Последние новости
02 дек 2016, 22:57
Президент США Барак Обама подпишет закон о 10-летнем продлении санкций против Ирана,...
Поиск



» » » » Реферат: Действие уголовного закона во времени, пространстве. Обратная сила закона.


Реферат: Действие уголовного закона во времени, пространстве. Обратная сила закона.

Реферат: Действие уголовного закона во времени, пространстве. Обратная сила закона. СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ *

ГЛАВА 1. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА *

1.1. Действие уголовного закона в пространстве *

1.2. Действие уголовного закона во времени *

ГЛАВА 2. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА *

2.1. Состав преступления *

2.2. Обратная сила уголовного закона *

ЗАКЛЮЧЕНИЕ *

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ *

[sms]

ВВЕДЕНИЕ

Нормативно-правовые акты регулируют общественные отношения в определенных пределах, ограничениях временем, пространством и кругом лиц.

Действие нормативно – правового акта во времени обусловлено вступлением его в силу и утратой силы.

Новый нормативно-правовой акт распространяется на все общественные отношения, фактически возникшие и существующие до его принятия, а также на все отношения, которые могут возникнуть в будущем. Особенностью уголовного закона, отличающей его от других нормативных актов, является то, что только в нем определяются основания и принципы уголовной ответственности, признаки отдельных преступлений и наказания, которые могут быть назначены за их совершение.

Продолжительность действия уголовного закона, его предупредительное значение определяются тем, насколько точно в нем выражаются закономерности отношений, сложившихся в обществе, четко и ясно выражена мысль законодателя и насколько он соблюдается и единообразно применяется.

В настоящее время в РФ действует Уголовный кодекс, принятый Государственной Думой 24 мая 1996 г. и введенный в действие с 1 января 1997 г. Необходимость принятия Уголовного кодекса РФ была вызвана социально-политическими и социально-экономическими изменениями, которые произошли в стране за последнее время.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что издание уголовного кодекса РФ осуществлено в целях регулирования в определенный промежуток времени и на определенной территории поведения круга лиц в тех или иных сферах общественной жизни. Временные пределы действия уголовного законодательства характеризуются моментом вступления его в законную силу и моментом утраты им своей юридической силы. А также применение установленных уголовным законодательством норм, к отношениям, возникающим до его вступления в законную силу. Момент вступления уголовного законодательства в законную силу оговаривается законом. Пространственные же пределы действия уголовного законодательства определяются территорией, в пределах которой действуют его предписания. Ошибочное же применение уголовного закона, может привести к ошибкам в уголовном процессе и неверном наказании лиц, что просто недопустимо.

На первый взгляд, не должно возникать трудностей в оценке вновь принимаемого закона - устраняет он наказуемость или вводит вновь, на какую территорию и на каких лиц распространяется. Однако оказалось, что все не так просто. На практике, возникло ряд проблем, раскрыть суть которых и является целью данной работы.

Итак, при исследовании темы настоящей выпускной квалификационной работы перед нами поставлены следующие задачи.

- раскрыть пределы действия уголовного законодательства в пространстве и во времени;

- определить обратную силу уголовного законодательства, и раскрыть состав преступления.

Методологическую основу настоящего исследования составили логико-правовой, сравнительно-правовой, историко-правовой, системно-структурный и некоторые другие методы. В процессе написания применялись достигнутые результаты наук уголовного и уголовно-процессуального права.

Теоретическую основу составили труды таких ученых, как Блума М.И., Тиле А.А., Журавлевой Е., Лазарева В.В. и других, нормативно – правовые акты, а также специальная научная литература, посвященная вопросам действия уголовного законодательства во времени и в пространстве.

 

ГЛАВА 1. ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

1.1. Действие уголовного закона в пространстве

 

Действие уголовного закона в пространстве основывается на пяти принципах: территориальном, гражданства, покровительственном (специального режима), универсальном и реальном.

В соответствии с территориальным принципом, основанным на незыблемости суверенитета Российской федерации, все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по УК РФ (ч. 1 ст. 11 УК).

Действие УК РФ 1996 г. распространяется на всю территорию Российской Федерации. Эта территория, согласно Закону РФ “О Государственной границе Российской федерации” от 1 апреля 1993 г.1, определяется как сухопутное, водное и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ. Следовательно, территорией Российской Федерации являются находящиеся в пределах их государственных границ суша, воды, недра, воздушное пространство над сушей и водами. Государственной границей Российской Федерации, согласно этому закону, является граница РСФСР, закрепленная действующими международными договорами и законодательными актами бывшего СССР (граница Российской Федерации).

Уголовное законодательство действует и в случаях совершения преступления на континентальном шельфе Российской Федерации (ч. 2 ст. 11 УК). В соответствии с международной Конвенцией о континентальном шельфе 1958 г. и Федеральным законом РФ “О континентальном шельфе Российской Федерации” 1995 г.2 континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящихся за границей территориального моря Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива Российской Федерации, включающего в себя поверхность и недра континентального шельфа, склоны и подъемы. Приведенное определение шельфа относится и к островам Российской Федерации. Закон “О континентальном шельфе Российской Федерации” определяет пространственные пределы внутренней и внешней границ континентального шельфа.

В ч. 2 ст. 11 УК РФ определено, что его действие распространяется и на исключительную экономическую зону Российской Федерации. Ее правовой режим аналогичен континентальному шельфу. И ответственность за преступные нарушения такого режима также предусмотрена ст. 253 УК РФ.

К территории Российской Федерации приравниваются военные воздушные, морские и речные суда РФ вне зависимости от той территории, на которой они находятся (ч. 3 ст. 11 УК).

Территория посольств Российской Федерации в иностранных государствах и машины послов под флагом РФ территориями Российской Федерации не являются. Вместе с тем здания посольств, автомашины послов пользуются дипломатическим иммунитетом.

Преступление считается совершенным на территории России, если начинается оно за границей, а оканчивается в РФ.

Также решается рассматриваемый вопрос и в том случае, если за границей осуществлялась организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество, а исполнитель действовал на территории РФ.

В тех случаях, когда приготовительная деятельность для совершения преступления за границей осуществлялась в Российской Федерации или же на нашей территории, имело место соучастие в совершении преступления за рубежом, ответственность также следует по УК РФ.

В соответствии с территориальным принципом действия уголовного закона все лица, совершившие преступление на территории Российской Федерации, в том числе иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства, подлежат уголовной ответственности по УК РФ. Из этого общего правила в ч. 4 ст. 11 УК РФ предусмотрено исключение, касающееся лиц, пользующихся дипломатическим иммунитетом.

В ч. 3 ст. 12 УК РФ предусмотрен еще один принцип действия Закона в пространстве - реальный. Суть этого принципа заключается в том, что иностранные граждане (подданные) и лица без гражданства, не проживающие постоянно в России, совершившие преступления за рубежом, несут ответственность по УК РФ за преступления, направленные против интересов Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

Часть 1 ст. 13 УК РФ регламентирует институт выдачи (экстрадиции) лиц, совершивших преступления вне территории России. Под выдачей понимается передача одним государством находящихся на его территории лиц другому государству, в котором они совершили преступление, для привлечения их к уголовной ответственности или для отбывания наказания.

В 2003 г. в Генеральную прокуратуру РФ поступило 1400 ходатайств иностранных государств о выдаче преступников, а в I квартале 2003 г. - более 5001.

В ч. 1 ст. 13 установлено, что граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Расширительное толкование этой нормы дает основание для вывода о том, что она распространяется и на лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России. Такой вывод подтверждается сопоставительным анализом ч. 1 ст. 13 УК РФ с ч. 1 ст. 12 УК РФ, в которой правовой статус лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России, приравнен к статусу граждан Российской Федерации.

Если иностранный гражданин совершил преступление на территории России, то в его выдаче может быть отказано вследствие приоритета территориального принципа над принципом гражданства.

Недопустима выдача лица, если истекли согласно УК РФ сроки давности привлечения его к уголовной ответственности.

Выдача осужденных другому государству для отбывания наказания также определяется международными соглашениями. Выдача возможна в отношении лиц, осужденных за преступление, наказуемое у нас и в государстве, требующем выдачу осужденного. К тому же она возможна только в отношении лиц, осужденных к лишению свободы на срок не менее шести месяцев.

Привлечение гражданина РФ к уголовной ответственности по закону иностранного государства осуществляется согласно территориальному принципу действия закона в пространстве. Такое отношения об ответственности лица по закону места совершения преступления основано на правиле о приоритете территориального принципа над принципом гражданства, давно применяемом в международной практике.

Вместе с тем предусмотренные в ч. 1 ст. 12 УК РФ правила о двойной криминальности и невозможности двойного осуждения фактически создали вакуум при решении вопроса об уголовной ответственности лиц, совершивших ряд преступлений со специальным субъектом либо с особенностями объекта.

В частности, невозможно привлечение к уголовной ответственности по УК РФ за ряд преступлений должностных лиц, государственных служащих, граждан РФ, служащих органов местного самоуправления. К числу этих преступлений следует отнести так называемые должностные (получение взятки и др.), против правосудия (неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта), против основ конституционного строя и безопасности государства (государственная измена), против порядка управления (разглашение сведений о мерах безопасности, применяемых в отношении должностного лица правоохранительного или контролирующего органа).

К преступлениям со спецификой в объекте можно отнести деяния, посягающие в той или иной степени на различные ветви государственной власти РФ: законодательную, исполнительную, судебную. К ним относятся: диверсия, дача взятки, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное следствие, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм и т. п.

Совершение любого из указанных преступлений в иностранном государстве означает либо отсутствие признака “двойной криминальности”, либо наличие в деянии признаков разных составов преступлений, предусмотренных УК РФ и уголовным законом зарубежного государства.

Выдача российским гражданином государственной тайны на территории Республики Казахстан по УК Казахстана не является преступлением. По ст. 165 УК Республики Казахстан наказуема государственная измена, совершенная гражданами этого государства против внешней безопасности и суверенитета Казахстана. По возвращении нашего гражданина нельзя привлечь к уголовной ответственности за государственную измену по УК РФ в силу отсутствия двойной криминальности. В этом случае неприменим как принцип гражданства, так и реальный, последний распространяется исключительно на иностранцев и апатридов, постоянно не проживающих в РФ. Совершение особо тяжкого преступления оказывается безнаказанным.

Иная ситуация имеется при совершении в иностранном государстве деяния, признаваемого по его уголовному закону одним преступлением, в то время как по УК РФ это же деяние получает иную квалификацию. К примеру, взрыв состава с важным государственным российским грузом, следующего по территории Нидерландов, может быть квалифицирован судом Голландии по ст. 352 УК как умышленное разрушение груза, принадлежащего другому лицу. По УК РФ эти действия российского гражданина, совершенные в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ, рассматриваются как диверсионные (ст. 281). В литературе предлагается при таком расхождении закона иностранного государства и УК РФ в правовой оценке совершенного деяния поступать следующим образом. Даже при осуждении зарубежным судом нашего гражданина и возвращении его в Россию, судебным властям следует вновь привлечь лицо к уголовной ответственности именно за диверсию, но назначить не более суровое наказание, чем за уничтожение имущества, предусмотренное УК Голландии1.

Данная рекомендация представляется несоответствующей ни части первой статьи 12 УК РФ, ни части второй статьи 7 УК РФ, ни статье 50 Конституции РФ, ни части 7 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. Согласно перечисленным нормам, соответственно, невозможно привлечение к уголовной ответственности по закону России гражданина РФ, осужденного за это же деяние в иностранном государстве, и никто не может дважды осуждаться за одно и то же преступление. Реально лицом совершено одно общественно опасное деяние. И различие уголовно-правовой квалификации, представляется, не может рассматриваться как основание для повторного уголовного преследования за то же самое деяние. С этой точки зрения установленный УК РФ запрет повторного привлечения к уголовной ответственности российским судом лица, осужденного в иностранном государстве, следует признать прогрессивным положением, соответствующим демократичному праву. Пробел закона о невозможности привлечения к уголовной ответственности российского гражданина и постоянно проживающего на территории РФ апатрида, совершивших в иностранном государстве общественно опасное деяние, при отсутствии двойной криминальности (преступности) можно устранить следующим образом. В примечании к ст. 12 УК РФ можно было бы предусмотреть исключение из правила о двойной преступности при совершении российским гражданином преступлений против государственной власти, предусмотренных разделом Х УК РФ, либо определенного преступления из перечня, указанного в примечании. Это исключение можно было бы закрепить и в отдельной части ст. 12 УК по типу ответственности военнослужащих воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами государства. Предложенное дополнение ст. 12 УК позволит устранить ограниченное применение реального принципа. Согласно действующему УК иностранец за шпионаж, совершенный в иностранном государстве, подлежит ответственности по УК РФ. При аналогичных условиях наш гражданин, совершивший в зарубежной стране государственную измену в форме шпионажа, не может привлекаться к ответственности по УК РФ.

1.2. Действие уголовного закона во времени

 

Наиболее острой формой реагирования на противоправное по ведение человека является применение уголовного закона и связанное с этим ограничение прав и свобод виновного. Вследствие этого к уголовному закону имеет самое непосредственное отношение ст. 15 Конституции Российской Федерации, согласно которой “любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения”.

Порядок опубликования и вступления закона в силу определен федеральным законом от 14 июня 1994 г. “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания”1.

Согласно ст. 2 этого Закона датой принятия федерального закона (а уголовные законы являются именно федеральными законами) считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Таким образом, новый Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой 24 мая, одобренный Советом Федерации 5 июня и подписанный Президентом 13 июня, считается принятым 24 мая 1996 г.

Официальным опубликованием уголовного закона считается первая публикация его полного текста в “Парламентской газете”, “Российской газете” или “Собрании законодательства Российской Федерации” (ст. 4 Федерального закона от 14 июня 1994 г. в редакции Федерального закона от 22 октября 1999 г.).

Уголовный закон подлежит официальному опубликованию в течение семи дней после его подписания Президентом Российской Федерации (ст. 3) и вступает в силу, по общему правилу, по истечении десяти дней после официального опубликования (ст. 6). Точнее было бы указать: по истечении десяти суток, т.е., если, например, закон принят 1 марта, то с учетом того, что день опубликования не входит в десятидневный срок, закон следует считать вступившим в силу с 00 часов 12 марта.

Вместе с тем при принятии обширных законодательных актов возможно вступление их в силу по истечении значительного промежутка времени после их принятия. Так, в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 13 июня 1996 г. “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации” УК РФ был введен в действие с 1 января 1997 г., т.е. более чем через полгода после его принятия и опубликования. Такое длительное время было необходимо для ознакомления с УК и для подготовки к его применению.

Действие уголовного закона может быть прекращено путем его отмены либо замены другим уголовным законом, а также в связи с изменением условий и обстоятельств, вызвавших принятие этого закона. Зарубежному законодательству известны также уголовные законы, действие которых рассчитано на определенный срок.

Между совершением общественно опасного действия (фактом бездействия) и наступлением последствий иногда проходит значительное время. В связи с этим при принятии уголовного закона для правильного решения вопроса о том, какой - новый или прежний закон следует применять, важное значение имеет определение времени совершения преступления. Согласно ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого преступления.

В юридической литературе были высказаны различные мнения по вопросу о том, что следует считать временем совершения преступления: одни авторы считали временем совершения преступления время совершения общественно опасных действий, другие - время наступления последствий. УК РФ 1996 г. впервые совершенно определенно высказался по этому вопросу: “Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления по следствий” (ч. 2 ст. 9 УК). Юридическим основанием такого решения является то, что субъективное отношение виновного к своим поступкам связано с законом, существовавшим во время совершения действия (бездействия). Признание временем совершения преступления времени совершения действий исключает привлечение к ответственности лица, совершившего действия в период, когда они не признавались преступными, если последствия наступили после вступления в силу нового закона, криминализировавшего это деяние. Соответственно исключается квалификация действий виновного по новому закону, предусмотревшему более строгое наказание, если действия были совершены до принятия нового закона. Так, если ранение с целью убийства из ревности было нанесено в декабре 1996 г., а смерть наступила в январе 1997 г., то временем совершения преступления следует считать декабрь 1996 г. и действия виновного квалифицировать по ст. 103 УК РСФСР (наказание: лишение свободы от 3 до 10 лет), а не по ч. 1 ст. 105 УК РФ (наказание: лишение свободы от 6 до 15 лет). Положение о том, что временем совершения преступления признается время совершения действия, отличается универсальностью. Не все составы преступления включают в себя в качестве обязательного признака наступление последствий. Подобный признак отсутствует в формальных составах, объективная сторона которых заключается лишь в совершении действий или в бездействии (например, ст. 125 УК - оставление в опасности), в усеченных составах, момент окончания преступления в которых перенесен на более раннюю, чем наступление последствий, стадию (например, ст. 162 УК - разбой). Между тем никакое преступление невозможно без совершения определенных действий или без факта бездействия.

Законом не урегулирован вопрос о том, что следует считать временем совершения преступления соучастником. В юридической литературе этот вопрос является дискуссионным. Так, А.И.Бойцов считает, что “действия каждого отдельного соучастника должны оцениваться с позиций того закона, который был в силе на момент их учинения”2. С этой позицией можно согласиться, за исключением тех случаев, когда сознанием соучастника охватывается то, что действия исполнителя будут совершены в момент, когда вступит в силу более строгий закон.

ГЛАВА 2. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ОБРАТНАЯ СИЛА УГОЛОВНОГО ЗАКОНА

 

Состав преступления
 

В соответствии со статьёй 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение лицом деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом. Признаки конкретного состава преступления содержатся как в Общей, так и в Особенной частях УК РФ.

В науке уголовного права наиболее устоявшимся можно считать определение состава преступления как совокупности установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Состав преступления структурно состоит из четырех элементов: объекта; объективной стороны; субъекта; субъективной стороны.

Объективные (внешние) признаки состава преступления характеризуют объект и объективную сторону преступления. Субъективные (внутренние) признаки субъекта и субъективную сторону преступления.

Объект преступления – это те общественные отношения, охраняемые уголовным законом, на которые посягает субъект преступления. От того на какой объект происходит посягательство, напрямую зависит общественная опасность совершаемого преступления.

Объективная сторона преступления характеризует деяние (действие или бездействие), посредством которого совершено преступление. К объективной стороне относятся также последствия преступного деяния и причинная связь между деянием виновного лица и наступившими вредными последствиями. Признаки объективной стороны преступления чаще всего описываются в диспозиции статей Особенной части УК. Например, кража ст. 158 УК определяется как тайное хищение чужого имущества. В отличие от кражи, грабеж определен в ст. 161 УК как открытое хищение чужого имущества. Таким образом, отличие кражи от грабежа проводится по способу совершения хищения: при краже - тайное, а при грабеже - открытое. Объективная сторона может быть так описана в законе, что будет иметь значение время, место, обстановка и другие объективные признаки преступления.

Субъект преступления - лицо, совершившее преступление. Субъектом преступления может быть только то лицо, на которое возможно возложение обязанности отвечать за содеянное, то есть лицо, достигшее указанного в законе возраста (ст. 20 УК) и вменяемое (ст. 21 УК). Есть в уголовном праве понятие специального субъекта, то есть лица, обладающего, помимо названных общих признаков (возраст, вменяемость), специальными признаками, указанными в законе. Так, исполнителем преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями), может быть только должностное лицо.

Субъективная сторона преступления, характеризуется виной лица, совершившего преступление. Вина может быть умышленной (ст. 25 УК) или неосторожной (ст. 26 УК). Наряду с этим УК предусматривает ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины (ст. 27 УК). К субъективной стороне преступления относятся также мотив и цель преступления.

Для наличия состава преступления необходимы все указанные элементы преступления (объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления, субъективная сторона преступления) и характеризующие каждый из элементов признаки, предусмотренные уголовным законом. При отсутствии хотя бы одного из элементов состава преступления и указанных признаков нет состава преступления, а стало быть - нет и оснований уголовной ответственности. Другими словами, если в действиях (бездействии) лица не установлен состав преступления, то данное лицо не подлежит уголовной ответственности.

Следовательно, совокупность установленных уголовным законом признаков определенного общественно опасного деяния является составом преступления. Состав преступления, таким образом, есть форма бытия преступления, вне которой оно существовать не может.

Все конкретные составы преступлений в теории уголовного права подразделяются на определенные группы, объединяемые каким-либо существенным признаком. Классификация составов имеет своей задачей выявить общие закономерности их построения для более углубленного понимания в конечном итоге содержания каждого конкретного преступления. Составы преступлений принято классифицировать, используя следующие критерии: степень общественной опасности деяния с вытекающим отсюда подразделением составов на основной, со смягчающими и отягчающими (квалифицирующими) обстоятельствами; способ описания признаков состава – с вытекающим отсюда подразделением составов на простые, и сложные; особенности конструкции- с вытекающим отсюда подразделением составов на материальные, формальные и усеченные.

Классификация составов по степени общественной опасности преступления, запечатленного в соответствующих составах, позволяет выделить основной состав как совокупность признаков общественно опасного деяния, которая имеется в каждом случае совершения определенного преступления, в отличие от составов того же преступления, характеризующихся наличием еще и дополнительных признаков (или признака), свидетельствующих либо о более низкой степени, его общественной опасности (состав преступления со смягчающими обстоятельствами), либо, напротив, о более высокой степени общественной опасности (состав преступления с отягчающими, квалифицирующими, обстоятельствами). Так, например, ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за умышленное убийство (основной состав), а статья 107 УК РФ имеет дополнительный признак - указание на внезапно возникшее сильное душевное волнение субъекта, вызванное насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (состав со смягчающим обстоятельством), а ст. 105 УК РФ содержит тринадцать различных составов квалифицированного убийства.

Различные составы одного и того же преступления могут быть сформулированы либо в разных статьях Уголовного кодекса (например, статьи 105 и 107 УК РФ), либо в одной статье, но в разных ее частях или пунктах (например, статья 158 УК РФ, предусматривающие ответственность за простую и две разновидности квалифицированной кражи) – и в этих случаях законодатель всегда имеет в виду неодинаковую степень общественной опасности соответствующих разновидностей преступной деятельности; либо в пределах одной и той же части или пункта статьи (например, ч. 2, статьи 158 УК РФ содержит пять составов квалифицированной кражи: неоднократная, совершенная по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, с причинением значительного ущерба гражданину, а пункт “к” ст. 105 УК РФ - три состава квалифицированного убийства: с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение и убийство, сопряженное с изнасилованием) - и в этих случаях речь идет о преступной деятельности одинаковой общественной опасности.

2.2. Обратная сила уголовного закона

При введении в действие нового уголовного кодекса во всей полноте встают вопросы об обратной силе закона. Под обратной силой уголовного закона следует понимать распространение нового уголовного закона на деяния, совершенные до его введения в действие. Конституцией Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г., положение, согласно которому “Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет”, возведен до конституционного принципа (ст. 54). Уголовный кодекс РФ 1996 г. развил и закрепил этот принцип в ст. 10, согласно ч. 1 которой “Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет”.

Дореволюционные российские ученые высказывали противоположные мнения об обратной силе уголовных законов. Так, большинство авторов (В. Спасович, А. Кистяковский, П.Калмыков и др.)1 считали, что более мягкие законы имеют обратную силу. Однако ряд авторов (Н.Таганцев, Н.Сергеевский и др.)2 высказывали мнение о том, что новый уголовный закон применяется ко всем деяниям, признанным преступными до его издания.

Законом, устраняющим преступность деяния, признается закон, полностью отменивший уголовную ответственность за то или иное деяние. УК РФ декриминализировал более 80 деяний. В частности, исключена ответственность за недонесение (ст. 811, 190 УК РСФСР), уклонение от лечения венерической болезни (ст. 115.1 УК РСФСР), за ряд преступлений с административной преюдицией и др. Так, Верховный Суд РФ в кассационном порядке отменил приговор в части осуждения С. по ст. 1151 УК РСФСР и приговор в части осуждения А. по ст. 190 УК РСФСР и дела производством прекратил, указав, что введенный в действие с 1 января 1997 г. УК РФ ответственность за указанные действия не предусматривает1.

Возможна также частичная декриминализация деяния путем включения в диспозицию дополнительных признаков или исключения признаков, указанных в прежнем УК. Так, включив дополнительные признаки, законодатель декриминализировал хулиганство, заключающееся в грубом нарушении общественного порядка, выражающем явное неуважение к обществу, если это деяние не сопровождалось применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества (ч. 1 ст. 206 УК РСФСР, ч. 1 ст. 213 УК РФ). Частичная декриминализация возможна также путем изменений статей Общей части УК. Так, указанием в ч. 2 ст. 30 УК РФ о том, что “уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям”, законодатель декриминализировал приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести.

Законом, устанавливающим преступность деяния, является закон, криминализировавший деяние, ранее не являвшееся преступным. Новый УК содержит не только отдельные составы преступлений, но и целые главы, содержащие составы преступлений, ранее уголовному законодательству неизвестные. К таковым относятся: глава 23 “Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях”, глава 28 “Преступления в сфере компьютерной информации”.

Расширение уголовной ответственности возможно и путем изменения диспозиции статьи. Так, исключив из нормы указание о материальной и иной зависимости потерпевшего от виновного, законодатель расширил ответственность за доведение до самоубийства (ст. 107 УК РСФСР, ст. 110 УК РФ).

Смягчение или усиление наказуемости деяния возможно путем внесения изменений в санкцию статьи. Санкцией, предусматривающей более мягкое наказание, следует считать санкцию, в которой исключен наиболее строгий вид наказания или в которую включен альтернативно менее строгий вид наказания, либо в которой снижен верхний или нижний предел наказания или снижены оба предела наказания. Так, в связи с введением в действие УК РФ Верховный Суд ВФ в соответствии со ст. 10 УК переквалифицировал действия Ф. и др. со ст. 77 УК РСФСР (бандитизм) на ч. 1 ст. 209 УК РФ (санкция новой статьи в отличие от ст. 77 УК РСФСР не предусматривает наказания в виде смертной казни)1. Смягчение наказания возможно также путем исключения из санкции дополнительного наказания либо указания на необязательное применение дополнительного наказания вместо обязательного.

В случаях, если закон усиливает наказание в одном из пределов санкции и смягчает в другом (например, снижен верхний предел и повышен нижний предел наказания), более мягкой следует считать статью, санкция которой предусматривает более низкий верхний предел наказания, так как в основание деления преступлений на категории (ст. 15 УК) положен верхний предел санкции. Отнесение же совершенного виновным преступления к той или иной категории влечет серьезные последствия для осужденного2.

В УК РСФСР 1960 г. (ст. 6) решался вопрос об обратной силе закона, касающегося лишь преступности и наказуемости деяния, и не содержалось положения об обратной силе законов, иным образом улучшающих или ухудшающих положение лица, совершившего преступление. По сложившейся судебной практике во всех случаях, независимо от того, улучшал или ухудшал "иным образом" новый закон положение виновного, применялся новый закон.

Так, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1971 г. судам разъяснялось, что вопрос о возможности применения или неприменения условно-досрочного освобождения от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким должен решаться в соответствии с законом, действующим в данный момент, а не с законом, действовавшим во время совершения преступления. Поскольку закон, иным образом улучшающий положение лица, имел обратную силу и ранее, принципиально новым в ч. 1 ст. 10 УК РФ является положение о том, что не имеет обратной силы закон, иным образом ухудшающий положение лица.

Это положение относится к основаниям условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (ст. 79 УК) и замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК), освобождения от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК), освобождения от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора (ст. 83 УК), погашения судимости (ст. 86 УК) и к другим вопросам, не определяющим преступность и наказуемость деяния. Так, если по УК РСФСР новый закон, ограничивающий возможность условно-досрочного освобождения или замены наказания более мягким (например, увеличивалась часть наказания, по отбытии которой возможно условно-досрочное освобождение), имел обратную силу, так как такой закон не касался вопросов преступности и наказуемости деяния, то теперь такой закон обратной силы не имеет, т.е. применяется более благоприятный для осужденного закон, действовавший в момент совершения преступления. В ч. 2 ст. 10 УК РФ указано: “Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом”. Это положение практически неприменимо. При приведении вынесенных ранее приговоров в соответствие с новым уголовным законом суд должен руководствоваться жесткими, конкретными критериями, а не определять наказание по своему усмотрению “в пределах, предусмотренных новым уголовным законом”. Так, в ч. 3 ст. 56 УК РСФСР предусматривалось, что в отношении лиц, осужденных к наказанию, превышающему верхний предел санкции нового закона, назначенное судом наказание смягчается до верхних пределов нового уголовного закона.

С целью “подкорректировать” ч. 2 ст. 10 УК РФ на время при ведения в соответствие ранее вынесенных приговоров с новым УК законодатель был вынужден 4 декабря 1996 г. внести изменения в Федеральный закон от 13 июня 1996 г. “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации”, которым предложил снизить наказание до верхних пределов санкции нового закона лишь лицам, осужденным ранее к более строгому наказанию, чем этот верхний предел санкции.

Вместе с тем более справедливым, отвечающим требованиям индивидуализации наказания с учетом роли каждого осужденного в совершенном преступлении, было бы указание в законе о сокращении наказания всем лицам, отбывающим наказание по приговорам, вынесенным до введения в действие нового УК, пропорционально смягчению новым законом верхнего предела наиболее строгого вида наказания. Уголовные кодексы некоторых бывших союзных республик пошли именно по такому пути. Так, согласно ч. 2 ст. 13 УК Республики Таджикистан, “если новый уголовный кодекс смягчает наказуемость деяния, за которое лицо отбывает наказание, назначенное наказание подлежит сокращению в соответствии с верхним пределом санкции вновь изданного уголовного закона”.

Некоторую сложность представляет решение вопроса об обратной силе закона в случаях, когда после совершения преступления и до момента привлечения лица к ответственности закон изменился два или более раза.

Вопрос о применении "промежуточного" закона возникает в тех случаях, когда этот закон мягче (или вовсе устраняет ответственность) в сравнении с законом, действовавшим во время совершения преступления, и законом, действующим во время привлечения лица к уголовной ответственности или вынесения приговора. Например, ч. 2 ст. 92 УК РСФСР (присвоение и растрата), действовавшая до 1 июля 1994 г., предусматривала наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет. Федеральным законом от 1 июля 1994 г. из УК РСФСР была исключена глава вторая и входившая в эту главу ст. 92 и введена в УК ст. 147.1 (присвоение и растрата), максимальное наказание по ч. 2 которой было - пять лет лишения свободы. Новый УК РФ, введенный в действие с 1 января 1997 г., предусмотрел ответственность за присвоение и растрату в ст. 160 с наказанием по ч. 2 до 6 лет лишения свободы. Возникает вопрос - по какому закону квалифицировать действия виновного, если преступление совершено в июне 1994 г., а привлекается к ответственности лицо в 1997 г.? По вопросу действия “промежуточного” закона в юридической литературе высказаны противоположные мнения. Так, Н.Д.Дурманов, Я.М.Брайнин, А.И.Бойцов, А.М.Медведев1 высказались в пользу применения “промежуточного” закона, А.А.Тилле2 высказался против.

Согласно Закону “О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации” в соответствии с положением об обратной силе закона были пересмотрены вынесенные до 1 января 1997 г. Приговоры судов и другие акты о применении иных мер уголовно-правового характера в целях приведения их в соответствие с новым УК. Данная ситуация конечно же породила множество спорных моментов в правоприменительной деятельности.

По этому поводу было вынесено определение СК Верховного Суда РФ от 23 декабря 1998 г.: “Суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, должен внести в приговор изменения, улучшающие положение осужденного в связи с введением в действие Уголовного кодекса Российской Федерации”

По поводу применения нормы об обратной силе уголовного закона также было вынесено постановление Президиума Верховного Суда РФ от 10 февраля 1999 г.: “Нормы ст.86 УК РФ как улучшающие положение лица, осужденного до принятия УК РФ, подлежат применению к этому лицу”

Кемеровским областным судом 6 февраля 1996 г. Калабин (ранее неоднократно судимый) осужден по п. “и” ст.102 УК РСФСР сроком на одиннадцать лет лишения свободы, на основании п.2 ч.1 ст.24.1 УК РСФСР он признан особо опасным рецидивистом и отбывание наказания ему назначено в исправительной колонии особого режима.

Калабин признан виновным в том, что он, являясь лицом, ранее совершившим умышленное убийство, убил Афанасенко.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 июня 1996 г. Приговор суда оставлен без изменения.

Постановлением судьи Кемеровского областного суда от 5 ноября 1997 г. В порядке ст.ст. 368, 369 УПК РСФСР приговор суда приведен в соответствие с УК РФ: исключено указание о признании Калабина особо опасным рецидивистом и о признании совершения преступления в состоянии опьянения отягчающим наказание обстоятельством, в остальной части приговор суда оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений, переквалификации действий Калабина с п. “и” ст.102 УК РСФСР на ст.103 УК РСФСР и назначении наказания в виде лишения свободы сроком десять лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Верховного Суда РФ 10 февраля 1999 г. Протест удовлетворил, указав следующее.

В соответствии со ст.10 УК РФ новый уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение осужденного, имеет обратную силу, а следовательно, распространяется и на Калабина, отбывающего наказание по данному приговору. В отличие от ст.57 УК РСФСР, действовавшей ранее, положения ст.86 УК РФ устанавливают, что судимость за каждое преступление погашается самостоятельно по истечении срока, необходимого для ее погашения. Поэтому судимость Калабина за предыдущее покушение на убийство по ст.15 и ст.103 УК РСФСР по приговору от 24 февраля 1983 г. считается погашенной, поскольку после отбытия наказания – 29 сентября 1987 г. Прошло пять лет, предусмотренных п.6 ч.1 ст.57 УК РСФСР для погашения судимости. Убийство Афанасенко Калабин совершил 14 февраля 1995 г. Следовательно, он не может быть признан лицом, ранее совершившим умышленное убийство, и его деяния подлежат переквалификации с п. “и” ст.102 УК РСФСР на ст.103 УК РСФСР.

С учетом того, что осужденный ранее по приговору от 22 мая 1989 г. Отбывал наказание в виде лишения свободы по 4 мая 1994 г. За преступление, предусмотренное ч.1 ст.108 УК РСФСР, а судимость не погашена, он должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.

Президиум Верховного Суда РФ приговор Кемеровского областного суда, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ и постановление судьи Кемеровского областного суда в отношении Калабина изменил, его действия переквалифицировал с п. “и” ст.102 УК РСФСР на ст.103 УК РСФСР и наказание назначил в виде лишения свободы сроком на десять лет в исправительной колонии строгого режима, в остальном судебные решения оставил без изменения.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проведенному исследованию необходимо отметить следующее.

Для того, чтобы правильно применить надлежащий закон, необходимо точно определить время совершения преступления.

Закон считается действующим с момента его вступления в силу после принятия, и его действие распространяется на все время, пока он не будет отменен или заменен новым законом, либо на время, указанное непосредственно в законе при его принятии. Датой принятия федерального закона считается день его принятия Государственной Думой в окончательной редакции. Применяться могут только те законы, которые были опубликованы. Официальным опубликованием уголовного закона считается его первая публикация полного текста в “Российской газете” или “Собрании законодательства Российской Федерации”. Для официального опубликования федеральный закон направляется Президентом Российской Федерации.

Другая проблема действия уголовного закона во времени, связана с пониманием его обратной силы. Вопрос об обратной силе уголовного закона возникает при включении в уголовное законодательство новых составов преступлений. Если ранее деяния, предусмотренные новым уголовным законом, не рассматривались как преступления и не влекли уголовную ответственность, то такой закон, бесспорно, не имеет обратной силы. Необходимо знать, что в случае совершения длящихся преступлений, то есть когда преступное состояние продолжается непрерывно (например, дезертирство, незаконное хранение оружия). При изменении уголовного закона применяется новый закон, поскольку преступное деяние продолжается и после вступления этого закона в силу. Так же должен решаться вопрос и при совершении продолжаемых преступлений, когда преступное деяние, направленное к одной цели и посягающее на один объект, состоит из ряда отдельных тождественных актов. Если после вступления нового закона в силу хотя бы один акт продолжаемого преступления был совершен, то применяется новый закон.

Пределы действия УК в пространстве определяются принципами территориальности и гражданства. Так, согласно части 1 статьи 11 УК РФ лица, совершившие преступления на территории Российской Федерации, привлекаются к ответственности по действующему уголовному закону.

УК Российской Федерации действует и в случае совершения преступлений в пространстве континентального шельфа России, под которым понимается примыкающая к территориальному морю до определенной глубины поверхность и недра морского дна.

Согласно статье 13 УК РФ граждане Российской Федерации, совершившие преступление на территории иностранного государства, выдаче этому государству не подлежат. Иностранцы и лица без гражданства, находящиеся на территории России, но совершившие преступление вне ее пределов, могут быть выданы иностранному государству для привлечения их к ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором.

Пробел закона о невозможности привлечения к уголовной ответственности российского гражданина и постоянно проживающего на территории РФ апатрида, совершивших в иностранном государстве общественно опасное деяние, при отсутствии двойной криминальности (преступности) можно устранить следующим образом. В примечании к ст. 12 УК РФ можно было бы предусмотреть исключение из правила о двойной преступности при совершении российским гражданином преступлений против государственной власти, предусмотренных разделом Х УК РФ, либо определенного преступления из перечня, указанного в примечании. Это исключение можно было бы закрепить и в отдельной части ст. 12 УК по типу ответственности военнослужащих воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами государства.

Предложенное дополнение ст. 12 УК позволит устранить ограниченное применение реального принципа. Согласно действующему УК иностранец за шпионаж, совершенный в иностранном государстве, подлежит ответственности по УК РФ. При аналогичных условиях наш гражданин, совершивший в зарубежной стране государственную измену в форме шпионажа, не может привлекаться к ответственности по УК РФ.

Таким образом, тщательный анализ и правильное применение на практике норм нового УК РФ о действии уголовного закона в пространстве и во времени работниками органов дознания, следствия, прокуратуры и в особенности судов имеет принципиальное значение для обеспечения законности.

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета. № 237. 25.12.1993.

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 17.06.1996. № 25. Ст. 2954

Уголовно – процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174 – ФЗ // Собрание законодательства РФ. 24.12.2001. № 52 (1 ч.). Ст. 4921

Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ “О континентальном шельфе Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации от 4 декабря 1995 г. № 49. Ст. 4694.

Федеральный закон от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ “О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации от 3 августа 1998 г. № 31. Ст. 3833.

Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ “О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации от 4 июня 2001 г. № 23. Ст.2291.

Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ “О гражданстве Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации от 3 июня 2002 г. № 22. Ст. 2031.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации” // Собрание законодательства Российской Федерации от 15 декабря 2003 г. № 50. Ст. 4848.

Закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-I “О Государственной границе Российской Федерации” // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 29 апреля 1993 г. № 17. Ст. 594.

Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. СПб., 1995.

Уголовное право России. Т. 1. Общая часть. М.: НОРМА, 2003.

Демидов В.В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 3. С. 22.

Журавлева Е. Действие уголовного закона во времени // Российская юстиция. 1996. № 10.

Комментарии к Уголовному Кодексу РФ под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева М. “Норма”, 2004.

Курс уголовного права. Том 1. Общая часть. Учение о преступлении (под ред. доктора юридических наук, профессора Н.Ф.Кузнецовой, кандидата юридических наук, доцента И.М.Тяжковой). М.: ИКД “Зерцало-М”, 2002.

Медведев А.М. Пределы действия Уголовного кодекса Российской Федерации. Практическое пособие. М.: Юридическая литература, 1998.

Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М.: БЕК, 2003.

Рарог А. И. Уголовное право: Общая часть в вопросах и ответах / Под ред. А. И. Рарога; Степалин В. П.- М.: Юристъ, 1999.

Российское уголовное право: Общая часть: Учебник/ Ин-т гос. и права Рос. АН; Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова; Кудрявцев В. Н.; Кузнецова Н. Ф.; Наумов А. В.; Никулин С. И. и др. М.: Спарк, 2001.

Сергеевский Н. Русское уголовное право. Общая часть. СПб., 1911.

Смирнова Н. Н. Уголовное право: (Общая и Особенная часть): Учебник для студ. вузов, обучающ. по спец. и напр. "Юриспруденция".- СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 1998.- 675 с.

Уголовное право России. Т. 1. Общая часть. М.: НОРМА, 2003. С. 49-50.

Уголовное право Российской Федерации: Учеб. для студ. вузов, обуч. по спец. “Юриспруденция”/ Отв. ред. Кашепов В. П.; Кашепов В. П.; Кошаева Т. О.; Марогулова И. Л.; Руднев В. И.- М.: Былина, 2002.

Уголовное право: Общая и особенная части: Интенсив. полный курс в алгоритмах: Учебник для студ. вузов, обуч. по спец. "Юриспруденция"/ Под общ. ред. Л. Д. Гаухмана, А. А. Энгельгардта; Бобылев О. В.; Васин Ю. Г.; Гаухман Л. Д.; Дерюгина Ю. Н. и др.- М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.

Уголовное право: Общая часть: Учеб. для вузов; Козаченко И. Я.; Незнамова З. А.; Новоселов Г. П.; Погосян Т. Ю. и др.- М.: Норма-Инфра-М, 2004. – XII.

Уголовный закон. Курс лекций. Лекция 1. М., 1996. С. 55; Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1996.

Якубов А.Е. Время совершения преступления и обратная сила угол. закона, устраняющего преступность деяния // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1997. № 3.

Якубов А.Е. Обратная сила более мягкого уголовного закона // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1997. № 4. С. 12 - 15.

Якубов А.Е. Состав преступления и обратная сила уголовного закона // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1997. № 4. С. 5 – 8.

Якубов В. Время совершения преступления и обратная сила уголовного закона // Российская юстиция. 1997. № 8. С. 6 – 8.

[/sms]

16 окт 2008, 14:18
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.