части 1 статьи 12 УК в полной мере распространяются также на лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории РФ. Лицо без гражданства — физическое лицо, не являющееся гражданином РФ и не имеющее доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства (ч.1 ст.2. ФЗ от 25.07.2002 г. №115-ФЗ). В отличие от него, иностранный гражданин — это лицо, не являющееся гражданином РФ и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства.

В конституционном праве статус лиц без гражданства, как правило, приравнивается к статусу иностранных граждан. Согласно ст. 62 Конституции иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами, кроме случаев, установленных ФЗ или международным договором РФ. Иностранные граждане, совершившие правонарушения на территории РФ, подлежат ответственности на общих основаниях с российскими гражданами, однако в отличие от российских граждан они могут быть в установленных законом случаях высланы (депортированы) за пределы РФ и выданы другому государству.

В ч.3 ст.12 УК закреплен реальный принцип действия уголовного закона в пространстве. В научной литературе его иногда называют космополитический принципом [9.— С.45]. Суть его заключается в возможности привлечения любых лиц, в том числе иностранных граждан и лиц без гражданства, к ответственности по УК РФ, за преступление, совершенное за границей, если оно направлено против интересов Российской Федерации, а также в других случаях, предусмотренных международными договорами РФ. При этом необходимо соблюдать следующее условие: если иностранный гражданин или лицо без гражданства, совершившее преступление против России за ее пределами, понесли уголовную ответственность за границей, они не могут повторно привлекаться к ответственности по УК РФ.

Под интересами РФ следует понимать не только государственные интересы, но и интересы российских граждан.

Особый порядок ответственности предусматривается в отношении военнослужащих воинских частей, дислоцирующихся за пределами РФ. По общему правилу, согласно ч. 2 ст.2 УК, военнослужащие, проходящие службу за границей, несут ответственность по УК РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

Положения данной части сформулированы, по существу, на основе так называемого оккупационного принципа действия уголовного закона в пространстве, являющегося фактически изъятием из территориального принципа и проявляющегося в применении к преступлениям, совершенным на оккупированной территории, законодательством государства, совершившего оккупацию. Применение обычно происходит на основе договора с государством, на территорию которого введены войска во время войны или после, или же при других обстоятельствах [9. — С.45]. Как правило, международным договором устанавливается следующий порядок: за преступления должностные и против порядка несения воинской службы военнослужащие, находящиеся за границей, несут ответственность по законодательству своей страны; а за преступления, носящие общеуголовный характер (убийство, изнасилование и т.п.) — по законодательству страны пребывания [7. — С.13].

Действие уголовного закона во времени.

Обратная сила уголовного закона

Общепризнанно, что проблема действия уголовного закона во времени многоаспектна. Она не может быть разрешена без анализа таких вопросов, как время совершения преступления, вступления закона в силу, утрата законом юридической силы, обратная сила закона. Четкая регламентация временных параметров действия уголовного закона имеет важное значение с позиции как теории, так и практики [10.— С.72].

Общий принцип, принятый в уголовном праве современных правовых государств, означает, что применяется тот уголовный закон, который действовал во время совершения преступления. В Конституции РФ этот принцип нашел отражение в ч.2 ст.54 , которая гласит: “Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением”. Такое законодательное установление запрещает применять новый уголовный закон к деяниям, совершенным в период, когда этого закона не было, что соответствует принципам справедливости и гуманизма.

В каждом конкретном случае применения норм уголовного закона возникает необходимость установить, действителен ли данный уголовный закон в момент совершения преступления. Действующим считается закон, вступивший в силу и не утративший ее. Вступление закона в силу — заключительная стадия законодательного процесса, когда принятый парламентом, подписанный и обнародованный главой государства закон вступает в действие, т.е. должен исполняться, применяться на практике. Согласно ст.6 ФЗ “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания” 14.06.1994 г., законы вступают в силу одновременно на всей территории РФ по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу.

В соответствии с ч.3 чт.15 Конституции РФ законы подлежат официальному опубликованию. Опубликование (обнародование) официальное — доведение до всеобщего сведения в установленном порядке принятых парламентом и подписанных главой государства законов, а также иных нормативных актов, принимаемых уполномоченными на то органами государственной власти. Неопубликованные законы не применяются. Суд и иные органы, применяющие закон, должны ссылаться только на официальный источник его опубликования. Если бы законы и другие нормативные акты не публиковались, то известный правовой принцип “незнание закона не оправдывает” потерял бы смысл [8. — С. 143].

Любые нормативно-правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Официальным опубликованием федерального закона считается первая публикация его полного текста в “Парламентской газете”, “Российской газете” или “Собрании законодательства РФ” (ст.4 ФЗ от 14.06.1994 № 5-ФЗ (ред. 22.10.1999)). ФЗ подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после их подписания Президентом РФ.

Десятидневный срок между опубликованием и его вступлением в силу необходим для того, чтобы граждане и юридические лица могли ознакомиться с ним, подготовиться к его исполнению. Возможность определения даты вступления закона в силу в нем самом связано с тем, что некоторые законы должны вводиться быстрее и оперативнее, а другие (как правило, крупные законодательные акты, в том числе Уголовный кодекс РФ) требуют для подготовки к вступлению значительно большего времени (например, для того, чтобы должностные лица правоприменительных органов могли изучить закон и точно уяснить его смысл и содержание).

Правило об одновременном вступлении в силу указанных законов на всей территории РФ призвано обеспечить единство законности и правопорядка на всей территории страны; оно отражает также важный принцип федеративного устройства — верховенство федерального права.

Закон прекращает действовать после его отмены, о чем должно быть прямое указание, или после его замены новым законом. Так, после введения в действие УК РФ утратил силу УК РСФСР 1960 г.

Дата вступления закона в силу важна для действия принципа “закон обратной силы не имеет”.

Обратная сила закона — это сумма правил, определяющих возможность применения нового закона к отношениям, возникшим до его вступления в силу. Особенно важна эта проблема применительно к юридической ответственности (в том числе к уголовной) и именно в этом ее аспекте является предметом конституционной и уголовно-правовой регламентации [8. — С. 136].

Правило “закон обратной силы не имеет” относится к числу так называемых юридических аксиом, сложившихся в ходе исторического развития принципов права, признанных всеми развитыми правовыми системами и воспроизведенных в большинстве своем международными декларациями и пактами о правах человека. Так, Всеобщая декларация прав человека и гражданина ООН 1948 года устанавливает , что “не может налагаться наказание более тяжелое , нежели то , которое могло быть применено в то время , когда преступление было совершено” [8. — С. 137].

В соответствии с принципом “закон обратной силы не имеет” Конституция РФ предусматривает, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. В первом случае лицо вообще не понесет ответственности за свои действия: “Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением” (статья 54). Во втором случае ответственность лица будет определяться по закону, действующему на момент совершения правонарушения.

Общее правило, согласно которому преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, во время совершения этого деяния, сформулировано в ч.1 ст.9 УК РФ. Преступления, совершенные в период действия прежнего уголовного закона, должны квалифицироваться по этому закону, независимо от того, что расследование и рассмотрение дела в суде производилось уже во время действия нового.

Однако из этого общего правила закон делает одно принципиально важное исключение. Согласно ч.1 ст.10 УК уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе и на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Это в полной мере соответствует требованиям Конституции РФ, которые гласят: “Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон” (ч. 2 ст.54).

При применении положений ч.1 ст.10 УК иногда возникает вопрос: какой закон следует считать смягчающим наказание? Особенно актуальным он стал после введения в действие УК РФ 1996 г., т.к. в зависимости от решения этого вопроса преступления, совершенные до 1 января 1997 г., в одних случаях квалифицировались по УК 1996 г., в других — по УК 1960 г.

Не представляет сложности определить, какая санкция предусматривает более мягкое наказание, если новый закон исключает наиболее строгое наказание либо снижает высший или низший предел этого наказания, не изменяя другого предела наказания, либо снижает оба предела наиболее строгого наказания. Так, например, санкция ч.3 ст.131 УК 1996 г. (изнасилование при особо отягчающих обстоятельствах) исключает смертную казнь по сравнению с санкцией ч.4 ст.117 УК РСФСР [14. — С.10].

Смягчение наказания возможно также посредством введения более мягких видов наказания. Например, в ст.115 УК 1996 г. (умышленное причинение легкого вреда здоровью) в сравнении с аналогичной статьей УК 1960 г. исключено наказание в виде лишения свободы и введено такое наказание, как штраф, обязательные работы или арест.

В некоторых случаях законодатель смягчил наказуемость деяния, исключив из санкции дополнительное наказание и оставив баз изменения основное. Так, некоторые статьи УК РФ, в отличие от аналогичных статей УК РСФСР, не содержат указания “с конфискацией имущества или без таковой” при сохранении основного наказания. В других случаях наказание смягчено необязательным применением дополнительного наказания вместо обязательного, предусмотренного законом [14. — С.11].

В тех случаях, когда УК РФ 1996 г. усилил наказуемость, преступления, совершенные до вступления его в силу (1 января 1997 г.) квалифицировали по УК РСФСР 1960 г. Например, санкция ст. 113 УК РФ (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта) усилена не только путем повышения минимального предела наказания в виде лишения свободы с 3 до 6 месяцев, но и посредством введения более строго наказания в виде ограничения свободы вместо исправительных работ [14. — С.11].

Рассмотренные выше случаи не вызывают больших затруднений при определении, какой закон более мягкий, так как действующий УК либо смягчает, либо усиливает наказание. Значительно большую сложность представляют случаи, когда новый закон усиливает наказание в одном из пределов и смягчает в другом. Дискуссия о том, какой закон в таких случаях признать более мягким, продолжается более ста лет. Отдельные зарубежные ученые предлагали дать возможность самому подсудимому избрать более благоприятное для себя наказание, установленное новым или старым законом. Таким образом решался вопрос о применении нового или старого закона законодательством некоторых государств. Например, законодательство некоторых штатов США разрешало подсудимому выбрать между старым и новым законом, если возникнет сомнение, какой из законов наиболее мягкий [14. — С. 12].

Не прошла эта проблемы мимо внимания и российских криминалистов. Так, Н. Неклюдов в 1875 г. писал: “Ежели старый закон будет частью строже, частью мягче нового, следует применять всегда ту часть закона, которая снисходительна к подсудимому”. Перекликающуюся с мнением дореволюционных российских криминалистов точку зрения высказал М. Шаргородский: “Более мягким следует признать такой закон, который, будучи применен в данном конкретном случае, приведет к наиболее благоприятным для подсудимого результатам” [14. — С.12] .

С таким подходом вряд ли можно согласиться. В каких пределах определять наказание подсудимому — в пределах более низкого минимума одного закона или в пределах более низкого максимума другого и, следовательно, какой закон является более благоприятным для подсудимого, решает суд, тогда как квалифицировать преступление необходимо на стадии предварительного расследования. При этом руководствоваться необходимо не субъективными оценками, а объективными критериями [14. — С.12].

В доктрине уголовного права высказывались различные мнения по этому вопросу. Так, М. Блум и А. Тилле считают, что новый уголовный закон должен быть признан смягчающим наказание, если он понижает низший предел наказания или альтернативно устанавливает менее строгие виды наказания, хотя бы он одновременно и повышал высший предел наказания. Однако суд, применяя старый закон в отношении деяний, совершенных до введения в действие нового закона, по мнению этих авторов, не вправе выходить за максимальные пределы основного наказания, предусмотренного санкцией нового закона [12. — С.118 – 119].

Иную позицию высказал А. Сахаров, считавший, что при увеличении новым законом максимального и снижении минимального пределов наказания более мягким является закон, предусматривающий менее высокий и менее тяжкий максимум наказания. Только такое решение, по его мнению, обеспечит недопустимость назначения более тяжкого наказания, чем установлено за это преступление законом, действовавшим в момент его совершения. При таком решении не исключается возможность учесть снижение законодателем минимума прежней санкции путем назначения наказания ниже низшего предела или перехода к более мягкой, чем предусмотрено в применяемом законе, мере наказания [14. — С.12].

Как видим, в приведенных позициях нет принципиальных противоречий. В конечном счете, они сходятся на том, что наказание должно быть определено между минимумом низшего предела санкции одного закона и минимумом верхнего предела санкции другого закона [14. — С.13].

На мой взгляд, предпочтительней представляется следующая точка зрения: сопоставлять строгость законов следует по высшему, а не по низшему пределу санкции, поскольку в необходимых случаях суд может назначить наказание ниже низшего предела санкции или даже назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено законом. Назначить же наказание более строгое, чем установлено законом, суд не может ни при какие обстоятельствах [7. — С.9].

В защиту этой позиции, например, А. Якубов приводит следующие принципиальные положения УК РФ. Так, ст. 15 УК предусматривает классификацию преступлений небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. В основание этой классификации положено максимальное наказание, предусмотренное санкцией соответствующей статьи. Отнесение преступления к той или иной категории влечет очень серьезные последствия для осужденного. В частности, от того, к какой категории отнесено преступление, зависят сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст.78 УК), ответственность за незаконченное преступление (ч.2 ст.30. ст.66), определение вида исправительной колонии (ст.58), признание рецидива преступлений опасным и особо опасным (ст.18), а также некоторые другие вопросы уголовной ответственности и отбывания наказания. Поэтому в интересах осужденного определение наказания по статье, предусматривающей более низкий верхний предел наказания [14. — С.13].

В тех случаях, когда новый закон создает новый состав преступления, в то время как ранее такие деяния подпадали под действие более общей нормы и влекли уголовную ответственность, необходимо сравнивать санкции общей и специальной (новой) нормы. Если санкция за выделенное из общей нормы деяние мягче санкции закона, по которому квалифицировались аналогичные действия в прошлом, то новый закон имеет обратную силу, если же санкция специальной нормы более строгая, такой закон обратной силы не имеет [7.— С.9].

Как уже отмечалось выше, к нормам, обладающим обратной силой, могут быть причислены не только те из них, которые устраняют преступность деяния, смягчают наказание, но также и нормы, иным образом улучшающие положение лица, совершившего преступление. Эта последняя категория включает значительное число норм Общей части УК РФ. Это могут быть нормы, регулирующие применение давностных сроков, погашения и снятия судимости и многие другие. Примером обратной силы закона, улучшающего положение лица, может служить ст.82 УК, которая предоставляет суду право отсрочить отбывание наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 8, а не до 3 лет, как это было по ст.46 УК 1960 г. Это положение применимо как при рассмотрении дел о преступлениях, совершенных женщинами до 1 января 1997 г., так и в отношении женщин, отбывающих наказание, за исключением осужденных к лишению свободы на срок до 5 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности [13. — С.11].

Очень важным является указание на то, что в случае смягчения наказания новым законом за деяние, которое лицом уже отбывается, оно подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом (ч.2 ст.10 УК). Ранее такая позиция оспаривалась в теории и не применялась на практике [7.— С.9]. В тоже время, что значит “в пределах”? Требованию справедливости отвечало бы изменение ч.2 ст.10 УК 1996 г., чтобы мера наказания в таких случаях сокращалась всем отбывающим наказание лицам пропорционально смягчению верхнего предела наиболее строгого вида наказания [14. — С. 14].

Для правильного применения уголовного закона нередко решающее значение имеет определение времени совершения преступления. В ст. 9 УК говориться, что временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия или бездействия независимо от времени наступления последствий.

Такое положение вызывает серьезные возражения, т.к. ст. 8 УК РФ указывает, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. В так называемых материальных составах преступления последствия являются необходимым признаком состава преступления. Совершение общественно опасного действия, еще не повлекшего последствий, может рассматриваться как покушение на преступление. Поэтому указание, что временем совершения преступления является время совершения преступного действия (бездействия), а не наступления предусмотренных уголовным законом последствий, находится в противоречии со ст.8 УК. Получается, что уголовная ответственность за оконченное преступление может наступить и тогда, когда для этого нет предусмотренных УК оснований. В российской доктрине уголовного права твердо обосновалось мнение, что преступление должно считаться совершенным при наступлении последствий, поэтому, если состав преступления включает в качестве признака объективной стороны деяния наступление общественно опасных последствий, то преступление нужно считать совершенным тогда, когда эти последствия наступили [7. — С.7].

Однако по-прежнему за рамками УК остался вопрос, что же следует считать временем совершения длящегося и продолжаемого преступления. До принятия УК РФ 1996 г. эти вопросы решались в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда СССР о понятии длящегося и продолжаемого преступления “Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям” с изменениями от 14 марта 1963. Позицию, изложенную в названном постановлении, можно считать общепризнанной. Однако это только толкование закона, целесообразнее было бы решить указанные вопросы в самом законе. Так, временем совершения продолжаемых и длящихся преступлений следует считать момент окончания преступного деяния или его пресечения. Следовательно, на такие деяния будет распространяться уголовный закон, действующий в момент окончания (пресечения) деяния, которое относится к числу длящихся или продолжаемых [15.— С.16; 7.— С.6].

Проблемы могут возникнуть также при квалификации преступлений, совершенных при соучастии нескольких лиц. В этом случае необходимо руководствоваться ч.1 ст.34 УК РФ, в которой реализуется принцип самостоятельной ответственности соучастников. Из этого следует, что временем совершения соучастниками преступления является не тот момент, в который исполнитель реализовал объективную сторону состава преступления, а тот, когда каждый из них совершил те деяния, которыми определялось его участие в преступлении. И применению подлежит уголовный закон, который действовал во время фактического участия лица в осуществлении единого преступления [15.— С.17].

Заключение

В ходе написания данной работы обнаружились некоторые разногласия между нормами уголовного закона, в частности, ст. 8 и ст.9 УК в вопросе времени совершения преступления и его уголовно-правовых последствий. Был также выявлен пробел в законе, касающийся регулирования вопроса о том, какой именно закон должен быть признан более мягким, когда новый закон усиливает наказание в одном из пределов и смягчает в другом. Этот пробел необходимо урегулировать законодательно, т.к. сравнительная оценка двух сопоставляемых законов применительно к конкретному случаю не исключает субъективизма, разногласий между судебными инстанциями. Действующий УК не высказался по этому поводу, и поэтому представляется целесообразным, чтобы пленум Верховного Суда РФ дал руководящее разъяснение по этой непростой проблеме.

Библиографический список

Конституция (Основной закон) Российской Федерации. М., 2000.
Уголовный кодекс Российской Федерации. Официальный текст. М., 2001.
Федеральный Закон от 25.07.2002 №115-ФЗ “О правовом положении иностранных граждан в российской Федерации”.
Федеральный Закон от 14.06.1994 № 5-ФЗ (ред. 22.10.1990) “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов , федеральных законов , актов палат Федерального Собрания”.
Закон РФ от 01.04.1993 № 4730-1 (ред. 24.12.2002) “О государственной границе Российской Федерации”.
Федеральный закон от 31.07.1998 № 155-ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации”.
Комментарий к Уголовному кодексу российской Федерации / Под. общ. ред. Генерального прокурора Российской Федерации, профессора Ю. И. Скуратова и Председателя Верховного Суда российской Федерации В. М. Лебедева. М., 2000.
Конституция Российской Федерации: Энцикл. словарь / Авт. коллектив: В. А. Туманов, В. Е. Чиркин, Ю. А. Юдин и др. М., 1995.
Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Отв. ред. д.ю.н. Б. В. Здравомыслов. М., 1996.
Уголовное право. Общая часть: Учебник /Под ред. В. Н. Петрашева. М., 1999.
Теория государства и права: Учебник для вузов /Под ред. Проф. В. М. Карельского и проф. В. Д. Перевалова. М., 2001.
Блум М. И., Тилле А. А. Обратная сила уголовного закона. М.,1969.
Якубов А. Общая часть УК и обратная сила уголовного закона // Законность.1998, №11.
Якубов А. Наказуемость деяния и обратная сила уголовного закона //Законность. 1997. № 4.
Журавлева Е. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 1996. №10.

[/sms]

23 окт 2008, 09:20
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.