Последние новости
07 дек 2016, 10:36
Выпуск информационной программы Белокалитвинская Панорама от 6 декабря 2016 года...
Поиск



Реферат: Военный прокурор

Реферат: Военный прокурор Введение

Проводимые в России демократические реформы коренным образом изменили не только политический и экономический режимы государства, но и сложившиеся общественные отношения, психологию общества в целом. Параллельно с продвижением государства и общества по пути реформ развивается и новое российское законодательство. Однако порой обстановка в стране меняется столь стремительно, что законодательство не успевает оформить юридически возникшие общественные отношения, разработать детально и внедрить в практику механизм их регулирования. Поэтому в нынешнем российском законодательстве можно найти довольно большое количество пробелов — общественных отношений, нуждающихся в правовой регламентации, вопросов, которые уже стоят на законодательной платформе, но требуют дополнительной разработки законодателем. В качестве примера можно привести российский уголовный закон, отдельные положения которого, например, противоречат Конституции России, недостаточная регламентация уголовно-процессуальным законом производства по уголовным делам в суде присяжных.

Такая обстановка неминуемо ведет к усилению криминогенной обстановки в стране, повышению уровня преступности, укоренению в сознании мысли о возможности избежать ответственности за совершенное правонарушение. И.Кант в своей работе “Учение о государстве и праве” писал, что в правовом государстве (к построению которого и стремится Россия) “верховенство закона обеспечивается изобилием мудрых законов”

[sms]

Многообразие противоправных проявлений, сложность процесса их выявления и пресечения предполагает не только повсеместное и непрерывное совершенствование законодательной базы, но и использование в борьбе с ними возможностей различных государственных органов, специальным предназначением которых является осуществление правоохранительной деятельности. Совокупность таких органов образует правоохранительную систему, каждый из элементов которой в пределах предоставленной ему законом полномочий организует свою деятельность, направленную на укрепление законности и правопорядка, борьбу с преступностью, защиту прав и свобод личности, прав и законных интересов предприятий, организаций, учреждений и выполнение других задач, определяемых законодательством. Однако в сравнении с огромным количеством форм и способов нарушения закона формы и методы борьбы с его нарушениями не столь многочисленны и, как уже отмечалось выше, строго регламентированы законодательством. Поэтому функционирование одного органа правоохранительной системы в строго ограниченных для него законом пределах порой не позволяет единолично выполнять возложенные на органы задачи, а требует наряду с использованием их собственных резервов, выполнением каждым из них своих функций также и осуществления ими совместной, согласованной деятельности для успешного решения единых для правоохранительных органов задач. В этой связи необходимо особо отметить роль прокуратуры Российской Федерации, которая, согласно ст. 1 Закона Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации”, является единой централизованной системой органов России, осуществляющих надзор за исполнением законов на всей ее территории, уголовное преследование, в соответствии с предоставленными прокуратуре полномочиями, а также КООРДИНАЦИЮ деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью.

Сказанное в полной мере относится и к военной прокуратуре — специализированному органу, действующему в Российских Вооруженных Силах. Являясь неотъемлемой частью системы органов прокуратуры Российской Федерации, военная прокуратура, выполняя задачи, возложенные на нее законом “О прокуратуре Российской Федерации”, направляет свою деятельность на укрепление законности и правопорядка в Вооруженных Силах, охрану от всяческих посягательств безопасности России, боеспособности и боеготовности ее Вооруженных Сил, прав, свобод и законных интересов военнослужащих, войсковых частей, учреждений, организаций Вооруженных Сил, а также воинской дисциплины и установленного порядка несения военной службы. Необходимо также отметить, что термин “специализированный орган” приемлем в определении военной прокуратуры лишь по причине специфичности сферы ее деятельности и ни в коей мере не умоляет ее значения, а, наоборот, лишь подчеркивает значимость выполняемых военной прокуратурой функций.

В настоящей работе автор ставит такую задачу: разрешить проблему взаимодействия органов военной прокуратуры с другими правоохранительными органами и командованием воинских частей, для чего, на наш взгляд, необходимо, на основании изученных материалов, раскрыть понятие термина “взаимодействие”, его значение в работе военной прокуратуры, степень правовой регламентации, а также основные принципы и формы осуществления с учетом особенностей функционирования Вооруженных Сил. Кроме того, для наиболее полного освещения данной темы представляется необходимым также рассмотреть и дать краткую характеристику субъектов взаимодействия: военного прокурора, командования воинских частей и правоохранительных органов. Так как взаимодействие являет собой сложный, непрерывный процесс, необходимо рассмотреть его как отдельно взятое явление для более точного отражения сущности последнего, а затем, говоря о конкретных формах взаимодействия, показать динамику этого процесса.

Понятие, значение, правовая регламентация и формы взаимодействия

Понятие взаимодействия и его сущность

Термин “взаимодействие” отсутствует в законе, однако он широко используется и в теории, и на практике, поскольку удачно отражает характер коллективных усилий различных правоохранительных органов при решении стоящих перед ними задач. Поэтому, раскрывая данное понятие, необходимо учитывать его смысловое значение. В широком смысле “взаимодействие ” выступает как философская категория, отражающая процессы воздействия объектов друг на друга, их взаимную обусловленность и порождение одним объектом другого. При этом взаимодействие выступает как объективная и универсальная форма движения, развития, определяющая существование и структурную организацию любой материальной системы. Такое определение взаимодействия является всеобъемлющим и применимо для отражения любых процессов и форм проявления сознания. Поэтому для более ясного понимания термина “взаимодействие” применительно к данной теме обратимся к более узкому и наиболее часто употребляемому в смысловом отношении значению, которое по своей сущности созвучнее с понятием ”координация” (от латинского “со" — “совместно, “ordinatio”— упорядочение — взаимосвязь, согласование), т.е. взаимосвязанная, согласованная деятельность, различных его субъектов, в данном случае — военного прокурора с командованием или правоохранительными органами. Такая взаимосвязь или взаимные действия возможны при наличии некоторых условий. Во-первых, во взаимодействии должны участвовать как минимум два субъекта. Это означает, что каждый из участников должен ясно осознавать, что он является субъектом взаимодействия и выполняет возложенные функции совместно с другим субъектом. Из этого положения вытекает следующее условие — общность целей и задач для всех участников взаимодействия. Разобщенность в целях и задачах ведет к потере смысла взаимодействия, ибо в этом случае каждый из участников выполняет иные по отношению к другому задачи или достигает иных целей, делает это самостоятельно, и, следовательно, ни о каком взаимодействии в данном случае не может быть и речи. Говоря о единстве задач и целей, необходимо отметить, что укрепление законности и правопорядка, борьба с преступностью являются едиными задачами для всех правоохранительных органов. Выполнение этих задач складывается из ряда последовательно решаемых этапов, более конкретизированных по своему содержанию.

То же самое можно сказать и о целях, достигаемых в процессе взаимодействия, которые ставят перед собой военные прокуроры. Под целями понимается состояние или результат, которых в настоящее время еще нет, но которые намечено достигнуть и в процессе взаимодействия с другими правоохранительными органами или командованием воинских частей. Степень достижения поставленных целей при осуществлении взаимодействия называют его эффективностью. Чем больше степень достигаемых целей, тем больше эффективность. Однако цели могут быть неодинаковы и неравноценны. В юридической литературе они подразделяются по степени их важности на цели высокого и более низкого уровня.

Высший уровень целей — это собственно задачи военной прокуратуры, закрепленные в ст.2 Положения о военной прокуратуре. Их достижение означает, что полностью соблюдаются права и свободы военнослужащих, военных строителей, призванных на сборы военнообязанных, членов их семей, гражданского персонала Вооруженных Сил и других граждан, права и законные интересы воинских частей, учреждений, ВУЗов, предприятий и организаций Вооруженных Сил, что обеспечивается охрана от всяческих посягательств безопасности Российской Федерации, боеготовности и боеспособности ее Вооруженных Сил, воинской дисциплины и уставного порядка несения военной службы. Таким образом, цель взаимодействия высшего уровня можно определить как укрепление законности и правопорядка. Конечной целью всей деятельности военных прокуроров является укрепление законности и правопорядка в Вооруженных Силах Российской Федерации. Следовательно, высшая цель взаимодействия — это цель всей многогранной деятельности военной прокуратуры. Достижения этой цели также добиваются и другие правоохранительные органы, и органы военного управления.

Высший уровень целей — это достижение высшего уровня эффективности взаимодействия, означающего полное выполнение его цели — точного исполнения закона всеми лицами. Это означает и создание социальных и моральных условий, исключающих совершение противоправных деяний, и антиобщественных проявлений. Имеется в виду одновременное достижение и высокого уровня сознания субъектов, для которых точное исполнение законов становится жизненной необходимостью. Однако высшая цель деятельности военной прокуратуры и организуемого взаимодействия в настоящее время рассматривается как идеальная, желаемая. Она выступает этапом, к которому стремится военная прокуратура, осуществляя взаимодействие. Поэтому на практике военные прокуратуры, исходя из имеющихся возможностей, ставят более реальные цели: добиться снижения правонарушений, добиться прекращения роста правонарушений или даже приостановить их рост, имея в виду в перспективе через несколько лет или даже более поздний период времени достигнуть высшей цели — точного исполнения законов всеми субъектами. Но такие цели, то есть цели ближайшего периода (обычно цели года), для военной прокуратуры выступают в качестве высших. То же можно сказать и относительно задач. Военные прокуроры как бы постепенно, поэтапно добиваются достижения высших целей. Поэтому на каждом этапе взаимодействия высшая цель определяется с учетом конкретной обстановки. Точное же исполнение законов всеми субъектами в таком случае может рассматриваться как высшая перспективная цель. Она может быть достигнута в перспективе путем достижения целей каждого конкретного периода. Назовем их текущими целями.

Целями взаимодействия более низкого уровня могут выступать:

сбор сведений о нарушениях закона. Имеется в виду сбор сведений не о всех нарушениях, а только о тех, для устранения которых требуется вмешательство военного прокурора;
выявление нарушений законов, установление обстоятельств, им способствующих, и лиц, нарушивших законы;
принятие мер по фактическому устранению нарушений законов, причин нарушений и условий, им способствующих, и привлечению к ответственности виновных лиц. Предполагается своевременное и полное выявление и устранение нарушений законов и способствующих им условий;
охрана прав и свобод военнослужащих, военных строителей и других субъектов, прав и законных интересов воинских частей, организаций и учреждений;
предупреждение нарушений законов и повышение правовых знаний должностных лиц, военнослужащих, военных строителей и других граждан. Достижению цели предупреждения нарушений законов и повышения правовых знаний должностных лиц в процессе осуществления взаимодействия способствует вся многогранная деятельность военных прокуроров.
Третьим важным условием осуществления взаимодействия является согласованность действий всех его субъектов во времени. К примеру, если информация о правонарушениях поступает от командования воинских частей тогда, когда эти нарушения уже выявлены другими способами (прокурорской проверкой, поступил сигнал от других лиц и т.д.), то такое “взаимодействие” навряд ли будет эффективным. Поэтому каждый из субъектов должен четко понимать отведенную ему во взаимодействии роль и своевременно включаться в деятельность другого субъекта. Из сказанного выше может сложиться впечатление, что взаимодействие — явление периодическое, и прибегают к нему по мере необходимости. Однако это не так. Взаимодействие — это очень сложный, динамичный и непрерывный процесс. В месте с тем, чтобы лучше изучить какое-либо явление или предмет, всесторонне понять его сущность, удобнее рассмотреть его в статике. Для лучшего понимания процесса взаимодействия, на наш взгляд, целесообразнее рассмотреть его сначала как явление и, раскрыв основные его положения, рассмотреть динамику этого процесса. Поэтому, возвращаясь к временным параметрам данного процесса, необходимо отметить, что согласованность действий во времени подразумевает активность всех его субъектов, а не только его организатора. Каждый из субъектов, осознавая свою роль в этом процессе и проявляя разумную инициативу, своевременно совершает необходимые действия.

Процесс взаимодействия, как уже отмечалось выше, — процесс сложный, многогранный и непрерывный. Он охватывает собой почти все сферы деятельности военного прокурора, однако не всегда взаимодействию уделяется должное внимание. Любой военный прокурор так или иначе взаимодействует и с правоохранительными органами и с органами военного управления, но, как и любой другой работник военной прокуратуры, он может поддерживать личные отношения с представителями вышеупомянутых органов. Такая взаимосвязь не является предметом рассмотрения данной темы, однако необходимо отметить, что налаживание более тесных связей между указанными субъектами может оказать значительную помощь в процессе их взаимодействия. Это не означает, что при осуществлении взаимодействия возможно внесение в служебные отношения духа панибратства, принципа “ты — мне, я — тебе“. Однако правильное понимание духа товарищества, осознание выполнения общего дела, взаимовыручка (в правильном понимании этого слова) могут значительно повысить эффективность работы всех вышеуказанных органов, сэкономить драгоценное время, которое можно с пользой использовать на других направлениях деятельности военного прокурора.

Кроме вышеперечисленных условий необходимо учитывать ряд важных требований, предъявляемых к взаимодействию и отражающих сущность складывающихся в этой связи отношений. Перечислим их:

Во-первых, взаимодействие должно строиться на основе строгого соблюдения требований законности, т.е. осуществляться в соответствии с предписаниями законов и подзаконных нормативных актов, регулирующих как совместную деятельность, так и порядок функционирования каждого органа в отдельности.

Во-вторых, оно не должно приводить к слиянию деятельности органов, т.е. должно осуществляться в условиях четкого разграничения компетенции взаимодействующих правоохранительных органов. Необходимость такого разграничения обусловлена выполнением задачи обеспечения объективности и обоснованности проводимых мероприятий. Практика показывает, что слияние функций рассматриваемых органов приводит к серьезным нарушениям законности. Исходя из этого требования, работник прокуратуры (прокурор) ни при каких обстоятельствах не имеет права участвовать в оперативно-розыскных мероприятиях, проводимых органами дознания, либо осуществлять такие мероприятия самостоятельно.

В-третьих, ведущая роль во взаимодействии органов принадлежит прокуратуре (работнику прокуратуры). Именно прокуратура является непосредственным организатором, координаторами руководителем совместной деятельности органов. Только ей законом предоставлено право принимать решение о том, привлекать ли к участию дополнительные силы и средства, и если да, то на каком этапе и для решения каких конкретно целей.

Правовая регламентация взаимодействия

Как уже отмечалось, взаимодействие должно осуществляться в соответствии с предписаниями законов подзаконных нормативных актов, регулирующих как совместную деятельность, так и порядок функционирования каждого органа в отдельности. Исходя из этого положения, можно сделать вывод, что правовую основу взаимодействия составляют Конституция Российской Федерации, Закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации”, Положение о Военной прокуратуре, приказы Генерального прокурора Российской Федерации и другие нормативно-правовые акты, регулирующие данную область деятельности. Однако сложность данного вопроса состоит в том, что регламентация как таковая в законе отсутствует, да и сам термин, как уже отмечалось, в законе не используется, а там, где говорится о взаимодействии, используется его синоним — термин “координация“. Прямое упоминание о взаимодействии мы найдем лишь в Законе Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации“ от 17 ноября 1995 года; статья четвертая Положения о Военной прокуратуре закрепила взаимодействие как один из принципов организации деятельности Военной прокуратуры; статья четвертая Инструкции органам дознания Вооруженных Сил и иных воинских формирований определяет проведение оперативно-розыскных действий во взаимодействии с Военной прокуратурой. Других, прямых указаний на порядок организации и проведения взаимодействия в законодательстве нет. Не исключением являются и приказы Генерального прокурора, в которых он требует улучшения взаимодействия прокуратуры с другими правоохранительными органами. Положение о координации деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью, согласно Закону РФ “О прокуратуре РФ” утвержденное Президентом РФ существует лишь в пределах упоминания о нем в статье 8 Закона и пополняет собой список пробелов Российского Законодательства. Принятый 17.11.95. закон Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” в новой редакции, конечно же, улучшил положение прокуратуры, освободив ее от разрешения вопросов простоя вагонов, недопоставки продуктов и других несвойственных прокуратуре функций, но в то же время о столь важном элементе деятельности прокуратуры, как взаимодействие, законодатель умалчивает: делая регулирующую взаимодействие норму бланкетной.

Поэтому прокуроры стараются максимально использовать все указания, которые существуют в нормативной базе, а также положения, разработанные юридической наукой, которые необходимо переложить на строгий язык закона и внедрить в практику. Четкое определение сущности разграничения прав и обязанностей субъектов взаимодействия, его форм не только повысит качество проведения последнего, но и позволит исключить лишние споры о сущности данного процесса. А.М. Ларин, например, считает, что взаимодействие прокуратуры и органов дознания невозможно, ибо “наделение работника прокуратуры такими полномочиями по отношению к органу дознания обуславливает их неравенство в деятельности по расследованию преступлений“ Однако с этим утверждением трудно согласиться, так как потребность в использовании тех или иных полномочий органов дознания и прокуратуры носит обоюдный характер. Кроме того, орган дознания не находится в административном подчинении прокуратуре, что исключает возможность оперативного управления им со стороны последнего, а следовательно, и верховенство одного над другим. Термин ”взаимодействие“ надежно укоренился в юридической литературе, работники правоохранительных органов точно понимают его смысл, поэтому вряд ли следует исключать его из правового лексикона.

Говоря о правовой регламентации взаимодействия, необходимо отметить и роль планирования в его осуществлении. В планах работы прокуратур формулируются основные задачи на данный период, точно определяются главные звенья работы и все меры организационного обеспечения запланированных мероприятий, в том числе и взаимодействия, начиная с взаимодействия всех прокуроров и отделов прокуратуры и заканчивая взаимодействием прокуратуры с другими органами. При планировании взаимодействия военный прокурор учитывает ряд важных факторов и, прежде всего, состояние законности в обслуживаемых войсковых частях и на всей территории административной единицы, задачи территориальных правоохранительных органов, структуру и динамику преступности и т.д. Всю эту информацию военный прокурор получает в ходе уже организованного взаимодействия на предыдущий период, а также в ходе участия в координационных совещаниях с представителями территориальных правоохранительных органов, командованием воинских частей.

Планирование взаимодействия на текущий период времени позволяет подойти к взаимодействию с научной точки зрения, регламентировать этот процесс в правовом отношении, найти наиболее эффективные формы его осуществления. Исходя из этого, можно сказать, что план работы военной прокуратуры на данный период также входит в правовую основу организации и осуществления взаимодействия военного прокурора с командованием и правоохранительными органами.

И, таким образом, из сказанного следует, что взаимодействие — это взаимосвязанная, согласованная по месту и времени деятельность нескольких его субъектов, направленная на выполнение общей задачи укрепления законности и правопорядка и борьбу с преступностью. В литературе содержится немало разнообразных определений понятия взаимодействия. Порой они в значительной мере отличаются друг от друга, что обусловлено конкретными целями и методиками проводившихся их авторами исследований. Однако имеющиеся различия, как правило, касаются лишь отдельных сторон рассматриваемого понятия и не затрагивают его сущности. Отличаясь в деталях, предлагаемые различными авторами определения сводятся к пониманию взаимодействия как совместной, согласованной по целям (задачам), месту и времени деятельности работников различных органов, возможности комплексного использования этими органами всех предоставленных им средств в интересах всех участников взаимодействия.

Взаимодействие представляет собой согласованную деятельность прокуратуры, милиции, органов юстиции и судов между собой, а также с другими государственными и общественными органами и организациями в борьбе с преступностью и иными правонарушениями. Взаимодействие осуществляется только в решении общих задач правоохранительных органов. При осуществлении специфических задач таких, как надзор за исполнением законов органами дознания и предварительного следствия, рассмотрение судом конкретных уголовных дел, взаимодействие исключается, поскольку вмешательство в компетенцию других органов недопустимо.

Взаимодействие органов прокуратуры, внутренних дел, юстиции и судов состоит в согласованности их действий, направленных на укрепление законности и правопорядка, предупреждение и искоренение преступлений, воспитание должностных лиц и граждан в духе добросовестного исполнения своих конституционных обязанностей и уважения законов, осуществляемых в пределах компетенции этих органов способами и методами, свойственными каждому из них.

Исходя из вышеизложенного, в преломлении определения термина к данной теме можно сказать, что взаимодействие военного прокурора с командованием и правоохранительными органами — это основанное на законе, согласованное по месту, целям и времени направление деятельности военного прокурора, командования воинских частей и других правоохранительных органов по решению стоящих перед ними задач в правоохранительной сфере деятельности.

Субъекты взаимодействия

Борьбу с правонарушениями нельзя представлять себе как самопроизвольно, стихийно складывающийся процесс, объединенный общей целью, единой волей и ответственностью многих людей за состояние дел. Здесь каждое должностное лицо и каждый орган занимают строго определенное место, решают строго определенные задачи. Планируя организацию взаимодействия на данный период, военный прокурор избирает его субъектов в зависимости от тех задач (целей), решения которых он стремиться достичь в процессе его осуществления, а также в зависимости от роли, отводимой в этом процессе оппоненту. Немаловажным фактором в решении этого вопроса является и компетенция органа — субъекта взаимодействия. Это означает, что военный прокурор также должен учитывать, способен ли данный орган, наделенный данными полномочиями, быть субъектом взаимодействия при отводимой ему в этом процессе роли. Если да, то насколько эффективно будет его участие. Поэтому, организуя взаимодействие с командованием и правоохранительными органами, военный прокурор должен четко представлять себе возможности этих органов и их структуру с тем, чтобы наиболее эффективно использовать их в процессе организуемого взаимодействия.

Командование как субъект взаимодействия

В основе военного управления Вооруженных Сил Российской Федерации лежат принципы централизации, полного единоначалия и воинской дисциплины, которые характеризуют военное управление как специфическую часть государственного управления, реализуются военным аппаратом государства в процессе осуществления им повседневной исполнительно-распорядительной деятельности. Органы военного управления представляют собой относительно обособленную систему органов государственного управления, объединенную Министерством обороны. Эта система военного управления образуется из соответствующих частей (органов), действующих на разных уровнях и определенных пределах.

Система военного управления Вооруженных Сил Российской Федерации состоит из центральных органов, органов управления военных округов, групп войск, флотов, округов ПВО, органов управления объединений, воинских соединений и частей, военных комиссариатов (местных органов военного управления), начальников гарнизонов (старших морских начальников) и военных комендантов.

В качестве специфического органа военного управления принято выделять ШТАБЫ. Штаб — это основной орган в руках соответствующего командира по оперативному управлению подчиненными войсками.

Все органы военного управления имеют определенную внутреннюю структуру, необходимые отраслевые и функциональные подразделения, соответствующие должности, которые устанавливаются компетентными военными органами или высшими органами государственной власти и управления.

Органы управления войсковыми объединениями, соединениями и воинскими частями состоят из воинских должностных лиц, осуществляющих функции командования: командующих и командиров объединений, соединений и частей, их заместителей и подчиненных им штабов и служб. В отличие от органов военного управления округов, органы управления объединений, соединений и частей строятся не по территориальному признаку. Они способны к быстрому передвижению вместе с управляемыми ими войсками и осуществляют преимущественно как командную деятельность, так и необходимые административно-хозяйственные функции.

Структура управления отдельной войсковой части и обязанности ее должностных лиц определены Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации.

Командир является единоначальником в мирное и военное время и несет полную ответственность за боевую, мобилизационную готовность подразделения, боевую подготовку, воспитание, воинскую дисциплину, морально-психологическое состояние личного состава и безопасность воинской службы; за внутренний порядок; за состояние и сохранность вооружения, военной техники и других материальных средств; за техническое, материальное, медицинское, финансовое, социально-правовое и бытовое обеспечение.

Заместитель командира, являющийся по должности его первым заместителем, отвечает за организацию и состояние боевой подготовки, поддержание внутреннего порядка и дисциплины.

Основным органом командира по управлению частью, подразделением является штаб полка. Для проведения в жизнь решения командира начальнику штаба предоставлено право отдавать приказание от имени командира полка. О всех наиболее важных отданных распоряжениях (приказаниях) начальник штаба докладывает командиру. В воинской части, где должность заместителя командира не предусмотрена штатом, его обязанности выполняет начальник штаба.

Заместитель командира по воспитательной работе в мирное и военное время отвечает за воспитательную работу в части, воинскую дисциплину, морально-психологическое состояние и общественно-государственную подготовку личного состава, за действенность работы по социально-правовой защите военнослужащих, членов их семей и гражданского персонала; за социально-правовое информирование, психологическое и культурно-досуговое обеспечение в части.

Хозяйственной деятельностью и специальными службами командир руководит через заместителя по тылу, а также через начальников специальных служб (ракетно-артиллерийского вооружения, химической, медицинской, финансовой, продовольственной и др.)

Из сказанного можно сделать вывод, что командир выполняет возложенные на него обязанности не только единолично, но и через подчиненных ему должностных лиц, отвечающих за различные направления деятельности командира. Правовое основание взаимодействия военного прокурора с командованием, а также обязанности должностных лиц аппарата командования закреплены в Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации и других нормативно-правовых актах (директивы, приказы, распоряжения), более подробно регламентирующих деятельность начальников различных служб и подразделений части.

Поэтому при употреблении термина “командование” имеется в виду весь аппарат органов военного управления (в зависимости от его уровня), ибо любое из его должностных лиц может выступать как субъект взаимодействия, представляя деятельность командира в данном направлении и обладая определенной долей административно-властных полномочий по осуществлению функций управления жизнедеятельностью объединения, соединения, части.

Однако, с точки зрения организации взаимодействия, круг воинских должностных лиц значительно шире. В него можно включить и начальников гарнизонов, их заместителей и помощников, начальников служб гарнизона, военных комендантов, их заместителей и помощников, а также военных комиссаров территориальных военных комиссариатов, которые в силу своего служебного положения также могут быть субъектами взаимодействия. Например, начальник гарнизона по кругу вопросов, отнесенных к его ведению, издает приказы, обязательные для всех военнослужащих гарнизона. Он, в частности, разрабатывает гарнизонные планы различных мероприятий; размещает по указанию командующего войсками округа воинские части, прибывающие в гарнизон; выделяет с разрешения командующего войсками военного округа подразделения (части) для борьбы с пожарами и со стихийными бедствиями; назначает производство дознаний и привлекает к ответственности военнослужащих, не принадлежащих к составу частей данного гарнизона, за совершенные ими проступки.

Военный комендант гарнизона подчиняется начальнику гарнизона. Он непосредственно отвечает за поддержание высокой воинской дисциплины среди военнослужащих в общественных местах и на улицах, за правильное и бдительное несение службы гарнизонными караулами и патрулями, за надлежащее содержание арестованных на гауптвахте. Военный комендант гарнизона ведет учет всех воинских частей гарнизона, а также военнослужащих, прибывающих в командировку или в отпуск, удостоверяет время их прибытия в гарнизон и убытия из гарнизона, указывает причины задержки военнослужащих в гарнизоне. На него также возложены обязанности конвоирования лиц, привлеченных к уголовной ответственности в места содержания под стражей, в суд, к месту отбывания наказания.

Военные комиссариаты — органы военного управления, образуемые применительно к админстративно-территориальному делению страны. Военные комиссариаты учреждаются Министерством Обороны Российской Федерации и являются местными органами военного управления, входящими в единую систему органов военного управления. Общее руководство Военными комиссариатами осуществляет Генеральный штаб Вооруженных Сил Российской Федерации, а в военных округах — командующие войсками военных округов.

Военные комиссариаты являются организаторами военной работы на местах, осуществляют тесную связь Вооруженных Сил Российской Федерации с источниками их формирования и пополнения.

В число основных задач Военных комиссариатов входит проведение мероприятий по учету людских и народно-хозяйственных ресурсов в интересах Вооруженных Сил Российской Федерации, подготовке и осуществлению мобилизации, подготовке молодежи к службе в Вооруженных Силах Российской Федерации, призыву граждан на военную службу и учебные сборы.

На Военные комиссариаты возлагается также подготовка материалов для назначения пенсий военнослужащим и их семьям. Военные комиссариаты содействуют в обеспечении жилой площадью военнослужащих, увольняемых из Вооруженных Сил; подбирают и направляют кандидатов в военные ВУЗы, на учебные сборы и курсы по подготовке офицеров запаса.

Военные комиссариаты рассматривают и разрешают жалобы и заявления призывников, военнообязанных, военнослужащих, инвалидов войны, членов их семей, а также членов семей погибших воинов.

Военные комиссариаты имеют право:

издавать приказы в пределах полномочий, предоставленных им законодательством;
применять в соответствии с действующим законодательством меры административного воздействия к военнообязанным и призывникам за нарушение воинского учета.
Роль военных комиссаров во взаимодействии заключается в том, что они передают органам территориальной прокуратуры материалы о привлечении к ответственности граждан, уклоняющихся от очередного призыва, а также должностных лиц, препятствующих своевременной явки граждан на призывные участки. Они же предоставляют характеризующие материалы на совершивших преступление военнослужащих.

Правоохранительные органы

Под правоохранительными органами принято понимать систему государственных органов, осуществляющих правоохранительную деятельность. Данную систему образуют: прокуратура Российской Федерации (в том числе и военная), суды, органы дознания и предварительного следствия, арбитраж, нотариат и некоторые другие органы. Характеризовать каждый из этих органов — уйти от изложения темы данной работы, ибо правоохранительные органы — огромная и сложная система, наконец, это целый курс лекций ведущих юридических ВУЗов страны. Вместе с тем необходимо дать краткую характеристику одного из органов, к помощи которого военная прокуратура прибегает наиболее часто. Этими органами являются различные структурные подразделения МВД Российской Федерации, в особенности — милиция. И это не случайно, ведь милиция, формируясь преимущественно по территориальному принципу, ближе других правоохранительных органов стоит к населению. Поэтому именно сюда поступает подавляющее большинство заявлений и сообщений о преступлениях и правонарушениях, и именно работники милиции первыми принимают по ним должные меры реагирования. Именно поэтому милиция по праву считается основным органом дознания нашей страны, а Уголовно-процессуальный кодекс, давая их перечень, ставит милицию органом дознания №1.

Организационно милиция входит в систему МВД Российской Федерации, куда помимо нее включены следственные аппараты, органы государственного пожарного надзора, исправительно-трудовые учреждения, следственные изоляторы, воинские части, соединения и учреждения внутренних войск МВД Российской Федерации. Поэтому было бы грубой ошибкой ставить знак равенства между понятиями “милиция” и “орган внутренних дел”, ибо милиция является лишь одним из аппаратов последнего, хотя и наиболее разветвленным и многочисленным.

Не является милиция и единственным органом дознания в системе МВД Российской Федерации. В соответствии со статьей 2 инструкции по организации и производству дознания в органах внутренних дел органами дознания в системе МВД Российской Федерации наряду с милицией являются начальники исправительно-трудовых учреждений, следственных изоляторов, органы государственного пожарного надзора, командиры воинских частей и соединений внутренних войск МВД Российской Федерации.

Будучи составной частью системы органов внутренних дел, милиция призвана обеспечить охрану общественного порядка, прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений, организаций от преступных и иных антиобщественных посягательств. Свою повседневную деятельность милиция строит на основе Закона Российской Федерации от 18.04.1991г. “О милиции”, а также на базе принятых в его развитие ведомственных нормативных актов.

Действующим законодательством на милицию возложены следующие обязанности:

поддержание общественного порядка в населенных пунктах и на транспортных магистралях;
предупреждение и пресечение преступлений и правонарушений;
принятие необходимых мер к обнаружению и раскрытию преступлений, выявлению причин, их порождающих;
возбуждение уголовных дел и производства необходимых следственных действий по установлению и закреплению следов преступлений;
производство дознания по уголовным делам в пределах предоставленной компетенции.
Таким образом, производство дознания является далеко не единственной функцией милиции. Более того, этот вид ее деятельности не является и основным, так как выступает в качестве производного от других не процессуальных функций милиции, а именно — функций охраны общественного порядка, выявления, пресечения и предупреждения правонарушений.

Этим обусловлена и структура милиции. В нее входит подразделение наружной патрульно-постовой службы, уголовный розыск, паспортной работы и ГАИ, которые создаются, как уже отмечалось, по территориальному признаку. На железной дороге, водном и воздушном транспорте создаются соответствующие подразделения транспортной милиции.

Поскольку некоторые подразделения милиции, сотрудники которых наделены правом производства дознания, осуществляют и оперативно-розыскную деятельность как средство реализации возложенных на них обязанностей по выявлению, пресечению и предупреждению преступлений, мы можем говорить о милиции как о специфическом органе. Спецификой милиции как органа дознания как раз и является то обстоятельство, что ее подразделения в своей деятельности сочетают как процессуальные функции производства дознания, так и непроцессуальные — осуществление оперативно-розыскных действий и деятельности по охране общественного порядка. Это специфическое свойство милиции особенно ценно для военного прокурора при организации взаимодействия. Порой непроцессуальный путь работы милиции весьма эффективен в работе военной прокуратуры, ибо оперативная информация, дополняя собой процессуально полученные доказательства, яснее обрисовывает то или иное событие, интересующее военного прокурора или следователя военной прокуратуры. К примеру, в военную прокуратуру Наро-Фоминского гарнизона поступило заявление от командира войсковой части 63622 с просьбой оградить его от клеветы, содержащейся в письмах, поступающих в различные инстанции, включая Правительство Российской Федерации, Министерства Обороны Российской Федерации, Главную военную прокуратуру. В них содержалась информация о том, что начальник госпиталя (войсковая часть №63622) незаконно приобретает жилье в городе Наро-Фоминске и г. Москве для себя и своих родственников, причем средства на приобретения жилья он получает путем злоупотребления служебным положением. При проведении проверки полученного заявления факты, содержащиеся в письмах, не подтвердились, а лица, их подписывавшие, остались анонимными, ибо авторы подписывались вымышленными именами. Установить факт анонимности в данном случае помог Наро-Фоминский паспортный стол, а взаимодействие с сотрудниками Особого отдела войсковой части №19612 помогло сузить круг возможных анонимщиков до нескольких лиц из более чем полутысячного коллектива госпиталя.

Военный прокурор

Из положений Закона Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации” от 17.11.95г. явствует, что полномочия, которыми законодатель наделил прокурора, можно разделить на две большие группы. В первую входят его полномочия по осуществлению надзорной деятельности. Вторую группу составляют полномочия прокурора по уголовному преследованию лиц, совершивших преступления и иные правонарушения, координация деятельности правоохранительных органов; участие прокурора в рассмотрении дел судами; правотворческая деятельность прокурора. Наделяя прокурора столь широким спектром полномочий, законодатель также закрепил в статье 4 Закона положения, согласно которым прокурор осуществляет свою деятельность независимо от органов власти и государственного управления и подотчетен лишь вышестоящему прокурору, вплоть до Генерального прокурора Российской Федерации. Это положение является гарантией независимости, объективности и беспристрастности деятельности прокуратуры. Кроме того, прокурор, как должностное лицо, наделен административно-властными полномочиями. Особенностью статуса прокурора является то, что его законные требования обязательны для исполнения всеми гражданами, учреждениями предприятиями и организациями.

Полномочия прокурора, перечисленные в статьях 22, 27, 30, 33 Закона Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации”, в обобщенном виде сводятся к тому, что прокурор имеет право:

входить на территорию различных учреждений, предприятий и организаций;
требовать предоставления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений и их копий для выяснения возникших вопросов;
вызывать граждан и должностных лиц и требовать дачи объяснений по любым вопросам;
рассматривать жалобы, заявления и предложения и принимать по ним решения;
назначать проведение проверок и ревизий и требовать отчет о их проведении;
давать письменные и устные указания органам дознания предварительного следствия и требовать их исполнения;
привлекать лиц к уголовной, административной, дисциплинарной или материальной ответственности;
требовать устранения правонарушений;
отменять противоречащие закону требования должностных лиц, а также изданные ими приказы, инструкции и другие акты;
вносить протесты и представления, выносить постановления;
возбуждать уголовные дела в отношении лиц, совершивших преступления и проводить по любым делам следственные действия;
защищать интересы личности, предприятий, учреждений и организаций в суде;
вносить в соответствующие органы предложения о принятии нормативно-правовых актов, их дополнении или пересмотре.
Кроме того, согласно ст. 47 Закона, военные прокуроры, обладая в пределах своей компетенции полномочиями, указанными в Законе, также вправе:

участвовать в заседаниях коллегий, военных советов, служебных совещаниях органов военного управления;
назначать вневедомственные проверки и ревизии, затраты на проведение которых возмещаются по постановлению прокурора органа военного управления, где состоят на довольствии проверяемые учреждения и части;
требовать обеспечения охраны, содержания и конвоирования лиц, находящихся на войсковых и гарнизонных гауптвахтах, в иных местах содержания задержанных и заключенных под стражу, соответственно воинскими частями, военными комендантами, караулами по конвоированию внутренних войск, органами и учреждениями внутренних дел;
немедленно освобождать с гауптвахт, иных мест содержания арестованных и заключенных под стражу лиц, незаконно там находящихся.
Из анализа структуры и полномочий субъектов взаимодействия, а также статей 4 и 9 Положения о Военной прокуратуре, в которых закреплены важные формы взаимодействия, можно сделать вывод, что обязанность организовывать, непосредственно осуществлять и контролировать исполнение требований по укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений в Вооруженных Силах Российской Федерации возложена на военное командование при активном содействии правоохранительных органов (в данном случае военного прокурора и некоторых др.). Из этого положения напрашивается вывод, что инициатором взаимодействия, его активным организатором должен выступать орган военного управления. Однако такой вывод будет абсолютно неверен, потому что, как и правоохранительные органы, командование войсковых частей осуществляет правоохранительную деятельность в пределах своей компетенции, т.е. они выполняют единую задачу, иными словами, делают выгодное каждой из сторон дело. Поэтому, говоря об инициативе в организации взаимодействия, необходимо отметить, что она должна исходить от каждого из субъектов взаимодействия вне зависимости от его роли, компетенции и формы осуществления взаимодействия.

Организация, формы и методы взаимодействия военного прокурора с командованием и правоохранительными органами

Организация взаимодействия военного прокурора с командованием и правоохранительными органами

Как и любая другая, деятельность военного прокурора, организация взаимодействия начинается с его планирования. План работы военной прокуратуры, в том числе и план организации и осуществления взаимодействия, как уже отмечалось выше, — часть правовой основы деятельности военного прокурора. При планировании организации взаимодействия военный прокурор, на наш взгляд, должен спланировать его, разбив на три этапа:

организация;
непосредственно осуществление;
окончание.
На первом этапе военный прокурор должен, исходя из анализа состояния законности в обслуживаемых военных прокуратурах, территориальной единицы в целом, указаний вышестоящих прокуроров выбрать (установить) конкретных субъектов взаимодействия, направление своей деятельности, по которому взаимодействие будет осуществляться, изучить материалы взаимодействия с этими субъектами или по этому направлению за прошедший период, определить возможные роли субъектов, момент начала взаимодействия, его форму и окончание. Из анализа вышеизложенных документов военный прокурор должен сделать выводы о положительных и отрицательных моментах осуществляемого взаимодействия и принять меры к закреплению и искоренению опыта предыдущего взаимодействия. Составив план взаимодействия, военный прокурор связывается с предполагаемыми субъектами, например, с командиром войсковой части, и согласовывает с ним составленный план. Командир или иной субъект дает ему оценку, вносит замечания и предложения, то есть корректирует совместную деятельность либо представляет свой план осуществления взаимодействия. Если субъектов взаимодействия несколько, то для согласования своих действий они организуют координационное совещание, в ходе которого отрабатываются все этапы предстоящего взаимодействия.

Второй этап представляет собой непосредственно взаимодействие, то есть реализацию намеченной субъектами программы.

Третий этап предполагает под собой анализ, разбор проделанной работы, подведение итогов и обобщение полученных данных, а также выработку плана дальнейших совместных действий.

Однако взаимодействие, как уже отмечалось выше, — это непрерывный процесс, поэтому рассмотрение его как отдельно взятого явления противоречило бы его философской концепции. Поэтому выделенные этапы организации взаимодействия можно считать относительно условными. Это также подтверждается тем, что описанные выше этапы организации взаимодействия могут выступать как самостоятельные формы его осуществления, и поэтому определять конкретный момент начала взаимодействия, а уж тем более его конца, недопустимо, ибо в этом случае потеряется его смысл. Основным показателем непрерывности осуществления взаимодействия является обмен информацией между различными органами — субъектами. Являясь одновременно и формой взаимодействия и,проходя красной нитью через весь процесс его осуществления, он показывает непрерывность данного процесса и является одной из его характеристик.

Формы взаимодействия

При определении понятия форм взаимодействия следует исходить из основополагающего, философского понимания формы как связи и способа взаимодействия частей и элементов предмета и явления. Такой подход позволяет рассмотреть формы взаимодействия как способ организации и осуществления взаимодействующими органами совместной деятельности по решению стоящих перед ними задач.

Как следует из данного определения, формы взаимодействия можно подразделить на 2 вида: во-первых, — формы организации взаимодействия, а во-вторых, — формы его осуществления.

Формы организации взаимодействия показывают, каким образом одна сторона побуждает другую сторону к выполнению тех действий, которые необходимы для нее на данном этапе. С учетом рассмотренных выше правовых основ взаимодействия и особенностей такого взаимодействия к формам данного вида следует отнести, например, направление военным прокурором органу дознания отдельного поручения или указания по производству следственных и розыскных действий, привлечение других лиц к совместному рассмотрению выявленных нарушений и др.

Формы осуществления взаимодействия показывают, каким образом его участники решают стоящие перед ними задачи. Такими формами в рассматриваемом взаимодействии являются, например, оказание органом дознания содействия военной прокуратуре при производстве отдельных следственных действий, принятие незамедлительных мер к устранению выявленных в ходе проверки нарушений и др.

Кроме того, следует учитывать, что деятельность военного прокурора можно разделить на две группы:

процессуальную, то есть регламентированную уголовно-процессуальным кодексом и надзорную, регламентированную законом Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации“. Поэтому деятельность субъектов при взаимодействии может быть либо процессуальной, либо непроцессуальной (организационной).

Необходимые контакты с командирами и указанными выше органами в пределах своей компетенции устанавливают и поддерживают все оперативные работники военной прокуратуры гарнизона. Организует и направляет всю эту работу военный прокурор, который непосредственно решает основные, наиболее важные ее вопросы. Он же, согласно статье 9 Положения о Военной прокуратуре, участвует в служебных совещаниях, организуемых соответствующим командованием, при обсуждении вопросов исполнения законов и воинских уставов, укрепления законности и воинской дисциплины, предупреждения правонарушений, правового воспитания военнослужащих. Важной обязанностью военного прокурора является участие в разработке командованием мер по решению этих задач.

Взаимодействие и контакты военной прокуратуры гарнизона с другими органами могут осуществляться:

при участии в проведении проверок состояния воинской дисциплины и правопорядка непосредственно в воинских частях;
при выявлении преступных или иных нарушений законности, совершенных военнослужащими;
при проведении общенадзорных мероприятий (проверки нарушений законности по сигналам и т.д.);
при расследовании конкретных уголовных дел;
при проведении предупредительных мероприятий, выявлении и устранении причин и условий возникновения правонарушения;
при проведении правовой пропаганды;
при организации открытых судебных процессов в присутствии личного состава.
Деловые связи и взаимодействие предполагают взаимный обмен информацией о состоянии законности и дисциплины в частях и соединениях, согласование отдельных мероприятий по укреплению законности и правопорядка, совместное планирование и реализация намеченных мероприятий.

При определении и осуществлении совместных мероприятий военные прокуроры и следователи действуют, исходя из задач и функций военной прокуратуры, в пределах своих полномочий и свойственными им формами и методами, не вторгаясь в компетенцию других органов и не подменяя их. Вместе с тем военные прокуроры, надзирая за точным исполнением законов должны проявлять инициативу и активность в организации борьбы с преступлениями и другими правонарушениями, всегда помнить, что укрепление законности и правопорядка — общее дело командования и органов военной юстиции, что успех этой работы, эффективность мероприятий самой прокуратуры во многом зависят от организованной и целенаправленной деятельности всех взаимодействующих органов.

В статьях 4 и 9 Положения о военной прокуратуре закреплены важные формы взаимодействия военных прокуроров и органов военного управления.

Одна из важнейших форм взаимодействия — взаимный обмен информацией о преступлениях и происшествиях, о состоянии законности, правопорядка и воинской дисциплины в обслуживаемых воинских частях, а также о состоянии дел в территориальных правоохранительных органах.

Информация необходима военному прокурору для оперативного и надлежащего реагирования на нарушения законности. Поэтому военный прокурор должен постоянно обладать своевременной и объективной информацией. Постоянное поступление такой информации является одной из главных задач военного прокурора по правильной организации своей работы.

Воинскими уставами, другими законодательными и ведомственными актами установлена обязанность определенных должностных лиц войсковых частей и учреждений уведомлять органы военной прокуратуры о совершенных преступлениях и происшествиях.

Помимо сообщений командования о преступлениях и происшествиях военно-прокурорские и следственные работники получают информацию о состоянии воинской дисциплины и правопорядка в обслуживаемых войсковых частях при личном контакте с командирами и другими должностными лицами, на совещаниях, собраниях, из донесений о состоянии воинской дисциплины и дисциплинарной практики, из писем, жалоб, заявлений, публикаций в печати и т.д. Значительная часть сигналов о нарушениях законности поступает в прокуратуру при расследовании уголовных дел и производстве проверок. Обширная информация по вопросам законности содержится в официальной учетной и отчетной документации, установленной для войсковых частей, учреждений, предприятий и организаций соответствующими приказами Министерства обороны Российской Федерации, директивами Генерального штаба и другими нормативными актами. Данные о нарушениях законности могут содержать следующие учетные и отчетные документы:

доклады командиров войсковых частей о состоянии воинской дисциплины с указанием грубых проступков и преступлений, размера материального ущерба, причиненного незаконными действиями, количества утраченного оружия, боеприпасов и т.д.;
донесения начальников медицинских служб войсковых частей и лечебных учреждений о травматизме и его причинах, в том числе о травмах, полученных в результате неуставных взаимоотношений, а также о погибших, отравившихся, заболевших венерическими болезнями;
отчеты предприятий, военно-строительных и других организаций о пострадавших при несчастных случаях на производстве;
финансовые и бухгалтерские отчеты и балансы воинских частей производственных предприятий, учреждений, военторгов и других, содержащие сведения о результатах контрольно-ревизионной работы, финансовых нарушениях, недостачах, утратах, растратах, порче, хищениях денежных и материальных средств, о приписках, завышениях объемов выполненных работ и о принятых командованием решениях о возмещении причиненного государству ущерба и т.д.;
отчеты военных представительств в заказывающие управления о рекламации поставленной в войска недоброкачественной продукции, донесения командиров воинских частей о выходе из строя бронетехники и вооружения, сведения о рекламационной работе;
доклады командиров воинских частей о состоянии режима секретности и об утраченных документах;
отчеты военных комиссаров о призыве граждан на военную службу указание данных о лицах, уклоняющихся от призыва;
отчеты комендантов о состоянии дел в гарнизоне с указанием количества и характера нарушений.
Для получения сведений о других правонарушениях необходимо использовать все формы прокурорской деятельности.

В свою очередь военные прокуроры информируют командование о выявленных преступлениях и других нарушениях законности и их причинах в своих представлениях, протестах, справках, обзорах, в выступлениях на совещаниях, в личных беседах с командирами, а также при проведении правовой пропаганды.

Немаловажное значение имеет и взаимная информация о задачах, которые по своей линии решают войска и органы прокуратуры. Военному прокурору следует хорошо знать требования приказов и директив Министра обороны Российской Федерации и других органов военного управления, определяющих основные задачи обслуживаемых ими войск, для того чтобы учитывать их в своей работе. При необходимости он должен ставить в известность командование о важнейших приказах Генерального прокурора Российской Федерации, Главного военного прокурора, касающихся надзора за исполнением законов в войсках и борьбы с преступностью, что облегчает выработку согласованной линии в данном вопросе.

Обмен такой информацией помогает и командованию, и военному прокурору более глубоко разобраться в истинном положении дел, целеустремленно проводить профилактические мероприятия по укреплению правопорядка и дисциплины в войсках. На основе информации о состоянии воинской дисциплины и правопорядка в войсках, полученной по всем указанным каналам, командование обслуживаемых частей определяет профилактические мероприятия, направленные на предупреждение правонарушений и укрепление воинской дисциплины и законности. Военный прокурор должен добиваться включения в планы командования своих мероприятий по наиболее актуальным вопросам, вытекающим из фактического положения дел с преступностью в обслуживаемых войсках. Содержащиеся в таких планах мероприятия, которые относятся к деятельности военной прокуратуры, должны обобщаться и учитываться при разработке перспективных и текущих планов ее работы и включаться в число мероприятий, подлежащих выполнению.

Важной формой взаимодействия является непосредственное участие военных прокуроров и следователей в рассмотрении командованием внесенных в его адрес предложений, оказание ему всемерной помощи в выработке конкретных мер по устранению причин и условий, способствовавших правонарушению, с последующим активным участием в их реализации.

Взаимодействие с командованием необходимо и при проведении предупредительно-воспитательных мероприятий в связи с расследованием уголовных дел. В этих случаях вся профилактическая работа согласуется с командиром части и его заместителем (начальником штаба). В ней участвуют военные юристы, дознаватели, командиры — каждый по своей линии, но совместный план придает их усилиям общую целенаправленность и согласованность. Этим достигается основная цель: недопущение повторения подобного негативного явления как в данной части, так и в других частях.

Командованием и военной прокуратурой практикуются заранее запланированные совместные выезды в отстающие по состоянию воинской дисциплины части. В этом случае каждая из взаимодействующих сторон выполняет комплекс мероприятий, относящихся к ее компетенции, чем достигается всестороннее воздействие на причины и условия, порождающие правонарушения, на сознание военнослужащих, склонных к нарушениями воинской дисциплины. Работники военной прокуратуры при этом проводят прокурорские проверки, ознакомление с состоянием сохранности, учета и расходования имущества, соблюдением в подразделениях требований воинских уставов, распорядка дня, снабжения положенным довольствием, условиями быта и отдыха военнослужащих, их медицинскими обслуживанием; уделяют внимание осуществлению борьбы с недоброкачественными поставками продовольствия, материалов, медикаментов в войска и осуществляют другую профилактическую работу.

В ходе этой работы военные прокуроры знакомятся с состоянием дисциплинарной практики военных комендатур и других воинских частей, проверяют законность содержания арестованных на гауптвахтах, проводят при необходимости другие мероприятия. На выявленные нарушения законности военный прокурор реагирует присущими ему правовыми средствами и при возможности через представителей командования, входящих в состав комиссии, осуществляет меры по устранению причин и условий, способствующих правонарушениям.

Работа военных прокуроров по укреплению законности и правопорядка и борьбе с преступностью осуществляется в тесном взаимодействии с соответствующими военными судами.

Наиболее распространенные формы этого взаимодействия:

совместное участие в профилактической работе в связи с конкретным делом (организация открытого судебного процесса в расположении войсковой части в присутствии личного состава, устранение причин и условий, способствовавших преступлению, разъяснение приговора, правовая пропаганда и др.);
совместное изучение прокурорской и судебной практики, разрешение дел и назначения наказаний;
участие совместно с командованием в выездах в части, отстающие по состоянию дисциплины;
совместная или согласованная подготовка материалов по правовой пропаганде, участие в ее проведении.
Военный прокурор должен поддерживать деловые связи и с другими правоохранительными органами. Важное значение имеет, например, взаимный обмен информацией с соответствующими органами прокуратуры и милиции по вопросам борьбы с преступностью, а также согласование мер для раскрытия преступлений и розыска преступников. Примером такого взаимодействия может служить деятельность военной прокуратуры Пограничных войск Российской Федерации. Всего в 1995 году на основе информации, представленной органами ФСБ, возбуждено 118 уголовных дел на 137 военнослужащих и гражданских лиц; в группе погранвойск в Республике Таджикистан, в результате тесного взаимодействия с органами военной контрразведки привлечено к уголовной ответственности и осуждено 34 военнослужащих; в 17 случаях сотрудники отделов ФСБ принимали участие в мероприятиях по возбужденным уголовным делам и выполняли поручения военных прокуроров о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении лиц, проходивших по материалам дел.

Правильная координация усилий вышеуказанных органов и военной прокуратуры позволяет не только раскрывать уже совершенные преступления, но и предотвращать преступления и тяжкие последствия путем совместного проведения проверок и выявления грубых нарушений закона. При этом работа военной прокуратуры и отделов ФСБ не дублируется и не подменяет друг друга. Используя свои специфические формы и методы работы, сотрудники органов ФСБ оперативным путем получают сведения о нарушениях закона, информируя о них работников прокуратуры, помогают объективно закреплять их.

В частности, по информации 8 отдела Управления военной контрразведки ФСБ России, военной прокуратурой Федеральной пограничной службы совместно с оперативными сотрудниками ФСБ в декабре 1994 - январе 1995 г. проведены проверки исполнения должностными лицами Тихоокеанского пограничного округа, Дальневосточного пограничного округа и центрального аппарата Федеральной пограничной службы России уставных обязанностей по обеспечению боевой готовности техники и вооружения, обучению личного состава. Выявлены многочисленные нарушения, повлекшие направление из этих пограничных округов в составе мотоманевренных групп в район боевых действий в Чечне неисправной боевой техники и необученного личного состава. Только в связи с принятыми директором Федеральной пограничной службы России (по информации 8 отдела Управления Военной контрразведки ФСБ России и представлению военного прокурора Федеральной пограничной службы) мерами по замене и ремонту боевой техники, доучиванию личного состава удалось избежать тяжких последствий в войсках.

Военной прокуратурой Тихоокеанского пограничного округа и отделом ФСБ по этому округу в связи с имеющими сигналами в сентябре - октябре 1995 г. проведена проверка исполнения законодательства о сохранности оружия и боеприпасов. Выявлены многочисленные нарушения, которые могли привести к их хищению: комнаты для хранения оружия и склады РАВ были оборудованы с серьезными нарушениями, периодические проверки наличия оружия начальниками пограничных застав, начальниками службы РАВ отрядов и начальниками отрядов не проводились, учет оружия и боеприпасов в ряде частей не соответствовал действительности, допускались факты безучетной выдачи оружия, передачи его гражданским лицам для охоты и др. По представлению военного прокурора и информации начальника отдела ФСБ командующим войсками Тихоокеанского пограничного округа приняты меры к устранению этих нарушений.

Вместе с тем есть и примеры неудач, причина которых заключалась в разобщенности и несогласованности действий военной прокуратуры и оперативных работников вышеуказанных органов.

Порой информация из отделов ФСБ о совершенных или готовящихся правонарушениях поступает в военную прокуратуру с опозданием, что не позволяет оперативно закреплять доказательства в установленном уголовно-процессуальном порядке и ведет к их утрате, создает предпосылки к затягиванию сроков проведения следствия. Иногда материалы, представляемые в военную прокуратуру содержат поверхностные и не конкретные объяснения, а явки с повинной получены с нарушением требований закона и не оформляются протоколами, изъятие вещественных доказательств производится ненадлежащим образом и т.п.

При выезде в военную прокуратуру группы пограничных войск Российской Федерации в Республике Таджикистан вскрыты факты когда сотрудники ФСБ уклонялись от оперативных мероприятий по поручениям следователей. 20 декабря 1994 г. из военной прокуратуры Северо - Западного пограничного округа в адрес начальника отдела военной контрразведки 48-го пограничного отряда подполковника Потемкина А.П. поступило отдельное поручение с просьбой провести оперативно-розыскные мероприятия с целью установить связи обвиняемого Кормагина с местным населением и возможным получением им от них вознаграждений за отключение участков сигнализационной системы. Несмотря не неоднократные напоминания со стороны помощника военного прокурора группы пограничных войск в Республике Таджикистан капитана юстиции Усарова Б.Ш., данное отдельное поручение выполнено не было, только в апреле 1995 г. поступило в прокуратуру сообщение о невозможности проведения оперативно-розыскных мероприятий без разъяснения каких-либо причин.

Допускались случаи, когда военные прокуроры неохотно принимали к производству материалы о злоупотреблениях должностных лиц в сфере хозяйственно-финансовой деятельности. Из направленной в 1995 г. военному прокурору Дальневосточного пограничного округа 4-х информации о фактах злоупотребления с признаками хищения материальных ценностей со стороны должностных лиц 75-го и 78-го пограничных отрядов прокурорские проверки до сего времени не окончены, законного решения не принято.

Контакты с местными территориальными прокурорами и милицией осуществляются при решении таких вопросов, как взаимоотношение военнослужащих с местным населением, поддержание порядка в общественных местах, посещаемых военнослужащими, безопасность дорожного движения и т.д.

Эффективность прокурорских проверок значительно повышается, если они осуществляются одновременно военным и территориальным прокурорами. Такое взаимодействие дает хорошие результаты при осуществлении надзора за исполнением законов об ответственности за выпуск и поставку в войска недоброкачественной продукции (военные прокуроры по заранее согласованному плану проводят проверку в военном представительстве, а территориальные — на предприятиях); при надзоре за исполнением Закона Российской Федерации “О воинской обязанности и военной службе” (военные прокуроры занимаются проверкой в военкоматах, территориальные — в поднадзорных им учреждениях, учебных заведениях, предприятиях).

Большое значение в организации взаимодействия органов, осуществляющих борьбу с преступностью и другими правонарушениями, имеют территориальные (районные, городские) межведомственные координационные совещания, состоящие из руководителей правоохранительных органов и возглавляемые соответствующими прокурорами. Являясь одновременно и формой взаимодействия, координационное совещание — межведомственный, постоянно действующий орган, все члены которого имеют равные права и обязанности.

Координационное совещание в пределах своей компетенции решает задачи во всех направлениях ведомственно-отраслевого взаимодействия. На этих совещаниях обсуждаются актуальные проблемы борьбы с преступностью и иными правонарушениями, разрабатываются совместные планы проведения согласованных мер, направленных на укрепление законности. Проведение таких мер для участвующих органов намечается с учетом их возможностей и компетенции. Контроль за проведением профилактических мер, намеченных координационными совещаниями, осуществляется руководителями тех органов, которые непосредственно входят в то или иное мероприятие. Результаты совместных действий обсуждаются на координационных совещаниях, с тем чтобы оценить их эффективность и на этой основе наметить пути совершенствования совместной профилактической работы.

Заключение

В современных условиях с возрастанием роли законности как фактора, оказывающего влияние на состояние боеготовности войск, возрастает и значение военной прокуратуры, призванной обеспечить законность в Вооруженных Силах Российской Федерации. И чем активнее и наступательнее осуществляют свою деятельность военные прокуроры, тем выше эффективность их деятельности, тем более положительное влияние она оказывает на законность и, следовательно, на боеготовность частей и соединений.

Однако до сих пор нет единства мнений по ряду важных теоретических и практических вопросов взаимодействия, не изжиты полностью оттенки ведомственных различий в понимании задач, прав и обязанностей взаимодействующих субъектов. Прокурорские и следственные работники военной прокуратуры активно взаимодействуют с командованием, военными судами и различными территориальными правоохранительными органами, особенно с милицией, которая в нашем государстве является основным органом дознания общей компетенции.

Изучение практики расследования преступлений в войсках показывает, что, если организация взаимодействия с военными органами дознания не вызывает у прокурорско-следственного состава военной прокуратуры серьезных затруднений, то при осуществлении совместной правоохранительной деятельности с милицией и иными территориальными правоохранительными органами имеется еще немало негативных моментов. Например, если в орган внутренних дел на осмотр места происшествия выезжает, помимо следователя, еще и оперативная группа, то в военной прокуратуре всю техническую работу по осмотру места происшествия делает сам следователь. Потеря “мозгового центра“ в лице следователя тормозит начальный этап расследования. Особенно ярко все это выражается в осмотрах места происшествия по делам о дорожно-транспортных происшествиях, когда присутствие сотрудника Государственной автомобильной инспекции иногда просто необходимо. То же самое можно сказать и о получении оперативной информации работниками военной прокуратуры.

В известной мере эти моменты объясняются тем, что законодательство отношения взаимодействия указанных субъектов регулирует в общем виде, что не может не отразиться на практической стороне этих отношений. В новой редакции Закона Российской Федерации “О прокуратуре Российской Федерации“ от 17 ноября 1995 года отсутствует такая форма взаимодействия, как правовая пропаганда (указанный закон содержал в старой редакции подобную форму в статье 3). Возлагая на прокуратуру обязанность осуществления координации деятельности правоохранительных органов, вышеуказанный закон установил, что она должна осуществляться из федерального закона, то есть его самого и утверждаемого президентом Российской Федерации Положения о координации деятельности по борьбе с преступностью. Однако, увы, данное Положение находится лишь на бумаге, тогда как необходимость законодательного регулирования данного процесса просто необходима, ибо статья 4 Положения о военной прокуратуре закрепляет взаимодействие с вышеуказанными органами в качестве принципа организации деятельности военной прокуратуры. На деле же данный принцип остается лишь декларированным утверждением и ни подкреплен, ни гарантирован законодателем.

С другой стороны, подобная ситуация объясняется недостатками в специальной подготовке военных юристов, незнанием структуры, правовых основ, форм и особенностей взаимодействия.

Совершенствование взаимодействия военного прокурора с командованием и правоохранительными органами является одной из предпосылок повышения эффективности работы военной прокуратуры. Совершенствование взаимодействия военной прокуратуры с названными органами при осуществлении ею своей деятельности в Вооруженных Силах Российской Федерации должно идти по следующим направлениям:

более тесного согласования действий (мероприятий), направленных на борьбу с преступлениями и иными правонарушениями, в особенности в войсковых частях, неблагополучных по состоянию воинской дисциплины и законности;
улучшения личных контактов военных прокуроров с вышеуказанными органами;
совершенствования взаимного обмена информацией о преступлениях и других нарушениях закона, проводимых мерах по укреплению законности, и задачах, стоящих в этой области;
более частого проведения совместных проверок исполнения законов, других совместных мероприятий (совещаний, конференций, инструктажей, совместных разборов правонарушений и т.д.) ;
более активного применения предоставленного военным прокурорам права требовать проведения проверок, а также ревизий от ОВУ в подчиненных им воинских частях, организациях, учреждениях;
участия военных прокуроров в координационных совещаниях, проводимых территориальными прокурорами;
совместного обсуждения протестов, представлений, других актов прокурорского реагирования с лицами, которым они адресованы;
согласования вопросов привлечения к совместной работе специалистов;
усиления правовой помощи ОВУ, контролирующим органам и органам общественности, инструктирования их;
проведения совместных занятий по изучению законодательства, методов выявления нарушений законов и обстоятельств, способствующих им.
Объединение усилий военной прокуратуры и других органов позволяет избежать параллелизма в их деятельности по укреплению законности, создать единый фронт борьбы с нарушениями законов, добиваться в этом деле лучших результатов, обеспечить комплексный подход к проблеме укрепления законности.

[/sms]

15 окт 2008, 14:34
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.