Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Реферат: Криминологическое исследование наследственности преступника


Реферат: Криминологическое исследование наследственности преступника

Реферат: Криминологическое исследование наследственности преступника Введение

Преступность была во все времена во всех уголках мира. В современном обществе преступность приобрела качественно новые черты. Значение изучения этой проблемы очевидно. Преступность — социальное явление, связанное с определенным антиобщественным поведением людей. Для раскрытия его причины, нахождения эффективных путей и методов реагирования, предупреждения преступлений необходимо глубокое изучение всего, что характеризует преступника как индивида и как личность.

Преступность и преступления, их виды, причины, типы их взаимосвязей с различными процессами и явлениями, результативность принимавшихся мер по борьбе с преступностью изучает криминология. Криминологи на этой основе разрабатывают рекомендации по борьбе с преступностью и технологии криминологических исследований.

Вопрос о личности преступника, стоявший перед криминологами, является одним из наиболее интересующих, спорных, сложных и поэтому наименее разработанных криминологических проблем.

Особенности личности преступника, которые порождают преступное поведение (ее природа и пути, источники, формы и механизмы формирования ее антиобщественных черт) интересуют криминологию более всего. Результаты изучения этих черт являются базой для разработки предупреждения преступлений.

История развития криминологической мысли

О преступности в древние времена можно было только рассуждать. На основе отдельного преступления невозможно было раскрыть причин преступности, тем более что, конечно, в то время еще не было никакой методики их исследования. Однако греческие философы (например, Платон) пытались найти первопричины преступности. Одной из таких причин считалось недостаточное воспитание.

Представление о преступлении как о грехе перед Богом и противоправном нарушении норм, установленных государством, утвердилось в эпоху средневекового христианства. О государственном наказании говорили как о воле божьей, то есть представление о наказании в эту эпоху основывалось на внеземном толковании сущности самого преступления, не связывалось с обстоятельствами места и времени и считалось не зависящим от человеческого рассудка. Такое представление являлось важнейшим принципом миропонимания христианства Средневековья. Фома Аквинский (1225 – 1274), и Мартин Лютер (1483 – 1546) были приверженцами такого взгляда. Естественно, что в эту эпоху криминология не находила своего места.

[sms]

Реально подойти к таким явлениям, как отклоняющееся поведение и преступность, представилась возможность только в XVIII веке, когда люди стали ставить перед собой вопросы духовного и социального характера на серьезном уровне.

Существует несколько классификаций криминологических школ. По одной из них в истории криминологии выделяют три периода существования криминологии: классическая школа XVIII века, позитивистская школа XIX века и криминология новейшего времени (с середины ХХ века).

Классическая школа

По законам классической школы, основополагающими признаками человека, на которых основывается любое объяснение его индивидуального и общественного поведения, являются интеллект и рассудок. Представители этой школы считают, что люди сами определяют свою судьбу в соответствии со своей свободной волей. Классическая школа ориентирована на защиту интересов правового государства

Школа позитивистов определяет поведение человека многими психическими, физическими и социальными факторами, не поддающимися его контролю. Криминология позитивистов изучала эти факторы. Представители позитивистской школы хотели доброжелательными способами направить человека на путь добродетели и стать полезным обществу, пытались исправить преступника.

В своей работе "Введение в криминологию" американский криминолог профессор В. Фокс дает еще одну классификацию криминологических школ. Используя в работе сравнительный и исторический методы, он выделяет следующие криминологические школы:

классическую;
позитивистскую;
американскую;
школу социальной защиты.
Каждая из этих школ имеет свой отдельный подход.

Методика классической школы была направлена против несуразностей и непоследовательностей существовавшей тогда практики уголовного правосудия, куда судьи вносили свои собственные предубеждения. В рамках этой школы впервые возникла сравнительно полная система воззрений в области криминологии, поэтому школа и получила название классической. Можно сказать, что эта школа криминологии отказалась от представлений о сверхъестественных силах и "воле господней" как об основе, определяющей человеческое поведение, включая и преступное, и заменила все это концепцией свободной воли человека и его умысла.

Идея стремления человека получить максимальное удовольствие и испытать минимальные страдания стала основной для уголовного права того времени. Она принадлежала Иеремии Бентаму (1748 – 1832), который оказал значительное влияние на реформу уголовного права Англии.

В классической школе впервые в Англии было введено понятие "невменяемость".

Работа Чезаре Беккариа (1738 – 1794) "О преступлениях и наказаниях" получила широкое распространение и принесла ему мировую известность. Она положила начало кардинальным изменениям в сложившейся к тому времени правовой системе. Многие идеи знаменитого Французского уголовного кодекса 1791 года были взяты из этой работы.

Позитивистская школа

Основоположником позитивистской школы стал Чезаре Ломброзо, который в 1876 году опубликовал свою работу "Преступный человек". "Типичного преступника, — писал он, — можно определить по конкретным физическим характеристикам (например, крупный подбородок, скошенный лоб, складки лица, удлиненные или, наоборот, неразвитые мочки ушей, чрезмерная волосатость или облысение)". Основываясь на своих наблюдениях, Ломброзо разработал классификацию преступников, ставшую весьма популярной. Он выделял душевнобольных преступников; прирожденных преступников; преступников по страсти (например, политические маньяки); случайных преступников. Классификация Ломброзо не выдержала проверки временем. Чарльз Б. Горинг (1870 – 1919), врач королевской тюрьмы в Англии, провел исследование физических типов заключенных. В своей работе "Заключенные в Англии" он сделал выводы, которые были противоположны утверждениям Ломброзо. В результате ломброзианское учение о физических типах преступников было почти забыто, но вклад Ломброзо в развитие криминологии, а именно внесение в нее объективного научного метода исследования остается весьма важным, а его научные приемы и объективный подход направили на применение более строгих методов в криминологии. Причина, по Ломброзо, — это "цепь взаимосвязанных причин".

Отталкиваясь от идеи своего учителя Ломброзо о биологических основах причинности, в 1878 году Энрико Ферри опубликовал свою работу "Теория невменяемости и отрицание свободной воли", где раскрыл взаимосвязь социальных, экономических и политических факторов.

Позитивистская школа стремилась заменить отвлеченные рассуждения юридическими выводами и исследованиями, основанными на серьезных доказательствах. От концепции свободной воли классического направления позитивистская школа переходит к "причинности" преступления.

Американская школа

На американскую криминологическую школу, придерживающуюся социологических причин преступности и тесно связанную с позитивистской школой, сильное влияние оказал бельгийский математик А. Ж. Котле (1796 – 1874). Кетле считается основоположником социальной статистики и первым криминологом социологического направления. Основываясь на анализе преступности и состоянии морали во Франции, проведенном им в 1836 году, Котле пришел к выводу, что совершению преступлений способствуют такие факторы, как климат, возраст, пол и время года. По его мнению, общество само готовит преступление, а человек, виновный в его совершении, — это лишь инструмент, при помощи которого оно совершается.

Были в американской школе и направления по изучению физических особенностей людей (параллельно работам Ломброзо), но особо подчеркивались такие факторы, как дегенеративность и строение тела. Ими также рассматривались и вопросы вырождения семей.

Школа социальной защиты

Эта школа, по мнению одних ученых является третьей после классической и позитивистской направлением в криминологии, а по мнению других — дальнейшим развитием позитивистской теории. Направление школы социальной защиты отличается от позитивистской тем, что вновь вводит право в криминологическую мысль. Однако это не значит, что оно возвращается к теориям классической школы, поскольку право в теории социальной защиты включает в себя положения, ориентированные на учет личности правонарушителя, а не на серьезность совершенного им преступления.

Интересно отметить, что наибольший вклад в развитие теории социальной защиты внесен европейскими учеными, тогда как многие из принципов этой теорией нашли практическое воплощение, главным образом, на американском континенте.

Марксистская теория преступности в классификации ряда зарубежных криминологов считается одной из социологических теорий. Мы не можем себе позволить не уделить ей некоторое внимание в связи с тем, что на ее положениях строятся многие положения криминологической мысли как дореволюционной, так и криминологии советского периода. Она имеет еще одно название — теория конфликта.

Если не считать некоторых работ, то Карл Маркс мало писал о преступности. Однако его учение, развитое им в "Капитале", внесло существенный вклад в дискуссию о происхождении преступности. На основании разработанных им теорий (концентрации производства, накопления, кризисов, обнищания, краха капитализма и революционного преобразования общества) и закона снижения нормы прибыли он определил, что сознание не влияет на бытие, его определяют социальная и экономическая действительность. Поскольку способ производства определяет социальные и психологические жизненные процессы и контролирует социальные отношения и институты, изменить общество можно только коренной реформой экономической системы. Маркс считал, что для человека важно, чтобы он в своей жизни и труде получал удовлетворение и мог принести пользу. В капиталистическом индустриальном обществе большое число рабочих оказываются незанятыми или не полностью занятыми. Поскольку эти люди не могут удовлетворить свою потребность к труду легальным способом, они оказываются деморализованными и склонными к различным порочным занятиям, в том числе к преступлениям. Это, прежде всего, относится к низшим слоям. Такая "нелегальная производительность", т. е. социально отклоняющееся поведение представляет собой форму бунта против господствующих условий жизни.

Несколько подробнее изложил свои взгляды на преступность Ф. Энгельс в монографии "Положение рабочего класса в Англии", опубликованной в 1845 году. Он отмечает, что наиболее грубой и самой бесплодной формой возмущения было преступление. Энгельс защищал следующие три основных тезиса:

причина преступности — в экономических условиях капитализма;
преступность есть выражение негодования рабочего класса против класса капиталистов;
преступность — бесплодная и не сулящая успеха форма классовой борьбы.
К этим тезисам нельзя не отнестись критически.

Марксистскую теорию преступности развивали и придерживались, причем не только в прошлом, но и в ХХ веке ряд известных зарубежных криминологов. Так, голландский криминолог Виллем Адриан Бонгер (1905) утверждал, что капитализм порождает эгоизм, а социализм — альтруизм. Склонность к преступному поведению растет, когда эгоист видит возможность путем нелегальных действий получить какую-то выгоду за счет других, если у него нет шансов удовлетворить свои потребности законным образом. При капитализме можно преследовать эгоистические цели за счет других противоправным способом. Иначе — при социализме. Он гарантирует каждому возможность удовлетворять свои потребности вполне законным порядком. Поэтому капитализм плодит преступность, в то время как при социализме не могут совершаться уголовно наказуемые деяния.

Польский криминолог Лернель, считая, что преступность может исчезнуть лишь в отдаленном будущем, с полным отмиранием государства, развивает теорию генетических и динамических криминогенных факторов.

Криминология в России

По мнению западных специалистов, советские криминологи, а теперь — российские, очень сильно ориентированы на опыт. Они занимаются изучением выборочных проб из групп преступников и правонарушителей и сравнением их с группами законопослушных граждан. В этих эмпирических исследованиях они применяют указанный выше многофакторный метод. Эти исследования приходят к результатам, которые полностью совпадают с выводами теории конфликта культур, новыми результатами психоаналитической криминологии, с положениями теории преступного обучения и контроля.

Преступность обусловливается психологическими, социальными противоречиями, конфликтами норм. Советская криминология была в целом ориентирована в направлении уголовной социологии и судебной психологии, а уголовно-биологические объяснения преступности отрицались. И это не случайно. В этом можно убедиться, если рассмотреть весь исторический путь развития криминологической мысли в России, как дореволюционной, так и "советского периода". Эти же тенденции наблюдаются, хотя и с некоторыми изменениями, и в настоящее время.

Итак, к вопросам криминологии в России стали обращаться во второй половине XIX века. Среди тех, кто обращался к этим вопросам, можно назвать таких общественных деятелей и ученых, как Радищев (1749 – 1802), который рассматривал преступность как социальное явление, связывал ее причины, состояние и динамику с характером общества, с процессами, которые в нем происходят. Говоря о путях борьбы с преступностью, он подчеркивал предпочтительность предупреждения преступлений наказанию за их совершение. Радищев указывал на необходимость надлежащего изучения преступности и практики борьбы с ней, призывал правительственные органы к организации статистического учета преступлений на основе развернутых криминологических показателей, систему которых он специально разработал, за что справедливо считается основателем русской уголовной статистики.

Герцен (1812 – 1870) указывал, что преступления вызываются условиями жизни людей и, прежде всего, их экономическим положением. "Причины преступности, — писал он, — заложены в антагонистическом характере общества, в его делении на богатых и бедных, всесильных и бесправных". Герцен так же, как и Радищев, считал, что главное в борьбе с преступлениями не наказание, а их предупреждение, опирающееся на социальные преобразования.

Ряд исследователей преступности в царской России (Тарновский, Фойницкий, Гернет) высказали много идей о борьбе с преступностью, трактуя ее причины с позиций личностных характеристик преступников. Значительное число работ в то время в России было посвящено статистическому анализу преступности.

Периоды развития криминологии "советского периода" можно представить следующим образом:

возникновение и развитие;
современное состояние.
По возможности постараемся кратко описать и несколько конкретизировать эту классификацию.

Практическое изучение состояния преступности, ее причин, личности преступника в первые годы Советской власти было сосредоточено в уголовном розыске (затем в милиции), органах суда, прокуратуры, ВЧК и даже Наркомпроса. При различных учреждениях — судебных, исправительно-трудовых, медицинских и пр. — были созданы криминологические кабинеты и клиники, сотрудники которых совместно с практиками изучали на основе статистического, эмпирического и клинического материала различные виды преступлений и типы преступников. Так, Московский кабинет по изучению преступности и личности преступника в 1924 году опубликовал сборник "Преступный мир Москвы", содержащий большой фактический материал.

В 1925 году был создан государственный институт по изучению преступности и преступника. На него были возложены следующие задачи: изучение причин и условий преступности в целом и отдельных видов преступлений, изучение методов борьбы с преступностью, разработка вопросов уголовной политики, средств и методов воздействия на осужденных, а также "изучение отдельных лиц, представляющих интерес для выяснения преступности". Его работа была очень продуктивной, но особо отмечается издававшийся сборник "Современная преступность", в номерах которого содержался анализ данных уголовной статистики в сопоставлении с результатами первой всесоюзной переписи населения 1926 года.

В 30-е годы криминологические исследования в нашей стране были практически свернуты. Сказались последствия культа личности Сталина, в частности, ошибочное мнение о том, что в социалистическом обществе нет социальных причин для преступности, и эта проблема, якобы, не представляет ни научного, ни практического интереса. В результате институт по изучению преступности и преступника и криминологические кабинеты на местах были ликвидированы. Анализ преступности приобрел чисто ведомственный ограниченный характер, а научные разработки были практически прекращены.

Следующий этап развития советской криминологии начинается с конца 50-х годов. Исследование преступности включается в планы некоторых научно-исследовательских правовых учреждений страны. Криминологическая проблематики стала разрабатываться на кафедрах юридических учебных заведений.

В 1963 году создается Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, на который была возложена координация научных исследований в области криминологии.

С 1964 года преподавание криминологии вводится в программы юридических ВУЗов.

Проблемами этой науки занимались такие ученые, как Аванесов, Антонян, Алексеев, Бабаев, Игошев, Карпец, Миньковский, Стручков и многие другие. Эти ученые внесли значительный вклад не только в криминологию, но и в уголовное и уголовно-исполнительное право. Они чаще всего не могли говорить и писать то, что думали, т. к. одним из важнейших принципов криминологической науки был принцип партийности. А что следовало за ним, напоминать не надо. Некоторые из вышеназванных ученых и в "брежневские" времена претерпевали гонения и давление.

Со второй половины 80-х годов по настоящее время криминологи получили возможность пересмотреть многие положения науки криминологии. Важным шагом стало снятие грифа секретности со всех данных по преступности и уголовной статистики.

Подводя итог изложенного можно сделать вывод, что советские криминологи считали, что их предшественники лишь задумывались над сущностью преступности, ее происхождением, причинами и пр., но преимущество отдавали изучению личности преступника, а преступность рассматривали в основном как субъективно-личностный феномен.

Представление о личности преступника

Личность преступника

Существуют различные определения этого понятия, криминологическое же учение исходит из того, что личность как целостное образование представляет собой социальное качество человека. Оно формируется в процессе общественных отношений, т. е. является продуктом социализации человека, а не приобретается с момента рождения. При этом в человеке уживаются социальное и биологическое начала. И в соотношении социального и биологического, биологическое находится в подчиненном отношении к социальному и выступает в нем в преобразованном, "очеловеченном" виде. Из этого можно сделать вывод, что природа и сущность человека — не тождественные понятия. Ведь, в то время как первое включает в себя генетические и социальные связи человека, второе охватывает лишь существенные социальные признаки.

Как уже говорилось ранее, личность включает в себя совокупность сторон внутренней (сознание) и внешней (деятельность). Подобный подход к определению сущности личности сформировался в философии давно. Еще в 1844 г. К. Маркс писал: "Животное непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью. Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самое свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания. Его жизнедеятельность — сознательна. Это не есть такая определенность, с которой он непосредственно сливается воедино. Сознательная жизнедеятельность непосредственно отличает человека от животной жизнедеятельности".

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что личность человека представляет собой систему социально-психологических свойств и качеств, в которых отражены связи взаимодействие человека с социальной средой посредством практической деятельности.

Классификация и типология преступников

Как правило, в криминологической литературе различают типологию и классификацию. Считается, что типология обобщает совокупность типичных для всех или определенных групп социальных особенностей, в то время как классификация подразделяет преступников на группы согласно единичному, индивидуальному признаку.

Классификация, являясь более низким уровнем обобщения, представляет собой устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на весьма жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко фиксированное место. Типология такой жесткой дифференциации не содержит.

Классификация преступников может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить две большие группы признаков:

социологических (социально-демографических);
правовых.
К первой из них можно отнести пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость общественно полезным трудом, род занятий, наличие специальности, место жительства.

Ко вторым — характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины.

Конечно, приведенный перечень признаков классификации преступников не является исчерпывающим и может быть дополнен другими. Здесь многое зависит от того, для чего осуществляется классификация, каким конкретным целям она подчинена.

Выделение типов преступников возможно по степени их общественной опасности, криминогенной зараженности, ее выраженности и активности:

особо опасные преступники — многократно судимые рецидивисты. Они настойчиво вовлекают в такую деятельность других лиц, в числе которых особо необходимо выделить профессиональных преступников (для которых уголовно-наказуемые действия являются единственным или главным источником средств к существованию и пр.). Для особо опасных преступников типично то, что благоприятные для совершения преступлений ситуации они активно создают сами;
десоциализированные преступники — лица, длительное время ведущие паразитическое, часто бездомное, существование. Это бродяги, попрошайки, тунеядцы. Многие из них алкоголики. В отличие от особо опасных преступников они, в основном, пассивны и как бы "плывут по течению". Ситуацию для совершения корыстных правонарушений сами обычно не создают, а используют складывающиеся;
неустойчивые преступники — лица, совершающие преступления (порой неоднократно) в связи с включенностью в жизнедеятельность некоторых групп отрицательной направленности, ведения образа жизни на грани социально приемлемого и антиобщественного. Наиболее распространенными представителями этого типа являются правонарушители, совершающие в нетрезвом состоянии мелкие хищения и кражи, хулиганство, реже — грабежи, разбои. При существенном изменении жизненных обстоятельств в лучшую сторону и эффективного воспитательного воздействия они способны воздержаться от противоправных действий;
Можно также встретить и смешанные, промежуточные типы, которым присущи черты иных типов. Для успешной профилактики преступлений необходимо знать все те индивидуальные особенности, в первую очередь мотивы, которые могут стимулировать преступные действия данной личности и поэтому должны стать объектом особого внимания.

Механизм мотивации и классификация мотивов

Достижения современной психологии свидетельствуют о том, что основным стимулом человеческой деятельности является мотив, поскольку именно в нем отражается все то, ради чего совершается любое деяние, в чем личностный смысл для любого человека. То есть выбор цели обосновывается определенным доводом в его пользу – мотивом. При этом следует различать понятия "мотив" и "мотивация". Мотивация – это общее побуждение активности в определенном направлении.

Итак, предпосылкой поведения человека, источником его деятельности является потребность. Нуждаясь в определенных условиях, человек стремится к устранению возникшего дефицита. Возникающая потребность вызывает мотивационное возбуждение (соответствующих нервных центров) и побуждает организм к определенному виду деятельности. При этом оживляются все необходимые механизмы памяти, обрабатываются данные о наличии внешних условий, и на основе этого формируется целенаправленное действие. Итак, потребность вызывает определенное нейрофизиологическое состояние – мотивацию.

Таким образом, мотивация – обусловленное потребностью возбуждение определенных нервных структур, вызывающих направленную активность организма.

От мотивационного состояния зависит допуск в кору головного мозга тех или иных сенсорных возбуждений, их усиление или ослабление. Эффективность внешнего стимула зависит не только от его объективных качеств, но и от мотивационного состояния организма.

Отсюда, обусловленные потребностью мотивационные состояния характеризуются тем, что мозг при этом моделирует параметры объектов, которые необходимы для удовлетворения потребности и схемы деятельности по овладению требуемым объектом. Эти схемы программы поведения могут быть или врожденными, инстинктивными, или основанными на индивидуальном опыте, или заново созданными из элементов опыта.

Осуществление деятельности контролируется путем сравнения достигнутых промежуточных и итоговых результатов с тем, что было заранее запрограммировано. Удовлетворение потребности снимает мотивационное напряжение и, вызывая положительную эмоцию, "утверждает" данный вид деятельности. Неудовлетворение потребности вызывает отрицательную эмоцию, усиление мотивационного напряжения и вместе с этим — поисковой деятельности. Таким образом, мотивация — индивидуализированный механизм соотнесения внешних и внутренних факторов, определяющий способы поведения данного человека.

В человеческой жизнедеятельности сама внешняя обстановка может актуализировать различные потребности. Так, в преступно-опасной ситуации один человек руководствуется только потребностью самосохранения, у другого доминирует потребность выполнения гражданского долга.

Результаты современных криминологических исследований не позволяют утверждать, что существуют какие-то специфические мотивы преступного поведения. В преступлении мотив является субъективной стороной преступления и подлежит выявлению, доказыванию для определения степени общественной опасности, квалификации преступления для назначения вида и размера наказания и определения режима содержания в местах лишения свободы.

Человек несет ответственность за противоправное общественно-опасное деяние, а не за смысл данного действия для данной личности.

Подводя итог сказанного можно сделать вывод, что мотивация преступного поведения в целом не отличается от мотивации поведения в общем. Оно продиктовано теми же интересами, желаниями и стремлениями. Примеров может быть множество. Единственное отличие поведений состоит в реализации мотивов.

В юридической литературе встречаются попытки классификации мотивов. Однако эти попытки не охватывают всего многообразия суждений человека по поводу того, что толкает его совершить данное действие. Здесь возможна лишь самая общая дифференцировка, например, подразделение мотивов на политические, гражданские и нравственные.

Исследования конституции человека. Формирование личности преступника

Как мы уже говорили ранее, возникшая в середине XVIII века классическая школа сформулировала одну из первых криминологических теорий преступности, основополагающими признаками человека в которой определены благоразумие и свободное волеизъявление.

В конце XIX века в Италии возникла позитивистская школа. Одним из направлений этой школы является "медицинская модель" подхода к преступности, сторонники которой считали преступление симптомом болезни, а в преступнике видели только больного, страдающего расстройством личности и нуждающегося в лечении.

Теории, изучающие физическую конституцию и эндокринологию

Являются ярким примером когда-то выдвинутых теорий, не подтвержденных практикой, но настолько прочно осевших в умах людей, что многие до сих пор считают, что преступником рождаются и влиять на них — бесполезная трата времени и средств. Рассмотрим некоторые из них.

Еще в V веке до н. э. Гиппократ выделял два типа людей: коренастых и плотных, подверженных апоплексии и сходным недугам и стройных, худощавых, подверженным респираторным заболеваниям. Во II в. до н. э. Гален, которого часто называют отцом современной медицины, говорил о четырех широко известных типах темперамента: сангвинистическом, холерическом, флегматическом и меланхолическом, которые он связывал с преобладанием в организме одной из четырех жизненных жидкостей. Этими же вопросами у нас в России занимался Павлов.

В 1912 году Карл Юнг предложил выделить два наиболее общих биологических типа людей. Интроверт — поведение которого определяется воздействием внутренних факторов и психическая энергия которого направлена внутрь и экстраверт — поведение которого определяется внешними факторами, а психическая энергия направлена вовне.

В XIX веке Чезаре Ломброзо обратил внимание на антропологические признаки преступников и пришел к выводу, что у большинства из них имеются физические аномалии.

На рубеже XIX – XX веков Э. Кремер на основе своих психофизических исследований пришел к выводу о соответствии определенной физической конституции человека определенному типу преступного поведения. Он вывел закономерность, согласно которой люди высокорослые, широкоплечие, крепкого телосложения склонны к совершению насильственных преступлений. Люди низкорослые, полные, наоборот, чаще совершают преступления против собственности.

В ХХ веке Г. Дж. Айсенк в ходе своих исследований свойств нервной системы пришел к выводу, что чем выше у человека признаки экстравертивности, тем ближе он к совершению преступления.

Современные криминологи, анализируя все ранее известные теории, связывающие конституцию человека и преступность, приходят сегодня к единому мнению о том, что физический тип — это важный фактор межличностных отношений. Реакция окружающих и собственное отношение к необычной внешности влияют на социальное взаимодействие. Например, дефекты кожи могут стать, особенно в юношеском возрасте, источником самых различных неприятностей. Большие уши, близорукость, маленький рост, изуродованные конечности, ожирение, параличи и многие другие дефекты оказывают влияние на характер и объем социального взаимодействия. Поведение, направленное на то, чтобы как-то "компенсировать" эти дефекты, часто принимает форму девиантного.

Однако на сегодняшний день нет убедительных доказательств того, что физическая конституция, функционирование желез внутренней секреции и прочие биологические факторы причинно обусловливают преступность. Предположение о связи между конституционально-физической типологией и тем поведением, которое юридически и социологически определено как преступное и девиантное, не подтвердилось.

Считается, что способности вообще передаются по наследству и особо важную роль играют родители. Еще Аристотель предложил проводить аналогию между причинами, обусловливающими поведение человека, и причинами, вызывающими рост дуба или березы из семени. Дождь он называл причиной, ускоряющей или обуславливающей рост, а причиной, предопределяющей, что вырастет — дуб или береза, считал само семя. Это представление, очевидно, легло в основу концепции "дурного семени" или так называемого "врожденного преступника".

В 1912 году Годдардом было опубликовано исследование семьи, отличавшейся, как считал автор, умственной отсталостью, — "Семья Калликаксов". История этой семьи началась во время Гражданской войны в Америке, когда Мартин Калликакс встретился со слабоумной девушкой и стал отцом слабоумного сына. К 1912 году было известно 480 потомков этого союза, из которых 143 человека также были слабоумными, многие были незаконнорожденными, алкоголиками и преступниками. После войны вышеуказанный основатель описанной династии женился на девушке "из приличной семьи". По этой линии насчитывалось 496 потомков, и среди них не было ни слабоумных, ни незаконнорожденных, ни преступников. Многие из них стали юристами, врачами, судьями и были уважаемыми людьми.

Между тем вопрос о связи между уровнем умственного развития и преступностью остается нерешенным. Ученые до сих пор не пришли к единому мнению, и "чаша весов" периодически то на одной, то на другой стороне.

Исследования ученых в Англии, США, Австралии и других странах выявили повышенный процент хромосомных аномалий среди обследованных преступников по сравнению с контрольной группой. Хромосомные аномалии встречаются примерно у 0,4 процента новорожденных.

Нормальным сочетанием хромосом для мужчин является наличие у них одной Х- и одной Y-хромосомы, то есть сочетание ХY; для женщин — наличие двух Х-хромосом, т. е. сочетание ХХ. Пол человека определяется при зачатии. Лица мужского пола с нормальным хромосомным кодом обязательно наделены Y-хромосомой, у женщин Y-хромосом не бывает. Встречаются разного рода аномальные сочетания хромосом, что иногда затрудняет индивидам выполнение определенной роли в обществе. Например, лицо, имеющее комбинацию хромосом ХХY, может считать себя женщиной и быть воспитанной соответствующим образом, но при выполнении этой роли испытывать определенные трудности. И наоборот, лицо с набором хромосом XXY, но воспитанное как мужчина, может сохранить определенную сдержанность при выполнении этой роли. Вот почему в современной жизни все более обычными становятся операции по изменению пола. Новая теория гласит, что наличие у мужчины комбинации хромосом XYY делает его сверхагрессивным "супермужчиной", вступающим в конфликт с законом гораздо чаще, чем его собратья, имеющие комбинацию хромосом XY.

Высказывалось даже предположение, что все это приведет к новым поискам "дурного семени". Впервые об открытии XYY хромосом у взрослого мужчины (американца) сообщил 26 августа 1961 г. английский журнал "Ленцет". В результате проведенного в 1967 году в Пентриджской тюрьме в Мельбурне исследования была выдвинута гипотеза о связи, существующей между комбинацией хромосом XYY и совершением преступлений. Отмечено, что Ричард Спек, убивший в Чикаго в 1986 году восемь медсестер, имел XYY комбинацию хромосом. Исследования показывают, что заключенные, имевшие комбинацию хромосом XYY, не более склонны к совершению насилия, чем остальные заключенные, но чаще, чем они, совершают имущественные преступления.

Криминологами связь между хромосомным набором (XYY хромосом) и преступностью подвергается сомнению. Однако достоверных данных в этой области пока нет.

Несовершенство методик исследования, малое число наблюдений в каждой из них привело к тому, что в настоящее время различие в оценках разных ученых степени распространенности лишней хромосомы среди преступников достигают 20-кратных размеров. Единственное, что можно с большой долей вероятности сказать, так это то, что существует связь между хромосомной аномалией и психическими заболеваниями, так как среди обследованных большинство составили именно лица с такими заболеваниями.

В отечественной криминологической науке вопрос о роли психических или иных отклонений при совершении преступления нередко подменяется вопросом о соотношении социального и биологического в личности. Отечественные криминологи исходили, и сейчас исходят из того, что преступность, как и конкретные преступления, в любом обществе имеет социальный характере, т. е. что она социально обусловлена.

К психическим аномалиям, которые чаще всего исследуются в криминологическом аспекте, относятся психопатия, алкоголизм, наркомания, олигофрения, травмы центральной нервной системы, шизофрения в стадии стойкой ремиссии, эпилепсия.

Как показывают исследования, среди преступников, особенно совершающих насильственные преступления, — почти 30% людей, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. При этом они встречаются в основном у несовершеннолетних преступников, лиц, совершивших тяжкие преступления против личности (убийства, изнасилования, тяжкие телесные повреждения), рецидивистов.

По статистике, среди лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления, чаще всего встречаются такие аномалии:

психопатии и психопатические состояния — 33%;
органические поражения центральной нервной системы — 19%;
ушибы головного мозга — 18%;
Среди убийц — более 70% лиц с психическими аномалиями. Среди рецидивистов — 75 – 90% с психопатией, тогда как среди всех преступников этот показатель колеблется в интервале 15 – 65%.

Психоаномалии существенно затрудняют усвоение социальных норм, регулирующих поведение. Поэтому подобные лица больше, чем кто-либо, отчуждены от общества. Круг их семейных, досуговых и деловых отношений достаточно узок и неустойчив, а иногда отсутствует вовсе. Как следствие — эти люди довольно конфликтны в общении.

Но, в то же время, это не означает, что аномалии психики являются причиной совершения преступлений. Во-первых, среди всей массы преступников субъекты с такими аномалиями не составляют большинства. Во-вторых, даже наличие психических аномалий у конкретного лица далеко не всегда свидетельствует о том, что они сыграли криминогенную роль в его противоправном поведении. В-третьих, как доказали исследования, не сама аномалия психики предопределяет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которые породили его криминогенные личностные черты. Конечно, такие аномалии могут способствовать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего это поведение в целом.

В 1929 году Гансом Бергером в Германии впервые было введено использование электроэнцефалографа (ЭЭГ) для чтения мозговых ритмов. Работающий мозг генерирует электротоки, сила которых колеблется от одной до пяти миллионных долей вольта с частотой от 8 до 12 колебаний в секунду. Была высказана мысль о связи между нарушением ритмов мозговых волн и некоторыми видами отклоняющегося поведения. Метод ЭЭГ является наилучшим для диагностики эпилепсии и для других различных мозговых нарушений. Патологическая интоксикация, вызываемая алкоголем, неизменно отмечается на электроэнцефалограмме, точно так же как и некоторые другие психосоматические нарушения.

Криминологи согласны с тем, что существует взаимосвязь между биологическими функциями мозга и девиантным поведением, но она не является специфической.

Как можно заметить, ни одна из названных теорий не прошла проверки временем, т. е. не стала абсолютной. Вместе с ними потеряли привлекательность и основные идеи позитивистской школы.

В США почти 40 лет (1915 – 1950 гг.) господствовал многофакторный подход изучения преступности. Суть его состоит в том, что преступление рассматривается как результат сложного взаимодействия многих обстоятельств. Во всем мире было проведено множество эмпирических исследований с помощью этого метода. Наиболее значимыми называются работы Шелдона и Элеоноры Клюк. Были изучены две группы человек, отобранных методом случайной выборки в г. Бостоне (500 подростков-рецидивистов и столько же несудимых). Подростков сравнивали парами (по возрасту, расовым признакам, социальному происхождению и умственному развитию); все прошли обследование психиатром и были подвергнуты психиатрическим тестам; было изучено телосложение; проведены беседы с родителями и пр. В заключении были получены данные по 400 факторам. Ничего нового эти исследования не показали.

Отечественные криминологи в своих исследованиях применяют именно этот метод и приходят к результатам, которые полностью совпадают с выводами ряда теорий, ориентированных в направлении уголовной социологии и судебной психологии (уголовно-биологические объяснения преступности отрицаются.)

Изучение и учет криминологических особенностей личности преступника позволяет выявить факторы, влияющие на совершение преступлений.

Согласно криминологическим исследованиям и статистическим данным среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин, возрастная характеристика преступников позволяет делать выводы о криминогенной активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп.

Криминологией уже давно установлено, что лица молодежного возраста чаще совершают преступления агрессивного, импульсивного характера. Лица же старших возрастов действуют более обдуманно, в том числе и с точки зрения возможных последствий подобного поведения. Ведь несомненно, что именно возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интересов, образ жизни. И это не может не сказываться на противоправных действиях.

Наиболее часто совершают преступления лица в возрасте 18 – 40 лет — это примерно 70 – 75%. При этом чаще всего совершаются преступления лицами в возрасте 25 – 29 лет, далее следуют 18 – 24, 14 – 17 и 30 – 40-летние. Реже всех преступления совершаются лицами старше 50 лет. Наибольшую криминальную активность проявляют преступники до 24 лет и, как правило, в этом возрасте чаще всего совершаются кражи, угоны автотранспорта, хулиганство, изнасилования. В возрасте после 30 лет чаще всего совершаются экономические преступления.

Немаловажное влияние на формирование личностных качеств оказывают семейное положение и воспитание. Криминологические исследования показали, что более половины всех преступников — холостые (или не замужем). Связано это с тем, что брак, семья обладают сильным моральным и социальным мобилизующим потенциалом. Кроме того, фактические брачные отношения родителей, неполные семьи, раздельные бюджеты родителей, низкий уровень культурных отношений в семье, наличие в ней стереотипов правонарушающего поведения, один ребенок в семье или, наоборот, много детей или детдомовское воспитание — все это, несомненно, влияет на формирование личности человека.

Уровень образования преступников, как правило, довольно низок. Они в основном имеют незаконченное высшее образование. Незначительную долю составляют преступники с высшим образованием, обычно это должностные преступники. Ниже всего уровень образования у лиц, совершивших убийства, разбои, хулиганство.

Если исходить из принадлежности того или иного преступника к определенной социальной группе, то около 50% составляет доля рабочих. По сравнению с ней доля других социальных групп значительно ниже. Хотя преобладание рабочих среди преступников объясняется, скорее, не только принадлежностью человека к этой социальной группе, но такими факторами, как низкий уровень образования, культурного сознания.

Отличительным признаком личности преступника является уклонение от такой социально полезной деятельности, как труд, учеба. По статистике, около 30% задержанных преступников, будучи трудоспособными, на момент совершения преступления были не работающими или не учащимися. Если же они работают, то их трудовая деятельность имеет свои особенности. Обычно выполняемая ими работа характеризуется низким уровнем квалификации, частой сменой места работы, кроме того, нередко она сопряжена с недобросовестностью исполнения обязанностей, прогулами и т. д. Современная жизнь выявляет дополнительные факторы, также влияющие на личность преступника. Здесь имеется в виду безработица, миграция, национализм, этнические конфликты и т. д. Нельзя отрицать, что эти явления не отражаются на индивидуальном уровне.

Особое внимание среди характеристик личности преступников необходимо обратить на такие, как характер и длительность преступной деятельности. Преобладающую часть преступников составляют: убийцы, воры, хулиганы, разбойники, грабители, мошенники, насильники. Такие показатели, как рецидив, совершение преступления в группе, а также криминальный профессионализм и др., варьируются в зависимости от возраста совершения первого преступления, отбывания наказания в местах лишения свободы, характера преступления. Согласно уголовной статистике, около четверти среди выявленных преступников ранее совершили преступление. Из них примерно 30% осуществляли преступные действия в группе. Очень высокий уровень рецидива наблюдается у лиц, совершивших умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения (около 40%), а также грабежи, разбои (около 35%). Групповая деятельность характерна для лиц совершающих разбои — до 70%, кражи, грабежи — до 50%, изнасилования — до 40%.

Среди криминологических особенностей лиц, совершивших преступление можно выделить такую, как особое отношение к закону. Нельзя сказать, что они их плохо знают. Наоборот, многие отличаются большими правовыми познаниями, но ошибочно предполагать, что правонарушители лучше знают уголовный закон, чем другие граждане. Причины у этого явления следующие. До совершения первого преступления и его раскрытия правовая осведомленность правонарушителя ничем не отличается от правовой осведомленности его ровесников. Полученные им до и после преступления знания случайны и бессистемны, резко ограничены личным опытом либо опытом окружающих.

Все вышеназванные особенности личности преступника имеют, прежде всего, статистическое значение и свойственны преступнику как научному понятию. Сложно встретить преступника, который обладал бы всеми вышеперечисленными чертами. Следовательно, можно сделать вывод, что разным преступникам присущи названные признаки в различной мере.

Однако вот парадокс — вокруг нас много людей, которым свойственны эти признаки, но они не совершают преступления. Так в чем же дело?! К сожалению, современная наука не может пока ответить на этот вопрос, хотя большинство специалистов все же настаивает на том, что в личности преступника эти качества копятся, приобретают какую-то критическую массу, которая в итоге толкает к совершению преступления. Это качество получило название "криминогенность личности преступника".

Теории о поведении преступника

В предыдущей части мы выяснили, что на поведение человека влияет его ближайшее и более широкое социальное окружение. Однако и сам человек своим поведением влияет на это окружение, формируя его. Человек отнюдь не пассивен по отношению к своей среде. Самыми мощными по силе связей группами в обществе являются семья, школа, группа сверстников, профессиональный коллектив, ибо большую часть своего времени человек проводит в этих группах и в них социализируется.

Центральным понятием социально-психологических теорий преступности является социализация, целью которой служит адаптация и вживание индивида в принятые в обществе нормы поведения. Рассмотрим теперь некоторые из криминологических теорий этого направления.

Теория обучения

Она объясняет преступное поведение так: преступником может стать любой человек. Прирожденных преступников не бывает. Унаследовать можно лишь способность к обучению. Эта "предрасположенность" позволяет усваивать любые мыслимые формы поведения — как социально приемлемые, так и преступные. Первым эту теорию выдвинул Габриэль Тард. Он предложил три основные закономерности подражательного обучения:

легче и лучше всего перенимают поведение друг друга индивиды, находящиеся в тесном контакте;
подражание широко распространено в обществе, пронизывает его от самых верхних слоев до самых низших: молодые люди подражают взрослым, бедняки богатым и т. д.;
прежнее поведение человека при этом перекрывается новым, которое может либо усилить старое, либо целиком заменить его.
Применительно к окружающей среде люди используют три основные системы реагирования — рефлексы, инстинкты и усвоенные реакции. Обучение (усвоение) — самая важная система реагирования в процессе адаптированного поведения человека. Его личностное развитие начинается с момента оплодотворения яйцеклетки. При этом активно взаимодействуют генетические компоненты обоих родителей. После рождения в дело вступает социальная среда (уже здесь новорожденные отличаются друг от друга — одни много спят, другие много кричат и т. д.). За телесным рождением человека следует духовно-социальное становление, т. е. человек учится быть человеком.

В этом процессе один раздражитель подменяется другим. На основе этого положения Гансом-Юргеном Айзенком в 1977 г. была разработана теория, согласно которой преступное, антисоциальное поведение является "естественным" и усиливающим себя в том случае, если оно приносит непосредственное удовлетворение личности, которая ведет себя определенным образом. По сути, эта теория является биосоциальной, а по содержанию — психопатологической. Поэтому ее криминологи относят к психопатологии.

Человеческое поведение — это не автоматическое, рефлекторное реагирование, в его основе лежит активный процесс, в котором решающая роль принадлежит мотивациям, чувственному восприятию и сложным мыслительным процессам. Эта теория была разработана Альбертом Бандурой (1979), который строит ее на основании процессов познания, протекающих в мозгу между воздействиями раздражителя и реакции на него, т. е. на основании восприятий, воспоминаний, представлений, предчувствий и ожиданий.

Теория дифференциальной ассоциации

Эта теория изначально предназначена для объяснения индивидуального преступного поведения. Исследования в этой области проводили известные криминологи Клиффорд Шоу (1930), и Эдвин Сазерленд (1939). Теория включает в себя восемь основных постулатов:

Преступному поведению учатся, а не наследуют.
Преступное поведение усваивается в ходе взаимодействия с другими людьми в процессе общения.
Важнейшая часть обучения уголовному поведению совершается в группах, связывающих своих членов тесными личными отношениями. Внеличностные средства коммуникации (теле-, кино- и видеофильмы, газеты и журналы) играют в процессе усвоения криминального поведения не столь важную роль.
Овладение криминальным поведением включает в себя изучение способов совершения преступлений, которые бывают и сложными, и простыми, а также специфических мотивов, влечений, оправданий и установок.
Рассматривая закон в положительном и отрицательном свете, преступники усваивают особую направленность мотивов и влечений. В одном обществе индивидуум контактирует с людьми, которые единодушно относятся к нормам закона как к неукоснительно исполняемым правилам жизни, а в другом — оказываются в окружении людей, которые в своих оценках отдают предпочтение нарушению законов.
Человек становится преступником, когда усваиваемые им определения, благоприятствующие преступности, перевешивают в его сознании образцы законопослушного поведения.
Усвоение преступного поведения не ограничено только процессом имитации, подражания.
Хотя преступность — это выражение общих потребностей и ценностей, объяснять ее только этими потребностями и ценностями нельзя, ибо и непреступное поведение также является выражением тех же самых потребностей и ценностей.
Из этой теории (дифференцированной ассоциации) можно сделать следующие выводы:

необходимо существенно улучшить практику и условия воспитания в семье, школе, профессиональном коллективе и группах совместного проведения досуга;
нельзя вместе содержать впервые осужденных вместе с рецидивистами;
Опросы ведущих криминологов показывают, что теория Сазерленда имеет очень большое влияние, хотя и вызывает споры.

Теория устойчивости

Ее основоположник Уолтер Реклес (1961) задался следующим вопросом: "Почему живущий в крупном городе подросток, несмотря на высокий уровень преступности, не становится правонарушителем?". По его мнению, ответ заключается в следующем — социальную устойчивость личности определяет внешний и, особенно, внутренний контроль, выражающийся во внутренней устойчивости. Ее отличают пять признаков:

Самовоспитание, то есть оценка себя как личности, заключается в способности самоконтроля, в умении оценить себя со стороны, в чем большую роль играет уважение закона.
Целеустремленность выражается в личном желании сделать социально приемлемую карьеру. Люди, поставившие перед собой долгосрочную цель, сохраняют иммунитет, неуязвимость по отношению к противоправности и преступности.
Самоконтроль может быть эффективным только тогда, когда цель является вполне реалистичной. Нереальные желания и стремление достичь цели, лежащей за пределами средств и возможностей, неизбежно ведут к нарушению внутренней устойчивости.
Стойкость — это свойство человека, позволяющее ему не предаваться гневу или отчаянию, безнадежности, когда он не получает того, что хотел. Люди, чьи цели оказались за пределами их досягаемости, легко могут поддаваться разочарованию. Те, кто склонен к правонарушениям, обладают импульсивным, нетерпеливым характером, тогда как законопослушным людям это присуще в гораздо меньшей степени. Отсутствие фантазии и нетерпеливость вызывают у человека скуку, которая затрудняет реалистичное представление о прошлом, настоящем и будущем. Люди, склонные к преступности, всегда в большей степени нетерпеливы, лишены фантазии и реалистичного взгляда на вещи.
Характерным признаком внутренней устойчивости человека является идентификация с нормами права. Отношение правонарушителей к закону характеризуется его отрицанием, враждебностью к правоохранительным органам и праву.
Ученые, придерживающиеся точки зрения теории устойчивости, считают, что удовлетворительное самовосприятие (собственное "Я", "сверх-Я") можно считать чем-то вроде социально-психологической "прививки" против преступности.

Понятие "внутренней устойчивости", введенное Реклессом, криминолог Гари Йенсен разложил на три составные части:

ценностное самоопределение;
способность самоконтроля;
уважение общепринятой морали.
Он проверил свою концепцию на более чем четырех тысячах склонных и несклонных к преступлениям учащихся средних школ и обнаружил, что преступники и не-преступники различались между собой по всем трем характеристикам.

Теория социальных связей

Криминолог Хирши объясняет возникновение противоправности и преступности ослаблением или разрывом связей, существующих у человека с обществом или с его группой. Он считает, что все люди — потенциальные правонарушители, но их удерживает страх перед возможной потерей значимых для него связей с родственниками, друзьями, коллегами и т. д. Хирши доказывает, что социальные связи любого человека можно разделить на четыре элемента:

симпатию, преданность, привязанность;
ангажированность (обязательство), личное участие;
использование связей в корыстных целях;
признание морального достоинства принятых правил.
Эти четыре момента как отделимы друг от друга, так и находятся в опосредованной связи.

Останавливаясь на следующей теории несовпадающих предположений, следует обратить внимание на то, что она включает некоторые из выше перечисленных теорий, т. е. комбинацию многих социально-психологических теорий (называемых теориями "среднего уровня"). Ее недостаток в том, что она объясняет только преднамеренные преступления и не объясняет преступлений, совершенных по неосторожности. Ее авторы видят два различных пути возникновения преступности. Первый они связывают с теориями обучения и контроля (слабая и беспомощно-нерешительная вовлеченность людей в общественную жизнь, сильное влияние девиантных групп). И второй путь — сочетание теории обучения и контроля с теорией случайных структур: в детстве ребенок может выработать прочные связи с традиционным социальным строем, а с течением времени, в период юности, эти социальные связи могут быть подвержены "размыванию". Но после определенного периода времени позитивные социальные связи все же доминируют.

Эта теория импонирует мне тем, что ее рекомендации направлены на ослабление связей преступников друг с другом и усиление контактов правонарушителей с социально конформными людьми, а также расширение их возможности усвоения традиционных нормативных ценностей. Например, укреплять связи осужденных к лишению свободы с родственниками, священнослужителями, представителями различных общественных гуманитарных фондов, психологами и т. д.; оказывать посильную помощь со стороны государства после освобождения из мест лишения свободы; компенсацию ущерба осужденный должен считать частью уголовного наказания (от этого выиграют и преступник, и жертва, и общество) и прочее.

Теория интеракции (теория стигматизации)

Эта теория занимается не только изучением лиц, официально квалифицированных как преступники, но и проявляет интерес к процессам, в ходе которых люди определяются как преступники.

Криминолог Говард Беккер разработал модель девиантной, или преступной, карьеры, в которой главную роль играет интеракция:

Первая стадия — преднамеренно или непреднамеренно человек совершает некое не конформное действие (предаваясь своим фантазиям, многие люди видят себя совершающими противоправные деяния...).
Вторая стадия: на этой стадии человеку, склонному к социальной девиации, его преступное поведение доставляет удовольствие.
На третьей стадии одним из решающих шагов в процессе усвоения образцов девиантного или криминального поведения является опыт ареста или клеймения человека как преступника.
И последним, четвертым этапом в преступной карьере является вступление человека в группу (банду) преступников, т. е. он переходит в стадию своей девиантной биографии. Этот шаг оказывает огромное влияние на самооценку человека и его самовосприятие.
Хотелось бы обратить внимание на еще одну теорию — стигматизации (клеймения). Теория стигматизации имеет важное практическое значение. Ее выводы подчеркивают отрицательные последствия вовлечения некоторых граждан в область действия юридической машины. Они должны служить предостережением для органов правосудия. Так как психика несовершеннолетних еще не сформировалась, и они повышенно восприимчивы к навязанным социальным ролям, это касается их особенно.

Разработал эту теорию Лемерта, который считает, что именно социальный контроль порождает девиантность, делящуюся на две категории: первичную и вторичную. Когда индивид начинает входить в предписанную ему социальную роль, происходит первичная девиация. Вторичная же девиация возникает с момента социальной реакции на девиантное поведение. Такие реакции общества на факт девиации приводят к проблеме, заключающейся в том, что некоторые люди начинают поступать в соответствии с ролью, которую им определило общество. У тех, кто пережил процесс стигматизации, возникает негативное представление о самом себе, которое может повлечь за собой серьезные последствия для их поведения в будущем.

Заключение

Разработка проблемы личности преступника играет большую роль для криминологической науки в профилактической деятельности по предупреждению преступлений, где учет личностного фактора имеет решающее значение. Изучение этого фактора и учет особенностей личности позволяет найти причины правонарушений и установить отличия преступников от не-преступников, выявить другие факторы, влияющие на совершение преступлений.

Отклонения от общепринятых норм в семейном положении (неполные семьи, фактические брачные отношения родителей, низкий культурный уровень отношений в семье, раздельные бюджеты родителей, наличие в ней стереотипов правонарушающего поведения, один ребенок в семье или, наоборот, много детей или детдомовское воспитание), воспитание могут оказаться решающими факторами, оказавшими влияние на формирование личностных качеств.

В группе лиц возраста 18 – 40 лет характерна наибольшая криминальная активность. Чаще совершают преступления лица возрастной группы 25 – 29 лет, затем следуют 18 – 24, 14 – 17-летние, и, наконец, 30 – 40-летние. Многие из этих категорий правонарушителей имеют психические отклонения, наследственные (психопатия, слабоумие в форме дебильности и пр.) и носящие приобретенный характер (алкоголизм, наркомания, травмы центральной нервной системы и пр.).

Тенденция роста преступности несовершеннолетних (практически на 10 – 14% каждый год), требует подготовки не только моральной, но и специальной правовой.

Основную часть преступников составляют воры, убийцы, разбойники, хулиганы, мошенники, грабители, насильники, а также нанесшие пострадавшим телесные повреждения. Как правило, у таких людей в наличии может быть специальный рецидив (повторное совершение тех же или сходных правонарушений). Следует обращать внимание на особое отношение к закону, трудовую деятельность до совершения преступления; на уровень образования, который преступников обычно ниже, чем у законопослушных граждан; на современное положение, выраженное в существенном материальном расслоении общества, которое выделяет личность преступника по имущественному положению, то есть по доходам; на характер и длительность преступной деятельности.

Большинство преступников имеют больше правовых знаний, чем законопослушные граждане. Однако у них отсутствует уважительное отношение к праву, не имеется потребности следовать его предписаниям.

Не следует забывать, что у проблемы преступности есть этическая сторона, и борьба с этим отрицательным социальным явлением затрагивает интересы определенных людей. Если изучать жизнь, личные качества, обстоятельства, моральное и физическое здоровье таких людей, появится возможность понять личность преступника. Сам термин "личность преступника" условен и, скорее, является научной абстракцией, чем характеристикой конкретного человека. Другой, неэтический подход к человеческой личности ведет к использованию аморальных методов изучения и античеловеческим выводам. Не должны становиться основанием для какой-либо дискриминации никакие обстоятельства рождения, социального происхождения, расы, национальности человека и т. д. В этом суть этической стороны проблемы преступности, которая рассматривается с социальных и биологических позиций.

Тщательное изучение социальной микросреды формирования личности, конкретной ситуации совершения преступления позволит установить причины и условия совершения конкретного преступления. При определении меры уголовно-правового воздействия суд руководствуется тремя основными факторами: личностью виновного, общественно опасным деянием и обстоятельствами, смягчающими или отягчающими ответственность. При этом личность виновного играет самостоятельную и важную роль при назначении судами справедливого и обоснованного наказания. В основу методики индивидуализации наказания с учетом личности преступника также положена типология личности.

Исследования в области личности преступника позволили разработать правоохранительным органам метод формирования психологического портрета, который состоит в том, что после обработки следственных и оперативных материалов составляется портрет предполагаемого преступника. В портрете указывают его предполагаемые физические, психологические и социальные характеристики (психологический тип, наличие психических отклонений, физический данные, уровень образования, культуры).

Изучение личности преступника имеет большое значение как для криминологии, так и для всего общества в целом. Преступность есть явление социальное, связанное с определенным антиобщественным поведением людей. Причина преступности — это синтез различных явлений социального и биологического свойства. Определенный состав экономических, идеологических, социальных, биологических факторов дает реакцию, называемую преступлением.

Результаты изучения личности преступника являются основой для разработки предупреждения преступлений.

Библиографический список

Аванесов Г. А. Криминология и социальная профилактика. М: Академия МВД СССР,1980.
Андреенкова В. П. Проблемы социализации личности. // Социальные исследования. М: Наука,1970.
Антонян Ю. М., Бородин Р. В. Преступность и психические аномалии. М: Наука, 1987.
Асмолов А. Г. Личность как предмет психологического исследования. М: Изд-во Московского университета,1984.
Карпец И. И. Социалистическая криминология. Состояние. Задачи. // Вопросы борьбы с преступностью. № 47, 1988 (с. 3 – 17).
Механизмы преступного поведения. Под ред. Михайлова Е. Н. М: Наука, 1981.
Ратинов А. Р. Психология личности преступника. // Личность преступника как объект психологического исследования. М, 1979.
Социальные отклонения. Под ред. В. Н. Кудрявцева. — М: Юридическая литература,1989.
Стручков Н. А. Криминология и проблема личности преступника. // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М,1979.
Яковлев А. М. Преступность и социальная психология, М: Юридическая литература,1971.

[/sms]

17 окт 2008, 15:57
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.