Последние новости
08 дек 2016, 22:43
Группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий направили Дональду Трампу...
Поиск

» » » » Ирина Николаевна Бугримова (1910-2001)


Ирина Николаевна Бугримова (1910-2001)

Ирина Николаевна Бугримова (1910-2001) Ирина Николаевна Бугримова знаменитая дрессировщица, первой начавшая дрессировать хищников в нашей стране.

Ее обращение к зверям было не случайно. Отец Ирины Николаевны был ветеринарным врачом Харьковского цирка, и она еще девочкой постоянно помогала ему в работе. «И кого только ни приносили, ни приводили к нам: собак и кошек, коз и гусей, коров, свиней и лошадей. Как-то привели даже верблюда», - писала артистка,
Ирина занималась балетом и ей предсказывали блестящее будущее. Но она увлеклась спортом - и снова успех: чемпионка Украины по легкой атлетике, призер I Всесоюзной спартакиады. Здесь же, на стадионе, она встретила Александра Буслаева - спортсмена, музыканта, артиста. Эта встреча определила ее дальнейшую жизнь. Ирина предложила Александру подготовить цирковой номер «Полет на санях из-под купола цирка».

В декабре 1931 г. в Киеве состоялась премьера. Александр был доволен, а Ирине номер быстро надоел. Ирина Николаевна вспоминала: «Однажды управляющий цирками A.M. Дункман пригласил меня в свой кабинет и сказал: «Мне нужна женщина, которая создала бы образ русской укротительницы». Конечно, я загорелась этой идеей, и мне купили леопардов. Но когда я на них посмотрела, я сказала Дункману: «Это не те животные, чтобы создать героический образ. Уж если укрощать, то царя зверей!» Ей пошли навстречу, дали на воспитание первых трех львят, имевших «императорские» имена - Кай, Юлий, Цезарь. Первый номер Бугримовой в 1940 г. внешне обставлялся очень эффектно. Когда артистка появлялась на арене, в руках у ассистентов вспыхивали факелы, в номере было много шума, резких окриков, щелканья бича. Все это подчеркивало образ, в котором выступала укротительница: красивая, с иссиня-черными волосами, прекрасной фигурой, она играла смелую, экзотичную, таинственную женщину, покорившую зрителей своей смелостью.

Но эти внешние эффекты не мешали Ирине Николаевне быть гУманнейшей дрессировщицей, заботящейся о своих питомцах. Она писала: «...Мы должны быть чутки и помнить каждое
мгновение, что перед нами живое существо со своим сложным миром». Каждый понимает, что зверей надо накормить, напоить. Конечно, они должны быть ухожены, здоровы. Но Бугримова еще добавляет - «со своим сложным миром». В каждом животном она видела личность, о каждом знала множество историй. «Вот, например, Цезарь. Как-то лев Таймур ободрал рот Каю. Больной лев истекал кровью и рыча никого не подпускал к себе, но Цезарь подошел к больному товарищу и стал вылизывать ему рану. Так продолжалось несколько дней-до полного выздоровления Кая».

Сорок лет была Бугримова на манеже, и около ста львиных индивидуальностей прошло через ее руки. А сколько было напряженных ситуаций во время представлений или репетиций, часто опасных. У Ирины Николаевны был уникальный трюк, во время которого она вместе со львицей проносится на качелях буквально над головами зрителей. Однажды во время этого трюка Бугримова случайно подвинула вперед на несколько сантиметров ногу, задев при этом носком сапога лапу стоящей впереди львицы. Та инстинктивно, чтобы удержаться на доске, впилась когтями в ногу Ирины. Острые когти пронзили насквозь тонкую кожу сапога, и дрессировщица почувствовала, что нога кровоточит. Ирина спокойно подала знак своим помощникам, те опустили качели и отправили львицу в клетку. Зал разрывался от аплодисментов, даже не подозревая, что могла случиться беда.

Бугримова была до отчаянности смелой, выдержанной. Вот что однажды написала она в своих воспоминаниях: «С возрастом львы, как старики, становятся капризными, сварливыми, не любят молодых львов, с трудом принимают их в свою среду, не хотят работать. Имелся, например, у меня в группе девятилетний лев Нерон. Раньше он отличался дисциплиной, а теперь стал буквально охотиться за мной. У меня было отрепетировано: после исполнения трюка Нерон идет на место и вдруг, мгновенно развернувшись, бросается на меня. Но теперь он явно переигрывал, входил в азарт. И невозможно было угадать, в какую минуту он вновь бросится на меня. Теперь уже мизансцены устанавливал Нерон, но мне об этом не рассказывал!» И Нерон осуществил-таки свою мизансцену, бросился сзади на дрессировщицу. «...Мое белое трико теперь стало красным, в сапогах хлюпала кровь. Но я взяла себя в руки и довела номер до конца...»

Она всегда доводила номер до конца, и часто ей это дорого обходилось. Не один раз она заканчивала представление, изнемогая от боли: кто-то из ее четвероногих артистов, будучи не в духе, задел лапой или укусил. Летом 1941 г. ей наложили 48 швов - последствия усмирения львиного бунта. В 57-м году в Польше лев ударил ее лапой по лицу так, что снял кожу, и пришлось делать пластическую операцию. Несмотря ни на что, она любила своих животных - они заменили ей семью.

С Александром Буслаевым Ирина рассталась вскоре после войны. Со вторым мужем-цирковым артистом Константином Пармакяном - отношения тоже не сложились. Может быть, виной была та самая властность характера и железная воля, которая так необходима в ее работе.

Бугримова не просто демонстрировала мастерство дрессуры - она играла со львами. Хищники у нее исполняли роли самих себя. Когда Бугримовой было надо, они угрожающе рычали и имитировали попытку броситься на дрессировщицу, но она клала голову в открытую пасть хищника, вместе со львом на качелях взлетала под самый купол, «отдыхала» на «ковре» из хищников... У нее всегда были красивые и смелые представления. Одновременно на манеже находилось от семи до одиннадцати львов, над которыми властвовала прекрасная женщина, «царица над царями», необыкновенная артистка Ирина Николаевна Бугримова.
10 окт 2008, 10:53
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.