Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Реферат: Прогнозирование роста преступности в современной России


Реферат: Прогнозирование роста преступности в современной России

Реферат: Прогнозирование роста преступности в современной России  Содержание

Введение………………………………………………………………………..2

Особенности современной преступности в России……………………..4

Понятие криминологического прогнозирования………………………..9

Виды криминологического прогнозирования………………………….11

Возможности синергетического подхода  при анализе
динамики преступности………………………………………………….13

Социально-психологический мониторинг
тенденций преступности…………………………………………………19

Порядок проведения социально-психологического
мониторинга преступности……………………………………………...21

Значение прогнозирования в борьбе с преступностью………………...25
Заключение…………………………………………………………………...27

Список использованной литературы………………………………………..29

[sms] 

Введение

Преступность относится к числу глобальных проблем человечества, затрагивает практически все сферы жизни, представляя непреходящую опасность для личности и общества. Исключительно многообразные проявления преступности оказывают существенное, подчас определяющее влияние на нравственную и правовую атмосферу в обществе, духовную жизнь людей, их каждодневное общение, на их ценностные ориентации и мировосприятие, внешнюю и внутреннюю политику, экономическую, производственную и финансовую деятельность.

В России продолжает сохраняться сложная криминальная ситуация. Ряд мощных по своей значимости криминогенных факторов продолжает оказывать деструктивное воздействие на состояние правопорядка в Российской Федерации, на систему защиты граждан, а также государственных и общественных институтов от криминальной опасности. Влияние социально-негативных факторов проявилось в усилении террористической опасности для всех граждан страны, в увеличении массива преступлений, совершаемых в общественных местах, в продолжающемся росте отдельных видов преступлений против личности и против собственности, в разрастающейся наркотизации населения и во многих других отношениях.

Человеческое сообщество в третьем тысячелетии вынуждено будет более интенсивно искать достойный выход из криминального капкана, в который оно себя загнало. На уровне сегодняшних представлений этот выход лежит в расширении и углублении социально-правового контроля над противоправным поведением (криминологического и уголовно-правового). Речь идет не о тотальном дискреционном контроле, а о социально-правовом контроле, принятом демократическим путем. Его разновидностями являются экономический, финансовый, бюджетный, валютный, налоговый, таможенный, пограничный, экологический, санитарный и другие формы контроля.

Ближайшее будущее человечества — свободное демократическое общество, но с надежным дифференцированным и жестким социально-правовым контролем за реальными и возможными криминальными процессами. Именно за процессами, а не за людьми. Только на этом пути можно будет удерживать преступность и другие девиации на социально терпимом уровне. Многовековая история человечества показывает, что оно всегда находило в себе и силы, и средства для принятия судьбоносных решений. Нет сомнения в том, что оно найдет выход и в этот раз.

Цель данной курсовой работы – раскрыть понятие прогнозирования преступности, привести основные характеристики прогнозирования и дать качественную и количественную оценку преступности в России на современном этапе.

 
1. Особенности современной преступности в России

Представители социологической школы криминологии еще в позапрошлом веке пришли к выводу о формировании преступника главным образом обществом. В связи с этим они предполагали, что с совершенствованием общественных отношений преступность будет утрачивать свою причинную базу. Подобный оптимизм был особо распространен в начале XX столетия. Предсказывалось, что социальное, экономическое, политическое и культурное развитие приведет к существенному снижению преступности. А в СССР даже обосновывали идею о постепенном отмирании преступности в процессе социалистического строительства и серьезно ставили задачу ее ликвидации. Вопрос о социальной детерминации преступности находит достаточное подтверждение, а вот оптимистические прогнозы о ее сокращении и отмирании не оправдываются ни в развитых, ни в развивающихся странах.

Более ста лет тому назад было установлено, что темпы прироста преступности обгоняют темпы прироста населения. К.Маркс в те годы писал, что, должно быть, есть что-то гнилое в сердцевине той социальной системы, которая увеличивает богатство, но при этом не уменьшает нищету, и где преступность растет быстрее, чем численность населения. Эта закономерность сохраняется. Прирост преступности выше прироста населения примерно в 3-4 раза: по данным Четвертого обзора ООН, преступность в среднем прирастает на 5% в год, а численность населения - на 1-1,2%. Под "той социальной системой" автор понимал капитализм, но по этому же закону изменялась преступность и в социалистических странах. В силу тотального контроля уровень ее был намного ниже, а тенденции - те же. Например, в СССР (социалистическая страна) и в Швеции (благополучная капиталистическая страна) с 1950-х до 1990-х годов преступность выросла практически одинаково - в 5,4-5,6 раза.

Двадцатое столетие ознаменовалось великими открытиями в науке и технике, небывалым экономическим развитием отдельных стран. Оно выработало оптимальные демократические принципы государственных устройств, в условиях серьезных глобальных противоречий находило приемлемые формы мирного сосуществования между государствами и во взаимоотношениях с природой. Но одновременно многие страны и народы продолжают жить в условиях голода и нищеты, войн и вооруженных конфликтов, непрерывных вспышек социальной, расовой, национальной и религиозной вражды, технологических и экологических бедствий, невиданного разгула терроризма, насилия, грабежа, обмана и др.

Мировые исследования преступности и правонарушаемости показывают, что противоправность жестко и отрицательно коррелирует с социально-правовым контролем: судебным, прокурорским, конституционным, административным, налоговым, финансовым, бюджетным, валютным, таможенным, пограничным, санитарным, экологическим, гражданским, общественным и т.д. Причем, контроль, конечно же, не панацея от всех криминальных действий. Более того, он не должен сковывать правомерную инициативу граждан и субъектов рынка. Но там, где он построен на научно обоснованных и разумных законах, принятых демократическим путем, он оказывает заметное противодействие разгулу преступности.

Преступность после мировых войн и возможных глобальных катастроф стала главной угрозой современности. Она интенсивно растет, постоянно меняется, мимикрирует, мгновенно заполняя неконтролируемые или слабо контролируемые ниши. Темпы ее прироста постоянно остаются выше темпов прироста населения. Качественные изменения дрейфуют в сторону большей изощренности. Увеличиваются ее общественная опасность и причиняемый ею ущерб. В условиях активизации борьбы с ней она организуется, вооружается, коррумпируется, глобализируется и интеллектуализируется, оперативно используя все достижения науки и техники.

Названные общемировые тенденции и закономерности в полной мере свойственны российской преступности, которая в процессе непродуманной перестройки, стихийного перехода к рыночной экономике и капиталистическим отношениям приобрела ряд особенностей.

Первая. В стране идет психологический процесс привыкания населения к растущей преступности, в том числе и к ее относительно новым формам - организованной, террористической и коррупционной.

Вторая. Криминальные картины, непрерывно идущие в виртуальном кино-, телемире, показывают то, что существует в реальной преступной действительности, и это вызывает массовый интерес. Популярность бандитских боевиков стоит на одном из первых мест. Аудитория огромна. И привыкание, и интерес к криминалу, особенно среди молодежи, - очень опасные и долгосрочные социально-психологические тенденции.

Третья. Доминирующая мотивация различных видов преступного поведения утилитарна: корысть, власть, месть, секс и иная личная выгода. Историк Э. Ренан более ста лет тому назад сделал вывод, что основной тенденцией в мире будет стремление "заместить во всем моральные двигатели материальными". Удельный вес корысти в преступном поведении достиг апогея - 80-90% и более. Надежды человечества на то, что прогресс, основанный на научно-техническом, демократическом, социальном и экономическом развитии, приведет к облагораживанию нравов, практически не оправдываются, и не только в нашей стране.

Четвертая. За прошедшее столетие преступность в среднем увеличилась на порядок. Аналогичная тенденция была и в нашей стране. Ежегодно в мире только регистрируется до 450-500 миллионов преступлений на 6 млрд. населения. Это около 8 тысяч деяний на 100 тысяч населения. Реальная преступность вдвое выше, по меньшей мере.

Пятая. Наряду с фактическим ростом преступности идет непрерывный процесс криминализации (возведения в ранг преступления) все новых и новых видов общественно опасного поведения. За время действия четырех УК России (1922, 1926, 1960, 1996 годы) было криминализировано более 300 новых видов поведения и декриминализировано около 100. Предложения к расширению нового УК идут непрерывным потоком. Но когда тенденция криминализации в три-четыре раза превалирует над декриминализацией, то это требует серьезного осмысления. Ныне в сферу преступного зачислены все сколько-нибудь значимые угрозы для человека, общества и государства. Поэтому совершенствование любой сферы жизни и деятельности в той или иной мере связаны с обузданием криминала.

Шестая. Процесс интенсивной криминализации новых деяний, совершаемых простыми людьми, коррелирует с не менее интенсивным торможением возведения в ранг преступлений общественно опасных деяний, совершаемых политической, экономической и правящей элитой. Более 10 лет в России пытаются принять закон о борьбе с беспрецедентной коррупцией в высших эшелонах власти. Тщетно. Наша экономическая, политическая и правящая элита легко перенимает права и свободы европейских стран, но демократический контроль за своей противоправной деятельностью расценивает как возвращение к тоталитаризму. Этот фактор является особо криминогенным.

Седьмая. Интенсивное расширение сферы уголовно-наказуемого поведения среди простого люда ошибочно расценивать как укрепление правопорядка. Уголовная юстиция не справляется даже с выборочно регистрируемой преступностью. Если бы эта система расследовала и рассматривала в суде хотя бы основную часть совершаемых преступлений, она бы рухнула под грудой 12-15 миллионов деяний.

В России учитывается около 3 миллионов преступлений, т.е. не более четверти реальной преступности. В связи с этим примерно 5-7 миллионов людей, фактически пострадавших от преступлений, не получают никакой правовой помощи от государства.

Восьмая. По данным МВД, в 2004 году из 1,3 миллиона выявленных правонарушителей: 53% составили лица, не имеющие постоянного источника дохода, 24% - совершившие преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, 24% - ранее судимые, 18% - женщины (идет процесс феминизации преступности), 11% - несовершеннолетние. И только 3,6% выявленных лиц совершили преступления в составе организованных групп или преступных сообществ.

Девятая. Большинство лиц, привлеченных к уголовной ответственности и осужденных, действительно виновно, хотя доля фактически и юридически невиновных в структуре преследуемых тоже не так уж мала. Она ежегодно достигает 200-250 тысяч человек (оправданные; лица, дела о которых возвращены на дополнительное расследование, а затем прекращены за отсутствием состава преступления; незаконно содержащиеся под стражей; лица, в отношении которых были отменены как незаконные постановления о возбуждении уголовных дел и т.д.).

Десятая. Преступления совершают и богатые, и образованные, и высокопоставленные; правящая, политическая, экономическая элита; президенты, примьер-министры, министры и губернаторы. Коэффициент поражаемости реальной преступностью элитарных групп (как отношение преступников из этих групп к общему числу лиц данных групп) не ниже (или не намного ниже), чем самых неблагополучных слоев населения.

Современные тенденции не дают оснований для оптимистического прогноза преступности на ближайшие годы. Он подкрепляется негативными тенденциями фоновых криминогенных явлений (пауперизма, алкоголизма, наркотизма, проституции, беспризорности, безнадзорности, бездомности, психических заболеваний и т.д.) и низкой эффективностью деятельности системы уголовной юстиции.

Чтобы получить реальный уровень преступности и правонарушаемости в стране, необходимо все это выяснить и просуммировать. Есть основания полагать, что общее число преступлений и административных правонарушений статистически намного превысит численность населения страны, включая стариков и детей.

2.     Понятие криминологического прогнозирования

Управление социальными процессами, планирование деятельности правоохранительных органов и иных субъектов предупреждения преступности включает в качестве необходимого элемента прогнозирование. Прогноз в современном значении слова - не просто предвидение, а специальный вид его, который существенно отличается от всех прочих видов (например, от предвосхищения) высокой степенью обоснованности, научной основательностью. Прогнозирование предполагает не высказывание о будущем, а систематическое исследование перспектив развития того или иного явления или процессов с помощью средств современной науки. Прогноз выступает как модель будущего, построенного на материалах прошлого и настоящего, как некий образец, который в зависимости от социальных потребностей следует посредством человеческой деятельности  либо приблизить, либо предотвратить. Разумеется, прогнозы выявляют вероятностную картину ожидаемых событий. Но их ценность состоит в том, что они обладают необходимой достоверностью, которая обеспечивается выбором правильных методов прогнозирования и надежной  исходной первичной информацией. Криминологическое прогнозирование является с одной стороны разновидностью социального предвидения, а с другой – входит в систему юридического прогнозирования. Основной целью криминологического прогнозирования является установление наиболее общих показателей, характеризующих развитие (изменение) преступности в будущем, выявление нежелательных и положительных тенденций, закономерностей  и отыскание способов изменения или стабилизации этих тенденций и закономерностей в нужном направлении. В научной литературе понятие криминологического прогнозирования в самом широком смысле определяется как процесс научного предсказания изменений тенденций и закономерностей преступности в целом как социально-правового явления, отдельных видов преступности, категорий и групп преступлений, личности преступника, причин преступности, деятельности по предупреждению преступности в будущем, а также перспектив развития науки криминологии. В узком смысле под криминологическим прогнозированием понимается процесс предвидения тенденций и закономерностей преступности в будущем.    Степень вероятности криминологического прогнозирования в значительной мере  зависит от числа различного рода факторов, используемых при прогнозировании. Как справедливо указывают Г.А. Аванесов и С.Е. Вицин, “нужно учитывать  и изучать не только данные о преступности, но и данные, характеризующие развитие (изменение)  других социальных явлений, так или иначе влияющих на преступность: социально-политические явления, организационно-правовые, экономические, демографические и т.д.”. Криминологическое прогнозирование должно опираться на учет общих причин преступности, причин, обусловливавших  отдельные виды преступлений. К ним, в частности, относятся демографические данные об изменении населения, его численности, состава по полу, возрасту, образованию и др., миграции, в которой следует различать как внешнюю, так и внутреннюю. Во внутренней миграции, необходимо выяснение соотношения механического и маятникового (сезонного) прироста населения. Важным обстоятельством, влияющим  на прогноз, выступает урбанизация, характерной чертой которой является увеличения доли скрытого населения, т.е. населения, проживающего в сельской местности, но работающего в городах. Нельзя не учитывать изменения, вносимые в уголовное законодательство. Так, в истекшем десятилетии имела место интенсивная законодательная деятельность в области совершенствования борьбы с преступностью. На основе новых законодательных актов активизировалась борьба со многими видами преступлений, что повлекло увеличение числа регистрируемых преступлений. При криминологическом прогнозировании следует обращать внимание и на преступность, ее  характер и виды в зарубежных странах, которые в определенной мере могут оказывать свое влияние на преступность и ее характер в нашей стране в целом  и  в отдельных регионах в частности. Необходимость увязки криминологического прогнозирования с другими социальными причинами обуславливается  многообразными социальными связями и взаимозависимостью самого объекта прогнозирования - преступности.    

2.1     Виды криминологического прогнозирования

Для определения места криминологического прогнозирования в структуре социального прогнозирования, равно как и для целей практики борьбы с преступностью важно рассмотреть проблемы классификации видов прогнозирования.  Основное значение имеет объект прогнозирования - преступность как социальное явление и преступное поведение отдельной личности. По этому критерию можно выделить два вида прогнозирования: общее и индивидуальное. Общее прогнозирование может осуществляться на различных уровнях: на уровне преступности в целом, на уровне определенной категории преступности (рецидивной преступности, корыстной преступности и т.п.), на уровне отдельных видов преступлений. Эти три уровня прогнозирования нельзя рассматривать изолированно друг от друга. Они соотносятся как общее и особенное. При всей важности криминологического прогнозирования  в целом нельзя не учитывать и важность прогнозирования совершения отдельных видов преступлений,  и особенно тех из них, которые оказывают по своему характеру влияние на преступность как социальное явление. Самостоятельное значение имеет индивидуальное прогнозирование. Прогнозирование индивидуального преступного поведения в отличие от криминологического прогнозирования вообще в настоящее время недостаточно разработано теоретически, а на прикладном уровне делаются по существу лишь первые попытки. Методологическое обоснование возможности прогнозирования поведения человека связано с детерминистической концепцией поведения, рассматриваемого в качестве результата сложного взаимодействия личности, среды  и конкретной жизненной ситуации. При этом необходимо учитывать и динамику этих характеристик. Безусловно, сложная сущность человека, различные свойства его природы обусловливают трудность методологии познания и прогнозирования поведения, затрудняют практическое их осуществление, но не делают таковые невозможными. Прогнозирование может быть осуществлено в рамках различных социальных групп, сформированных по таким признакам, как образование, семейное положение, возраст, профессия и т.д. При классификации прогнозов по возрастному признаку особое внимание должно быть уделено несовершеннолетним. По масштабам  территории криминологические прогнозы  могут быть классифицированы на прогнозы преступности в масштабе района, города, области и  других регионов страны. В зависимости от продолжительности прогностического периода криминологическое прогнозирование  делится на краткосрочное, среднесрочное и долгосрочное. Как отмечает В.Н. Кудрявцев: “Долгосрочные прогнозы общего характера определяют... “стратегию” борьбы с преступностью. Для повседневной “тактики” этой борьбы, для выработки наиболее эффективных мер предупреждения преступлений... необходимы более конкретные сравнительно кратковременные прогнозы состояния, динамики и структуры антиобщественных явлений”. Конкретные сроки отмеченных видов прогнозирования в юридической литературе указываются самые разнообразные. Представляется, что к кратковременному криминологическому прогнозированию следует отнести прогнозирование на срок до трех лет включительно. В этих пределах оценку преступности можно дать более однозначно, так как за этот период вряд ли могут произойти какие-либо существенные изменения. В практике органов внутренних дел в последнее время получают распространение трехгодичные прогнозы возможного уровня рецидивной преступности. Срок три года избран в связи с тем, что большинство новых преступлений совершается в течение первых трех лет с момента отбытия наказания. Наиболее целесообразным видом среднесрочного прогнозирования по срокам являются пятилетние прогнозы. К долгосрочному криминологическому прогнозированию  можно отнести прогнозирование на срок 15-20 лет. Именно за указанный период завершится в основном демографический цикл, охватывающий воспроизводство населения в течение одного поколения, нравственное и профессиональное формирование личности. В течение указанного срока обычно завершается технический цикл развития хозяйства. В зависимости от цели криминологического прогнозирования могут быть применены любые из названных критериев, либо совокупность критериев, обеспечивающих комплексность и многоаспектность прогнозов.   

2.2 Возможности синергетического подхода  при анализе динамики преступности

 При анализе и прогнозировании преступности зачастую пользуются таким показателем, как динамика, которая отражает изменение состояния и структуры преступности в течение того или иного временного периода. Исследователями в последнее время отмечен целый ряд закономерностей количественно-качественных показателей, в том числе, анализируется цикличность динамики преступности. Наиболее часто используется такой метод прогноза преступности, как распространение тенденций преступности прошлого и настоящего на ближайшее будущее (экстраполяция). При разработке  экстраполяционного прогноза обычно исходят из того, что социальные, экономические, демографические и сугубо криминологические явления и процессы в основе своей сохранятся более или менее неизменными в прогнозируемом будущем.

Вместе с тем, традиционная криминология не может в достаточной степени объяснить процессы смены синусоидального цикла развития преступности циклом резкого, обвального роста преступности, как это наблюдалось в конце 1980-х – начале 1990-х гг.

Подобные процессы могут быть проанализированы при помощи синергетического подхода. В литературе уже предпринимались попытки использовать синергетические взгляды в юридической науке. Однако возможности и пределы применения синергетического подхода к исследованию преступности оставались за рамками критического анализа.

Синергетика (греч. sinergeia – совместное действие) представляет собой теорию неравновесных систем, которая применяется для анализа нелинейных динамик в сложных открытых системах.

Основная особенность синергетики – ее междисциплинарность. Она в равной степени применима  и к точным наукам (в рамках которых она первоначально и возникла), и к гуманитарному знанию, которое отличается наличием уникальных, неповторяемых явлений. В этом смысле можно использовать математические модели, предлагаемые синергетикой, для описания любых нелинейных процессов, в том числе и процесса изменения преступности.

Синергетика изучает сложные самоорганизующиеся системы. Системы, способные к самоорганизации, – это открытые и нелинейные системы. Необходимо отметить, что общество в целом может рассматриваться как система, при этом преступность является подсистемой (системой более низкого уровня). Однако при синергетическом подходе следует изучать и процесс самоупорядочения общества, и процесс самоорганизации преступности. Как правильно отмечает В.А. Бачинин, "с позиций же синергетики противоположности права и неправа, закона и беззакония, номоса и аномии, правопорядка и преступности оказываются в одном ряду, в одной системе методологических координат". Окружающая среда (в том числе информационная) предопределяет открытость социальной системы, а преступность дополнительно испытывает на себе воздействие общества.

Синергетика может помочь объяснить, как отдельные преступления (микроуровень) влияют на изменение такого социального явления, как преступность (макроуровень). Это требует изменения криминологических подходов к преступности.

Традиционно при статистическом анализе преступности исходят из таких ее свойств, как массовость (аддитивные свойства преступности проявляются тогда, когда наблюдением охватывается достаточно большое число случаев), устойчивость (закономерности преступности постоянно повторяются), иррегулярность (отдельные преступления, будучи элементами статистической совокупности, совершаются независимо друг от друга).

Синергетика показывает, что у сложной системы есть два состояния – равновесное (стабильное), когда изменения носят флуктуационный характер, и состояние неустойчивости (вблизи точки бифуркации или момента обострения социальных процессов), в котором внешне незначительные явления и процессы могут вызвать лавинообразное изменение системы. "Замечательная особенность рассматриваемых нами процессов заключается в том, что при переходе от равновесных условий к сильно неравновесным мы переходим от повторяющегося и общего к уникальному и специфическому". Именно в точке бифуркации преступления начинают оказывать влияние друг на друга. Поэтому свойства иррегулярности и устойчивости присущи преступности только в ее стабильном состоянии.

При синергетическом подходе можно констатировать, что все причины и условия преступности в период ее стабильности не могут оказать существенного влияния на ее динамику (синусоидальный цикл преступности) и фактически являются ее фоном, однако в момент нестабильного состояния преступности небольшой комплекс причин (до 10-15) проявляется на общем фоне условий и может вызвать процесс самоорганизации преступности, который выражается, в том числе, в резком увеличении уровня преступности. Синергетика позволяет анализировать причинно-следственные связи только для таких параметров порядка преступности без учета всего комплекса условий. Причем действие одних и тех же причин преступности в различных ситуациях может меняться по направлению (вплоть до противоположного), а также силе и динамике. Одна и та же причина в разных пространственно-временных условиях может выступать либо фоном преступности, либо параметром порядка.

Для самоорганизующихся систем характерна нелинейность динамики, которая обозначает наличие в точке бифуркации (точка нестабильности системы) несколько принципиально различных, но равновероятно возможных вариантов изменения системы. Однако точный вектор изменения любой системы в принципе невозможно предсказать, можно только предполагать один из вероятных путей развития. Проблема использования синергетических установок состоит в том, что здесь констатируется равновероятность всех вариантов развития систем, непредсказуемость поведения системы после бифуркации. Однако сколь сложной не была бы система, количество возможных эволюционных путей ограничено. Именно эти положения нужно учитывать и при использовании синергетического подхода к прогнозированию преступности.

В большинстве случаев самоорганизация преступности совпадает с процессами нестабильности общества в целом. Причем свойство самоорганизованности присуще преступности в целом, а не только такому ее виду, как организованная. Представляется возможным говорить о двух типах процесса самоорганизации. Первый – внутренний, приводящий к усложнению структуры преступности, появлению новых взаимосвязей и собственно организованной преступности. Второй – внешний, который приводит к упорядочению места преступности в социальной системе. Преступность, самоорганизуясь, может приспосабливаться к социальным условиям (адаптивное развитие). Так происходит, например, при легализации доходов, полученных преступным путем. Но возможно и организующее воздействие (агрессивный вариант внешней самоорганизации), оказываемое на общество в целом (пример – культивирование криминальной морали).

Основной задачей синергетики в криминологическом исследовании является установление точек нестабильности системы преступности, в которых возможно действенное понижение ее уровня. Синергетические представления позволяют объяснить, почему нередко очень сильное внешнее воздействие на систему оказывается гораздо менее эффективным, чем в тысячи раз более слабое, и наоборот. Согласно традиционным подходам, управляющее воздействие на что-либо зависит главным образом от величины затраченных энергии и усилий. Но на самом деле оно должно быть не столько сильным, сколько резонансным, то есть в максимальной степени согласованным со свойствами управляемой системы. Для профилактики преступности с точки зрения синергетики следует применять только скоординированные по времени и месту мероприятия. Но нужно помнить, что локальное действие может вызвать нелинейные результаты.

С точки зрения синергетики в стабильном состоянии преступности правоохранительные органы не могут оказать существенного влияния на снижение ее уровня. Только общество, самоорганизуясь, может существенно ограничить фон, благоприятный для развития преступности.

Однако применение синергетики в исследовании социальных процессов должно носить ограниченный характер. Во-первых, синергетика рассматривает только коллективные процессы. Механизм преступного поведения индивида с точки зрения синергетики удовлетворительно объяснен быть не может. Во-вторых, синергетика практически не учитывает роли духовной и идеологической сферы. Очевидно, что сознательная деятельность человека способна оказать противодействие объективным закономерностям изменения преступности. В-третьих, синергетика применима только к системе преступности, где очень огромное количество факторов уже начинает оказывать влияние. При прогнозировании динамики преступности криминологами используется большое количество демографических, экономических, социальных, правоохранных и других признаков (250-450). В таких условиях выделение детерминирующих факторов (параметров порядка) может быть затруднено.

Синергетика, таким образом, при анализе динамики преступности может показать основное направление исследований, однако установление конкретного механизма развития преступности, ее причин и условий, структурно-функциональных закономерностей требует применения других методов. Синергетический подход не должен подменять собой другие научные парадигмы, а использоваться в совокупности с ними, что позволит комплексно проанализировать такое сложное социальное явление, как преступность.

2.3 Социально-психологический мониторинг тенденций преступности

Эффективное предупреждение преступности может осуществляться лишь на основе адекватной прогностической оценки тенденций изменения ее состояния и причинного комплекса. В современной криминологической литературе прогнозирование преступности определяется как основанное на анализе и данных расчета вероятное суждение о вариантах будущего состояния преступности с учетом осуществления предполагаемых мер борьбы с ней и профилактики преступлений. Необходим комплексный прогноз в сфере борьбы с преступностью, который должен охватывать тенденции: а) социальных процессов, непосредственно влияющих на преступность; б) борьбы с преступностью; в) самой преступности как явления, способного к самоизменению.

В современной литературе сформирован комплекс исходных оснований криминологического прогнозирования:

• преступность рассматривается как явление, вторичное по отношению к другим социальным явлениям, которые могут выступать как ее причинами, так и факторами, снижающими ее уровень;

• прогноз преступности — это прежде всего оценка тенденций, которая всегда носит вероятностный характер. Необходимое условие этой оценки (и в то же время ограничение) — допущение об устойчивости проявившейся в прошлом тенденции в динамике и структуре преступности;

• между преступностью и ее факторами нет линейной причинно-следственной связи возможно запаздывание изменений в преступности при произошедших изменениях социальных условий, выступающих факторами ее роста или снижения. Это связано с инертностью социальных процессов — накоплением потенциала для изменений.

Криминологическое прогнозирование, основанное на этих положениях, может осуществляться при относительно высокой стабильности условий жизни общества или тенденций их изменения, а также при наличии необходимой информационной базы, включающей данные о широком спектре социальных явлений. При отсутствии этих условий прогнозирование преступности на определенный срок становится практически невозможным. На современном этапе необходимо постоянное слежение за ситуацией с преступностью — мониторинг.

Для разработки методики мониторинга основополагающим является положение о том, что факторы преступности различаются по степени непосредственности и интенсивности своего причинного влияния на преступность. Среди них есть внутренние причины, которые представляют собой явления индивидуального и общественного сознания, т.е. духовной сущности общества и отдельного человека.

Внутренние факторы формируются, изменяют свое содержание и интенсивность под влиянием условий социального бытия. Эти условия можно рассматривать как внешние факторы преступности, влияющие на изменение внутренних.

Среди них можно выделить факторы первого и второго порядков. Внешние факторы первого порядка более непосредственны в своем влиянии на внутренние (духовные). К их числу относится информационный поток, создаваемый средствами массовой информации, организуемый через просвещение, воспитание или складывающийся стихийно. Этот поток формирует ценностно-нормативную сферу сознания членов общества, опосредует восприятие и оценку ими событий социальной жизни. Примером факторов второго порядка может служить применение уголовно-правовых мер борьбы с преступностью. Эти меры обеспечивают непосредственно лишь частное предупреждение, в то время как общее предупреждение — опосредованно доходящей до членов общества информацией об изобличении и наказаниях преступников.

Методологически важен учет того факта, что детерминанты преступности могут изменяться под влиянием собственных движущих сил. Похоже, что преступность, достигая некоторого относительно высокого уровня, несет в себе механизм “расширенного воспроизводства” и способна сохранять тенденцию роста за счет внутренних факторов при отсутствии существенных изменений внешних. Явление самодетерминации обусловлено:

• расширяющимся криминогенным влиянием лиц, совершающих преступления, на остальную часть общества;

• формированием правонарушающих традиций среди определенных социальных групп;

• возникновением организованных преступных общностей, осуществляющих поддержку противозаконной деятельности и противодействие правоохранительной деятельности государства;

• снижением показателей обеспечения неотвратимости ответственности.

Криминологический мониторинг должен осуществляться как систематическое изучение и оценка внутренних — социально-психологических предпосылок преступности и тенденций их изменения в соотнесенности с анализом социальных условий, выступающих наиболее существенными внешними факторами и влияющих на формирование внутренних предпосылок преступности.

2.4 Порядок проведения социально-психологического мониторинга преступности

Схема социально-психологического мониторинга преступности по логике его задач и возможностей включает следующие составляющие.

Первоначально изучаются те свойства общественного сознания и правовой психологии, которые выступают внутренними факторами появления и развития тенденций ухудшения состояния правопорядка. По результатам их анализа делаются выводы о внутренних предпосылках изменений преступности в обществе (в конкретном регионе, общности людей) в текущее время.

Далее проводится криминогенетический анализ социально-психологических предпосылок преступности, направленный на выявление условий социального бытия и социальных воздействий, которые обусловливают криминогенно значимые изменения общественного сознания и правовой психологии. Установление этих факторов выступает основанием для принятия мер по их устранению или нейтрализации их негативного влияния.

Социально-психологический мониторинг ориентируется на разные социальные субъекты (территориальные общности населения, коллективы организаций, социальные группы) и по отношению к различным сферам юридически значимого поведения, соотносимого с уголовно-правовым запретом. К основным из этих сфер необходимо отнести: 1) сферу обеспечения удовлетворения материальных потребностей человека (эта сфера охватывает корыстные преступления); 2) сферу взаимодействия человека с другими людьми в связи с удовлетворением своих потребностей и интересов (данная сфера охватывает насильственные преступные деяния). Другие сферы юридически значимого поведения определяют специфические направления мониторинга. К ним относятся, например, сфера взаимодействия граждан с государством и его органами, сфера выполнения воинского долга, сфера досуга и потребления и др.

Социально-психологический мониторинг в отношении общества или определенных общностей людей предполагает изучение общественного правосознания и распределение индивидуальных правовых позиций членов общества, их представлений о приемлемости в обществе совершения противоправных деяний, субъективного восприятия влияния общества на его членов: криминогенного (“общество поддерживает преступное поведение”), антикриминогенного (“общество препятствует преступным посягательствам”) и противоречивого (“общество и способствует, и препятствует преступным деяниям”). Необходимо различение видов позиций по их разным психологическим особенностям.

Первая особенность — отношение к преступному деянию как способу удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации):

1) решимость вести преступный образ жизни и готовность осуществлять поиск или создание возможностей для его ресоциализации;

2) приемлемость преступлений лишь при возникающих благоприятных возможностях для этого либо в составе референтной группы (склоняющего влияния значимых лиц) при отсутствии собственного стремления к инициативному поиску или созданию таких возможностей;

3) допустимость преступлений лишь при невозможности обеспечить правомерно удовлетворение жизненно значимой потребности (разрешение острой проблемной ситуации);

4) полная неприемлемость для себя использования преступлений даже при вынуждающем характере обстоятельств.

Вторая особенность индивидуальной правовой позиции, значимая для криминологического мониторинга, выражает степень принятия личностью правомерного способа удовлетворения потребности или разрешения проблемной ситуации:

1) безусловное принятие только правомерного способа и решимость его постоянно использовать;

2) приемлемость правомерного способа и решимость его использовать сочетаются с неудовлетворенностью его результативностью;

3) противоречивое отношение к правомерному способу и отсутствие решимости его использовать наряду с отсутствием решимости отказа от него;

4) определенное неприятие правомерного способа с решимостью отказа от его использования.

Третья особенность правовой позиции личности проявляется по отношению к выполнению общественного долга участия в борьбе с преступностью. Она основывается на отношении личности к использованию другими людьми противозаконного способа действий, которое может быть: солидарным (оправдывающим, лояльным); противоречивым (содержащим элементы и оправдания, и осуждения) в зависимости от мотивов совершения противозаконных действий, объекта посягательства и т.д.; индифферентным (неопределенным, неясным, несформированным); умеренно отрицательным (выражающим сожаление в связи с тем, что люди совершают преступные деяния); обостренно отрицательным (осуждающим противозаконные действия).

Позиции личности по отношению к участию в борьбе с преступностью, выполнению общественного и гражданского долга в этой деятельности могут быть дифференцированы следующим образом:

1) позиция принципиального неучастия;

2) позиция участия при затрагивании личных интересов или интересов близких людей;

3) позиция избирательного участия в зависимости от того, кто является потерпевшим (заслуживает ли он сочувствия) или преступником (существует ли угроза мести со стороны преступника и т.д.);

4) позиция обязательного участия в любом случае.

Приведенная дифференциация основных сторон правовой позиции личности может быть использована в качестве основы для разработки методики изучения их распределения в обществе (общности) при осуществлении социально-психологического мониторинга предпосылок преступности.

Психологическое исследование отражения в индивидуальном и общественном сознании социальной приемлемости совершения противоправного деяния показало наибольшую значимость следующих социальных представлений:

• о распределении в обществе, референтном социальном окружении или среди представителей социальной группы, к которой относит себя субъект, правовых позиций, указанных в приведенной выше их типологии;

• о благоприятности либо неблагоприятности последствий для тех, кто использует противоправный способ удовлетворения потребностей (разрешения проблемных ситуаций);

• о социальном реагировании на совершение определенного рода противоправных деяний и вероятности наступления отрицательных последствий (юридических или не юридических);

• о возможности и благоприятности использования правомерного способа для обеспечения удовлетворения потребностей или разрешения проблемных ситуаций;

• о социальном реагировании (отношении ближайшего окружения) на использование субъектом исключительно правомерного способа действий для удовлетворения потребности (разрешения проблемной ситуации), т.е. на принципиальное неиспользование противоправного способа.

3.     Значение криминологического прогнозирования в борьбе с преступностью

Задачи повышения эффективности борьбы с преступностью обуславливают значимость обоснованного научного криминологического прогнозирования. Криминологический прогноз - это, прежде всего информация для нужд практики; причём такая информация, на основе которой определяются и оцениваются возможности борьбы с преступностью в будущем с учётом всех имеющихся сил и средств. Прогноз также является важнейшей информацией, без которой не обойтись законодательным органам при определении перспектив развития законодательства вообще, и в том числе уголовного. Оценивая уровень, структуру, динамику и другие характеристики преступности с позиций настоящего и будущего, законодательные органы в необходимых случаях вносят изменения в уголовное (а также в уголовно-процессуальное и исправительно-трудовое)законодательство, чтобы оно всегда отражало общественные потребности в защите тех или иных общественных отношений. Криминологический прогноз по существу служит основой всей организации борьбы с преступностью, осуществляемой не только государственными органами, но и общественными организациями. Это важный этап планомерной борьбы с преступностью, ибо только на основе прогноза можно решать вопросы принятия заблаговременных решений относительно воздействия на преступность, а также развития системы органов, реализующих предупредительные и иные мероприятия по борьбе с преступностью. Криминологический прогноз является необходимой научной базой для комплексного планирования предупреждения преступности на любом уровне организации общества. Таким образом, криминологическое прогнозирование обеспечивает не только определение оптимального варианта научно обоснованной стратегии и мер повышения уровня организаторской деятельности государственных и общественных органов, но и выработку тактики и методики борьбы с преступностью.     

 

Заключение

Успех любой деятельности во многом определяется надежностью прогноза будущих событий, с которыми она связана. Прогностические выводы дают возможность заблаговременно подготовиться к этим событиям, рационально распределить свои силы и средства, принять оптимальное решение, спланировать свою деятельность и в конечном итоге обеспечить выполнение поставленных задач. Чем глубже мы познаем закономерности развития природных или общественных явлений, тем больше открывается возможностей для прогнозирования их возможных изменений. В этом плане следует рассматривать и появление криминологического прогнозирования.

Его научная разработка была обусловлена не только социальными потребностями в предвидении антиобщественных явлений для возможной упреждающей борьбы с ними, но и теми возможностями, которые открылись на основе определенных достижений мировой и отечественной криминологии, которой, как любой эмпирической науке, внутренне присущи три важнейшие функции: описательная, объяснительная и прогностическая. Не последнюю роль в становлении ее прогностической функции сыграло развитие методов прогнозирования в других науках, особенно в экономике и социологии.

Криминологическое прогнозирование представляет собой научное предсказание основных изменений (тенденций, закономерностей) развития преступности или вероятности совершения преступления конкретными лицами в обозримом будущем. В широком понимании оно может включать также прогнозирование появления новых общественно опасных явлений, требующих своевременной криминализации, прогнозирование утраты общественной опасности отдельных видов преступлений, требующих декриминализации, прогнозирование эффективности действия уголовно-правовых норм, профилактических мер, прогнозирования развития самой криминологической науки и ее возможностей.

Прогнозирование означает, с одной стороны, разработку конкретного прогноза, с другой — сам процесс специального исследования, приводящего к тем или иным прогностическим выводам, наряду с термином “прогнозирование” в литературе употребляются понятия “предвидение”, “предсказание”, “пророчество” и др. Различаясь между собой по исходной информации, методам, объему и другим параметрам, все они связаны с процессом опережающего отражения действительности, с предположением о необходимости или возможности наступления некоторых событий в будущем.

В результате прогностических операций рождается прогноз — суждение о вероятностном изменений преступности, о возможности совершения (несовершения) преступления конкретным лицом (группой лиц) или о предположительном появлении новых форм общественно опасного поведения. Представляя собой итог прогнозирования, прогноз, в свою очередь, становится исходной базой для принятия соответствующих практических решений по планированию борьбы с прогнозируемыми преступными и общественно вредными проявлениями.

Таким образом, криминологическое прогнозирование позволяет (при более или менее надежном прогнозировании) минимизировать ее, представляя прогнозируемое будущее в виде нескольких объективно возможных вариантов.

Список использованной литературы

Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М., 1972; Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997.

АванесовГ.А. Вицин С.Е. Прогнозирование и организация борьбы с преступностью. - М.,1972.

Бачинин В.А. Синергетическая методология и социология права // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Серия “Symposium”. Выпуск № 12. СПб., 2001.

Венгеров А.Б. Синергетика, юридическая наука, право // Советское государство и право. 1986. № 10. С. 42; Номоконов В.А. Парадигмы криминологии // Правоведение. 1994. № 3. С. 106-110; Ветютнев Ю.Ю. Синергетика в праве // Государство и право. 2002. № 4. С. 64-69; Егорова Н. Уголовная ответственность управляющих субъектов и синергетика // Уголовное право. 2003. № 4. С. 24-26; Демидов А.И. О методологической ситуации в правоведении // Правоведение. 2001. № 4.

Долгова А.И.Криминология. – М., 1997.

Князева Е.Н. Саморефлективная синергетика // Вопросы философии. 2001. № 10.

Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика как новое мировидение: диалог с И. Пригожиным // Вопросы философии. 1992. № 12.

Криминология: Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова. СПб., 1998.

КудрявцевВ.Н. Причинность в криминологии. -  М.,-  1968. -  с.154. 

Ли Д. Криминология: статистический метод и системный подход // Уголовное право. 2002. № 1.

Лихолоб В.Г.Филонов В.П. Криминология. – К., 1997

Луиеев В.В. Социально-правовой контроль и предупреждение преступности // Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений в современной России. М., 2002.

Модель регионального криминологического и уголовно-правового прогноза. М., 1994; Лунеев В.В. Указ. соч.

Новейший философский словарь. Минск, 2003.

Новичков В. Некоторые закономерности количественно-качественных показателей преступности в судебной практике // Уголовное право. 2004. № 2. С. 117-119; Миронов Б. Россия уголовная: преступность в годы реформ и в годы застоя // Родина. 2002. № 1.

Номоконов В.А. Парадигмы криминологии // Правоведение. 1994. № 3. С. 109-110; Князева Е.Н. Саморефлективная синергетика // Вопросы философии. 2001. № 10.

О саморазвитии организованной преступности см., например: Мельников А.Б., Логинов Е.Л., Карлеба В.А. Криминальные стратегии организованных преступных групп в финансовой системе: парадигма борьбы с организованной преступностью в экономике. Краснодар, 2002. Клейменов И.М. Организованная преступность в России – порождение реформ // Преступность в разных ее проявлениях и проблемы организованной преступности: Сборник статей / Отв. ред. А.И. Долгова. М., 2004.

Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы / Отв. ред. В.А. Номоконов. Владивосток, 1999.

Пригожин И. Философия нестабильности // Вопросы философии. 1991. № 6.

Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой. М., 1986.

Ренан Э. Полн. Собр. соч. Т. 3 Киев, 1892.

Сагатовский В.Н. Соотношение повторяющегося и неповторимого – основная проблема гуманитарной методологии // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной научной конференции. 18 мая 2001 г. Серия “Symposium”. Выпуск №12. СПб., 2001.

Суворов Л.Н., Аверин А.Н. Социальное прогнозирование. М., 2004.

[/sms]

21 окт 2008, 16:06
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.