Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Реферат: Языковые средства и приемы жанров-ретроспекций (отчет, обзор и др).


Реферат: Языковые средства и приемы жанров-ретроспекций (отчет, обзор и др).

Реферат: Языковые средства и приемы жанров-ретроспекций (отчет, обзор и др). Содержание

Введение

ретроспекция в тексте

Языковые средства и приемы жанра ретроспекция
Заключение

Список литературы

 Введение

В интенсивно развивающемся в последнее время жанроведении объектом исследования преимущественно выступает разговорная речь и диалоги художественных произведений. Материал письменной прозаической речи, особенно нехудожественной, задействован в значительно меньшей степени, хотя еще М.М.Бахтин, с именем которого, как известно, связано развитие отечественного жанроведения, писал о необходимости изучения речевых жанров различных сфер общения.

Строго различая аспекты языка и речи (речевого общения), М.М.Бахтин считает, что отношения между репликами диалога в реальном общении “невозможны между единицами языка” , “высказывание предполагает других говорящих… эти отношения… не поддаются грамматикализации”. Сказанное касается и стилистико-экспрессивных средств: Экспрессивная сторона языковых единиц – это аспект системы языка; эмоция, оценки, экспрессия чужды слову языка и рождаются только в процессе живого употребления в конкретном высказывании .

Итак, существенной чертой высказывания и РЖ – в отличие от единиц системы языка (слова и предложения) – является смена субъекта речи.

Другой существенной чертой РЖ в процессе их функционирования в речи (общении) является диалогичность, связанная, как упомянуто выше, с взаимодействием людей в ходе речевого общения и деятельности.

[sms]

Именно диалогичность является определяющим признаком речевого жанра как единицы речевого общения и деятельности людей. Отсюда проистекают все другие признаки РЖ (целеполагание, завершенность, связь с определенной сферой общения и т.д.).

Проблема первичных (простых) и вторичных (сложных) РЖ как жанровых форм высказываний менее всего исследована до настоящего времени и наиболее сложна, являясь одним из центральных вопросов, очень важных для стилистики.

Но именно эта проблема, по-видимому, наиболее актуальна для современной филологии, является ее завершением (как реализация целей исследования РЖ) – изучением процесса речевого общения, фиксируемого в качестве результата последнего в текстах различных сфер деятельности. Проблема, в разрешении которой заинтересованы многие новейшие гуманитарные дисциплины, прежде всего коммуникативно-функциональная лингвистика, стилистика текста, жанроведение, прагматика и др.

Рассмотрение этой проблемы, кстати, должно прояснить и некоторые, остающиеся еще не вполне определенными, стороны учения о РЖ и способствовать определению самого понятия (особенно статуса вторичных РЖ, соотнесения последних с первичными, а также – с речевыми актами).

Цель данной работы рассмотреть языковые средства и приемы жанра ретроспекция.

1. Ретроспекция  в тексте

Можно рассматривать жанр ретроспекции как форму дисконтинуума. Они – “отдых” в движении прямого разворачивания текста. [1, с.18] Через эти категории осуществляется процесс, без которого не будет осмысление происходящего.

Ретроспекция основывается на способности нашей памяти держать ранее прочитанное и соединять его с данными в данном отрывке повествования.

С помощью ретроспекции автор направляет внимание читателя, реализует его творческий потенциал, пытается предугадать то, что будет изложено в дальнейшем при прочтении текста.

Ретроспекция и проспекция как категории текста выполняют аналогичные функции.

Ретроспекция – грамматическая категория текста, которая объединяет формы языкового выражения, отправляя читателя к прошлой содержательной информации. Ретроспекция проявляется в двух направлениях: а) когда предшествующая информация уже была отражена в тексте; б) когда предшествующая информация, необходима для связи событий, сообщается, разделяя наступающее движение текста, т.е. происходит перестановка временных планов повествования.

Автор произведения, возвращая читателя к уже ранее описанным фактам, очевидно, придавая какое-то значение этим фактам, привлекает к ним внимание читателя, пытаясь заставить его удерживать в памяти отдельные моменты повествования. Ретроспекция может быть в тексте в трех видах в зависимости от того, какая установка необходима для ее обоснования:

         а) восстановить в памяти читателя ранее описанные сведения или сообщить ему новые, которые относятся к прошлому и необходимы для понимания путей дальнейшего развертывания рассказа;

         б) дать возможность понять эти сведения в новых условиях, в другом контексте, с учетом того, что было сказано до ретроспективной части;

         в) выделить отдельные части текста, поверхностно относящиеся к содержательно-концептуальной информации.

Следовательно, жанр ретроспекции всегда приводит за собой переоценку уже полученной информации. Ретроспекция особенно хорошо понимается при повторном и многократном прочтении текста.

Практически каждый текст в какой-то степени основан на ретроспекции. Последовательное обобщение информации не получится без удержания в памяти информации, полученной ранее.

Ретроспекция может быть субъективно-читательской объективно-авторской, т.е. она может быть следствием индивидуального творческого понимания читателя повествования или же результатом авторских сносок на раннии части текста. Субъективно-читательская ретроспекция заключается в том, что читатель может образно к уже прочитанным частям, в то время как объективно-авторская ретроспекция обращает читателя к определенным промежуткам текста по желанию автора.   Субъективно-читательская ретроспекция есть главная составляющая сопереживания. Читатель всегда анализирует получаемую информацию по своему мнению, сознательно, аналитически или бессознательно, эстетически. Такая оценка практически всегда ведет к реализации жанра ретроспекции - необходимо вспомнить те части текста, характеристики, события, которые послужили основанием для той или иной оценки. Таким образом, в  этой категории текста особенно тесно взаимодействуют лингвистические и психолингвистические его параметры.

2. Языковые средства и приемы ретроспекции

Стилистическое использование перфектных форм до сих пор мало изучено. Глагол - наиболее полная грамматическая категория. Семантическая и стилистическая наполняемость глагола обусловлена той связью и взаимодействием категории времени и вида, которая характеризует всю его систему в целом. Закономерным следствием этих языковых фактов является практически неограниченная возможность функциональных перевоплащений глагольных форм, их иносказательного использования в художественно-изобразительных целях.

Стилистические функции глагола могут раскрываться в контексте, в синтаксической взаимосвязи между формами и грамматическими категориями.

Перфект тесно связан с текстовыми категориями проспекции и ретроспекции.

Перфекта это форма, выражающая результат предшествующего действия. При употреблении перфектного времени выражается состояние субъекта или объекта, возникшее после завершенного действия. Действие в перфектной форме предопределяет последующие действия и, интригуя читателя, заостряет его внимание на причине и ходе разворачивающихся событий, которые приводят к тому или иному результату или концу, а также подчеркивает значимость полученного результата.

Перфектный формы могут выполнять функцию ретроспекции. Перфектная форма помогает сделать переход из настоящего в прошлое или из прошлого в "предпрошедшее", создавая разнообразные связи между ними, перемешивая далеко стоящие друг от друга в хронологическом плане действия и показывая их глубинное, внутреннее сходство.

Ретроспекция создает связи между отдельными сюжетными линиями не только грамматической формой, а взаимосвязью различных элементов контекста. Помимо грамматической формы глагола в передаче ретроспективности участвуют лексические средства. Это обстоятельственные группы и другие указания на время и место совершения действия в далеком прошлом.

Глагол прошедшего времени часто используется в современной литературе в ретроспективной функции. Начало этого, по-видимому, следует искать в тенденции к восстановлению внутреннего мира личности героя, к созданию нескольких временных линий в произведении, объединенных в особое соединение, единство, обусловленное человеческой памятью. Внутренний мир персонажа предстает перед нами в его опыте, а он дан через функцию ретроспекции.

Ретроспективный глагол может обращать внимание на законченность, завершенность действия или состояния, подводить своего рода итог.

Проанализировав ретроспективную функцию глагольных форм можно выделить третью функцию - соединительную или связующую. Абзацы, главы, части художественных текстов могут быть объединены и развиты с помощью перфектных форм. Например, абзац пятой главы может содержать перфектную форму, которая используется для выражения действия, имевшего место во второй главе романа. Автор как бы "перекидывает мост" между двумя главами и обеспечивает их связь. Действие, на которое читатель, возможно, и не обратил бы внимания в процессе чтения, становится ярким и актуальным. Перфектные формы соединяют как стоящие рядом части текста, так и значительно удаленные текстовые фрагменты и тем самым участвуют во взаимосвязи текста. Таким же образом глагольная форма перфекта может выразить причину, условие предшествующего действия последующим, логическую связь между ними.

Перфектные формы также являются стилистическим средством связывания содержания всего рассказа с моментом речи.

Итак, можно выделить следующий стилистический потенциал перфектных форм:

- выражение ретроспективности (возврат назад, обращение к предшествующему);

- выражение связи, переплетения различных временных планов, связи между различными частями литературного произведения (непрерывность временного потока);

Как правило, функции пересекаются, сливаются друг на другом, создавая единый комплексный стилистический эффект.

Текстом-ретроспекцией может быть рассказ о каком-то случае, происшествии в рамках бытового диалога, научная или публицистическая статья, газетный или официальный отчет.

Грамматический вид – это семантика видового противопоставления – это прежде всего позиция читателя (синхронная для НСВ, ретроспективная для СВ). Остальные различия между видовыми значениями – это семантические присоединение под влиянием контекста (в основном, лексического ). Грамматическое значение – это только возможность.

Например, ретроспекция может давать результативное прибавление, см. ( 1), и двунаправленное прибавление, см. ( 2):

(1) Кто строил эту дорогу?

(2) Машина выезжала из гаража

Один новый факт: проспективный вид дает иные эффекты, чем ретроспекция. А именно: у двунаправленных глаголов при проспективном рассмотрении на одно значение меньше, чем при ретроспекции. Например.

(1,1) Машина выезжала из гаража

а) единичное однонаправленное действие: ‘выехала’; наблюдатель находится в точке ПОСЛЕ выезда, но ДО возвращения (которого может и не быть);

б) единичное двунаправленное действие: ‘выехала и вернулась’; наблюдатель находится в точке ПОСЛЕ возвращения;

(1.2) Машина будет выезжать из гаража =

а) единичное однонаправленное действие: ‘выедет’; наблюдатель находится в точке ДО выезда (и ДО возвращения – которого можно ожидать, если таково лексическое значение глагола и контекст; ср. буду выходить из дома: если своего, то вернусь; если из чужого или из автобуса – едва ли);

Говорящий или читающий может присутствовать в значении языковых единиц и, соответственно, в ситуации в разных лицах: прежде всего – как субъект речи, т.е. автор высказывания и Агент соответствующего речевого действия, со всеми обязательствами, которые накладывает это действие на исполнителя; со всеми сожалениями, пожеланиями, упреками и прочим, которые в нем выражаются. А кроме того, говорящий может быть представлен в тексте как субъект восприятия, субъект сознания. Слова и категории, значение которых предполагает говорящего, – это эгоцентрические элементы (ЭЭ), эгоцентрики.

Соответственно, различаются виды эгоцентрических элементов (ЭЭ) – речевой и нарративный. При этом оказывается, что в языке есть первичные эгоцентрики (т.е. собственно эгоцентрики) – слова и категории, которые полностью реализуют свой смысл только в речевом режиме и ориентируются только на подлинного говорящего в составе речевой ситуации. И вторичные, несобственные, которые совместимы с обоими режимами.

Примером первичного эгоцентрика (который требует речевой ситуации и полноценного говорящего) может служить грамматическое время. Время сильно меняет интерпретацию в нарративе. Так, форма прошедшего времени несов. вида в речи обозначает предшествование; между тем в нарративном тексте она фактически выражает синхронность. См. пример (1). В речевом режиме обозначает ‘висела раньше, до момента речи’; между тем если фраза входит в нарратив , та же форма означает синхронность:

(1) На стене справа висела картина

а) ‘висела раньше, до момента речи’ [речевой режим];

б) ‘висит в текущий момент текста’ [нарративный режим].

Пример вторичного эгоцентрика – вид. Так, несов. вид может иметь два значения. В одном своем значении, главномм, он выражает синхронность, в другом, общем и фактическом – ретроспекцию. В речи это будет синхронность или ретроспекция по отношению к моменту речи, пример (2), в нарративном – по отношению к текущему моменту текста, пример (3); значение видовой формы в обоих режимах одно и то же, меняется только ориентир.

(2) а. Иван обедает [синхронность];

б. Ты обедал? [ретроспекция]

(3) а. Мы зашли в дом. Иван обедал [синхронность];

б. Иван был сыт. По всей видимости, он обедал. [ретроспекция]

Ретроспективными являются, кроме общего фактического значения, о котором уже говорилось, дуративное (гулял с двух до трех) и определенно-кратное (целовал три раза);. Последние два значения отличаются от общефактического тем, что у них ретроспекция однозначно обусловлена синтаксически, в одном случае — контекстом обстоятельства длительности с замкнутым интервалом (в контексте обстоятельства длительности с незамкнутым интервалом — Второй час ее жду .

Для ретроспекции, составляющей основу общефактического значения,

принципиально важна неопределенность временной локализации — отсутствие показателя точного времени

а. Я был в Большом театре [у был общефактическое значение НСВ];

б. Вчера я был в Большом театре. Давали "Лебединое озеро" [ был актуальное значение НСВ].

Временной показатель во фразе переносит наблюдателя в прошлое, и точка зрения на ситуацию оказывается синхронной.

Остальные семантические противоположности в классе ретроспективных

функций возникают на базе лексического значения— лексических классов глаголов. В частности, лексической семантикой обусловлены события: имеется в виду возможность употребления формы НСВ как бы в значении СВ (ср. Я вас предупреждал 'предупредил'). В этом смысле говорят о "результативных" и "нерезультативных" общефактических значениях. Однако результат предполагает контроль — наличие в ситуации Агенса, который ставил себе цель и достиг ее. А ситуация может иметь предел, не являющийся достижением чьей-то цели (как таять — растаять) или просто быть моментальной, как улыбнуться, и потому несовместимой с понятием результата.

Итак, актуальное значение, т.е. процессное синхронное, противопоставлено, с одной стороны, континуальным непроцессным (в том числе узуальному и потенциальному) как процессное, а с другой — ретроспективным как синхронное.

В несколько ином смысле можно сказать, что итеративное значение моментального глагола является базовым для ретроспективного события. А именно, в том, что от наличия у глагола НСВ итеративного значения зависит возможность однозначно события его понимания при ретроспекции: у немоментальных глаголов НСВ (т.е. непарных, с одной стороны, и предельных— с другой), событийное понимание либо невозможно, либо обусловлено контекстом, либо возникает на правах коммуникативной импликатуры.

Вообще, про все семантические добавления, возникающие в контексте ретроспекции, можно показать, что они обусловлены контекстом. Например, прекращение состояния во фразе На этой стене висела картина выражается прошедшим временем, а значит — ретроспекцией: несов. вида, а в синхронной перспективе свойственна, напротив, неограниченная длительность.

Так же существуют прецедентные тексты, которые используются с целью ретроспекции либо аккумуляции информации, при этом автор указывает на прецедентную ситуацию, что позволяет акцентировать или пополнить в сознании читателя его ассоциативный ряд. Например, в книге Уолли Лэмба "She's Come Undone" 1-я глава называется Our Lady of Sorrow. При первом приближении может показаться, что автор просто высказывает ироничное отношение к своей героине. На самом деле это перефразированное имя Иисуса Христа, употребляемое в Библии - the Man of Sorrows, человека, перенесшего много страданий. В данном случае прецедентное имя выполняет одновременно две задачи: отсылает за рамки книги и выражает отношение (а именно уважение) к главной героине своего романа.

Заключение

Проблема соотношения речи и мышления является той когнитивной “средой”, в которой произрастает более частная проблема соотношения широкой речевой стереотипности и столь же широкой речевой свободы. Такой научно-познавательный фон дает возможность рассматривать обозначенную тему в разных аспектах, кардинально или незначительно изменяя ракурс видения сущности проблемы.

Представленные научные факты и их обобщения свидетельствуют о том, что стереотипность речевой формы обусловлена как стереотипами мышления, так и закономерностями общения, являясь характеристикой и пронизывающей речевую ткань, и всеобъемлющей по отношению к целому тексту, охватывающей тактику и стратегию текстопорождения.

Объединение под одной “крышей” первичных и вторичных РЖ закономерно с точки зрения общей позиции речевого общения (принципов взаимодействия и диалогичности речи, в широком смысле). Однако с этих позиций не все ясно в связи с другими сторонами определения РЖ как типической формы высказывания, представляющего единство тематическое, композиционное и стилистическое. Справедливое в отношении первичных РЖ утверждение, что “мы говорим высказываниями” вряд ли справедливо в отношении вторичных РЖ и уж, конечно, не может пониматься буквально и требует корректировки. Это касается и стиля (в другом отношении): если в однословном высказывании стиль может проявляться через языковую окраску соответствующей единицы, то иное дело в сложных РЖ.

Список литературы

Андрусенко Т.Б., 1997, Знание: возможности метаязыков и тезаурус, Новости искусственного интеллекта № 2, Москва.

Баранов А.Г., 1993, Функционально-прагматическая концепция текста, Ростов-на-Дону.

Бахтин М.М., 1979, Эстетика словесного творчества, Москва.

Вакуров В.Н., Кохтев Н.Н., Солганик Г.Я. 1978, Стилистика газетных жанров, Москва.

Верещагин Е.М., Ратмайр Р., Ройтер Т., 1992, Речевые тактики “призыва к откровенности”. Еще одна попытка проникнуть в идиоматику речевого поведения, Вопросы языкознания, № 6, Москва.

Дементьев В.В., Седов К.Ф., 1998, Социопрагматический аспект теории речевых жанров, Саратов.

Дридзе Т.М., 1997, Социальная коммуникация и культура в эко-антропоцентрической парадигме, В контексте конфликтологии…, вып. 1, Москва.

Караулов Ю.Н., 1987, Русский язык и языковая личность, Москва.

Кожина М.Н., 1986, Диалогичность письменной научной речи, Пермь.

Кожина М.Н., 1999, Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты проблемы), Жанры речи, Саратов.

Матвеева Т.В., 1990, Функциональные стили в аспекте текстовых категорий, Свердловск.
[/sms] 

10 окт 2008, 10:42
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.