Последние новости
09 дек 2016, 23:07
 Уже вывешивают гирлянды. Готовятся к Новому году. Кто-то украшает живую елку,...
Поиск



Реферат: Русская Правда

Реферат: Русская Правда Введение

Наиболее крупным памятником древнерусского права является “Русская правда”, сохранившая свое значение и в более поздние периоды истории и не только для русского права. До наших дней дошло более ста списков Русской правды. Все они распадаются на три основных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054 г.) является Краткая Правда, состоящая из правды Ярослава (ст.1 – 18), Правды Ярославовичей (ст. 19 – 41), Покона вирного (ст. 42), Урока мостников (ст. 43). Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделяется на Суд Ярослава (ст. 1 – 52) и Устав Владимира Мономаха (ст. 53 – 121). Сокращенная редакция появилась в середине XV в. из переработанной Пространной редакции.

Сравнение сохранившихся редакций убеждает в том, что “Права” — отнюдь не официальный сборник. Внешняя форма памятника (от лица князя нигде не говорится, и князья упоминаются в третьем лице), переработка отдельных статей в смысле постепенного обобщения содержащихся в них правил, разнообразие статей в разных списках позднейшей редакции, характерные комментарии к некоторым статьям — все это не оставляет сомнения в том, что “Правда” — это разновременный труд многих частных лиц. Кроме обычаев в нее вошли записи отдельных судебных решений (первоначально во всей конкретной обстановке), княжеские уставы, или уроки, и заимствованные из Византии правовые нормы.

Русская Правда была кодексом древнерусского феодального права. Ее нормы лежат в основе Псковской и Новгородской судных грамот и последующих законодательных актов не только русского, но и литовского права.

Источники Русской Правды

Источниками кодификации являются нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся, прежде всего, положения о кровной мести (ст.1 КП) и о круговой поруке (ст.20 КП). Законодатель проявляет различное отношение к этим обычаям: кровную месть он стремится ограничить (сужая круг мстителей) или вовсе отменить, заменив денежным штрафом — вирой (наблюдается сходство с “Салической правдой”, где кровная месть также была заменена денежным штрафом); в отличие от кровной мести круговая порука сохраняется как мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступление (“Дикая вира” налагалась на всю общину).

[sms]

Ещё одним из источников Русской Правды был Закон Русский (нормы уголовного, наследственного, семейного, процессуального права). До сих пор не прекращаются споры о его сущности. В истории русского права нет единого мнения об этом документе. Известно, что он частично отражён в договорах Руси с греками в 911 и 944 годах и в Русской Правде. Например, в договоре 911 года записано: “Аще ли ударить мечем или бьеть кацем либо сосудом, за то ударение или бьенье да вдасть литр 5 сребра по закону Русскому”.

Ссылки договоров на закон молодого Русского государства, используемый как источник права наряду с законами Византийской империи, стали темой оживлённой дискуссии в исторической и юридической литературе. Так, например, сторонники норманнской теории происхождения Древнерусского государства считали Закон Русский скандинавским правом. В. О. Ключевский считал, что Закон Русский являлся “юридическим обычаем”, а в качестве источника Русской Правды представляет собой “не первобытный юридический обычай восточных славян, а право городской Руси, сложившееся из довольно разнообразных элементов в IX – XI веках”. По мнению В. В. Мавродина, Закон Русский являлся обычным правом, создававшимся на Руси в течение веков. Л. В. Черепнин предположил, что между 882 годом и 911 годом был создан княжеский правовой кодекс, необходимый для проведения княжеской политики в присоединённых славянских и неславянских землях. По его мнению, кодекс отражал отношения социального неравенства. Это было “право раннефеодального общества, находящегося на более низкой стадии процесса феодализации, чем та, на которой возникла Древнейшая Правда”. А. А. Зимин также допускал складывание в конце IX – начале X века раннефеодального права. Он считал, что при Олеге существовало ещё обычное право, а при Игоре появляются княжеские законы — “уставы”, “поконы”, которые вводили денежную кару за нарушение права собственности и нанесение увечий, ограничивали кровную месть, заменяли её в отдельных случаях денежной компенсацией, начали использовать институты свидетелей-видоков, свода, поединков, присяги. Эти нормы вошли позднее в КП. Хотя некоторые выводы А. А. Зимина и Л. В. Черепнина остаются дискуссионными (о развитии раннефеодального древнерусского права в IX – X веках от правового обычая и обычного права), их наблюдения доказывают, что Русская Правда — это не просто запись обычного права отдельного племени.

Во второй половине IX века в среднем Поднепровье произошла унификация близких по составу и социальной природе Правд славянских племён в Закон Русский, юрисдикция которого распространялась на территорию государственного образования славян с центром в Киеве. Закон Русский представляет собой качественно новый этап развития русского устного права в условиях существования государства. Также в Русской Правде присутствуют многочисленные нормы, выработанные княжеской судебной практикой.

Основные редакции Русской Правды

Существует три основных редакции Русской Правды: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054 г.) является Краткая Правда, состоящая из правды Ярослава (ст.1 – 18), Правды Ярославовичей (ст. 19 – 41), Покона вирного (ст. 42), Урока мостников (ст. 43). Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделяется на Суд Ярослава (ст. 1 – 52) и Устав Владимира Мономаха (ст. 53 – 121). Сокращенная редакция появилась в середине XV в. из переработанной Пространной редакции.

Первоначальный текст Русской Правды до нас не дошел. Однако известно, что сыновья Ярослава во второй половине 11 в. существенно дополнили и изменили его, создав так называемую Правду Ярославичей. Объединенные потом переписчиками, Правда Ярослава и Правда Ярославичей составили основу так называемой Краткой редакции Русской Правды. Владимир Мономах произвел еще более крупную переработку этого закона. В результате сложилась Пространная редакция. В последующие века создавались новые редакции Русской Правды, в общей сложности до шести. Все редакции дошли до нас в составе летописей и различных юридических сборников, разумеется, рукописных. Таких списков Русской Правды в настоящее время найдено свыше ста. Им обычно присваиваются названия, связанные с наименованием летописи, местом находки, лицом, нашедшим тот или иной список (Академический, Троицкий, Карамзинский и др.).

Краткую редакцию Русской Правды можно разделить на две основные части: Правду Ярослава (ст.ст.1 – 18) и Правду Ярославичей (ст.ст.19 – 43). Первая была составлена при Ярославе Мудром, вторая же создавалась уже после его смерти. Если в Правде Ярослава рассматриваются в основном такие преступления, как побои, оскорбление, членовредительство, то Правда Ярославичей посвящена большей частью защите феодальной собственности и жизни княжеских людей. Кроме того, в последних статьях КП (ст.ст.41 – 43) определяется размер и порядок выплат княжеским служащим за исполнение ими своих служебных обязанностей.

В образовании законов Русской Правды принимали участие и дети Ярослава, и даже его внук Мономах (1113 – 1125 гг.), которому принадлежит закон, направленный против ростовщичества и занесённый в Правду.

Несомненно, в Краткой редакции Русской Правды изложены основные нормы тогдашнего права, впоследствии вошедшие в т.н. Пространную Правду. Последняя редакция ПП приходится на великое княжение Владимира Мономаха (1113 – 1125 гг.) и его сына Мстислава Великого (1125 – 1132 гг.). В это время социально-экономическое развитие страны достигло довольно высокого уровня, но Русь уже стояла на пороге феодальной раздробленности. ПП родилась в результате кодификации и тщательного редактирования отдельных законоположений и княжеских уставов. В основе ПП лежит свод законов Ярослава Мудрого — “Суд Ярославль Владимировича”. Несомненно, Пространная Правда является уникальным памятником древнерусского права.

Историками доказано, что в качестве источника Пространной редакции Русской Правды почти полностью выступает текст КП. Следовательно, содержание ПП как источника права наиболее глубоко раскрывается при анализе её композиции и выявлении принципов использования в ней норм КП. Составители ПП сохранили заголовки предшествующего юридического сборника — “Правда Росьская” и “Суд Ярославль Володимеричь”. Последний заголовок (“Суд Ярославль Володимеричь”) является не только ссылкой на старину, но также и прямым указанием на использованный в качестве источника свод законов. А заголовок “Правда Росьская”, составленный в 1015 – 1016 годах для Новгорода, приобретал несколько иное значение — он подчёркивал значение нового свода светского права как основного источника на всей территории Древнерусского государства. Законодатели, составлявшие ПП проделали огромную работу по кодификации и систематизации предшествующих законов, по их дополнению и частичному изменению, что свидетельствовало о дальнейшем как политическом, так и социально-экономическом развитии Древней Руси и о более активном воздействии государства на право.

Пространную Правду можно уже встретить в Новгородской Кормчей конца тринадцатого столетия, древнерусских сводах церковных законов, иногда в сборниках канонического содержания, носящих название Мерила Праведного.

Таким образом, Русская Правда жила и действовала в церковно-юридическом обществе.

Понятия “преступление” и “наказание” по Русской Правде

Современная наука уголовного права под термином “преступление” понимает общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, совершённое виновно (т.е. с умыслом или по неосторожности) лицом вменяемым, достигшим возраста уголовной ответственности. А что же понималось под этим термином в далёкий период создания Русской Правды? На этот вопрос нам и придётся ответить в данной главе.

С введением на Руси христианства, под влиянием новой морали происходит замена языческих понятий о преступлении и наказании. В сфере уголовного права Древней Руси проявляется частный характер древних христианско-византийских правовых норм, основанных на римском частном праве. Наиболее ясно такая замена выражается в княжеских уставах и в Русской Правде, где любое преступление определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как “обида”, т.е. причинение материального, физического или морального вреда какому-либо лицу или группе лиц. За эту обиду виновный должен был выплатить определённую компенсацию. Таким образом, уголовное правонарушение не отличалось в законе от гражданско-правового.

В практике применялись следующие виды наказаний: кровная месть (ее лишь условно можно отнести к наказаниям), “поток и разграбление”, смертная казнь, уголовные штрафы, заключение в темнице, членовредительные кары. Уголовные штрафы за посягательства на личность носят выраженный сословный характер, при посягательстве на имущество это проявляется менее резко.

Замена языческих понятий о преступлении и наказании новыми понятиями особенно ясно выражается в законодательстве, определяющем наказание за убийство и в постепенном преобразовании института кровной мести.

Так, например, по договору с греками 911 года каждый мог безнаказанно умертвить убийцу на месте преступления. Договор 945 года даёт право жизни убийцы родственникам убитого, независимо от степени родства. Русская Правда, в свою очередь, ограничивает круг мстителей двумя степенями ближайших родственников убитого (отец, сын, братья, племянники). И, наконец, “Правда Ярославичей” совсем исключает из своего состава кровную месть, запретив убивать убийцу кому бы то ни было, дозволяя родственникам убитого пользоваться определённой денежной компенсацией со стороны убийцы. Таким образом, расширяется право государства на личность и имущество преступника.

В литературе возникает много споров о правовом основании кровной мести. Являлась ли она досудебной или же послесудебной расправой? Прямого ответа на этот вопрос Русская Правда не даёт. Исторически кровная месть сложилась как обязанность рода потерпевшего расправиться с преступником. Но процесс феодализации Древнерусского государства, увеличение роли князя и княжеского суда внесли значительные изменения в применение обычая кровной мести. Какое-то время княжеский суд сосуществует с общинным, но постепенно, благодаря усилению феодальных отношений, княжеский суд занимает ведущее положение, оттесняя суд общинный на второй план.

Таким образом, становится возможным вмешательство князя в обычай кровной мести, у убийцы появляется возможность выкупать себя при посредничестве князя (хотя, без сомнения, он и раньше мог договориться с родственниками убитого). В это время выделяется особая категория лиц, оторванных от своей общины (купцы, изгои), а также многочисленные княжеские дружинники и слуги (гридни, ябедники, мечники, огнищане и др.), нуждавшиеся в особой княжеской защите, т.к., по различным причинам порвав с общиной, они лишились в её лице защитника. Теперь их новым защитником должен был стать князь, поэтому они были заинтересованы в укреплении княжеской власти. В свою очередь, сдерживая самосуд общины, князь вводил свою меру наказания — виру, т.е. денежный штраф в размере 40 гривен, уплачиваемый за убийство в княжескую казну.

Также Русской Правде известен институт дикой или повальной виры (в размере 80 гривен), налагаемой за убийство княжеских служащих. Например, в ст.ст. 19, 22 и 23 КП упоминается штраф в 80 гривен за убийство огнищанина, княжеского тиуна или конюха.

Несомненно, древний обычай кровной мести не устраивал ни князя, заинтересованного в ослаблении общинных судов, мешавших централизации власти, ни христианской церкви с её новыми нормами морали и нравственности, но, будучи очень широко распространён, он не мог быть ликвидирован сразу. Поэтому можно предположить, что князь даёт свою санкцию на кровную месть, закрепляя это положение в ст.1 Правды Ярослава. Таким образом, кровная месть в Русской Правде носит ярко выраженный переходный характер от непосредственной расправы рода к наказанию, налагаемому и исполняемому государством. Но следует заметить, что кровная месть применяется только в случае убийства свободного человека свободным человеком.

Лишь после смерти Ярослава Мудрого, “снова собравшись, сыновья его Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их Коснячко, Перенег, Никифор отменили кровную месть за убийство, а постановили выкупаться деньгами” (ст.2 ПП).

Первый тематический раздел (ст.ст.3 – 8 ПП) посвящён ответственности за убийство, совершённое на территории верви. В этом разделе мы сталкиваемся с институтом дикой (повальной) виры. Она налагалась на всю общину в том случае, если на территории общины был обнаружен труп, а вервь либо не хотела выдавать убийцу, либо не искала его. Вира поступала в княжескую казну, а родственникам погибшего выплачивалось “головничество”, равное вире. Однако следует заметить, что общество только в том случае платит за своего члена, если он ранее участвовал в вирных платежах за своих соседей. Из всего, сказанного выше о дикой вире, можно сделать вывод, что она выполняла ярко выраженную полицейскую функцию, связывая всех членов общины круговой порукой.

Также хочу заметить, что в тексте ПП намечаются мотивы преступлений. Так, ст.6 ПП упоминает случай убийства “на пиру явно”, а ст.7 — убийство “на разбое без всякой ссоры”. В первом случае подразумевается неумышленное, открыто совершённое убийство (а “на пиру” — значит ещё и в состоянии опьянения). Во втором случае — разбойное, корыстное, предумышленное убийство (хотя на практике умышленно можно убить и на пиру, а неумышленно в разбое). За такое убийство в разбое (ст.7 ПП) по закону могла назначаться высшая мера наказания — “поток и разграбление”. Такое же наказание применялось и за поджог (ст.83 ПП) и за конокрадство (ст.35 ПП). Это наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьёй) “головой”, т.е. в рабство.

Покон вирный (ст.9 ПП) завершает комплекс статей о взимании виры с членов верви. Дополняет покон вирный ст.10 ПП, указывающая отчисления в пользу вирника от 80-гривенной виры. Кроме того, эта статья устанавливает размер платы “за голову”, т.е. родственникам убитого.

Проанализировав ст.ст.3 – 10 ПП, можно сделать вывод об особенностях композиционной работы составителей ПП: используя нормы КП, переставляя и редактируя их, они стремились к тому, чтобы определённый тематический комплекс статей представлял собой композиционное целое.

Ст.11 начинает следующий раздел (ст.ст.11 – 17), устанавливающий ставки штрафов за убийство представителей различных социальных групп, связанных с княжеским (и отчасти с боярским) хозяйством, начиная от высокопоставленных тиунов и кончая холопом. В этом разделе вводится следующая система штрафов за убийство:

огнищанин, тиун, конюший — 80 гривен;
княжеский отрок, конюх, повар — 40 гривен;
сельский тиун, ремесленник, кормилица — 12 гривен;
раба — 6 гривен;
смерд, холоп, рядович — 5 гривен.
Следующий комплекс статей (ст.ст.23 – 31 ПП) посвящён оскорблению действием и телесным повреждениям. Основным источником данного раздела является Краткая Правда. Качественно новой является лишь ст.26 ПП, в которой говорится об отсутствии наказания за нанесение ответного удара. Содержание этой статьи можно интерпретировать как месть и как оборону (сходство с современным УК). В этом разделе мы сталкиваемся с новым видом штрафа — продажей, размер которого составлял 1, 3 или 12 гривен. Продажа поступала в казну, а потерпевший получал “урок”, т.е. денежное возмещение за причинённый ему ущерб. Можно сделать вывод, что по закону Древней Руси оскорбление было более тяжким преступлением, чем нанесение телесных повреждений.

Не стоит упускать из виду, что при составлении ПП законодатель не только использовал нормы КП, но и сохранял композицию её статей, когда это было целесообразно. Так, ст.ст.10 – 14 КП почти без изменений перешли соответственно в ст.ст.31 – 35 ПП. Так же, как и в КП, в Пространной редакции существует ряд статей (ст.ст.35 – 39 ПП) о своде по поводу украденного имущества. Источником этих статей являются ст.ст.14 – 16 КП, регулирующие порядок свода.

С данным комплексом статей неразрывно связаны, и в то же время его продолжают статьи, посвящённые воровству (татьбе). Ст.40 ПП разрешает без всякого суда убить на месте преступления ночного вора “во пса место”, тем самым дублируя ст.38 КП. Если же вора продержали до рассвета и люди видели его связанным, то убить его нельзя, иначе придётся заплатить штраф в 12 гривен. В случае если вор был схвачен и ему была сохранена жизнь, на рассвете он должен быть передан на княжеский суд.

Пространная редакция Русской Правды вводит новую норму, отсутствовавшую в КП и отражающую усиление охраны частной собственности на предметы потребления и средства производства.

Заключение

Бесспорно, Русская Правда является уникальнейшим памятником древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уголовного и гражданского права и процесса.

Русская Правда является официальным актом. В самом её тексте содержатся указания на князей, принимавших или изменявших закон (Ярослав Мудрый, Ярославичи, Владимир Мономах).

Русская Правда — памятник феодального права. Она всесторонне защищает интересы господствующего класса и откровенно провозглашает бесправие несвободных тружеников — холопов, челяди.

Русская Правда настолько хорошо удовлетворяла потребности княжеских судов, что её включали в юридические сборники вплоть до XV в. Списки ПП активно распространялись ещё в XV – XVI вв. И только в 1497 году был издан Судебник Ивана III Васильевича, заменивший ПП в качестве основного источника права на территориях, объединённых в составе централизованного Русского государства.

Библиографический список

Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Ростов на Дону, 1995.
Исаев И. А. История государства и права России. М., 1999.
Карамзин Н. М. История государства российского. Т. 1, 2.
Ключевский В. О. “Русская история. Полный курс лекций в трёх книгах”.М., 1993.
Кузнецов И. Н. История государства и права России. Минск. 1999 г.
Памятники истории русского права. М., 1952.
Тихомиров М. Н. Пособие для изучения Русской Правды. М., 1983.
История государства и права России. Под ред. Ю. П. Титова. М., 1999.
История отечественного государства и права 1часть. Под редакцией Чистякова О. И. М., 1992.
Российское законодательство X – XX веков. В девяти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси. М., 1984.

[/sms]

22 окт 2008, 10:24
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.