Последние новости
11 дек 2016, 01:40
Дом на Намыве в Белой Калитве по ул. Светлая, 6 давно признан аварийным. Стена первого...
Поиск

» » » » Реферат: Роль следственных ситуаций в организации раскрытия и расследования преступлений


Реферат: Роль следственных ситуаций в организации раскрытия и расследования преступлений

Реферат: Роль следственных ситуаций в организации раскрытия и расследования преступлений В условиях перехода к рыночной экономике, в период формирования новых общественных отношений происходит быстрый рост преступности. Преступность в стране становится в большей степени организованной и профессиональной, и это повышает уровень требований, предъявляемых к специалистам, занимающимся борьбой с ней. Важное место в борьбе с преступностью занимает расследование преступлений, осуществляемое в конкретных условиях времени, места, окружающей его среды, взаимосвязях с другими процессами объективной действительности, поведении лиц, оказавшихся в сфере уголовного судопроизводства и под воздействием иных, порой остающихся неизвестными для следователя, факторов. Это сложная система взаимодействия образует в итоге ту конкретную обстановку, в которой действует следователь и в которой протекает конкретное расследование. Эта обстановка получила в криминалистике общее название следственной ситуации. Поэтому полагается, что роль и значение следственных ситуаций в расследовании и раскрытии преступлений будет возрастать. Наука и практика не стоят на месте и развиваются с изменением жизни людей и общества. Их усложнение отражается не только в росте преступности, но и в ее усложнении (т. е. появлении новых, ранее не существовавших видов и форм преступлений), а, следовательно, и в следственных ситуациях, без изучения которых невозможно расследование преступлений.

Рассмотрим роль следственной ситуации в криминалистической тактике.

Криминалистическая тактика является важным разделом криминалистики. Она включает в себя систему научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по организации и планированию предварительного и судебного следствия. Определение линии поведения осуществляющих его лиц, приемов проведения отдельных следственных и судебных действий, направленных на исследование, собирание доказательств, на установлении обстоятельств, способствующих совершению преступлений. Определение “криминалистическая тактика” заменило собой понятие “следственной тактики”, что было не сразу принято советскими криминалистами. Например, исследователи Митричев С. П. и Васильев А. Н., Комарков В. И. продолжительное время используют старое название, но другие — Р. С. Белкин, О. Я. Баев — активно применяют и убедительно защищают новое определение, наполняемое новым, более широким содержанием.

Система научных положений, на которых базируется криминалистическая тактика, включает учение о криминалистической версии и планировании следствия; понятие следственной ситуации, применение ее оценки и использования в интересах следствия; понятия “тактического риска и тактического решения”; принципы взаимодействия следователя с органами дознания, другими государственными и общественными органами и организациями, со средствами массовой информации; формы и методы использования в процессе расследования и судебного разбирательства специальных познаний.

[sms]

Тема работы — рассмотрение понятия “следственная ситуация” и ее роль в организации раскрытия и расследования преступлений.

Термин “следственная ситуация” введен в научный оборот А. Н. Колесниченко (1923 – 1985 гг.) известным исследователем криминалистической методики в 1967 году, в его докторской диссертации. Определение “следственная ситуация” в науке сложилось не сразу, а в результате продолжительной дискуссии известных ученых-правоведов. Смысл научных споров, как нам представляется, шел в первую очередь о соотношении и месте следственной ситуации в процессе расследования. Так, одна группа ученых, среди которых были В. К. Гавло, И. Ф. Герасимов, Л. Я. Драпкин, полагали, что ее место находится внутри процесса расследования, и, в основном, определяли ситуацию, как совокупность определенных данных об определенном этапе расследования. Другие (среди них можно назвать В. И. Шиканова, Н. А. Селиванова и Р. С. Белкина и др.) следственную ситуацию характеризовали в качестве реальной, в которой в данный момент осуществляется процесс доказывания (расследования).

В научной литературе долго существовали споры о понятии следственной ситуации. Хотя большинство сходились на мнении, что следственная ситуация — это совокупность данных, характеризующих обстановку, в которой следователю подлежит действовать.

Например, Шиканов В. И. предлагал ввести термин “типичная следственная ситуация” как научную абстракцию высокой степени общности. Эта типичная характеристика следственных ситуаций, встречающихся на определенных этапах расследования отдельных видов преступлений.

Он считал, что они могут быть взяты в качестве типовых моделей соответствующего поведения следователя.

В. К. Гавло предлагал особо выделить виды — исходные следственные ситуации, проверочные и виды ситуаций расследования. И. А. Копылов предлагал свое определение следственной ситуации “как криминалистической характеристики расследования конкретного преступления в определенный момент, необходимой для принятия следственных решений”. Л. Я. Драпкин: “динамичная информационная система”, отражающая с различной степенью адекватности многообразные логико-познавательные связи между установленными и еще неизвестными обстоятельствами, имеющими значение для дела, тактико-психологические отношения участников (сторон) уголовного судопроизводства, а также организационно-управленческую структуру и уровень внутренней упорядоченности процесса расследования”.

Интересная характеристика следственной ситуации была дана белорусским правоведом Г. А. Зориным, определявшим ее с позиции системного подхода. Он полагает, что следственная ситуация является:

открытой системой, в которой взаимодействие участников основано на получении информации извне, а также по каналам обратной связи с постоянным и взаимным рефлексированием позиций партнеров;
целеустремленной системой, так как деятельность ее участников обусловлена определенной целью или комплексом целей, часто противоречащих друг другу;
контролируемой, но не в полной мере, системой (когда следователь выпускает из рук инициативу, это не может не оказать влияние на следственную ситуацию);
дискретной системой, которая может быть расчленена на различные процессы:
контроля за выполнением собственных функций следователя;
восприятия информации от участников ситуации;
восприятия и оперативной оценки следственных ошибок, упущений;
формирования адекватной программы исправления ошибок: предотвращения возможных негативных последствий упущений следователя;
выполнения комплекса тактических приемов соответствующей направленности и принятия информации об их результативности;
детерминирующей системой, поскольку она обуславливает поведение следователя и иных заинтересованных лиц, которые также как и следователь, анализируют ситуацию и делают соответствующие выводы о предстоящих следственных ситуациях.
Данное определение, на мой взгляд, удачно сочетает определенные достоинства двух направлений, несомненно, относится ко второму направлению.

Принципиальные вопросы ситуационного расследования стали особенно оживленно дискутироваться в научной литературе в конце 60-х годов, когда в основном завершилось формирование системы тактических приемов проведения следственных действий. На повестку дня встал вопрос повышения их действенности. Была осуществлена разработка комплексов научных рекомендаций по тактике следственных действий в типичных ситуациях. Усилиями ученых в частности: Р. С. Белкина, А. Н. Васильева, И. Ф. Герасимова, Б. А. Образцова и многих других были заложены основы криминалистического учения о следственной ситуации, указаны пути его использования в практике расследования преступлений. Этому предшествовала большая работа, промежуточным итогом которой следует, по моему мнению, считать Сборник научных трудов, изданный Всесоюзным институтом по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности в 1985 году. Этот небольшой по объему, но значительный по содержанию (20 работ статей) сборник объединил работы известных правоведов, изучавших проблемы следственной ситуации. Несмотря на то, что многие ученые защищали разные концепции и спорили друг с другом, сборник сыграл большую роль в выработке общих перспектив в исследовании проблем следственной ситуации, наметил пути их дальнейшего решения.

Рассмотрим факторы, оказывающие влияние на формирование следственной ситуации.

Условия, совокупность которых составляет следственную ситуацию, формируются под воздействием объективных и субъективных факторов.

К числу объективных факторов, влияющих на формирование следственной ситуации, ученые относят:

наличие и характер имеющейся в распоряжении следователя доказательственной и ориентирующей информации, что зависит от механизма расследуемого события и условий возникновения его следов в окружающей среде;
наличие и устойчивость существования еще неиспользованных источников доказательственной информации и надежных каналов поступления ориентирующей информации;
интенсивность процессов исчезновения доказательств и сила влияющих на эти процессы факторов;
наличие в данный момент в распоряжении следователя органа дознания необходимых сил, средств, времени и возможность их использования оптимальным образом;
существующая в данный момент уголовно-правовая оценка расследуемого события.
Субъективными факторами, влияющими на формирование следственной ситуации, являются:

психологическое состояние лиц, проходящих по делу;
психологическое состояние следователя, уровень его знаний и умений, практический опыт, способность следователя принимать и реализовывать решения в экстремальных условиях;
противодействие установлению истины со стороны преступника и его связей, а иногда и потерпевшего и свидетелей;
благоприятное (без конфликтов) течение расследования;
усилия следователя, направленные на изменение следственной ситуации в благоприятную для следствия сторону;
последствия ошибочных действий следователя, оперативного работника, эксперта, понятых;
последствия разглашения данных предварительного расследования; непредвиденные действия потерпевшего или лиц, не причастных к расследуемому событию.
Существуют и другие системы классификации условий, влияющих на возникновение ситуации. Например, у И. А. Копылова, различаясь в терминологии и местах расположения того или иного элемента, они придерживаются, в основном, вышеприведенной конструкции.

Значительные споры в науке вызывает классификация следственных ситуаций. Одним из первых правоведов ее разработал и предложил Л. Я. Драпкин, который в ее основу положил степень осведомленности следователя (т. е. один из компонентов информационного характера). По Л. Я. Драпкину классификация следственных ситуаций выглядит следующим образом: Следственные ситуации — Простые, Сложные, Проблемные, Конфликтные.

Типичные Одноэлементные Закрытые (конечные)

Специфические Комплексные Открытые (бесконечные)

Типичные Двусторонние Строгого соперничества

Специфические Многосторонние Нестрогого соперничества

Данная информация, хотя и встретила возражения отдельных ученых (Белкина Р. С., Гранат Н. Л.) сыграла свою роль в развитии науки и следственной ситуации. В настоящее время наиболее распространенными и общепринятыми из многочисленных видов иллюстрации следственных ситуаций являются следующие: по времени возникновения в процессе расследования: начальные, промежуточные и конечные.

В них отражается динамизм, изменчивость ситуаций под влиянием воздействующих на них факторов.

По отношениям между участниками — конфликтные и бесконфликтные. Эта классификация заимствована из психологии. Она основывается на характеристике одного из элементов психологических компонентов ситуации: соперничества и противодействия сторон, цели и интересы которых при расследовании преступления не совпадают.

По отношению и возможности достижения цели расследования: благоприятные и неблагоприятные для расследования. Всякое действие следователя, направленное на достижение тех или иных целей, должно осуществляться после предшествующей ему оценки следственной ситуации, как благоприятной или неблагоприятной для достижения этой цели.

Вместе с тем необходимо отметить и определенную относительность и условность данной классификации, как и многих других, так как в основании любой классификации присутствуют два фактора: статичный и динамичный, меняющиеся сочетания которых могут начальную бесконфликтную ситуацию превратить в промежуточную или конечную конфликтную и т. д.

Вместе с тем типизация следственных ситуаций возможна и необходима.

Содержание следственной ситуации слагается из компонентов, классифицируемых Р. С. Белкиным на 4 группы:

Компоненты психологического характера: психологическое состояние лиц, проходящих по расследуемому делу, психологическое состояние следователя, результат конфликта между следователем и противостоящими ему лицами; благоприятное (бесконфликтное) течение расследования и др.
Компоненты информационного характера: осведомленность следователя (об обстоятельствах преступления, возможных доказательствах, возможностях их обнаружения и экспертного исследования, местах сокрытия искомого, намерениях противодействующих следствию лиц и др.), осведомленность противостоящих следователю и иных, проходящих по делу лиц (о степени информированности следователя и свидетелей, об обнаруженных и необнаруженных доказательствах, о намерениях следователя и др.); последствия разглашения следственной тайны и т. п.
Компоненты процессуального и тактического характера: состояние производства по делу, доказательства и их источники, наличие надежных еще не использованных источников ориентирующей информации, возможность избрания нужной меры пресечения, изоляции друг от друга проходящих по делу лиц, проведение конкретного следственного действия; наличие тактического риска и возможность его минимизации, противодействие установлению истины со стороны преступника и его связей, а иногда потерпевшего и свидетелей, последствия ошибочных действий следователя, понятых, специалистов и экспертов, непредвиденные действия, потерпевшего или лиц, не причастных к расследуемому событию и т. д.
Компоненты материального и организационно-технического характера: наличие коммуникаций между дежурной частью и следственно-оперативной группой; наличие средств передачи и приема необходимой информации из учетных аппаратов органов внутренних дел, мобильность ее поиска по запросам; возможность мобильного маневрирования наличными силами и средствами, обеспеченность теми и другими и т. д.
Сочетание всех этих компонентов, по мнению Р. С. Белкина и Е. М. Лившица, обуславливает индивидуальный характер каждой следственной ситуации в каждый данный момент производства расследования. Такое содержание следственной ситуации позволяет, по их мнению, ставить вопрос о типизации следственных ситуаций. В криминалистике нет устоявшегося подхода к проблеме типизации следственных ситуаций. Практически все исследователи разделяют точку зрения о том, что типизация следственных ситуаций по всем составляющим их компонентам практически невозможна, поскольку она должна будет насчитывать колоссальное число вариантов. О том, что в данном вопросе нет устоявшегося мнения, свидетельствует, например, нечеткость и изменение в позиции Р. С. Белкина, полагавшего, что типизация возможна по какому-либо одному, реже двум компонентам, чаще всего по информационному, а затем уточняющего, углубляющего и детализирующего основание своей классификации. “Типизировать следственные ситуации можно лишь по одному компоненту, а если быть более точными, лишь по одному из образующих этот компонент элементов (наличие информации о событии и его участниках)". Интересна проблема применения тактических приемов в следственных ситуациях.

Г. Г. Доспулов, изучая структуру и психологические механизмы воздействия тактических приемов допроса, полагал, что в бесконфликтных следственных ситуациях тактические приемы реализуются при помощи речевых, вещественных, письменных средств, а также посредством имитационных звуков и движений. В конфликтных следственных ситуациях реализацией тактических приемов являются речь следователя, различные вещи, документы, фотоснимки, обстановка места происшествия. Я полагаю, что подобная регламентация приемов по отдельным видам ситуаций, предложенная исследователям, весьма условна, так как следственная ситуация очень динамична. Значение своевременного прогнозирования ситуации состоит в том, чтобы в ходе подготовки тактического решения, избрать средства, приемы и методы реализации, предусматривающие резервные решения, на тот случай, когда она вдруг из бесконфликтной превращается в конфликтную, а следователь заготовил тактические приемы только на один тип ситуации.

Значение своевременного прогнозирования изменений следственной ситуации показывает такой пример: М. и Б. совершили разбойное нападение на П. Исходя из материалов дела и личных наблюдений, следователь сделал вывод о том, что особо опасный рецидивист Б., враждебно настроенный к правоприменительным органам, в судебном заседании может изменить свои показания. Под его влиянием мог сделать это и М.

Поэтому следователь принял решение при проведении всех допросов, очных ставок и предъявлении для опознания использовать в качестве дополнительного средства фиксации — звукозапись. Предположения следователя оправдались: Б. и М. отказались от ранее данных показаний и в судебном заседании всячески стремились опорочить следствие. Однако принятое заблаговременно и успешно реализованное тактическое решение о способах фиксации следственных действий обеспечило успех расследования.

Правильное принятие тактического решения очень важно. В своей работе я не буду рассматривать тактическое решение в качестве самостоятельного криминалистического института (его понятие, содержание, структуру, виды, процесс принятия и т. д.). Я рассмотрю две крайне важные проблемы: управляющее воздействие следственной ситуации на тактическое решение и оценку следственной ситуации при подготовке тактического решения.

Вид, содержание и направленность тактического решения зависит, в основном, от следственной ситуации. Посмотрим, как исследуются данные проблемы известными специалистами. Известный правовед С. Ю. Якушин, изучая тактические приемы при расследовании преступлений, на первое место среди основных свойств тактического приема ставил гибкость и зависимость его от следственной ситуации. Он полагает, что содержание и характер тактического приема обуславливаются сложившейся следственной ситуацией, разделяя определение ее понятия, предложенное И. Ф. Герасимовым. С. Ю. Якушин приходит к выводу о том, что поскольку характер следственной ситуации определяется совокупностью многих факторов, содержание и сочетание которых всегда индивидуально и в конечном итоге связано с особенностью расследуемого дела, постольку не может быть абсолютно одинаковых следственных ситуаций. Ввиду того, что эти ситуации все время меняются, возникает необходимость в применении и различных тактических приемов, которые нельзя рассматривать как непреложные истины. Следственная ситуация является фактической основой принятия тактических решений следователя. Хотя в дальнейшем он делает оговорку, что “тактическому приему присущи и такие свойства, как свобода выбора (понимается как осознанная необходимость), гибкость, зависимость от следственной ситуации”. Исследователь проблемы И. А. Копылов предложил рассмотрение данной проблемы применить к типам формирования и организации тактического решения. И. А. Копылов выделяет 4 этапа:

возникновение необходимости в принятии и реализации тактического решения. Здесь оценка ситуации позволяет выделить “слабые места” расследования, определить направленность, конечную цель, а частично — вид и содержание тактического решения;
этап разработки и окончательного принятия решения — следователь, исходя из оценки следственной ситуации, подбирает средства тактического воздействия, намечает время его осуществления, способ фиксации и т. д.;
этап реализации намеченных мероприятий с осмыслением изменяющейся следственной ситуации, а значит и эффективной программы действий.
На заключительном 4-ом этапе оцениваются результаты проделанной работы. Реализация тактического решения в той или иной мере изменяет следственную ситуацию. Следователь оценивает ее и определяет, решены ли задачи тактического воздействия. Таким образом, от следственной ситуации зависит содержание всей деятельности, от момента возникновения необходимости в нем, до оценки полученных результатов. Управляющее воздействие следственной ситуации можно определить как объективно существующую зависимость разрабатываемого тактического решения от особенностей следственной ситуации. Несомненно, что информационная наполненность каждой из этих 4-х групп на различных этапах расследования меняется. В процессе расследования их количество растет, содержательная база следственной ситуации увеличивается, что повышает ее значимость. Криминалистическое значение следственной ситуации заключается в содержании соответствующего потенциала, позволяющего определять оптимальные пути, средства и приемы расследования. Исходя из этого очень важный основной признак, который Р. С. Белкин взял в основу своей квалификации ситуаций — это информационный, т. е. количество и качество информации о расследуемом событии — позволяющей судить благоприятна ли или неблагоприятна данная ситуация для расследования. Ситуация благоприятна, когда у следователя нет сомнения в достоверности данных и неблагоприятна, когда объем полезной информации незначителен. Были попытки, например, Копылова И. А., ввести понятие “промежуточной ситуации — когда достоверность данных сомнительна”. В его квалификации существуют разделение ситуаций как конфликтные и бесконфликтные, индивидуальные и типичные. Он полагает и с этим следует согласиться, “что деление следственных ситуаций на типичные и индивидуальные имеет особое практическое значение”. И. А. Копылов рассматривает проблему оценки следственной ситуации при подготовке тактического решения 2-мя способами. Причем он особо подчеркивает специфику следственной ситуации, которая, по его мнению, обусловлена сложностью структуры тактического решения, разноплановостью его компонентов; динамичностью следственной ситуации; взаимным влиянием элементов следственной ситуации; особой важностью оценки элементов следственной ситуации в связи с разнообразием видов и форм тактических решений. Исследователь первый способ видит в постоянном и всестороннем учете всех изменений каждого компонента ситуации, независимо от того, какое именно решение подготавливается.

Второй способ оценки следственной ситуации заключается в первоочередном и максимально полном анализе элементов следственной ситуации, которые являются определяющими для подготавливаемого тактического решения. Данный способ позволяет, по мнению ученого, достичь больших положительных результатов, чем первый. Главная роль в этом отводится следователю, его опыту, правовым знаниям, способностям и мыслительно-аналитической деятельности. Следователь своими действиями во многом формирует содержание следственной ситуации, воспринимает многие её изменения, поскольку сам является ее элементом. Поэтому чаще всего он в состоянии определить, какие элементы следственной ситуации наиболее важны для разработки тактического решения. И. А. Копылов предложил свою квалификацию оценки следственной ситуации. К объему оценки он отнес следственную ситуацию в целом или ее элементы, имеющие тактическое значение. В основании оценки показатель отношения субъекта к объекту, т. е. те же, что и при оценке доказательств: правовые знания, философские знания, моральные воззрения, профессиональные качества и личный опыт следователя. Объективность оценки во многом зависит, по мнению автора, от критического отношения субъекта к уровню своих знаний. Субъект оценки — автор различает 2 категории субъектов, относя к 1 лиц, занимающих в силу должностных обязанностей или занимаемого процессуального положения (надзирающий прокурор, эксперт, защитник) имеющих право оценивать ситуацию, но не принимать тактических решений. Оценивать ситуацию или ее компоненты могут также обвиняемый, потерпевший, подозреваемый, свидетель.

Ко 2 категории субъектов ученый отнес лиц, оценивающих следственную ситуацию и правомочных принимать на этой основе тактические решения (следователь, руководитель следственной бригады, начальник следственного отделения и прокурор, если они лично производят предварительное следствие и дают указания по расследуемому делу следователю на основании ст. 127, 211 УПК РСФСР).

Результат оценки. Заключительный элемент логической структуры оценки имеет форму мысленного представления об особенностях сложившейся ситуации и используется при выборе средств тактического решения. С. Ю. Якушин разделяет и защищает точку зрения на приоритетную роль особенностей следственной ситуации, прямо влияющих на содержание и характер тактического приема при организации процесса расследования. Свою позицию он доказывает, опираясь на пример бесконфликтной следственной ситуации — что в случаях отсутствия сопротивления, “противоборства” в условиях добровольной дачи показаний, как и при осмотре места происшествия, существует система приемов выполнения таких действий — это тоже тактика. Решение любой тактической задачи на практике предполагает необходимость действовать определенным, упорядоченным образом. Каждый тактический прием реализуется применением наиболее целесообразного в конкретной ситуации образа действия следователя.

По моему мнению, С. Ю. Якушин допускает смешение в данном случае тактических и процессуально правовых решений, настолько очевидных для приводимых ученым ситуаций в качестве доказательства своей концепции. Я полагаю, что тактические решения качественно стоят выше и заключаются в неоднократном моделировании, рефлексивном “проигрывании” сложившейся обстановки и возможных исходов, являются криминалистической рекомендацией, повышающей эффективность следственных действий, особенно в проблемных и конфликтных ситуациях.

Я разделяю точку зрения И. Ф. Герасимова, что тактические решения могут идти параллельно с процессуально-правовыми решениями, а в простых ситуациях могут уступать им первенство.

Главная их задача — это опережающая разработка решений тактики, поскольку именно эти решения определяют наиболее подвижную часть следственных действий и их эффективность. Анализ следственных ситуаций следователем крайне важен для эффективной работы следователя. Неправильная их оценка и, как следствие, тактические ошибки, приводят к недочетам при производстве, как отдельных следственных действий, так и следствия в целом. Примером важности следственных ситуаций для криминалистической тактики может служить теория или концепция “бесконфликтного следствия”, в основе которой лежит бесконфликтная следственная ситуация. Бесконфликтная ситуация характеризуется полным или частичным совпадением интересов участников взаимодействия, отсутствием противоречий в целях, достижению которых направлены их усилия на данном этапе расследования. Большинство криминалистов признают наличие подобных ситуаций в определенных случаях расследований, но некоторые из них разделяют и поддерживают теорию “бесконфликтного следствия”. Примером подобной трансформации взглядов может служить позиция А. М. Ларина в 70-х годах, бывшего активным ее противником, полагавшим, что следствие — это всегда борьба за информацию между следователем и преступником. В последней статье, посвященной проблемам криминалистики и паракриминалистики, ученый утверждает, что теория “конфликтного следствия отождествляет обвиняемого с преступником и служит оправданием предвзятости и неразборчивости следователя в средствах борьбы”. Я присоединяюсь к мнению Р. С. Белкина, осуждающую абсолютизацию теории “бесконфликтного следствия”, делающей ненужными все исследования по разработке средств, приемов и методов действий следователя в конфликтных ситуациях. Она (т. е. теория) разоружает следствие, создает явный перевес тех, кто не заинтересован в обнаружении истины по делу, нанося прямой ущерб правосудию. Я допускаю возможность существования бесконфликтных ситуаций в следственном расследовании, но даже поверхностное знакомство со следственной практикой показывает типичность таких ситуаций, когда расходятся интересы следователя и подследственного. Когда их действия прямо противоположны: один старается скрыть истину, другой — ее обнаружить, когда возможны различные варианты и результаты их действий, направленные на достижение противоположных целей.

Ситуации конфликтов различной длительности и остроты возникают тогда, когда между участниками процесса складываются отношения соперничества и противодействия. Поэтому, как я полагаю, совершенно правы те ученые, которые рассматривают конфликт “как реальное соперничество, как процессуальную и тактическую борьбу (но не войну!) с обвиняемым или другими лицами”. Конфликтные следственные ситуации реально существуют и достаточно типичны в процессе расследования, поэтому их изучение, по моему мнению, крайне важно для профессионального отбора и подготовки следователей, которые должны быть готовы действовать в экстремальных условиях.

Подведем итоги. Изучение типичных следственных ситуаций крайне важно. Появляется возможность разработки программ для следователя, базирующихся на типичных следственных ситуациях. Эти программы могут быть посвящены расследованию отдельных видов преступлений. В них могут быть даны методические указания и рекомендации по организации и осуществлению расследований преступлений одного вида или группы: дана программа производства отдельных следственных действий в типичных следственных ситуациях, выработан комплекс соответствующих рекомендаций и т. д.

Для этого выявляются наиболее характерные для отдельных видов (групп) преступлений типичные ситуации, складывающиеся на различных этапах. При этом учитывают новые способы совершения преступлений, характерные следы, уловки преступников, их действия по маскировке, а также последние достижения науки и техники, которые можно использовать в борьбе с преступностью.

На данной основе строятся частные методики расследования с включением в них ситуационных версий, даются рекомендации по ситуационному планированию, а также определяется система необходимых следственных действий или иных мероприятий. Включение типичных следственных ситуаций в частные методики расследования позволяют разработать типовую программу расследования отдельных видов преступлений.

Следовательно, чтобы теория и практика криминалистики не отставали от быстро, динамично развивающейся жизни, необходимо их тесное взаимодействие. Появление новых видов преступлений, связанных с бурным развитием научно-технического прогресса (кража ЭВМ-программ, трансплантация человеческих органов и т. д.) требует анализа и обобщения для выявления типичных следственных ситуаций, которые должны проверяться на практике в расследовании и раскрытии преступлений. Причем я полагаю, что в теоретических разработках и методиках ученых обязательно должны быть учтены нетипичные (внештатные) ситуации, позволяющие действовать следователям в экстремальных ситуациях. Я полагаю, что умение ситуационного прогнозирования должно находиться в основе повышения профессионализма следственных работников.

Библиографический список 

Криминалистика. — МГУ, 1995.
Криминалистика. Краткая энциклопедия. — М., 1993.
Баев О. Я. Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный Закон. — Воронеж, 1977.
Баев О. Я. Тактика следственных действий. — Воронеж, 1995.
Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. — М., 1975, т. I; М., 1977, т. III.
Белкин Р. С. Очерки криминалистической тактики. — Волгоград, 1993.
Белкин Р. С. Курс криминологии. — М., 1997, т. III.
Болдырев В. Н. Влияние развития социально- экономических условий на деятельность милиции. — Воронеж, 1996.
Васильев А. Н. Следственная тактика. — М., 1976.
Гавло В. К. О следственной ситуации и методике расследования хищений, совершаемых с участием должностных лиц.// ”Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования”. — М., 1973.
Гавло В. К. Следственная ситуация. — М., 1985.
Герасимов И. Ф. Принципы контроля методики раскрытия преступлений.// “Вопросы криминалистической методологии, тактики и методики расследования”. — М., 1973.
Герасимов И. Ф. Некоторые проблемы раскрытия преступлений. — Свердловск, 1975.
Герасимов И. Ф. Система процессуальных действий следователя.// Сб. “Следственные действия”. — Свердловск, 1983.
Гранат Н. Л. Следственная ситуация (психологический аспект).// “Следственная ситуация”. — М., 1985.
Гусаков А. А., Филюшенко А. А. Следственная тактика. — Свердловск, 1991.
Доспулов Г. Г. Понятие, структура и психологические механизмы воздействия тактических приемов допроса. — Алма-Ата. КГУ, вып. 3, 1973.
Драпкин Л. Я. Понятие и классификация следственной ситуации.// “Следственные ситуации и раскрытие преступлений”. — Свердловск, 1975.
Драпкин Л. Я. Общая характеристика следственных ситуаций.// “Следственная ситуация”. — М., 1985.
Дулов А. В., Нестеренко А. И. Тактика следственных действий. — Минск, 1971.
Зорин Г. А. Криминалистическая эвристика. — Гродно, 1994.
Комарков В. И. Теоретические проблемы следственной тактики. — Саратов, 1987.
Копылов И. А. Следственная ситуация и тактическое решение. — Волгоград, 1988.
Котов Д. П., Шиханцев Г. Г. Психология следователя. — Воронеж, 1976.
Митричев С. П. Следственная тактика. — М., 1976.
Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Планирование, организация. — М., 1970.
Ларин А. М. Криминалистика и паракриминалистика. — М., 1996.
Образцов В. А. Выявление и изобличение преступника. — М., 1997.
Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. — М., 1967.
Селиванов Н. А. Советская криминалистика. Система понятий. — М., 1982.
Шиканов В. И. Разработка теории тактических операций важнейшее условие совершенствования методики расследования преступлений.// “Методика расследования преступлений”. — М., 1976.
Шиканов В. И. Теоретические основы тактических операций в расследовании преступлений. — Иркутск, 1983.
Якушин С. Ю. Тактические приемы при расследовании преступлений. — Казань, 1983.
Лившиц Е. М., Белкин Р. С. Тактика следственных действий. — М., 1994.

[/sms]

22 окт 2008, 09:47
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.