Последние новости
03 дек 2016, 15:27
Украинские силовики стягивают минометы, танки и реактивные системы залпового огня (РСЗО)...
Поиск



» » » » Реферат: Мотивы Откровения святого Иоанна Богослова в романе-памфлете “Дневник Сатаны” Леонида Андреева


Реферат: Мотивы Откровения святого Иоанна Богослова в романе-памфлете “Дневник Сатаны” Леонида Андреева

Реферат:  Мотивы Откровения святого Иоанна Богослова в романе-памфлете “Дневник Сатаны” Леонида Андреева Борьба добра со злом является труднейшей нравственной проблемой человечества. Уходя своими корнями в далекое прошлое, она на протяжении ряда столетий привлекала внимание многих философов, поэтов, прозаиков. Одним из первоисточников этой проблемы по праву можно назвать Библию, в которой "добро" и "зло" отождествляются с образами Бога и дьявола, выступающими в качестве абсолютных носителей этих моральных категорий человеческого сознания. Добро и зло, Бог и дьявол, находятся в постоянном противодействии, несмотря на то, что по своей природе сатана - один из ангелов. С Богом "его отношения по началу не ясны, хотя очевидно, что он зависим от Господа и боится его запретов, но человеку он... враг и порочит его перед Богом..." [Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2-х томах. - М., 1987 г. - Т.2. - С.382.]. Как пророчествует святой Иоанн Богослов, настанет день, когда силы добра и зла - Бог и дьявол - сойдутся в последней битве за власть над миром, после чего поверженное зло навсегда будет водворено в преисподнюю.
[sms]Проблема борьбы добра со злом поднималась и в древнерусской житийной литературе, где часто появляются фигуры православных святых, подвижников, князей - праведников [Об этом см.: Семенова С. "Всю ночь читал я твой завет..." Образ Христа в современном романе \ Новый мир. - 1989. - №11. - С.229.]. Пушкин и Лермонтов в начале XIX-го века вводят в свои поэмы образы нечистой силы ("Гавриилиада" А.С. Пушкина; "Демон" и "Ангел смерти" М.Ю. Лермонтова.).

Не оставляют без внимания эту проблему и писатели второй половины XIX-го века, в частности Л.Н. Толстой и Ф.М. Достоевский, создавшие в своих произведениях образы людей, являющихся, с точки зрения требований христианской морали, святыми (князь Мышкин, старец Зосима, Алеша Карамазов - у Достоевского; Платон Каратаев и другие выразители народной веры - у Толстого).

Осмысление проблемы борьбы добра со злом нашло отражение в творчестве таких крупных русских писателей начала ХХ столетия, как Леонид Андреев и Михаил Булгаков, чьи произведения находятся в непосредственной взаимосвязи с предшествующей литературой, в частности с творчеством Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского. Наиболее близок к XIX веку был Андреев, писавший на рубеже двух столетий. По признанию самого Андреева право называться его учителем принадлежит Л.Н. Толстому: "Учителем своим признаю Толстого... Выше Толстого я никого не знаю..." [Цит. по ст.: Ланщиков А.П. Леонид Андреев \ Андреев Л.Н. Избранное. - М., 1982. - С.6.]. Причем Андреев восхищался не только писательским мастерством Льва Николаевича. Толстой научил его постигать внутренние, глубоко скрытые от поверхностного взора основы человеческого бытия, стремиться самостоятельно искать ответы на вечные и мучительные вопросы человеческого духа, заставил задуматься о правде и лжи, о нравственной красоте и уродстве, добре и зле и о вечном их противостоянии.

Но если говорить об изначальном мирочувствовании, то тут ближе других Андрееву был Ф.М. Достоевский. Не случайно главными героями некоторых их произведений стали персонажи Библии - первого литературного источника, в котором нашла отражение проблема борьбы добра со злом.

Бесспорным является влияние Толстого и Достоевского и на творчество М. Булгакова. В произведениях этого писателя так же присутствуют библейские образы и сюжеты, а проблема борьбы добра со злом переосмысливается под воздействием исторических событий, происходящих в России в первой половине ХХ-го века.

Апокалиптические события ХХ-го столетия повлияли на творчество Л. Андреева и М. Булгакова, которые, обращаясь к вечным вопросам добра и зла, истины, власти и смерти, использовали в своих произведениях библейские образы и сюжеты. И сейчас, когда человечество вступает в новое тысячелетие, актуальность борьбы добра со злом очевидна, что и подталкивает нас к рассмотрению этой проблемы на материале творчества Л. Андреева и М. Булгакова.

Научной базой исследования, его теоретической основой послужили философские и общетеоретические положения по вопросам взаимосвязей литературы и религии С. Аверинцева, Е. Мелетинского, И. Фильштинского, В. Иванова, М. Юсима, М. Пиотровского, а также характеристики ряда философско-религиозных понятий, данные Ф. Бурлацким, А. Зайцевым, Т. Кузьминой и другими. При определении направления и ориентиров нашей дипломной работы мы обращались к трудам известных критиков и литературоведов: Л. Иезуитовой, Б. Соколова, И. Галинской. Г. Лесскиса, В. Петелина и других.

В работе использованы материалы Библии, тексты литературных произведений Л. Андреева и М. Булгакова, обращавшихся в своем творчестве к религиозным образам, сюжетам и заповедям.

Целью нашей работы стало исследование особенностей осмысления библейской проблемы борьбы добра со злом в творчестве Л. Андреева и М. Булгакова.

Реализация этой цели вызвала необходимость постановки и решения таких литературно-художественных и философско-эстетических задач, как: 1) выявление и анализ художественных особенностей подхода каждого из обозначенных писателей к решению библейской проблемы борьбы добра со злом; 2) выявление и исследование своеобразия традиционных философских и религиозных воззрений авторов и их героев. А также анализ принципов и процесса эволюции этих воззрений в новую историческую эпоху; 3) определение и исследование художественно-эстетической системы, задач и целей, которые ставят писатели, обращаясь к библейской проблеме борьбы добра со злом.

Структура исследования определяется целью, поставленными задачами и содержанием работы. Дипломная состоит из введения, двух глав, заключения и библиографии.

Мысли о конце света издавна будоражили человеческое сознание. Несмотря на обилие религиозных учений и философских теорий, одним из основных положений, объединяющих их все, является вера в неизбежно грядущий последний день земли, когда встретятся в последней битве силы добра и зла, Бог и дьявол, и постигнет, наконец, наказание всех неправедных за содеянные или грязные дела, идущих вразрез с законами Бога.

Одним из основных источников, описывающих так долго ожидаемый "конец света", является Откровение святого Иоанна Богослова. Автор этого завершающего Библию сочинения связывает данное событие с решающим боем между Богом и дьяволом и с низвержением последнего на землю, где Сатана будет побежден и навсегда отправлен в преисподнюю: "Горе живущим на земле и на море, потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени!.. Сатана... выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, ... и собирать их на брань... И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их, а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков." ( Откровение святого Иоанна Богослова, 12, 12, 20, 7, 9, 10.)

И прежде всего, такие мысли возникают у людей в годы войн и великих бедствий. Будь то природные катаклизмы или исторические события.

В творчестве Леонида Андреева также нашли отражение мотивы Апокалипсиса. Их появление является следствием того, что писатель как раз жил в одну из таких переломных эпох мировой истории, и к тому же эта эпоха совпала по времени с рубежом двух столетий - концом XIX-го и началом ХХ века. Причем век ХХ оказался особенно кровавым и страшным: углубился мировой экономический кризис, начавшийся в конце XIX века; войны, одна за другой, сотрясали Европу; революции в России начала века эхом отдавались по всему миру, и их отголоски будут слышны еще долгие годы.

Таким образом, грозовая атмосфера начала ХХ столетия, небывалые потрясения, войны и революции предельно обострили и изменили все процессы как в самой России, так и во всем мире. Возникла необходимость переосмыслить происходящее, по-новому взглянуть на действительность и свершающиеся исторические события. Все это и нашло отражение в литературе - зеркале окружающей реальности.

На происходящие в этот период в России события, так или иначе откликнулись все русские писатели, творившие в это время. Не остался в стороне и Леонид Андреев. Первые десятилетия ХХ века нашли отражение в его последнем незаконченном романе "Дневник Сатаны" (1919), и именно в нем в связи с апокалиптическими событиями, происходящими в России и во всем мире, воплотились некоторые Откровения святого Иоанна Богослова. Андреевское восприятие мира в начале XX века проникнуто тревогой, ощущением близости катастрофы, отражает в себе сознание неизбежности крушения старого мира и гибель эта ассоциируется у писателя с картиной Армагеддона, нарисованной Иоанном Богословом, то есть воспринимается Андреевым как последний бой добрых (божественных) и злых (дьявольских) сил за власть на земле. Но, по мнению Леонида Андреева, положение в этом мире достигло наивысшей трагической точки. Трагизм заключается в том, что мир настолько погряз в грехах, преуспел и усовершенствовался в делах преступных и темных, что далеко обогнал в этом самого "отца" всего зла - дьявола. Именно эта мысль писателя нашла отражение в его последнем произведении.

Используя Откровение святого Иоанна Богослова Андреев в своем романе "Дневник Сатаны" разрабатывает сюжет о приходе дьявола на землю. По библейской версии, это появление должно сопровождаться страшными катаклизмами, и тогда на земле наступит царство зла. Писатель отходит от такого видения последствий низвержения сатаны. Его дьявол добровольно (а не по велению Бога) спускается на землю. Перед ним стоит определенная цель: познать людей и их мир. Необычен путь, который избирает андреевский дьявол для появления среди людей - он "вочеловечивается". Для достижения этой цели он использует человеческое тело - материальную оболочку для своей бессмертной души. Причем способ, с помощью которого сатана овладевает этим временным "помещением", полностью соответствует его дьявольской природе - это убийство. Его жертвой становится 38 - летний американский миллиардер Генри Вандергуд, мечтающий "облагодетельствовать человечество своими миллиардами" [Андреев Л. Н. Иуда Искариот. Дневник Сатаны. Повести. - Рига, 1991 г. - С. 67.]. Предпосылкой для возникновения этого образа послужил реальный факт - разрекламированное намерение американского миллиардера Альфреда Вандербильта филантропически облагодетельствовать старую Европу. Вандербильт гибнет вместе с пассажирами "Лузитании", которая была потоплена немецкой подводной лодкой. Это произошло 7-го мая 1915 года. Действие романа дневник сатаны происходит с 18 января по 27 мая 1914 года. Таким образом, Андреев в своем произведении изображает буржуазную Европу накануне первой мировой войны.

Итак, бывший "всемогущий, бессмертный, повелитель и властелин" [Андреев Л. Н. Иуда Искариот. Дневник Сатаны. Повести. - Рига, 1991 г. - С. 61.], а ныне американский миллиардер Вандергуд едет в Рим. Движимый высокими альтруистическими побуждениями, он пересекает Атлантический океан и вступает на камни "вечного города" [Там же. - С.62.]. Генри Вандергуд полагает, что облагодетельствовать своими капиталами бедствующую Европу - дело более почетное, чем открыть еще один университет в Чикаго. Ажиотаж вокруг трех миллиардов Вандергуда и составляет сюжетную основу романа Андреева. Это позволяет писателю показать представителей разных классов и социальных сословий: католическое духовенство, свергнутых народом монархов, интеллигенцию, прислуживающую денежному мешку.

Вандергуд не подозревает, что в его тело вселился сам Сатана, спустившийся с небес для того, чтобы зло подшутить над доверчивыми людьми ("...Я пришел на землю, чтобы лгать и играть" [Там же. - С. 61.]). таким образом, Генри Вандергуд приобретает свою "вторую реальность". Он получает своего собственного комментатора, не оставляющего камня на камне от филантропической проповеди американского миллиардера - благотворителя, который мнит себя эмиссаром "молодой Америки" [Там же. - С. 69.] и намерен лечить устаревшую Европу, внедряя в ее сознание идеалы заокеанской республики.

В романе Леонида Андреева Вандергуд - дьявол - собирательный образ социального зла. И заключено оно отнюдь не в личности бывшего свинопаса из штата Иллинойс, а в его несметных капиталах, иначе - самой природе империалистического общества. Следовательно, какими бы человеческими качествами не обладал Генри Вандергуд как личность, он не может принести людям добро. Его деньги пробуждают в них низменные чувства, со всех сторон к миллиардам тянутся жадные руки.

Католический кардинал Х., один из алчных претендентов на вандергудовские миллиарды похож то на "старую бритую обезьяну" [Андреев Л. Н. Иуда Искариот. Дневник Сатаны. Повести. - Рига, 1991 г. - С.88.], то на "говорящего попугая", то на "волка", "лисицу" [Там же. - С.91.]. Он меняет личины в зависимости от обстоятельств и служит единственному "Богу" - наживе охотно вступая в долю с темным авантюристом Фомой Магнусом при дележе денег американца. Рассуждая о вере, кардинал цинично заявляет, что для жалких и порочных людей нужен "о бессмертии" и "том свете", который он проповедует вместо "тайны", - пародия на Великого инквизитора Ф.Н. Достоевского. Не любя людей, считая любовь бессилием ("...Любовь - это бессилие" [Там же. - С. 90.]) и предоставляя ее тем, кто "на низу" [Там же.], кардинал Х пародийно излагает доводы великого инквизитора о пользе "тайны - обмана": пока есть смерть, нужна церковь, проповедующая бессмертие души, иначе кто же спасет человека от смерти, - и делает вывод о том, что мир хочет быть обманутым.

Издевкой на церковью является причисление к рангу святых черта Топпи, который в прежней жизни был монахом, скончался под именем брата Винсента, прах которого стал объектом поклонения для верующих. Набожно, часто посещает церковь Мария, образ - символ некоего вселенского зла, "с ног до головы продажная, развращенная и совершенно бесстыдная" [Там же. - С. 164.], как характеризует ее Магнус.

Фома Магнус мечтает освободить энергию, заключенную в небольшом кусочке вещества и взорвать землю: "Мы приведем в движение всю землю, и миллионы марионеток запрыгают по нашему приказу: ты еще не знаешь как они талантливы и послушны" [Андреев Л. Н. Иуда Искариот. Дневник Сатаны. Повести. - Рига, 1991 г. - С. 157.]. Магнус, как бы поменявшись ролью с сатаной пытается разрушить в последнем веру в человека. Сам он, неся в душе ненависть за поруганный идеал (он увидел за ликом Мадонны "Вавилонскую блудницу"), обещает взорвать и человека: он хочет поманить его, вместо "обмана" кардинала о бессмертии, "чудом" земным и усиленно готовится к этому "опыту" на людьми. Все больше увеличивается его разрыв со "слабосильным" и порочным человечеством. Герой "Дневника Сатаны" считает, что среди людей появилось слишком много "двуногой мрази" [Там же.], они необыкновенно быстро плодятся, и смерть не справляется со своей работой [Там же. - С. 158.]. Чтобы помочь ей в сокращении людского племени, нужно лишь "обещать кроликам, что они станут львами", внушить веру в "бессмертие за небольшую плату" [Там же.] или в земной рай. "Ты увидишь, какую смелость и прочее разовьет мой кролик, когда я нарисую ему на стене райские кущи и эдемские сады" [Там же.], - пророчествует Магнус.

Итак, по мере того как "вочеловечившийся" сатана входит в мир людей, все очевиднее становится отвратительная сущность их жизни и идеалов. Все здесь фальшиво. Голый расчет, жестокий инстинкт разрушения и продажность господствуют в этом мире. В нем не осталось подлинно человеческих ценностей. Только лишь холмы Кампаньи, верное в своей щедрости солнце, природа и простые крестьяне, обрабатывающие землю под этим солнцем, напоминают о красоте жизни. "Вочеловечившийся" Сатана современный Вавилон узрел, вступив на камни "вечного города" - Рима. Это собирательный образ, символ буржуазной Европы, капиталистического мира, таящего в себе величайшую угрозу всему человечеству, его культуре. Ничто уже не спасет этот мир: ни сила гуманистического порыва, ни красота, и художник не видит его социального и духовного исцеления.

Находясь среди людей, познавая их, "вочеловечившися" Сатана претерпевает эволюцию, в процессе которой "вандергудовская настойка человечности" заставляет его в некотором смысле служить добру, любви, гуманности, в то время как дьявольские функции достаются Магнусу, мечтающему о совращении и уничтожении миллионов с помощью тюрем, эшафотов, войн.

"Затея" Сатаны - Вандергуда оборачивается фарсом: обобранный Фомой Магнусом, высмеянный кардиналом, посланец преисподней, некогда вызывавший мистический страх у людей, теперь выглядит наивным и жалким. Сатана не заметил, что обычаи преисподней уже воцарились среди людей, и Фома Магнус опозоренному и бессильному дьяволу иронически выговаривает: "Если ты Сатана, то ты и здесь опоздал... Надо было приходить раньше, а теперь земля выросла и не нуждается в твоих талантах. Я не говорю о себе, который так легко обманул тебя... Не говорю о Марии. Но посмотри на этих скромных и маленьких друзей моих и устыдись: где в твоем аду ты найдешь таких очаровательных, бесстрашных, на все готовых чертей?" [Андреев Л. Н. Иуда Искариот. Дневник Сатаны. Повести. - Рига, 1991 г. - С.174.].

Роман "Дневник Сатаны" - это резкий памфлет на все институты и ценности буржуазного общества, в самой природе которого заложены силы, враждебные человеку.

Правда, Леонид Андреев вкладывает и еще одно значение в образ Вандергуда. Генри Вандергуд - это и частица метафизического зла, воплощенного в библейском Сатане. Чтобы спуститься на землю, Сатана должен "очеловечиться", иначе - отказаться от своей метафизической сущности. Он не может ее выразить средствами человеческой логики и языка. Сатана говорит человеку: "Ты имеешь только два понятия о существовании: жизнь и смерть, - как же я объясню тебе третье?" [Андреев Л. Н. Иуда Искариот. Дневник Сатаны. Повести. - Рига, 1991 г. - С. 60.] Отличительная черта персонажей "Дневника Сатаны" - их иллюзорность. И только природа Кампаньи и ее крестьяне, возделывающие родную землю, своей реальностью напоминают бывшему свинопасу Генри Вандергуду "что-то, что он забыл" [Там же. - С. 99.].

"Дневник Сатаны", последнее неоконченное произведение Андреева, - это и "книга итогов" всего творчества писателя, и одновременно гениальное пророчество. Андреев раньше Е. Замятина и других антиутопистов ХХ века дает возможность увидеть и осмыслить страшную перспективу человечества. Тревожно актуальный смысл приобретают предостережения художника, который, по словам М. Горького, был удивительно догадлив, наблюдая человеческую душу. Однако эта его "догадливость" касалась не только человека, но и общества, в котором правит жестокий закон зла, расчета и лжи.

Итак, проблема борьбы добра со злом волновала Леонида Андреева на протяжении всей его жизни. В творчестве писателя она раскрывается в ряде произведений: в ранней романтической сказке "Оро", в рассказах "Бен-Товит", "Елиазар", "Иуда Искариот", в повести "Жизнь Василия Фивейского" и романе "Дневник Сатаны". Проследив в нашей работе особенности осмысления данной проблемы в каждом из перечисленных произведений, мы можем сделать вывод о ее эволюции.

От сказочных духов добра и зла Оро и Лейо в начале ХХ века Андреев обращается непосредственно к первоисточнику проблемы - Библии, в его творчестве появляются библейские образы и сюжеты. Одним из таких произведений является рассказ "Бен-Товит", в котором представлен евангельский эпизод казни Иисуса Христа. Здесь мы наблюдаем традиционную для христианства трактовку образов: Христос -абсолютное добро, иудейская толпа и Бен-Товит как неотъемлемая часть - часть.

Постепенно философско-религиозные категории "добро" и "зло" переосмысливаются писателем и, начиная с повести "Жизнь Василия Фивейского" Андреев представляет их как "свет" и "тьму". В данной повести и в рассказе "Елеазар" библейская тематика сохраняется, хотя андреевская трактовка евангельских сюжетов и христианских постулатов в корне отличаются от общепринятой. В "Елеазаре" Христос - это уже не абсолютное добро и свет. Возникает даже вопрос: "А свет ли это вообще, если он не может победить тьму?"

В повести "Иуда Искариот" писатель разрабатывает евангельскую легенду о предательстве Христа Иудой и вновь возвращается к проблеме борьбы добра со злом. Но, что является характерным для Андреева, классический библейский сюжет в трактовке художника теряет свою однозначность и приобретает новый смысл. Сохраняя за Христом традиционное значение добра, писатель переосмысливает фигуру Иуды, наполняет ее новым содержанием, в результате чего образ предателя утрачивает символику абсолютного зла и приобретает в рассказе Андреева некоторые признаки добра.

Выделяется из названных произведений Леонида Андреева роман "Дневник Сатаны". Во-первых, при его создании писатель использует не евангельский сюжет, как предыдущих рассказах, а заключительный текст Нового Завета - Откровение святого Иоанна Богослова. Во-вторых, писатель для раскрытия проблемы борьбы добра со злом использует прием сатиры: "Дневник Сатаны" - роман памфлет на все институты и ценности буржуазного общества. [/sms]

09 окт 2008, 14:49
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.