Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Реферат: Грабеж, вымогательство — разграничение составов


Реферат: Грабеж, вымогательство — разграничение составов

Реферат: Грабеж, вымогательство — разграничение составов Введение

Обыденное понимание корыстной преступности, как и насильственной, казалось бы, не представляет особой трудности. Основным группировочным признаком рассматриваемых деяний является своеобразный характер мотивации — корысть.

В советском уголовном законодательстве 60-х годов эта мотивация формулировалась в виде "корыстных побуждений", "корыстной цели", "цели обогащения", "цели наживы" и других понятий. В УК РФ 1996 года рассматриваемая мотивация обозначена терминами "корыстные побуждения", "корыстная заинтересованность", "извлечение дохода", "извлечение имущественной выгоды", "по найму", а также "кража", "хищение", "мошенничество" и др.

Утрата идеологической оценки побуждений не меняет сути корыстной мотивации, которая заключается в стремлении получить материальную выгоду преступным путем. Универсальным корыстным мотивом являются деньги. “Все то, что не можешь ты, — писал Маркс, — могут твои деньги. Они могут есть, пить, ходить на балы, в театр, могут путешествовать, умеют приобрести себе искусство, ученость, исторические редкости, политическую власть — все это они могут себе присвоить; все это они могут купить; они настоящая сила”.

В статистике разных стран, как правило, нет выделения группы корыстных преступлений. Реально по корыстным побуждениям могут совершаться преступления, посягающие на самые разные объекты: против собственности, личности, государства, правосудия, здоровья населения, экологии, управления и т. д. Причем эта мотивация в ряде случаев не является единственной при одной и той же уголовно-правовой квалификации. Государственная измена, например, совершаемая по материальным, идеологическим или иным мотивам, остается все той же государственной изменой.

[sms]

В четырех обзорах ООН о тенденциях преступности (1970 – 1990 гг.) из всех корыстных преступлений отслеживались грабежи, кражи, мошенничество, вымогательство, незаконная торговля наркотиками (преступления, связанные с наркотиками), взяточничество, подкуп, коррупция, похищение людей, похищение детей, в том числе и с целью выкупа. Удельный вес этих корыстных преступлений в структуре всех отслеживаемых ООН деяний находился в пределах 96 – 97 % с тенденцией повышения данной доли от обзора к обзору. В развитых странах она превышала 90 %, а в развивающихся колебалась от 60 до 70 %. Наибольший удельный вес в структуре учитываемой ООН преступности составляли кражи (около 70 %, в развитых странах — около 80 %). На втором месте — преступления, связанные с наркотиками (до 6 %), на третьем — ограбления, вымогательства (до 6 %), на четвертом — мошенничество с включением растрат (до 4 %). Доли остальных деяний колебались в пределах 1 %.

Преступления, которые вызывают у населения большую озабоченность, — это преступления на улицах.

Распад СССР породил в Российской Федерации, как и в других странах СНГ, многие негативные процессы: дестабилизацию общественной жизни, падение авторитета государственной власти, неуважение к закону. В условиях становления рыночных отношений происходит имущественное расслоение населения на богатых и малообеспеченных, растет безработица. Эти и некоторые другие факторы в значительной степени обусловили рост преступности. Особенно ярко это проявляется в увеличении числа посягательств на имущественные интересы граждан.

В этом ряду преступлений все большее место занимают грабежи, вымогательства, получившие широкую распространенность во всех регионах РФ.

Отмечается исключительно быстрое увеличение количества данных преступлений, дерзость их совершения, жестокость виновных, многообразие объектов посягательств. Наблюдается переход к более законспирированным организованным формам противоправной деятельности, перенос центра активности в сферу предпринимательской деятельности, теневой экономики.

В публикуемых статистических сборниках о преступности группа корыстных преступлений не выделяется. В УК РСФСР 1960 года было две главы о преступлениях против государственной (общественной) и личной собственности, которые Законом от 1 июля 1994 г. объединены в одну (кража, грабеж, разбой, мошенничество, вымогательство, присвоение вверенного имущества, хищение предметов, имеющих особую ценность, неправомерное завладение транспортным средством, неправомерное завладение чужим недвижимым имуществом, причинение имущественного вреда путем обмана и злоупотребления доверием, присвоение найденного и др.). В этой главе предусмотрены и неосторожные посягательства на чужую собственность, которые нельзя отнести к корыстным. В 1993 – 1995 гг. перечисленные преступления хотя и составляли более 60 % от всех зарегистрированных и около 80 % от корыстных, но не отражали их качественного разнообразия.

Корыстная преступность в мире и России является доминирующей. Ее динамика определяет основные тенденции и проблемы преступности в целом. Корысть, в конечном счете, лежит в основе большинства насильственных преступлений, она является становым хребтом организованной преступности.

Борьба с данными преступлениями сопряжена со значительными трудностями. Преступники действуют, как правило, организованными группами, соблюдают отработанные способы криминальных действий, принимают меры к сокрытию преступлений, пресекают попытки обращений потерпевших в правоохранительные органы. Данные преступления отличаются высокой степенью латентности. Существенное затруднение в борьбе с данной категорией преступлений предопределено и тем, что лица, совершившие преступления в одной республике, скрываются в других республиках Российской Федерации и государствах СНГ. Договоры же о правовой помощи со всеми странами ближнего зарубежья и законодательной основе для согласованных действий правоохранительных органов в таких условиях реализуются не в полной мере.

Статья161. Грабёж

Грабеж — это “открытое хищение чужого имущества” (УК РФ).

Родовым объектом грабежа является экономика Российской Федерации в целом, поскольку в случае причинения вреда собственности конкретного лица причиняется вред всей экономике.

Видовым объектом грабежа являются отношения собственности. “Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом” (ч. 1 ст. 209 ГК РФ). При совершении грабежа нарушаются правомочия собственника по владению и пользованию похищенным имуществом. Право по распоряжению имуществом не нарушается.

Непосредственным объектом грабежа является право собственности конкретного лица на определенное имущество. Так, например, при хищении путем грабежа автомобиля, принадлежащего потерпевшему, непосредственным объектом грабежа будет выступать право собственности потерпевшего на автомобиль.

Предметом грабежа являются вещи, находящиеся в гражданском обороте. К ним относятся деньги, ценные бумаги, иное имущество (ст. 128 ГК). Остальные объекты гражданских прав, указанные в данной статье, не могут являться предметом грабежа, поскольку они не являются предметами материального мира и не могут быть похищены открытым способом. Особое внимание необходимо уделить грабежу предметов, изъятых из гражданского оборота. При совершении подобного вида преступлений ответственность по ст. 161 УК РФ не наступает. Уголовный кодекс содержит ряд преступлений, предусматривающих уголовную ответственность за грабеж предметов, изъятых из гражданского оборота (ст. 221, 226, 229 УК РФ). Ответственность в подобных случаях по правилу о конкуренции общей и специальной норм наступает по специальной норме, а норма ст. 161 УК в данном случае будет являться общей.

Стоимость похищенного не влияет на квалификацию преступления как грабежа, и лицо не может быть освобождено от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности за мелкое хищение, поскольку данное деяние характеризуется высокой степенью общественной опасности, обусловленной способом совершения преступления данного вида.

Объективная сторона грабежа характеризуется деянием, причинно-следственной связью, последствием и способом совершения преступления. Деяние выражено в форме действия, под которым понимается телодвижение виновного, иных лиц. Грабеж невозможно совершить в форме бездействия, поскольку необходимо изъятие имущества у потерпевшего. Необходимо учитывать, что изъятие должно быть безвозмездным, то есть без представления эквивалентного стоимостного возмещения собственнику. К примеру, если гражданин А., находясь в состоянии алкогольного опьянения, возьмет с прилавка, оставленного без присмотра продавцом, бутылку кефира, оставив на прилавке деньги, то в данном случае состав грабежа отсутствует, поскольку нет признака безвозмездности.

Следующим признаком объективной стороны грабежа является общественно опасное последствие в виде причинения ущерба собственнику либо иному законному владельцу этого имущества. Оно должно выражаться в лишении собственника возможности владеть и пользоваться похищенным имуществом.

Между изъятием имущества и причинением собственнику ущерба должна существовать причинно-следственная связь.

Грабеж является преступлением с материальным составом и считается оконченным с момента наступления общественно опасного последствия в виде причинения собственнику похищенного имущества ущерба. Грабеж считается оконченным, когда имущество не только изъято, но виновный получил возможность им распоряжаться. Следует оговориться, что речь идет только о возможности распоряжаться, а не о реальном распоряжении по намеченному плану.

Особо важным для состава грабежа является способ изъятия имущества у потерпевшего. Грабеж характеризуется открытым способом хищения чужого имущества.

Открытым хищением является такое противоправное изъятие чужого имущества, которое совершается в присутствии потерпевшего, лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом лица понимают характер его действий, но игнорируют данное обстоятельство.

К субъективным признакам грабежа относится субъективная сторона, которая характеризуется признаками вины (в форме умысла и неосторожности), мотива, цели и аффекта (аффект — характеристика поведения лица на время совершения преступления, а не на время судебного заседания).

Грабеж может быть совершен только с прямым умыслом: лицо осознает, что незаконно изымает имущество, на которое не имеет ни действительного, ни предполагаемого права, предвидит, что своими действиями причинит собственнику прямой материальный ущерб, и желает этого. Л. Д. Гаухман и В. А. Павшковский отмечают: “Умыслом совершающего насильственный грабеж охватываются еще и применение насилия либо угрозы таковым, и использование насилия либо угрозы в качестве средства похищения имущества или удержания уже похищенного имущества”.

Под изъятием нужно понимать противоправное извлечение, удаление и любое другое обособление имущества из владения собственника с одновременным переводом его в фактическое незаконное физическое обладание преступника.

Корыстные мотив и цель — обязательные признаки грабежа. Корысть — это стремление к личной выгоде, наживе, жадность. Мотив в данном составе преступления предполагает стремление лица к обогащению (наживе) путем извлечения какой-либо материальной, имущественной выгоды, что является для преступника целью.

Корысть при грабеже означает извлечение материальной выгоды как для самого виновного, так и для других лиц, в судьбе которых он заинтересован. Корысть имеется и там, где грабитель стремится нажиться сам, и там, где он преследует цель дать нажиться другому, поскольку в обоих случаях обогащение происходит за счет незаконно изымаемого чужого имущества, за счет других граждан, чем нарушается принцип распределения материальных благ в обществе.

В случаях, когда виновный открыто стремится изъять или изымает чужое имущество, но не преследует при этом корыстной цели, а совершает это, например, из озорства, из хулиганских побуждений, в его действиях нет состава грабежа.

Так, приговором Турковского районного народного суда К. был осужден по ст. 15 и ч. 2 ст.145 УК РСФСР (ст. 30 и ч. 2 п. “г” ст. 161 УК РФ). Заместитель прокурора РСФСР внес протест о переквалификации действий К. со ст. 15 и ч. 2 ст. 145 на ч. 1 ст. 206 УК РСФСР (ч.1 ст. 213 УК РФ)

Судебная коллегия, рассмотрев материалы дела, установила, что при оценке действий К. суд не принял во внимание конкретную обстановку, в которой происходили указанные события.

К. пристал к С. в центре села Турки в многолюдном месте, находясь в состоянии опьянения. Когда на другой день он узнал обо всем произошедшем, то выплатил потерпевшей стоимость плаща, который был испачкан в грязи.

Все эти данные свидетельствуют об отсутствии у К. умысла на ограбление.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР переквалифицировала действия К. со ст. 15 и ч. 2 ст. 145 УК РСФСР на ч. 1 ст. 206 УК РСФСР.

Поскольку субъективная сторона определяется как интеллектуально-волевое отношение лица к совершаемому деянию и к его последствиям, аффект будет устанавливаться в данном составе не как одна из характеристик вменяемости субъекта, а именно как характеристика интеллектуально-волевого отношения к деянию и его последствию на время совершения преступления.

Особенность, лежащая в основе выделения грабежа в самостоятельный состав преступления, состоит в открытом способе изъятия имущества. Открытым считается такое похищение, которое совершается в присутствии потерпевшего или лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо в присутствии посторонних, когда лицо, совершающее хищение, осознает, что присутствующие понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство. При этом вопрос об открытом характере хищения имущества решается на основании субъективного критерия (исходя из субъективного восприятия обстановки потерпевшими и виновным).

Следовательно, объективная сторона грабежа характеризуется активными действиями преступника, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом. Типичным грабежом является “рывок”, т. е. внезапный захват чужого имущества, совершаемый без намерения оказать какое-либо физическое воздействие на потерпевшего.

Если же присутствующие не замечают хищения, либо, наблюдая факт изъятия имущества, считают его правомерным, на что и рассчитывает виновный, то хищение не может быть признанно открытым, то есть грабежом. Хищение не может квалифицироваться как грабеж и в том случае, когда кто-либо из присутствующих замечает, что совершается незаконное завладение чужим имуществом, однако сам преступник ошибочно полагает, что действует незаметно для других лиц. В этом случае хищение также квалифицируется не как грабеж, а как кража.

Возможна и более сложная ситуация, когда хищение, начатое как тайное, перерастает в грабеж. Если виновный намеревался совершить хищение тайно, но перешел к активным действиям, после того как его застигли на месте преступления, совершенное следует рассматривать как грабеж. Вопрос о перерастании тайного хищения в открытое возникает лишь в тех случаях, когда действия, начатые как кража, еще не закончились, т. е. виновный еще не завладел имуществом и не получил реальной возможности воспользоваться им (или распорядиться) по своему усмотрению.

В данном случае следует учитывать, что грабеж признается оконченным с момента завладения чужим имуществом и получения возможности распоряжаться им по своему усмотрению. Общественно опасные последствия грабежа, выраженные в виде имущественного ущерба, нанесенного собственнику или иному законному владельцу имущества, являются обязательным признаком объективной стороны этого вида хищения. При этом в расчет не принимается то обстоятельство, успел виновный фактически распорядиться похищенным имуществом либо использовать его или нет. Фактическая реализация этой возможности находится вне рамок объективной стороны грабежа.

Неудавшаяся же попытка открыто завладеть имуществом рассматривается лишь как покушение на грабеж.

Кроме того, не образуют состава грабежа и открытые действия, направленные на завладение чужим имуществом в связи с действительным или предполагаемым правом на это имущество, с целью его уничтожения, совершаемые из хулиганских побуждений или с целью временного его использования. В качестве примера можно рассмотреть следующую ситуацию.

Гражданин К. и его находящаяся в положении жена возвращались вечером из гостей. У женщины неожиданно начались предродовые схватки, возникла необходимость срочно доставить ее в родильный дом. Однако К. не удавалось остановить проезжавшие мимо автомобили. Единственный же остановившийся водитель заявил, что ему не по пути. К. насильно выволок водителя из машины и фактически угнал ее. Однако целью гражданина К. не был грабеж машины как таковой и, следовательно, квалифицировать его действия как грабеж нельзя.

Таким образом, в объективную сторону грабежа входит также причинно-следственная связь между противозаконными действиями виновного и наступившими вредными последствиями.

Как уже было сказано выше, субъективная сторона грабежа характеризуется прямым умыслом: виновный осознает, что открыто, т. е. на глазах у других лиц, похищает чужое имущество, предвидит, что его действия нанесут собственнику или иному законному владельцу материальный ущерб, и желает наступления данных последствий. Руководствуясь корыстным мотивом, он преследует цель незаконного извлечения наживы за счет чужого имущества.

Субъектом грабежа может быть любое дееспособное лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицирующие признаки грабежа по Уголовному кодексу

Грабеж, как и другие виды хищения, может квалифицироваться как преступление различного уровня тяжести в зависимости от размеров похищенного, от соответствующих ему квалифицирующих признаков.

В Уголовном кодексе классифицирующие признаки расположены в следующем порядке: сначала перечисляются обстоятельства, имеющие отношение к объекту и объективной стороне преступления, а затем имеющие отношение к субъекту и субъективной стороне.

Признаками квалифицированного грабежа, характеризующими его объект и объективную сторону деяния, ст. 161 УК РФ называет совершение его:

группой лиц по предварительному сговору;

неоднократно;

с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище;

с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, или с угрозой применения такого насилия;

с причинением значительного ущерба гражданину.
По своему содержанию перечисленные признаки квалифицированного грабежа соответствуют признакам квалифицированной кражи, мошенничества.

Рассмотрим квалифицирующие признаки грабежа подробнее.

Совершение грабежа группой лиц по предварительному сговору (п. ”а” ч. 2 ст. 161 УК РФ) означает, что в нем принимают участие два или более лица заранее, т. е. до начала преступления, договорившиеся о совместном совершении грабежа. При этом предварительным считается сговор, состоявшийся до начала хищения, во время приготовления к нему или непосредственно перед покушением. Подобная трактовка группового грабежа, изложенная законодателями, расходится с мнением отдельных отечественных правоведов, которые полагают, что хищение должно признаваться групповым только в тех случаях, когда функции по его исполнению заранее распределены между участниками: кто-то играет роль исполнителя, кто-то пособника и т. д.

В законе же речь идет не о соучастии в предварительном сговоре, а о совершении деяния группой лиц, действующих по предварительному сговору, то есть о непосредственном участии в грабеже не одного лица, а нескольких, что существенно повышает опасность деяния и служит объективным основанием для усиления ответственности всех непосредственных участников грабежа.

Признак неоднократности (п. ”б” ч. 2 ст. 191 УК РФ) означает повторение тождественного преступления, то есть совершение подобного преступления в прошлом один или более раз (см. ст. 16 УК РФ). Признак неоднократности имеет место при условии, если не истек срок давности уголовного преследования, если за первое преступление не был вынесен приговор, либо не истек срок погашения судимости, если за первое преступление виновный был осужден. При совершении грабежа лицом, которое до этого совершило однородное преступление и не было за него осуждено, имеет место совокупность преступлений. При этом последнее преступление квалифицируется как грабеж, совершенный неоднократно, только в тех случаях, если ранее было совершено однородное преступление более тяжелой разновидности.

Грабеж, совершенный неоднократно, следует отличать от единого продолжающегося преступления в тех случаях, когда он складывается из нескольких этапов. То есть грабеж, как и другие виды хищения, считается продолжающимся, если он состоит из нескольких эпизодов, характеризующихся сходными способами и объединенных единым умыслом.

Гражданин Ж. был осужден по ч. 1 ст. 89 УК РСФСР (1960 г.) как за единое продолжающееся преступление, совершенное при следующих обстоятельствах: он проник ночью в состоянии опьянения в продовольственный магазин и на глазах у сторожа похитил продукты. В ту же ночь из другого магазина он украл вино и деньги. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР признала данную квалификацию неправильной, указав, что Ж. совершил два самостоятельных преступления, которые не являются осуществлением единого преступного плана.

Грабеж, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище (п. ”в” ч. 2. ст. 191 УК РФ), до внесения в 1994 г. изменений в ранее действовавший УК и введения в действие нового УК РФ рассматривался как совершенный при особо отягчающих обстоятельствах. Теперь же этот квалифицирующий признак имеет значение только при условии, что похититель незаконно проникает в жилище, помещение или иное хранилище. Проникновение при этом понимается как незаконное в том случае, если оно совершено человеком, который не имел на это никакого права.

Под проникновением понимается тайное вторжение виновного в жилище, помещение или хранилище с целью изъятия чужого имущества. Нельзя усматривать этот признак, если лицо оказалось в чужом помещении по иному поводу (например, если виновный оказался в помещении, ином хранилище либо жилище с добровольного согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства и т. д.), или если умысел на завладение имуществом возник у него в процессе пребывания в указанных помещениях (ином хранилище).

Проникновением в чужое жилище, помещение или иное хранилище считается не только физическое вторжение в его пределы, но и извлечение из них имущества при помощи каких-либо приспособлений и орудий.

Специфическим для грабежа квалифицирующим признаком является применение насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевших, либо угроза применения такого насилия (п. “г” ч. 2 ст. 161 УК РФ). Для правильного применения этого признака, как отмечают российские юристы, необходимо учитывать три обстоятельства:

новый УК предусматривает не только фактическое применение насилия, но и угрозу его применения. Причем признаком квалифицированного грабежа теперь является не только физическое, но и психическое насилие, выражающееся в угрозе реального применения физического насилия;

при совершении грабежа насилие может быть применено как к собственнику (или иному законному владельцу имущества), так и к другим лицам, которые, по мнению преступника, реально могли воспрепятствовать хищению;

признаком насильственного грабежа является лишь такое насилие, которое по своему характеру не представляет опасности для жизни или здоровья граждан.
Под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, принято понимать действия, которые не создали угрозу для жизни и не причинили реального вреда здоровью потерпевшего, не вызвали стойкую (хотя бы и кратковременную) утрату трудоспособности, но были сопряжены с причинением физической боли, с нанесением побоев или с ограничением свободы потерпевшего. Легкий вред здоровью может быть выражен в поверхностных повреждениях в виде небольших ран, кровоподтеков, ссадин и т. д. К разряду такого насилия относятся также побои и иные насильственные действия, связанные с причинением потерпевшему лишь физической боли, но не повлекшие последствия, указанные в статье 115 УК.

Физическое насилие при грабеже может выражаться в побоях, отдельных ударах, нанесении ссадин, кровоподтёков, гематом, причинении физической боли путем заламывания рук, проведения болевых приемов самбо, каратэ и других боевых единоборств, тугого болезненного связывания конечностей. Физическое насилие интенсифицирует процесс посягательства на собственность и выступает как средство, облегчающее открытое изъятие имущества.

Психическое насилие (запугивание, угроза применения рассмотренного выше физического насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего) впервые введено законодателем в качестве квалифицирующего признака состава грабежа.

Физическое и психическое насилие выступают при совершении грабежа в качестве:

средства открытого изъятия имущества;

средства удержания уже изъятого имущества.
Определение подлинной степени тяжести примененного насилия — важное условие квалификаций действий виновного (ч. 2 ст. 161 УК). По такого рода уголовным делам в пограничных ситуациях следует назначать судебно-медицинскую экспертизу на предмет установления характера и тяжести насилия, применённого к потерпевшему.

К причинению легкого вреда, не имеющего последствий, также относятся незначительные последствия, длившиеся не более 6 дней, а также слабые недомогания, не оставившие видимых следов. Введение в организм потерпевшего веществ, не представляющих опасности для его жизни и здоровья, следует квалифицировать как грабёж с применением насилия либо покушение на это преступление.

Следует сказать, что некоторые правоведы предлагают несколько иную трактовку понятия вреда, нанесенного здоровью: под насилием, опасным для жизни и здоровья, предлагается понимать и такое насилие, которое, хотя и не причинило особого вреда, в момент причинения создавало реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего. Все это говорит о том, что в судебной практике нет устойчивого определения понятия насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, что, безусловно, затрудняет квалификацию преступлений, с ним сопряженных.

Что же касается лишения или ограничения свободы потерпевшего, то оно может рассматриваться как насилие, не опасное для здоровья, в тех случаях, когда эти действия виновного направлены к тому, чтобы лишить потерпевшего возможности воспрепятствовать изъятию имущества.

Действия виновного, связанные с применением физической силы к имуществу потерпевшего (срывание шапки с головы, вырывание из рук сумочки), также не принято квалифицировать как насилие.

Наконец, грабеж является насильственным только в том случае, когда примененное насилие служило средством завладения имуществом или средством его удерживания непосредственно после задержания.

Можно сказать, что законодатель, выделяя насильственный грабеж в качестве квалифицированного состава преступления, исходит из повышенной общественной опасности действий виновного, который для завладения чужим имуществом избирает способ, выражающийся в посягательстве на личность. Факт применения насилия меняет юридическую сущность грабежа. В подобных обстоятельствах преступление становится двухобъектным: вред причиняется (или создается угроза причинения вреда) не только отношениям собственности, но и здоровью граждан или их личной свободе.

Важным нововведением Уголовного кодекса Российской Федерации является указание на угрозу применения насилия, не опасного для жизни или здоровья. Конечно, психическое насилие, применяемое при нападениях, выражается, как правило, в крайних формах устрашения. Однако не исключается возможность применения угрозы насилием, явно не представляющим опасности для здоровья потерпевшего. Следует учитывать, что в практической деятельности установление характера угрозы является довольно проблематичным, поскольку правоохранительным органам приходится иметь дело не с реальным причиненным вредом, а с вредом мнимым, предполагаемым. Вопрос о последнем должен решаться с учетом места совершения преступления, числа преступников, отсутствием возможности позвать на помощь и т. д.

Содержание грабежа, совершенного с причинением значительного ущерба гражданину (п. ”д” ч. 2 ст. 161 УК РФ), по своей формулировке отличается от того состава, который был предусмотрен прежним УК РСФСР. В Уголовном кодексе 1960 г. говорилось о потерпевшем вообще, без конкретизации этого понятия. Новый УК данный квалифицирующий признак связывает с причинением значительного ущерба только гражданину, т. е. частному лицу. Специалисты замечают, что поскольку содержание этого признака в законе не формализовано и носит оценочный характер, признание причиненного кражей ущерба значительным предоставлено на усмотрение суда. Это означает, что суд в каждом конкретном случае должен исходить из уровня средней заработной платы, доходов гражданина, выступающего в роли потерпевшего, ценности и значения похищенного имущества.

За все виды грабежа, отягченного перечисленными выше квалифицирующими признаками, включая применение насилия, не опасного для жизни и здоровья либо угрозу применения такового, УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового.

Статья 163. Вымогательство

Вымогательство — это требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Вымогательство относится к числу корыстных преступлений против собственности, не содержащих признаков хищения, поскольку изъятие чужого имущества и обращение его в пользу виновного или других лиц находятся вне рамок данного состава преступления.

Основным непосредственным объектом вымогательства является конкретная форма собственности, дополнительным — то личное благо потерпевшего, которому угрожает опасность. Дополнительный объект обусловливается характером психического насилия, применяемого виновным. Им могут выступать: честь и достоинство личности (при угрозе распространить сведения, позорящие потерпевшего или его близких), неприкосновенность частной жизни лица (при угрозе распространить сведения, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких), здоровье личности (при угрозе применить насилие).

Предметом вымогательства могут выступить:

а) имущество;

б) право на имущество (расписка, договор или иной документ, подтверждающий наличие долга за вымогателем, либо документ, согласно которому определенные имущественные права переходят к вымогателю);

в) действия имущественного характера (выполнение работы, предоставление услуги и т. п.).
Имущество — это предметы материального мира, которые обладают определенной физической формой и потому осязаемы. Под имуществом в составе вымогательства следует понимать как движимое, так и недвижимое имущество. Специфика объективной стороны состава данного преступления, обязательным элементом которого является "требование передачи", не опровергает данный тезис. Как было установлено ранее, под изъятием имущества понимается не только его фактическое перемещение, но и юридическое изъятие, при котором происходит переход собственности на то или иное имущество. В том случае, если вымогатель требует передать ему в собственность недвижимое имущество, можно говорить о требовании передачи имущества.

Право на имущество — это юридическая категория, содержанием которой являются правомочия собственника, знаменитая цивилистическая триада с правом владения, пользования и распоряжения. При вымогательстве виновный может требовать передачи одного либо нескольких полномочий, не требуя при этом передачи имущества в собственность. Предметом вымогательства могут выступать права как на движимое, так и на недвижимое имущество. Другими словами, требование передачи чужого имущества возникает в том случае, если оно сопряжено со сменой собственника, а требование права на имущество следует вменять, когда вымогатель требует предоставления определенных полномочий без перехода собственности. Вымогательство отдельных видов имущества, изъятого из свободного оборота, образует специальные составы, предусмотренные ст. 221, 226 и 229 УК.

Предметом вымогательства может быть только чужое имущество или право на него. Если же вымогается имущество, на которое виновный имеет действительное или предполагаемое право, состав данного преступления исключается.

Действия имущественного характера включают в себя бесплатное выполнение работ или оказание услуг, которые обычно оплачиваются (бесплатный ремонт квартиры, машины, офиса, безвозмездная постройка коттеджа, гаража, производственных или административных помещений и т. п.). Кроме того, сюда относятся любые другие действия, которые способны принести вымогателю имущественную выгоду (уничтожение завещания, отказ от наследства, от доли в общей собственности и т. п.).

Психическое насилие при вымогательстве выражается в угрозах. Угроза применить насилие может быть адресована и потерпевшему, и его близким. Законодатель не делает какой-либо оговорки относительно ее интенсивности. Угроза применения насилия направлена в будущее. Немедленная реализация угрозы превращает психическое насилие в физическое, а вымогательство — в грабеж или разбой. Если же и останется состав вымогательства, то квалифицированный, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 163 УК, — вымогательство, совершенное с применением насилия.

Еще одним видом угроз является угроза уничтожения или повреждения имущества. Под уничтожением понимается такое воздействие на имущество, в результате которого оно либо вообще прекращает существовать, либо приводится в полную негодность. При повреждении имущество подлежит ремонту, реставрации. Следует отметить, что диспозиция ст. 163 УК не включает угрозу изъятия, хищения другого более ценного имущества. Между тем подобного рода угрозы в практике встречаются, поэтому в данном плане можно говорить о пробельности закона.

Угрозы распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, называют шантажом. Позорящие сведения — это любая информация, распространение которой способно нарушить честь и достоинство личности. Позорящими можно считать сведения о совершенном потерпевшим или его близкими правонарушении, наличии определенных болезней, супружеской измене и т. д.

Насколько эти сведения являются позорящими, и в какой степени их разглашение способно причинить вред чести и достоинству личности, зависит от субъективного восприятия потерпевшего. Не имеет значения, является ли такая информация истинной или ложной.

Под распространением понимается сообщение этих сведений третьим лицам. Часто большую эффективность составляют угрозы сообщить информацию близким потерпевшего (жене, детям, родителям, партнерам по бизнесу).

В качестве примера иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, можно привести информацию о факте усыновления ребенка, о наличии тех или иных заболеваний.

Независимо от вида угрозы психическое насилие при вымогательстве имеет общие признаки.

Во-первых, оно служит средством, способом воздействия на психику потерпевшего с целью побуждения его выполнить требования вымогателя. Другими словами, угроза — это средство устрашения.

Во-вторых, только реальная угроза может выполнить свою функцию. О реальности самой угрозы и ее восприятия в качестве таковой могут свидетельствовать различные обстоятельства: характер угроз, личность угрожающего, его предшествующее поведение, способ передачи угрозы, место и время ее передачи, поведение вымогателя в этот момент.

В-третьих, адресатом угроз может быть как сам потерпевший, так и его близкие. К их числу относятся две категории лиц:

близкие родственники (родители, дети, супруги и т. п.). Применительно к ним факт близких отношений с потерпевшими презюмируется;

иные лица, состоящие и не состоящие в родственных отношениях. Таковыми могут быть друзья, невеста, жених, любимая и т. д. В отношении этих лиц близкие отношения с потерпевшим подлежат доказыванию.
В-четвертых, психическое насилие в составе вымогательства направлено в будущее. Вымогатели обещают реализовать свои угрозы, если их требование не будет удовлетворено. При угрозе немедленного применения физического насилия вымогательство может быть вменено лишь в том случае, если эта угроза сочетается с требованием передачи права на имущество, совершения действий имущественного характера или передачи имущества в будущем. Если же такая угроза соединена с немедленным завладением имуществом, действия виновных образуют грабеж или разбой.

Состав преступления является формальным; преступление закончено в момент предъявления названных выше требований.

Для признания вымогательства оконченным составом преступления не имеет значения факт передачи имущества или права на имущество.

Субъективная сторона вымогательства характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Лицо сознает, что предъявляет незаконное требование, соединенное с угрозой, и желает таким образом добиться своей цели.

С объективной стороны вымогательство представляет собой сложное составное преступление: с одной стороны, требования передачи имущества, права на имущество, совершение действий имущественного характера, с другой — применение психического насилия. Требование предъявляется любым способом: устно, письменно, по телефону, по факсу, по почте. Оно может быть обращено к собственнику имущества, лицу, которое является его законным владельцем, либо под охраной которого это имущество находится. Причем требование это направлено в будущее. Именно по данному признаку вымогательство отграничивается от хищений, в частности от грабежа и разбоя. В некоторых ситуациях требование передачи имущества может быть удовлетворено в настоящий момент, сразу же после предъявления требования.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицированный вид вымогательства (ч. 2 ст. 163) означает его совершение при наличии любого из трех признаков:

совершение группой лиц по предварительному сговору;

неоднократно;

с применением насилия.
Содержание первого из этих признаков законодатель раскрывает в ч. 2 ст. 35 УК, второго — в примечании 3 к ст. 158 УК. Под вымогательством с применением насилия следует понимать совершение этого преступления, связанное с ограничением свободы, причинением физической боли, нанесением ударов, побоев, причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего или его близких. Следовательно, сущность вымогательства состоит в противоправном требовании, выраженном в категорической форме, соединенном с запугиванием, угрозой причинить зло или насилие, с помощью которых виновный принуждает лицо к удовлетворению этого требования. В научной литературе традиционно указывается, что угроза при вымогательстве должна быть реальной, противоправной и восприниматься потерпевшим как вполне осуществимая в отношении не только себя, но и своих близких.

Из содержания закона вытекает, что действия вымогателя носят сложный характер и проявляются в виде психического и (или) физического насилия. Оно может быть направлено не только против потерпевшего, но и против других лиц. Под физическим насилием при совершении вымогательства следует понимать активные противоправные действия в отношении непосредственно личности потерпевшего или его близких, посягающие на их жизнь (естественно, что убийство не охватывается таковым насилием), здоровье, свободу, а также честь и достоинство. Эти активные действия могут совершаться не только самим вымогателем, но по его указанию и другими лицами.

Поскольку вымогательство является сложным преступлением, исполнителями признаются и те, кто выполнил только одну часть объективной стороны (только предъявил требования или только высказывал угрозы).

Неоднократное вымогательство следует отличать от продолжаемого. Таковым признаются неоднократные требования передачи, скажем, имущества, обращенные к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом. Классическим примером продолжаемого вымогательства является ежемесячное собирание так называемой "дани" с предпринимателей.

Применение насилия при вымогательстве как квалифицирующий признак подразумевает только физическое насилие, ибо психическое насилие является обязательным признаком основного состава. Физическое насилие при вымогательстве также является средством принудить потерпевшего к выполнению предъявленных требований. Оно может быть применено к самому потерпевшему либо к его близким. По интенсивности это насилие может быть как опасным, так и не опасным для жизни и здоровья.

Если в результате такого насилия причинен вред здоровью человека, возникает проблема соотношения вымогательства с преступлениями против личности. Это соотношение проявляется в виде конкуренции части и целого, при которой предпочтение отдается целому. Поэтому побои, легкий вред, вред средней тяжести охватываются составом вымогательства и дополнительной квалификации по ст. 116, 115, 112 УК не требуют.

Если в процессе вымогательства совершены изнасилование или насильственные действия сексуального характера, содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. 163 и 131, 132 УК.

Насилие может выразиться и в ограничении свободы человека, которое предусмотрено ст. 126, 127, 206.

Разграничение вымогательства с грабежом

Наиболее важными являются вопросы разграничения вымогательства с грабежом. Предметом грабежа выступает только чужое имущество. Предметом вымогательства может быть чужое имущество, имущественные права, действия имущественного характера. Поэтому проблема разграничения возникает только в том случае, если предметом преступного посягательства выступает имущество.

Имущество — это деньги, вещи и ценные бумаги (акции, чеки, сертификаты, векселя).

Имущественные права могут быть самыми различными (право на жилище, дачу, земельный участок и т. д.).

Действия имущественного характера — это, например, требование о завышении выполненного объема работ, о включении в приказ о выдаче премии, об уступке выгодного клиента, поставщика и т. д.

Вымогательство определено законодателем как требование виновного о передаче ему чужого имущества, не принадлежащих виновному имущественных прав, о выполнении в его корыстных интересах действий имущественного характера. Требование может быть адресовано самому собственнику, непосредственно владеющему имуществом, или его близким, а также иным лицам, в ведении или под охраной которых находится государственное либо общественное или чужое личное имущество.

Чтобы быть действенным, требование может сопровождаться угрозой, насилием либо уничтожением или повреждением чужого имущества, а равно угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близким.

С момента высказывания требования, сопровождаемого угрозой, вымогательство является оконченным.

При вымогательстве насилие может выражаться в угрозах физического насилия, угрозах уничтожения или повреждения имущества, угрозах распространения позорящих сведений, а также в применении физического насилия. При грабеже и разбое насилие имеет форму физического насилия и угрозы применения физического насилия. Два вида насилия совпадают, поэтому здесь необходимо использовать следующие критерии разграничения:

требование (сопровождаемое угрозой);

выполнение требований преступника.
При вымогательстве предполагается, что имущество будет получено в будущем, при грабеже и разбое требования должны быть выполнены немедленно.

Необходимо исходить из разделения во времени самого требования, его выполнения, угрозы (ее реализации). Вымогательство налицо при разрыве во времени между его составляющими.

Угроза при вымогательстве имеет много общего с аналогичными действиями виновных при грабеже. Она должна быть реальной, что определяется конкретными обстоятельствами дела: характером высказываний, демонстрацией оружия, личностью вымогателей, соотношением физических сил вымогателя и потерпевшего и другими ситуативными моментами.

Угроза при вымогательстве отличается от грабежа и разбоя тремя признаками:

характером благ, которые ставятся под угрозу (не только жизнь и здоровье);

адресатом угрозы (потерпевший или его близкие);

временем реализации угрозы (при вымогательстве, если предметом преступления является имущество, угроза не должна носить непосредственного характера, т. е. осуществляться непосредственно, как при грабеже и разбое, а должна быть обращена в будущее).

Если при грабеже насилие происходит практически одновременно с завладением, то при вымогательстве насилие и фактическое завладение имуществом имеют разрыв во времени. Умысел вымогателя направлен на завладение имуществом в будущем.

Не имеет значения время реализации угрозы насилием, если речь идет о совершении требований имущественного характера или о передаче имущественных прав, поскольку ни первое, ни второе не может быть предметом очень схожих с вымогательством других корыстных преступлений — грабежа или разбоя.

По адресату угроз вымогательство отличает то, что угроза насилием может быть обращена как к самому владельцу имущества или имущественных прав, так и к его близким. Под близкими потерпевшего следует понимать родственников, перечень которых приведен в ст. 34 УПК РСФСР, а также иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему. Это могут быть: жених, невеста, сожители, двоюродные братья, сестры, друзья.

Библиографический список

Луиеев В. В. Мотивация преступного поведения. — М., 1991.

Шопенгауэр А. Свобода воли и основа морали. — СПб., 1896.

Сборник постановлений пленума Верховного суда по уголовным делам. — М., 1999.

Гаухман Л. Д., Пашковский В. А. Уголовно-правовая охрана личной собственности граждан. — М., 1978.

Бюллетень Верховного суда РСФСР. — 1963 г. — №8.

Бюллетень Верховного суда РФ. — 1995. — № 7.

Здравомыслов Б. В. Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть. — М., 1996.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под. ред. А. В. Наумова. — М., 1996.

Уголовное право: Особенная часть / Под ред. Н. А. Беляева. — СПб., 1995.

Минская В., Калодина Р. Преступления против собственности. Проблемы и перспективы законодательного регулирования // Российская юстиция. — 1996. — № 3.

Зарипов З. С., Кабулов Р. К. Квалификация краж, грабежей, разбоев, совершенных путем проникновения в помещение или иное хранилище. — Ташкент, 1991.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. — М., 1994.

Даль А. Толковый словарь русского языка. — М., 1992.

Селиванова Н. А. Пособие для следователя. — М., 1999.

[/sms]

16 окт 2008, 11:36
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.