Последние новости
09 дек 2016, 10:42
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 8 декабря 2016 года...
Поиск

» » » » Реферат: Компенсация морального вреда по гражданскому законодательству


Реферат: Компенсация морального вреда по гражданскому законодательству

Реферат: Компенсация морального вреда по гражданскому законодательству СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ И УСЛОВИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1.1. Понятие морального вреда по действующему законодательству

1.2. Условия ответственности за причинение морального вреда

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

2.1. Содержание и форма распространяемых порочащих сведений

2.2. Вопросы защиты деловой репутации

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[sms]

ВВЕДЕНИЕ

Общепризнанно, что для правового государства характерно наличие высокого уровня обеспеченности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Ряд основополагающих международно-правовых актов, касающихся прав и свобод человека, например, Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, предусматривают необходимость обеспечения основных прав человека.

Конституция Российской Федерации ставит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство в ранг естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и (или) возмещение причиненного вреда. Российская Федерация, провозгласившая себя в ст. 1 Конституции РФ правовым государством, должна соответствовать этим критериям.

В качестве одного из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве выделяется моральный вред, т.е. страдания, вызванные различными неправомерными действиями (бездействием). Российское законодательство предусматривает возможность взыскания денежной компенсации за причиненный моральный вред.

Становление института компенсации морального вреда в российском праве порождает многочисленные проблемы теоретического и правоприменительного характера. Так, до сих пор в практике российских судов отсутствует единый подход к определению размера компенсации.

Неотъемлемой частью правового статуса человека и гражданина является право требовать возмещения морального вреда, при условии, что такой вред был нанесен. При этом право определения наличия факта причинения морального вреда остается за гражданином, что оставляет широкое поле не только для реальной защиты прав, но и для спекуляций.

Данные вопросы приобретают большую актуальность, если обратить внимание на те факты, что история института морального вреда насчитывает чуть более десяти лет, а новые процессуальные основы приняты совсем недавно (ГПК РФ).

Несмотря на то, что в юридической литературе есть множество разработок посвященных возмещению морального вреда, большинство из них отстают от темпов совершенствования законодательства, тем самым рассматриваемый вопрос не теряет своей актуальности.

Целью работы является анализ правового регулирования компенсации морального вреда, а также выявление недостатков и упущений в правовом регулировании указанных вопросов.

Для успешного решения цели были поставлены следующие задачи:

- исследовать понятие и условия материальной ответственности по действующему законодательству;

- охарактеризовать содержание и форму распространяемых порочащих ведений;

- проанализировать вопросы защиты деловой репутации.

В исследовании будут использованы теоретические разработки и юридическая литература по рассматриваемой тематике: монографии, комментарии и периодика, а также материалы судебной практики.

 

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПО ДЕЙСТВУЮЩЕМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ И УСЛОВИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

1.1. Понятие морального вреда по действующему законодательству

Между тем, появление нового института, на первом этапе его законодательного закрепления вызывает некоторые ошибки. Поясним, законодатель вносил нормы о моральном вреде в отдельные акты, при этом возникала вероятность коллизии норм. Как отмечает А.М. Эрдлевский, “такая законодательная ситуация вызывала сомнения в возможности применения системы генерального деликта к возмещению морального вреда, а столь значительное число нормативных актов, регулирующих отношения в этой области наряду с регулированием разнохарактерных видов общественных отношений, порождало дополнительные сложности в правоприменительной практике, усугублявшиеся разными сроками принятия и введение в действие указанных нормативных актов”.

С принятием Гражданского кодекса РФ, данная проблема частично была разрешена. Однако сохранялось противоречие между ранее принятыми законодательными актами и ГК РФ, что в последующем было окончательно разрешено ВС РФ в обзорах судебной практики.

Таким образом, с 1990 г. по наше время институт морального вреда получил надлежащее законодательное (материальное) закрепление и укрепился в ряде отраслей права: гражданское, семейное, трудовое, уголовное и др.

В настоящее время “моральный вред” - широко используемая законодателем категория. Им оперируют:

- Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая, вторая и третья). Статья 150;

- Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ. Статья 237;

- Уголовно-процессуальный кодекс РФ (УПК РФ) от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ. Статья 136;

- Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний”;

- Федеральный закон от 27 мая 1998 г. №76-ФЗ “О статусе военнослужащих”. Пункт 5 статьи 18.

- Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации” и др. законодательные акты.

Обратимся к легальному определению “морального вреда”. Оно не претерпело изменений. Дается в ст.151 ГК РФ: моральный вред – “физические или нравственные страдания”.

Более содержательное понятие “морального вреда” приводится Верховным судом Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда”. Важно подчеркнуть, что в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 настоящее постановление не подлежит применению на территории Российской Федерации, в части применения гражданского процессуального законодательства.

Итак, моральный вред определяется как нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Как поясняется в Постановлении Пленума ВС РФ №4 от 20.12.94, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

1.2. Условия ответственности за причинение морального вреда

Можно говорить об особых условиях ответственности за причинение морального вреда. Систематический анализ понятия морального вреда позволяет сформулировать следующие условия:

- наличие страданий – морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

- неправомерные действия (бездействия) причинителя вреда;

- причинная связь между неправомерным действием (бездействием) и моральным вредом;

- вина причинителя вреда.

Рассмотрим каждое из условий подробнее.

Из положений ст.ст.151, 1099 ГК РФ следует, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан, подлежит компенсации лишь в случаях, прямо предусмотренных законом.

Приведем примеры из практики:

“Проблемным на практике является вопрос о компенсации морального ущерба, причиненного пенсионерам в связи с задержкой выплаты пенсий.

Иски подобного рода предъявляются во многих регионах. Как правило, суд отказывает в удовлетворении этих исков.

Тем не менее, в некоторых случаях в судах первой инстанции судьи, руководствуясь нормами гражданского права, принимают решения о возмещении морального ущерба пенсионерам. Такие решения неправомерны и подлежат немедленному обжалованию по следующим основаниям.

Во-первых, в соответствии со статьей 2 ГК РФ к пенсионным отношениям не могут быть применены нормы гражданского права.

Во-вторых, пенсионное законодательство Российской Федерации не содержит норм права, обязывающих Пенсионный фонд Российской Федерации возмещать моральный ущерб, причиненный задержкой выплаты пенсий”.

Еще один пример:

“Гражданин обратился в областной суд с заявлением о признании не действующим и не подлежащим применению закона субъекта Российской Федерации и взыскании компенсации морального вреда.

Областной суд, признавая положения этого закона противоречащими федеральному законодательству, отказал гражданину в части взыскания компенсации морального вреда, указав следующее.

Ст. 1099 ГК РФ, устанавливающая общие положения компенсации морального вреда, при определении основания и размера такой компенсации отсылает к правилам, предусмотренным главой 59 и ст.151 ГК РФ.

Согласно ст. 151 ГК РФ компенсация морального вреда предусмотрена в случае, если нарушены личные неимущественные права либо совершены действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом.

В обоснование своих требований о компенсации морального вреда по данному делу заявитель сослался на то, что в связи с изданием обжалуемого нормативного акта его предпринимательская деятельность была приостановлена и он не получил предполагаемого дохода, то есть указал на нарушения его имущественных прав.

Поскольку ст. 151 ГК РФ не предусматривает компенсацию морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, то в данном случае применена быть не может. Действующее же законодательство не предусматривает взыскание компенсации морального вреда при нарушении прав граждан принятием нормативного акта, противоречащего федеральному законодательству”.

Следующим условием ответственности выступает противоправность действий (бездействий) причинителя вреда.

Моральный вред может стать следствием как действия, так и бездействия, т. е. не только активного, но и пассивного поведения. Четкое указание Гражданского кодекса на возможность компенсации морального вреда, причиненного бездействием, особенно важно для правильного понимания п.1 ст.151 ГК РФ - буквальное толкование указанной нормы позволяет сделать вывод о том, что компенсации подлежит лишь моральный вред, причиненный действием. Напомним: в соответствии с Конституцией РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст.53), а также может обжаловать в суд решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ст.46). Данный подход законодателя отражен в норме п.2 ст. 1099 ГК РФ: “Моральный вред, причиненный действиями (бездействием)...”. Уточним, что бездействие противоправно только “при неисполнении прямо предусмотренной законом или договором обязанности совершить определенные действия”.

Еще одно условие – наличие причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом. Данное условие означает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого “необходимо установить вредное вещество, вызывавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии”.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Согласно ст.1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия. В силу ст.1100 ГК РФ компенсация морального вреда в этих случаях осуществляется также независимо от вины причинителя вреда”.

Допускается установление законом и иных случаев компенсации морального вреда независимо от вины причинителя.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

2.1. Содержание и форма распространяемых порочащих сведений

В практике применения судами ст. 152 ГК РФ при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций зачастую существенные затруднения вызывает вопрос о содержании тех сведений, распространение которых порождает право потерпевшего на защиту своих личных неимущественных прав предусмотренным в этой правовой норме способом. Этот вопрос был частично затронут в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 11 (в действующей редакции), где указывается, что “порочащими являются также не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно - хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица”.

Таким образом, Пленум определил необходимое для признания сведений порочащими условие: их содержанием должно являться утверждение о нарушении лицом законодательства или моральных принципов.

Анализ судебной практики показывает, что решение вопроса о признании сведений порочащими вызывает трудности и приводит иногда к неправильной оценке фактических обстоятельств дела.

Самостоятельным действием, причиняющим ущерб чести и достоинству граждан, является оскорбление - унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме. Прежде всего, необходимо остановиться на различиях между распространением ложных, порочащих другое лицо сведений и оскорблением. Если в первом случае умаление чести и достоинства происходит в результате того, что само содержание распространяемых сведений, их смысл носит порочащий характер, то во втором случае отрицательное воздействие на честь и достоинство лица оказывает неприличная форма, в которой дается оценка лица. Под неприличной формой выражения судебная практика понимает циничную форму отрицательной оценки личности потерпевшего, резко противоречащую принятым в обществе правилам поведения (например, использование нецензурных выражений).

В случае, когда в неприличной форме выражены порочащие честь и достоинство ложные сведения, потерпевший вправе требовать опровержения этих сведений в порядке ст. 152 ГК РФ и компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений. Но возможен случай, когда распространенные сведения соответствуют действительности, что делает невозможным требовать их опровержения в порядке ст. 152 ГК РФ, однако оскорбительная форма их преподнесения порождает право требовать компенсации морального вреда в порядке ст. 151 ГК РФ.

В обоих случаях в состав оснований ответственности не будет входить вина причинителя вреда, так как ч. 4 ст. 1100 ГК РФ применима к распространению сведений, порочащих честь и достоинство личности, независимо от того, что умаляет эти неимущественные блага - содержание таких сведений или их оскорбительная форма.

Безусловно, для определения размера компенсации заслуживающими внимания обстоятельствами должны являться широта распространения оскорбительных сведений и степень неприличия формы их выражения.

В качестве примера учета широты распространения сведений можно привести дело, где, взыскав с ответчика в порядке возмещения морального вреда в пользу истца 100 тыс. руб. вместо указанной истцом в исковом заявлении суммы в размере 1 млн. руб., суд в обоснование этого сослался на то, что не соответствующие действительности порочащие истца сведения (о причастности его к краже имущества) были изложены в направленном в прокуратуру района письме и стали известны лишь ограниченному кругу лиц, а потому, по мнению суда, его переживания в связи с публикацией не могли быть столь значительны.

Размер компенсации морального вреда может быть уменьшен путем применения коэффициента индивидуальных особенностей потерпевшего, если причинителю вреда удастся доказать, что такая форма общения являлась общепринятой нормой в кругу общения потерпевшего и применялась им самим в общении с другими лицами. Применение самим потерпевшим оскорблений в отношении других лиц дает основание предполагать их приемлемость для него самого и может также рассматриваться как грубая неосторожность с его стороны, спровоцировавшая неправомерное действие правонарушителя.

Возвращаясь к вопросу о компенсации морального вреда, причиненного опорочением чести и достоинства, остановимся на случае, затронутом в приведенном выше примере, когда суд взыскал компенсацию морального вреда за распространение сведений о причастности лица к краже имущества, изложенных в направленном в прокуратуру письме. Интересен вопрос, является ли письмо в прокуратуру с сообщением о действиях конкретного лица, содержащих признаки состава преступления, распространением порочащих сведений в смысле ст. 152 ГК РФ, порождающим право на компенсацию морального вреда.

Большую актуальность приобретает вопрос о том, подпадает ли под действие ст. 152 ГК распространение лицом своего мнения о событиях и явлениях окружающей действительности, который все чаще оказывается в поле зрения российских правоведов. Правильное решение этого вопроса, несомненно, имеет весьма большое значение, поскольку он тесно связан с важнейшими конституционными правами и свободами человека и гражданина и пределами их осуществления. В числе этих прав и свобод следует назвать свободу иметь и распространять собственные убеждения и действовать в соответствии с ними, свободу мысли и слова, свободную передачу и распространение информации любым законным способом. Поставленный вопрос тесно связан и со свободой массовой информации (ст. 28, 29 Конституции РФ). Напомним, что Пленум Верховного Суда РФ, определяя содержание порочащих сведений, упоминает лишь сообщения о фактах ненадлежащего поведения лица.

Пункт 1 ст. 152 ГК устанавливает способ защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина в случае, если вред этим неимущественным благам причинен путем распространения не соответствующих действительности порочащих сведений. Анализ этой нормы показывает, что она применима в отношении таких сведений, которые содержат сообщения о фактах. Только сообщение о факте может соответствовать либо полностью или частично не соответствовать действительности, поскольку факт либо наступил в соответствии с сообщением о нем, либо не вполне соответствует этому сообщению, либо не наступал вообще.

Поясним сказанное на примерах гипотетического распространения в средствах массовой информации нескольких однотипных сообщений.

Сообщение 1. Гражданин А. систематически уклоняется от уплаты налогов.

Здесь налицо сообщение об объективно существующем факте (систематическом уклонении гражданина А. от уплаты налогов). Порочащий характер этих сведений несомненен, поскольку каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ). Гражданин А. вправе требовать опровержения этих сведений, возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 2, 5 ст. 152 ГК РФ). Возможно также возбуждение уголовного дела по признакам клеветы, содержащейся в средстве массовой информации (ч. 2 ст. 129 УК РФ).

Сообщение 2. Гражданина А. оштрафовала налоговая инспекция за несвоевременное представление налоговой декларации, что вряд ли свидетельствует о его горячем желании поскорее объявить о своих доходах.

Допустим, первая часть этого сообщения соответствует действительности. Вторая часть является умозаключением, содержащим в себе мнение (язвительное) о возможной причине несвоевременного представления декларации. Вряд ли кто-либо испытывает горячее желание представить налоговую декларацию. Но любому здравомыслящему человеку понятно, что задержка подачи декларации может произойти вследствие ряда причин, как уважительных, так и неуважительных. Вполне возможно, что причина задержки была уважительной, вины гражданина А. в задержке не было, а действия налоговой инспекции по наложению штрафа были незаконными либо этот гражданин просто забыл вовремя представить декларацию. В этом случае ситуация непростая - ведь содержание сообщения не исключает вывода, что вторая часть является завуалированным утверждением об умышленном уклонении гражданина А. от декларирования своих доходов, т.е. содержит сообщение о порочащем факте. Представляется, что в данном случае имеет место скорее оценка поведения, чем сообщение о факте, и гражданин А. не вправе требовать опровержения сведений. Однако выраженное мнение для него небезразлично, поскольку может способствовать формированию у людей, чьим отношением к себе он дорожит, отрицательного мнения о его уважении к закону и моральных качествах, т.е. создается угроза умаления его чести и достоинства. Он вправе требовать в порядке п. 3 ст. 152 ГК РФ опубликования в том же средстве массовой информации своего ответа с разъяснением действительных причин задержки подачи налоговой декларации, а также сведений о результатах обжалования действий налоговых органов.

Сообщение 3. Гражданин А. уплатил всего 10 тыс. руб. подоходного налога - при его-то доходах?! Видимо, налоговые органы, чья работа по-прежнему оставляет желать много лучшего, не вызывают особого страха у недобросовестных налогоплательщиков.

В этом сообщении в завуалированной форме (в виде выражения мнения) содержится сообщение, что гражданин А. недобросовестный налогоплательщик. Если эти сведения не соответствуют действительности, то он вправе требовать их опровержения, возмещения убытков и компенсации морального вреда (п. 2, 5 ст. 152 ГК РФ).

Сообщение 4. Гражданин А., индивидуальный предприниматель, получил в этом году 100 млн. руб. чистого дохода. При представлении налоговой декларации он не забыл включить в состав расходов почтовые марки стоимостью 100 руб., подаренные гражданину А. его другом. Ну и сквалыга!

В этом сообщении действия гражданина А. по отнесению почтовых марок к расходам являются законными, поскольку, будучи подарены, они поступили в его собственность и употребление их в процессе осуществления предпринимательской деятельности действительно является расходованием собственного имущества. Этот расход, при соблюдении определенных формальностей, связанных с документальным подтверждением фактов приобретения и расходования этого имущества, уменьшает размер подлежащего налогообложению дохода.

Таким образом, как выражение мнения, так и сообщение о факте могут умалить честь, достоинство и деловую репутацию либо ущемить другие права или охраняемые законом интересы граждан либо деловую репутацию юридических лиц, однако способы гражданско - правовой защиты нарушенных прав и интересов будут существенно различными в зависимости от способа нарушения. Если распространенные сведения открыто или завуалированно содержат сообщения о порочащих фактах, потерпевший вправе требовать опровержения сведений (п. 1 ст. 152 ГК РФ), возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных их распространением, если же права или охраняемые законом интересы гражданина ущемлены путем выражения мнения, он вправе требовать опубликования ответа в том же средстве массовой информации в порядке п. 3 ст. 152 ГК РФ и показать несостоятельность выраженного мнения или иным способом защитить свои интересы. При оскорбительной форме выражения мнения потерпевший вправе требовать и компенсации морального вреда.

Понятно, что установить действительный характер распространенных сведений может лишь суд в результате исследования всех обстоятельств дела. Во многих случаях отграничение выраженного мнения от сообщения о факте может оказаться весьма затруднительным, а от решения этого вопроса зависит правильное определение предмета и пределов доказывания по делу. Поэтому нельзя поддержать мнение С. Полякова о том, что дела этой категории в определенных случаях не должны подлежать рассмотрению в суде. Это являлось бы нарушением права граждан на судебную защиту хотя бы уже потому, что существенные для дела обстоятельства (имело место выражение мнения или сообщение о факте) устанавливались бы вне рамок гражданского судопроизводства.

С учетом изложенного суд при рассмотрении соответствующих дел должен определить, чем является содержание сообщения: утверждением о факте или выражением мнения. Если в сообщении это не указано с достаточной ясностью, суд должен оценить, как это сообщение могло бы быть воспринято здравомыслящим членом общества. Признав равновероятной возможность обоих вариантов восприятия сведений, суд должен сделать вывод, что налицо сообщение о факте. Дальнейшее исследование зависит от вывода суда по этому вопросу.

Установив, что имело место сообщение о факте, суд далее должен исследовать вопрос о том, порочит ли этот факт честь, достоинство или деловую репутацию истца (это обстоятельство суд определяет сам) и соответствуют ли распространенные сведения действительности (это обстоятельство должен доказать ответчик).

Если в ходе судебного разбирательства сам истец изменит свой взгляд на характер распространенных сведений и сочтет, что ответчик лишь выразил свое мнение, а не сообщал о существовании порочащего факта, истец, чтобы избежать отказа в иске, может воспользоваться своим правом изменить предмет иска, заменив первоначальное требование требованием опубликовать ответ. В таком случае суд устанавливает, затрагивает ли содержание мнения права и охраняемые законом интересы истца, и в случае положительного ответа на этот вопрос удовлетворяет иск.

При предъявлении истцом в связи с выражением мнения требования о компенсации морального вреда суд устанавливает, была ли форма выражения мнения унижающей честь и достоинство истца. Содержание мнения в этом случае входит в предмет судебного исследования лишь в той мере, в какой это необходимо для решения вопроса о форме его выражения.

Если суд признает сообщение о фактах завуалированным под выражение мнения и обяжет ответчика дать опровержение, оно может быть сделано ответчиком путем сообщения о том, что распространенные сведения не содержали сообщения о соответствующем факте, а представляли собой его собственное умозаключение по поводу тех или иных явлений или событий. Опровержение, сделанное в такой форме, следует считать новым выражением мнения, в результате чего истец приобретает право на опубликование ответа в том же средстве массовой информации.

2.2. Вопросы защиты деловой репутации

Развитие российского делового оборота сопровождается ростом числа его участников, появлением новых имен на рынке товаров, работ и услуг. Вместе с тем увеличивается и стаж работы в условиях рыночной экономики субъектов с уже известными именами и достаточно устоявшейся деловой репутацией. Последствия противоправного умаления деловой репутации граждан и организаций становятся все более ощутимыми, особенно в случаях распространения порочащих сведений средствами массовой информации. В этих условиях повышается актуальность проблем обеспечения надлежащей защиты деловой репутации граждан и организаций. Рассмотрим некоторые из них.

Основной способ защиты деловой репутации - это опровержение порочащих ее сведений (п. 1, 2 ст. 152 ГК). Если такие сведения распространены в средстве массовой информации, деловая репутация может быть защищена и путем опубликования потерпевшим ответа в том же средстве массовой информации (п. 3 ст. 152 ГК). Эти способы направлены на восстановление деловой репутации в первоначальное состояние и, таким образом, представляют собой разновидность одного из общих способов защиты гражданских прав - восстановления положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК РФ).

Помимо применения упомянутых выше специальных способов защиты деловой репутации, гражданин вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением ложных и порочащих его деловую репутацию сведений. Применение способов защиты деловой репутации вызывает непростые вопросы. Один из них, касающийся возможности применения института компенсации морального вреда к юридическим лицам, был рассмотрен выше. Анализ этого вопроса позволил прийти к выводу о неприменимости института компенсации морального вреда к этой категории субъектов.

Итак, юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков, возникших вследствие опорочения его деловой репутации, а гражданин - возмещения убытков и компенсации морального вреда. Но всегда ли умаление деловой репутации гражданина путем распространения ложных порочащих сведений порождает его право на компенсацию морального вреда? Для ответа на этот вопрос остановимся на содержании деловой репутации.

Как отмечалось выше, в ст. 150 ГК РФ деловая репутация упоминается в качестве одного из неимущественных благ, которые могут защищаться путем компенсации морального вреда. Обязательные признаки таких благ:

- отсутствие имущественного содержания;

- принадлежность гражданину от рождения или в силу закона;

- неотчуждаемость и непередаваемость иным способом.

Любая ли деловая репутация обладает всеми этими признаками? Анализ норм ГК показывает, что не любая.

Перейдем к вопросу возмещения убытков, причиненных в результате распространения порочащих деловую репутацию сведений. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК убытки включают расходы, которые потерпевший должен произвести для восстановления нарушенного права, утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, не будь его право нарушено (упущенная выгода). Умаление деловой репутации может привести к любому из перечисленных видов убытков. Поясним это на примерах.

Предположим, в газете распространена информация о том, что коммерческая организация выпускает некачественные товары. Это приводит к тому, что потребители перестают покупать эти товары, в результате чего организация несет убытки. Она предъявляет к газете иск об опровержении порочащих сведений в порядке ст. 152 ГК, суд удовлетворяет этот иск, и газета публикует опровержение с соблюдением требований ст. 43, 44 Закона РФ “О средствах массовой информации”. Деловая репутация организации восстановлена, причем предполагается, что восстановлена она в полном объеме. Но в действительности восстановления деловой репутации до исходного уровня может по разным причинам и не произойти.

Например, тираж номера газеты с опровержением может оказаться меньше того, в котором были распространены порочащие сведения, либо в силу случайных обстоятельств аудитория читателей окажется меньше. Наконец, самого факта дачи опровержения может оказаться недостаточно для восстановления репутации организации во мнении рядового читателя газеты. Организация продолжает нести убытки и, чтобы выйти из этого состояния, увеличивает расходы на рекламу. Эти расходы следует квалифицировать как подлежащие возмещению убытки в виде расходов, произведенных для восстановления нарушенного права.

За то время, пока продукция организации не пользуется спросом, может полностью или частично прийти в негодность либо уже изготовленная продукция, либо заранее закупленное сырье для ее изготовления. Стоимость пришедшей в негодность продукции или сырья составит подлежащие возмещению убытки в виде утраты или повреждения имущества организации. Прибыль, которую организация недополучила в связи со снижением потребительского спроса, следует считать подлежащими возмещению убытками в виде упущенной выгоды. Бремя доказывания наличия убытков, их размера и причинной связи с распространением порочащих сведений лежит на потерпевшем. Доказывание этих обстоятельств сопряжено со значительными сложностями, особенно в отношении упущенной выгоды.

В качестве другого примера можно привести распространение средствами массовой информации недостоверных сведений о снижении финансовой устойчивости того или иного банка. В результате этого обычно происходит массированный отток средств клиентов и вкладчиков банка. Чтобы выполнить свои обязательства перед ними и не допустить дальнейшего ухудшения деловой репутации, банк вынужден прибегать к поиску заемных средств. В подобной ситуации вследствие повышенного риска новые кредиты обычно предоставляются на менее выгодных условиях.

Так, банк - кредитор может потребовать предоставления в качестве обеспечения возврата кредита гарантию более крупного и устойчивого банка. Плата за такую гарантию составит убытки в виде произведенных расходов. Это же касается и процентов, выплачиваемых за предоставленные кредиты. Уменьшение денежных средств в обороте банка повлечет снижение прибыли банка от распоряжения временно свободными денежными средствами клиентов и вкладчиков, что образует поддающуюся исчислению упущенную выгоду.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в заключение работы подведем итоги проделанному исследованию.

Моральный вред - нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Предметом судебного рассмотрения в данной категории дел является правоотношение, содержанием которого служит право истца требовать компенсации морального вреда и обязанность ответчика компенсировать ему нравственные или физические страдания.

Предмет иска - требование истца о конкретной денежной сумме, которая, по его мнению, эквивалентна физическим и (или) нравственным страданиям. Если истец и ответчик пришли к соглашению об иной форме компенсации морального вреда, то предмет иска изменяется и составляет требование о предоставлении определенного имущества либо оказании услуги.

Основанием иска о компенсации морального вреда является сложный фактический состав, включающий: физические или нравственные страдания истца; юридически значимые действия (или бездействие) ответчика, которыми причиняются эти страдания; правовую норму, предусматривающую возможность компенсации морального вреда.

При рассмотрении иска о компенсации морального вреда необходимо назначение психологической, медицинской или психиатрической экспертизы.

В результате проведенного исследования можно сделать обоснованный вывод, что действующей институт возмещения морального вреда еще далеко от совершенства.

Во-первых, часть положений о моральном вреде требуют законодательного закрепления. В частности, необходимо добавить в ст.1070 ГК РФ ч.3, где установить права третьих лиц (родственников) на право требования возмещения морального вреда в случае смерти потерпевшего. Рациональным было бы, на наш взгляд, дополнить ст.151 отдельными положениями (в частности о допустимости увеличения судом размера компенсации морального вреда, при наличии согласия на это истца).

Во-вторых, рациональным было бы закрепление презумпции причинения морального вреда в ряде отраслей действующего законодательства. В частности, такая презумпция защищала бы права работника в трудовых правоотношениях.

В третьих, необходимо выработать конкретные критерии определения размера компенсации морального вреда (например, в виде таблицы), что могло бы найти отражение в виде разъяснения ВС РФ.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 25 декабря 1993г.

Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1994. - № 32. - Ст. 3301.

Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 5. - Ст. 410.

Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 49. - Ст. 4552.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 52. - Ст. 4921.

Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ // Российская газета. - 31 декабря 2001. - № 256.

Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 18 ноября 2002 г. - № 46. - Ст. 4532.

Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ “Об основах туристской деятельности в Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - № 49. - Ст. 5491.

Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ “О статусе военнослужащих” // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - № 22. - Ст. 2331.

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1998. - № 31. - Ст. 3803.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” // библиотечка Российской газеты 2001. - № 4.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. № 2 “О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации” // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. – 2003. - №3.

Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2004 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 9 июня 1999 г.) // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2004. - №10. - С.11.

Письмо ПФР от 12 марта 1997 г. № ЕВ-09-28/1780 “Об обобщении результатов судебной практики за второе полугодие 1996 года” // Экспресс-Закон. – 1997. - №17.

Быков В. Компенсация морального вреда не может восстановить доброе имя // Российская юстиция. – 2003. - № 4. – С. 12 – 13.

Васильева М. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием природной среды // Законность. – 1997. - № 7. – С. 30.

Марченко С.В. Компенсация морального вреда в Российской Федерации // Государство и право. – 2003. - № 6. - С. 22 – 29.

Панюкова В.А Условия компенсации морального вреда (некоторые аспекты) // Законность. – 2003. - № 4. - С. 12 – 15.

Поляков С. Свобода мнения и защита чести // Российская юстиция. - 1997. - № 4. - С. 48.

Степанов М.А. Доказывание по гражданским делам о компенсации морального вреда // Диссертация. – Тверь. – 2003.

Трубников П. Применение судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации // Законность. – 1999.- № 5. - С. 11.

Эрдлевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. -2-е изд., испр. и доп. – М.: БЕК. – 2000.

[/sms]

17 окт 2008, 14:35
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.