Последние новости
07 дек 2016, 23:23
Чтобы остановить кровопролитие в Алеппо, нужно проявить здравый смысл, сказал...
Поиск

» » » » Реферат: Неологизмы английского языка в СМИ.


Реферат: Неологизмы английского языка в СМИ.

Реферат: Неологизмы английского языка в СМИ. ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение *

Глава 1. Неологизмы английского языка *

1.1 Причины возникновения неологизмов *

1.2 Типы неологизмов *

1.3 Семантические группы неологизмов в английском языке *

Глава 2. Неологизмы английского языка конца ХХ века *

2.1 Неологизмы конца ХХ в. с заимствованным суффиксом — esque в английском языке *

2.2 Пути образования неологизмов в английском языке *

2.3 Особенности языка СМИ *

Заключение *

Список литературы *

[sms]
Введение

Ряд исследователей считают неологизмами слова, обозначающие новые реалии, появившиеся в связи с ростом науки, техники и т.д. Другого мнения придерживаются С. С. Волков и Е. В. Сенько, которые считают, что при определении понятия “неологизм” следует учитывать внутриязыковые процессы в развитии словарного состава языка. Следует подчеркнуть, что новое в жизни не всегда связано с появлением в языке новых слов: новые реалии и ситуации могут обозначаться старыми словами.

Существует и третья точка зрения: неологизмы – это слова, не отмеченные словарями. В этом случае к неологизмам будут отнесены и случайно пропущенные в словарях слова, и слова, сознательно игнорируемые авторами общих словарей, и экзотизмы, которые будут причислены к новым словам по признаку необычности. Кроме того, если так понимать неологизмы, то в языках, не имеющих словарей, не будет и новых слов, что абсолютно не соответствует языковой реальности.

Установление и ограничение области объектов, охватываемых понятием неологизма, зависят от параметров – конкретизаторов, снимающих относительность и абсолютирующих свойство новизны. Первый и основной определитель – это конкретизация по параметру “время”. Неологизмы – новые слова какого-либо периода по отношению к какому-либо из предшествующих периодов. Любое новое слово имеет качество неологизма, т. е. временную коннотацию новизны, пока коллективное языковое сознание реагирует на него как на новое.

Таким образом, первое снятие относительности понятия неологизма – указание точек отсчета во времени и временных соотношений периодов. Второй определитель – конкретизация по параметру “языковое пространство” (сферы и жанры употребления). По данному параметру могут быть следующие конкретизаторы: а) в языках вообще; б) в данном национальном языке; в) в литературном языке; г) в данном подъязыке. Третий определитель – конкретизация тех единиц, которые рассматриваются со стороны их новизны. И, наконец, четвертый определитель связан с установлением структурных признаков новизны самого слова, т. е. какие структурные признаки позволяют считать слово неологизмом. Учитывая все рассмотренные выше уточнения, будем считать неологизмами слова, значения слов, идиомы, узуально существующие в определенный период в определенном языке, подъязыке, языковой сфере и т.д. и не существующие в предшествующий период в том же языке, подъязыке, языковой сфере и т.д.

Главным признаком неологизма является абсолютная новизна слова для большинства носителей языка. Слово находится в состоянии неологизма очень непродолжительное время. Как только слово начинает активно употребляться, оно теряет признак новизны, то есть постепенно входит в лексическую систему языка в качестве общеупотребительного.

 

Глава 1. Неологизмы английского языка

1.1 Причины возникновения неологизмов

Неологизм (от греч. nйos — новый и lуgos - слово) – новые слова или выражения, свежесть и необычность которых ясно ощущается носителями данного языка. Неологизмы делятся на общеязыковые и авторские, индивидуально-стилистические.

Возникновение общеязыковых неологизмов связано с обозначением нового предмета или явления, поэтому неологизм  может появляться в языке, например, как заимствование из иностранного языка и даже из авторских сочинений (так было со словом “утопия”; оно взято из сочинения писателя XVI века Т. Мора; со словом “робот”; оно появилось благодаря писателю XX века К. Чапеку). Постепенно неологизмы осваиваются носителями языка и становятся общеупотребительными; в этом случае они перестают быть неологизмами.

Иногда можно наблюдать неологизмы значения, то есть семантические неологизмы. Неологизмы не возникают из ничего, а на основе других слов.

Языковые неологизмы следует отличать от индивидуально-авторских. Языковые неологизмы – это явление временное. Авторские неологизмы – слова, созданные на базе существующих слов отдельными авторами и не вошедшие в активную лексику. Они остаются “вечными неологизмами”.

Авторские, индивидуально-стилистические неологизмы нередко называют окказионализмами. Такие неологизмы преследуют определённые художественные цели. Они редко выходят за пределы контекста и не получают широкого распространения. Как правило, авторские неологизмы или окказионализмы, создаются в языке по продуктивным моделям, по образцу уже существующих в языке слов, например “зеленокудрый” (Н. В. Гоголь), “громадьё”, “молоткастый” (В. В. Маяковский) и др.

Зачастую неологизм – это, результат устранения аномалии, или результат новых ассоциаций и т.д., то есть при создании неологизма зачастую действуют только внутриязыковые стимулы. Как установлено, в общем плане, появление нового слова в языке диктуется прагматическими потребностями. Отправитель сообщения выбирает из наличного лексического тезауруса то, что наилучшим образом выражает его мысли и чувства. Если в лексиконе отправителя такого слова нет, то нередко он видоизменяет или создает новую лексическую единицу. Лингвистами установлена статистическая закономерность прироста новых слов в тексте, которая тесно связана с содержанием текста, а так же с его прагматической установкой. В последнее время исследования новой лексики все чаще делают вывод о необходимости выявления закономерностей содержательной, в том числе прагматической, обусловленности появлений новых слов в тексте. В этом отношении прагматические соображения писателя, художника слова – и сходны и различны.

Если возникают новые понятия,   возникновение неологизмов в языке неизбежно. И генератор их возникновения – сфера ли технологий, или прямые заимствования из других языков, или социальные перемены - в принципе безразличен. Так или иначе, возникать неологизмы  будут и этот процесс не остановить.

1.2 Типы неологизмов

В пассивный состав лексики входят и неологизмы - новые слова, которые еще не стали привычными и повседневными наименованиями соответствующих предметов, понятий.

Лексикон языка постоянно пополняется, однако со временем новые слова осваиваются и переходят из пассивного словарного запаса в активный. И как только новое слово начинает часто употребляться, становится привычным, оно ассимилируется и стилистически уже не выделяется на фоне остальной лексики. Поэтому освоенные языком новые слова нельзя зачислять в состав неологизмов. Таким образом, термин "неологизм" сужает и конкретизирует понятие "новое слово": при выделении новых слов принимается во внимание только время их появления в языке, отнесение же слов к неологизмам подчеркивает их особые стилистические свойства, связанные с восприятием этих слов как необычных наименований.

Каждая эпоха обогащает язык новыми лексическими единицами. Их можно сгруппировать по времени появления: новые слова петровской эпохи; новые слова, введенные Карамзиным (Ломоносовым, Радищевым, Белинским, другими писателями), новые слова начала XX века, первых лет революции и т. д. В периоды наибольшей активности общественно-политической и культурной жизни страны приток новых слов особенно увеличивается.

В основе классификаций неологизмов лежат различные критерии их выделения и оценки.

1. В зависимости от способа появления различают неологизмы лексические, которые создаются по продуктивным моделям или заимствуются из других языков, и семантические, которые возникают в результате присвоения новых значений уже известным словам.

Среди лексических неологизмов по словообразовательному признаку можно выделить слова, произведенные с помощью суффиксов (земляне) , приставок (прозападный), а также суффиксально-префиксальные образования (прилунение, расстыковать), наименования, созданные путем словосложения (луноход, гидроневесомость), сложносокращенные слова (омон, спецназ., СНГ, ГКЧП) и сокращенные слова.

Аббревиация (сокращение) в современном языке стала одним из самых распространенных способов создания неологизмов. Однако следует иметь в виду, что не все неологизмы-аббревиатуры воспринимаются говорящими адекватно. Например, слово илон - сокращение, в основе которого имя и фамилия изобретателя - Иван Лосев. В отличие от обычных аббревиатур такие сокращения не связаны непосредственными семантическими отношениями со словосочетаниями, положенными в основу их образования.

К семантическим неологизмам относятся, например, такие слова, как куст в значении - 'объединение предприятий', сигнал - 'сообщение о чем-то нежелательном в административные инстанции' и др.

2. В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на общеязыковые, появившиеся вместе с новым понятием или новой реалией, и индивидуально-авторские, введенные в употребление конкретными авторами. Подавляющее большинство неологизмов относится к первой группе; так, появившиеся а начале века неологизмы колхоз, комсомол, пятилетка и многие другие характеризуются узуальностью.

Ко второй группе неологизмов принадлежит, например, созданное В. Маяковским слово прозаседавшиеся. Перешагнув границы индивидуально-авторского употребления, став достоянием языка, эти слова в настоящее время присоединились к активной лексике. Языком также давно освоены введенные М. В. Ломоносовым термины созвездие, полнолуние, притяжение; употребленные впервые Н.М. Карамзиным слова промышленность, будущность и др.

К этой же группе неологизмов принадлежат и так называемые окказионализмы (лат. occasionalis случайный) - лексические единицы, возникновение которых обусловлено определенным контекстом.

Окказиональные неологизмы - это слова, образованные писателями и публицистами по существующим в языке словообразовательным моделям и употребленные лишь однажды в определенном произведении - широкошумные дубровы (П.), в тяжелозмейных волосах (Бл.), огнекистые веточки бузины (Цв.). Авторами таких неологизмов могут быть не только писатели; мы сами, того не замечая, часто придумываем слова на случай (типа открывалка, распакетить, перегрустить). Особенно много окказионализмов создают дети: Я намакаронился; Смотри, как налужил дождь; Я уже не малышечка, а большишечка и под.

Чтобы разграничить окказионализмы художественно-литературные и чисто бытовые, не являющиеся фактом художественной речи, первые называют индивидуально-стилистическими. Если бытовые окказионализмы возникают обычно в устной речи, непроизвольно, нигде не фиксируясь, то индивидуально-стилистические являются результатом сознательного творческого процесса, они запечатлены на страницах литературных произведений и выполняют в них определенную стилистическую функцию.

По своей художественной значимости индивидуально-стилистические неологизмы сходны с метафорами: в основе их создания лежит то же стремление открыть в слове новые смысловые грани, экономными речевыми средствами создать выразительный образ. Как и самые яркие, свежие метафоры, индивидуально-стилистические неологизмы своеобразны и неповторимы. При этом писатель не ставит перед собой задачу ввести в употребление изобретенные им слова. Назначение этих слов иное - служить выразительным средством в контексте одного, конкретного произведения.

В редких случаях такие неологизмы могут повторяться, но при этом они все-таки не воспроизводятся, а "рождаются заново". Например, А. Блок в стихотворении "На островах" (1909) употребил окказиональное определение оснеженные: Вновь оснежённые колонны, Елагин мост и два огня. В стихотворении А. Ахматовой "9 октября 1913 года" (1915) читаем: Вот поняла, что не надо слов, оснеженные ветки легки. Однако никто не станет утверждать, что подобное совпадение указывает на зависимость стиля одного поэта от другого, тем более на подражание, повторение "поэтической находки".

3. В зависимости от целей создания новых слов, их назначения в речи все неологизмы можно разделить на номинативные и стилистические. Первые выполняют в языке чисто номинативную функцию, вторые дают образную характеристику предметам, которые уже имеют названия.

К номинативным неологизмам относятся, например, такие: футурология, феминизация, доперестроечный (период), плюрализм. Появление номинативных неологизмов диктуется потребностями развития общества, успехами науки и техники. Эти неологизмы возникают как названия новых понятий. Номинативные неологизмы обычно не имеют синонимов, хотя возможно одновременное возникновение конкурирующих наименований (космонавт - астронавт), одно из которых, как правило, впоследствии вытесняет другое. Основная масса номинативных неологизмов - это узкоспециальные термины, которые постоянно пополняют научную лексику и со временем могут становиться общеупотребительными; ср.: луноход, состыковаться, космодром.

Стилистические неологизмы создаются как образные наименования уже известных предметов, явлений первопроходец, атомоград, автоград, звездолет. Стилистические неологизмы имеют синонимы, уступающие им по интенсивности экспрессивной окраски; ср: звездолет - космический корабль. Однако частое употребление этих неологизмов в речи переводит их в активный словарный запас, нейтрализует их стилистическую окраску. Например, слово здравница, пришедшее в язык как стилистический неологизм, теперь уже воспринимается как нейтральный синоним слов санаторий, дом отдыха.

1.3 Семантические группы неологизмов в английском языке

В настоящее время английский язык переживает неологический бум. Согласно подсчётам Р. Берчфильда, ежегодно в языке появляется около 800 слов, необходимость регистрации и описания которых вызвала появление нового раздела лексикологии - неологии - науки о новых словах.

Для обретения “законного” статуса в языке слово должно пройти стадии социализации (закрепления в обществе) и лексикализации (закрепления в языке). При этом процесс лексикализации предусматривает как наличие навыков использования неологизма, так и выявление условий и противопоказаний для его употребления в различных контекстах. Пройдя все стадии анализа и утверждения, лексическая единица определённого структурного типа регистрируется в словаре неологизмов. Например, популярный “Словарь новых слов английского языка”, составленный Дж. Эйто (Ayto J.), только в 80-е годы отметил в английском языке 1200 неологизмов.

Неологизмы связаны со всеми областями англоязычного общества, но особенно большое количество новых лексических единиц появилось в связи с развитием компьютерной техники. Такие неологизмы можно разделить на несколько семантических групп:

1. Слова, обозначающие типы компьютеров и их структуру. Например, multi-user - компьютер для нескольких пользователей; hardware - части компьютера; software - программа компьютера; vapourware - опытные образцы ЭВМ и т.д.

2. Лексические единицы, обозначающие понятия, связанные с работой на компьютерах: BASIC, Fortran, to trouble-shoot (исправить компьютер), to blitz out (уничтожить часть данных в памяти компьютера).

Большая часть неологизмов, связанных с использованием компьютеров в быту, образуется при помощи сокращенной формы tele. Например: telepost - место в доме, где находится компьютер; telebanking, teleshopping - финансовые либо торговые операции с помощью компьютера.

Используются и другие типы лексических единиц: dial-a-meal, dial-a-taxi - заказы через компьютерную сеть по телефону.

Относительно новой семантической группой можно считать неологизмы на космическую тематику: space-bike, mini-bike - автолёты, cargo modulе - грузовой отсек космического корабля, UFO - НЛО и т.д.

В области изобразительного искусства происходит бурный процесс экспериментирования, создаются новые манеры письма и стилевые приёмы: minimalism -минимализм (тематическая “мелкотравчатость”); АВС art - искусство, упрощающее и разлагающее на элементарные части цвет и форму; Op art - искусство, использующее оптические эффекты; revivalism - школа современной живописи, возвращающаяся к традиционным формам и приёмам; action painting - живопись методом разбрызгивания и т.д.

В области кино, телевидения и видеотехники появилось много новых технических средств, например: inflight movies - кинофильмы на борту самолёта, serial - многосерийный фильм с единой фабулой; chat show - интервью со знаменитостью по ТВ; kidvid - телепередачи для малышей.

Большое количество неологизмов появляется в связи с общественными движениями. Многими новыми словами, например, английский язык обязан феминизму: libbie - суфражистка, феминистка. Именно благодаря женским движениям некоторые английские слова, заканчивающиеся на man, изменились, приобретя более нейтральную гендерную форму: policeman - police-officer, chairman - chair-person.

Английский язык, как и другие языки мира, активно обогащается за счёт лексики, присущей представителям различных профессий, социальных групп и возрастов.

 

Глава 2. Неологизмы английского языка конца ХХ века

2.1 Неологизмы конца ХХ в. с заимствованным суффиксом — esque в английском языке

Всего было выявлено 62 датированных неологизмов конца ХХ в. с суффиксом – ESQUE. Анализ их качественных и количественных характеристик показал, что 89% образовано по модели Npers. + — esque = A, а остальные — по модели Ncom. + — esque = A. Практически все (98%) неологизмы являются однозначными. Словообразовательное значение типа состоит из 12 семем, из которых наиболее многочисленными являются следующие: resembling (24%), characteristic of (19%), of (15%), pertaining to (14%), etc. Установлено, что в конце ХХ в. в основном используются ПО, обозначающие: а) художников, скульпторов, архитекторов, строителей (31%); б) писателей, поэтов, драматургов, журналистов (26%); в) государственных и общественных деятелей (13%). Показано, что все характеристики неологизмов конца ХХ в. как качественно, так и количественно отличаются от таковых для типа в целом.

Заимствованный суффикс — esque описывается в ряде работ (The Oxford …, 1933; Marchand, 1960; Collins Cobuild…, 1991; Зятковская, 1971; Мешков, 1976; Лесина, Меграбова, Науменко и др., 1978; Hansen, 1982; Кочетков, Парчевский, Ширяева, 1986; Кочетков, 1990).

Исследователи установили, что он имеет романское происхождение, образует имена прилагательные, присоединяясь к основам имен существительных собственных и нарицательных (The Oxford …, 1933; Marchand, 1960).

В английском языке первое заимствованное слово с исходом на –esque появилось в XVI: grotesque (1561 год). Затем в XVI в. к нему добавилось 4 слова: arabesque (1611), moresque (1611), soldatesque (1648), burlesque (1656). В начале XVIII в. было заимствовано слово picturesque (1703), значение которого, как считает Г. Маршан, легло в основу формирования словообразовательного значения суффикса: “having the (artistic, bizarre, picturesque) style of …” (Marchand, 1960, p. 226).

Многоплановое качественное описание суффикса –esque дано Р. Г. Зятковской (1971) по следующим позициям: алломорфы суффикса, типы швов на границе с производящей основой (ПО), фонология темы, дистрибуция суффикса (в частности, его способность присоединяться к ПО с исходом на суффикс — ure, с одной стороны, и присоединять к себе суффиксы –ly (adv), — ness, — er, — ery, с другой стороны), грамматическая функция (индикация прилагательного) и грамматическая совместимость (с именными темами).

Владивостокские лингвисты (Лесина, Меграбова, Науменко и др. (1978) дали количественное описание 25 слов с — esque, содержащихся в словаре объемом в 70 тыс. слов (The Concise …, 1956), по методике И. П. Ивановой (1975), В частности, было установлено, что у 18 слов ПО субстантивные, у 1 слова – адъективная ПО, у 2-х слов – адъективно-субстантивные, у 4-х – неопределенные. Кроме того, авторы впервые подсчитали доли фонемных исходов ПО этих 25 слов с –esque и показали, что наиболее многочисленными из них являются следующие: n (38,1%), l (19%), t (14,3%), b (4,8%), I (4,8%), u: (4,8%), нейтральный (9,5%).

Наиболее полный исходный список слов с — esque, содержащий 127 слов, извлеченных из крупнейших обратных словарей (Brown, 1963; Lehnert, 1971), использовал В. П. Кочетков с соавторами (Кочетков, Парчевский, Ширяева, 1986; Кочетков, 1990). Анализ информации об этих словах, содержащейся в Большом Оксфордском словаре (The Oxford …, 1933), позволил авторам установить даты письменной фиксации 51 слова. Они пишут, что в XVI в. в английском языке появилось 1 слово с исходом на — esque, в XVII в. – 3, в XVIII в. – 7, в XIX в. – 37, в ХХ в. – 3 слова. Была описана семантика ПО, отмечено, что в ХIХ-ХХ вв. этот суффикс приобретает значение “в стиле, в манере, в характере кого-либо” и что — esque может сочетаться как с именами собственными, так и нарицательными (Кочетков, 1990).

Однако, неологизмы конца ХХ в. до сих пор детально описаны не были, хотя именно анализ новообразований позволит установить характеристики моделей, действующих в настоящее время. Поэтому мы поставили перед собой следующую цель: методом сплошной выборки извлечь и проанализировать все слова с — esque, содержащиеся в словаре неологизмов объемом в 63 тыс. слов (Supplement to the Oxford…, 1972—1986). Мы анализировали дефиниции слов, даты их письменной фиксации, наличие суффиксальных производных, фонемное тяготение и суффиксальную валентность.

Детальный анализ датированных неологизмов показал, что синхроническая продуктивность изменялась следующим образом: за 1-е десятилетие возникло 6 слов, за 2-е — 7 слов, за 3-е — 12 слов, за 4-е — 9 слов, за 5-е — 12 слов, за 6-е — 5 слов, за 7-е — 9 слов, за 8-е — 2 слова с –esque;

В результате было выявлено 62 датированных новообразования (т. е. 33% всех слов типа с этим суффиксом), причем в первой половине ХХ в. возникло 46 слов, а во второй (до 1974 г.) – 16 слов с — esque.

Известно, что первые заимствования с –esque появились в XVI в. (Oxford, 1933; Marchand, 1960). Первые полночленимые слова с –esque начали образовываться в начале XVIII в. Они положили начало модели N + –esque = A. Однако параллельно поток заимствований продолжался до ХX в. (Бартков, Барткова, 2000).

Анализ неологизмов показывает, что в ХХ в. было заимствовано всего 2 слова: Grand Guignolesque (1908), pintoresque (1969). Все остальные 60 слов оказались производными.

Ранее в литературе отмечалось, что суффикс — esque может присоединяться к именам собственным (Npers) или нарицательным (Ncom) (The Oxford…, 1933; Marchand, 1960; Hansen, 1982; Кочетков, 1990).

Количественный анализ неологизмов показал, что они образованы по этим же двум моделям, но в следующей пропорции:

a) Npers + — esque = A

Синхроническая продуктивность этой модели равна 55 словам (т. е. 89% всех неологизмов), например: Lombardesque (1901), Brontesque (1905), Rubenseque (1913), Chaplinesque (1921), Casanovaesque (1925), Tarzanesque (1933), Disneyesque (1939), Stalinesque (1943), Gandhiesque (1954), Renoiresque (1958), Durrelesque (1961), Picassoesque (1968), Tolkienesque (1970);

b) Ncom + — esque = A

Синхроническая продуктивность этой модели равна 7 словам (т. е. 11%), например: giantesque (1909), madrigalesque (1911), goblinesque, robotesque (1927), gaminesque (1928), pintoresque (1969), zombiesque (1974).

Затем мы подсчитали среднее количество значений (S*), приходящееся на один неологизм. Оказалось, что только одно слово является двузначным: Poe-esque 1. (1919); 2. (1934). Все остальные 61 слово были однозначными. Следовательно, S*=1,0 значения/слово.

Известно, что словообразовательное значение (СЗ) суффикса –esque описывают по-разному.

Так, составители Большого Оксфордского словаря (БОС) дают следующую формулировку: “resembling the style partaking of the characteristics of” (The Oxford…, 1933).

Словарь Вебстера 2-го издания (Webster’s…, 1934) приводит следующее СЗ суффикса — esque, состоящее из двух семем: “in the manner or style of”, “like”.

В словаре Collins Cobuild…(1991) дается следующее СЗ: “similar in style to something”.

Г. Маршан так описывает СЗ: “having the style of…” (Marchand, 1960).

Составители словаря Random House…(1993) считают, что — esque – это суффикс “ indicating style, manner, resemblance, or distinctive character”.

В словообразовательном справочнике Collins …(1991) дается такой вариант СЗ: “similar in style to”.

Таким образом, СЗ состоит из целого набора различных семем.

Мы провели количественный анализ СЗ неологизмов ХХ в. и получили следующие результаты.

Наиболее многочисленными оказались СЗ, представленные следующими одиночными семемами:

resembling (11 слов из 62; т. е. 17,7%), например: Lombardesque, Giorgionesque, Chopinesque, Dantonesque, Pucciniesque, Audenesque, etc.;

having characteristics of (5 слов; 8,0%), например: giantesque, madrigalesque, Goyaesque, Botticelliesque, Wyattesque;

characteristic of (2 слов; 3,2%), например: Hemingwayesque, Rousseauesque;

in the style of (2 слова; 3,2%), например: Hathoresque, Lucianesque.

Однако СЗ остальных слов описывается наборами из нескольких семем.

Наиболее многочисленными являются следующие СЗ:

of, pertaining to, or characteristic of (7 слов; 11,3%), например: Brontesque, Stalinesque, Renoiresque, Pinteresque, Picassoesque;

characteristic of or resembling (5 слова; 8,1%): Hollywoodesque, gaminesque, Rackhamesque, Garboesque;

g) characteristic of or relating to (1 словo; 1,6%): Montaignesque.

h) resembling or having the qualities of (2 слова; 3,2%): Lincolnesque, Disneyesque.

Сложнее всего (из 4-х семем) представлено следующее СЗ:

i) of, pertaining to, characteristic of, or resembling (2 слова; 3,2%): Mussoliniesque, Hitleresque.

Отметим, что значительное количество слов приводится без СЗ путем

простой отсылки к суффиксу — esque (14 слов), например: goblinesque (1916), Chaplinesque (1921), Casanovaesque (1925), Gandhiesque (1954), Webernesque (1959), Durrelesque (1961), Tolkienesque (1970), etc.

Количественный анализ употребления отдельных семем, входящих в поле СЗ, показал (Табл. 1), что их набор значительно более разнообразен, чем отмечалось ранее в литературе. Нами выявлено 12 разных семем, причем их доли (%) в поле СЗ сильно различаются. Так, например, следующие четыре дают 72% всех случаев:

resembling (24%), например: Lombardesque, Giorgionesque, Poe-esque, Chopinesque, Lincolneqsue, Dantonesque, Hollywoodesque, Pucciniesque, robotesque, Mussoliniesque, Verrocchioesque, Garboesque, Runyonesque, Audenesque, Daliesque, Debussyesque, Schumannesque, Rocambolesque, etc;

characteristic of (19%), например: Ruensesque, Montaignesque, Poussinesque, Hollywoodesque, gaminesque, Mussoliniesque, Sheridanesque, Garboesque, Runyonesque, Hemingwayesque, Stalinesque, Bunyanesque;

of (15%), например: Rodinesque, Bronesque, Poe-esque, Mussoliniesque, Sheridanesque, Adamesque, Stalinesque, Kafkaesque, Bunyanesque, etc.;

pertaining to (14%), например: Brontesque, Rodenesque, Poe-esque, Poussinesque, Mussoliniesque, Sheridanesque, Stalinesque, Rousseauesque, etc.
На остальные 8 семем приходится 28% случаев, в частности:

having characteristics of (6%): giantesque, madrigalesque, Botticelliesque, Disneyesque, etc.;

suggestive of (3%): Rubensesque, Verrocchioesque, Watteauesque;

in the style of (2%): Hathoresque, Schopenhaueresque;

relating to (2%): Montaignesque, Kafkaesque.
Отметим, что доля этих 4-х семем в поле СЗ типа в целом составляет только 60%, а на остальные 8 семем типа приходится 40% случаев.

Следовательно, со временем происходит перераспределение долей семем. Так, например, семемы ”like”, “characterized by”, “similar to” вообще не употребляются в ХХ в.

Мы считаем, что отсылка к суффиксу — esque предполагает существование у носителей языка определенных представлений о его СЗ. Так, значение новейших слов формулируются следующим образом:

Таблица 1

Семемы, из которых формируется словообразовательное значение (СЗ) неологизмов ХХ в. и типа с –esque в целом

Семемы СЗ

Ps в ХХ веке (%)

Ps всего типа (%)

Resembling

24 (24%)

48 (19,4%)

Characteristic of

19 (19%)

40 (16,1%)

Of

15 (15%)

35 (14,1%)

Pertaining to

14 (14%)

25 (10,1%)

Having characteristics of

6 (6%)

22 (8,9%)

Like

0

10 (4,0%)

Suggestive of

3 (3%)

7 (2,8%)

Characterized by

0

6 (2,4%)

Similar to

0

2 (0,8%)

In the style of

2 (2%)

2 (0,8%)

Relating to

2 (2%)

*

Reminiscent of

1 (1%)

*

— esque

14 (14%)

*

Всего

100 (100%)

248 (100%)

Мы считаем, что отсылка к суффиксу — esque предполагает существование у носителей языка определенных представлений о его СЗ. Так, значение новейших слов формулируются следующим образом:

Bunyanesque (1952) “Of, pertaining to, or characteristic of Paul Bunyan, the legendary American hero”;

Renoiresque (1958) “Of, pertaining to, or characteristic of Pierre Auguste Renoir (French painter) or his work”;

Pinteresque (1960) “Of, pertaining to, or characteristic of the British playwright Harold Pinter or his works”;

Picassoesque (1968) “Of pertaining to, or characteristic of Pablo Picasso or his style of painting”.

Семантика производящих основ привлекает внимание дериватологов (Арнольд, 1966; Каращук, 1965; Кубрякова, Харитончик, 1976; Мешков, 1976; Беляева, 1979; Кочетков, 1990; Marchand, 1960). Поэтому мы решили количественно оценить доли различных семантических классов ПО, к которым присоединяется суффикс — esque (Табл. 2).

Таблица 2

Семантика производящих основ неологизмов ХХ в. и типа с –esque в целом

Производящие основы

ХХ век (%)

Весь тип (%)

Предметы, явления

6 (9,7%)

36 (18,9%)

Живые или мифические существа

7 (11,3%)

3 (17,4%)

Народы, страны, города

0

19 (10,0%)

Художники, скульпторы, архитекторы, строители

19 (30,6%)

33 (17,4%)

Писатели, поэты, драматурги, журналисты

16 (25,8%)

47 (24,7%)

Государственные или общественные деятели

8 (12,9%)

14 (7,4%)

Композиторы, музыканты

6 (9,7%)

8 (4,2%)

Всего

62 (100%)

190 (100%)

Наиболее многочисленными из 7 групп ПО неологизмов являются следующие две, давшие 56% случаев:

Художники, скульпторы, архитекторы, строители – 30,6%. Например: Giorgionesque (1906), Rubenseque (1913), Goyaesque (1934), Botticelliesque, Daliesque (1941), Renoiresque (1958), Picassoesque (1968);

Писатели, поэты, драматурги, журналисты – 25,8%. Например: Brontesque (1905), Montaignesque (1917), Audenesque (1940), Runyonesque (1938), Hemingwayesque (1942), Kafkaesque (1947), Rousseauesque (1947), Durrellesque (1961), Pinteresque (1960).
На остальные четыре группы приходится всего 44% (т. е. в среднем по 11% на группу), а именно:

Актеры и режиссеры кино: Chaplinesque (1921), Garboesque (1936)), Disneyesque (1939);

композиторы, музыканты (9,7%): Chopinesque (1920), Pucciniesque (1927)), Schumannesque (1947), Beethovenesque (1955), Debussyesque (1946);

оригинальные личности: Hooliganesque (1899), Casanovaesque (1925), Bunyanesque (1952);

государственные деятели (12,9%): Lincolnesque (1923), Dantonesque (1924), Mussoliniesque (1928), Stalinesque (1943), Hitleresque (1944).
Сопоставление долей разных групп ПО неологизмов и всего типа показывает, что, с одной стороны, заметно возросло количество ПО следующих групп: 1) художники, скульпторы и т.д.; 2) композиторы, музыканты; 3) государственные и общественные деятели; 4) писатели, поэты и т.д.

С другой стороны, значительно сократилось использование ПО таких групп, как 1) предметы и явления; 2) живые и мифические существа. Группа ПО “народы, страны, города” вообще не участвовала в создании неологизмов.

Внешняя суффиксальная валентность (т. е. способность суффиксальных дериватов присоединять к себе другие суффиксы) играет важную роль в дериватологии (Каращук, 1965; Зятковская, 1971; Беляева, 1979). Ранее Р. Г. Зятковская (1971) отметила, что слова с — esque могут присоединять некоторые суффиксы, например: — ly (adv), — ness, — er, — ery.

Анализируя неологизмы ХХ в., мы выявили лишь один случай внешней валентности: Kafkaesque (1947) а Kafkaesquely, adv. (1958).

Внутреннюю валентность (фонемное тяготение) 25 слов деривационного типа с суффиксом — esque количественно впервые описали владивостокские лингвисты (Лесина, Меграбова, Науменко и др., 1978).

Мы подсчитали фонемное тяготение неологизмов и сравнили его с величинами для типа в целом (Табл. 3).

Таблица 3

Фонемное тяготение суффикса –esque к исходам производящих основ неологизмов ХХ в.

Фон ные исходы

XX в

Весь тип (Бартков, Барткова, 2000)

Слова COD (Лесина и др., 1978)

 

Всего

%

Всего

%

Всего

%

b

0

0

1

0,5

1

4,0

d

2

3,2

7

3,7

0

0

f

0

0

1

0,5

0

0

k

0

0

1

0,5

0

0

L

5

8,1

22

11,6

5

20,0

M

2

3,2

5

2,6

0

0

N

22

35,5

67

35,3

10

40,0

N*

0

0

2

1,6

0

0

R

6

9,7

28

14,7

1

4,0

S

1

1,6

2

1,0

0

0

T

4

6,4

14

7,4

3

12,0

V

1

1,6

1

0,5

0

0

I

9

14,5

14

7,4

1

4,0

Ou

2

3,2

10

5,3

0

0

Прочие

8

12,9

14

7,4

4

16,0

Всего

62

100

190

100

25

100

Анализ данных показывает, что наиболее многочисленными являются следующие пять финальных фонем ПО, на которые в сумме приходится 74,2% всех случаев:

[n] (35,5%): Rodinesque, goblinesque, Chaplinesque, Lincolnesque, Tarzanesque, Stalinesque, Tolkienesque;

[I] (14,5%), например: Hardyesque, Caravaggiesque, Pucciniesque, Disneyesque, Daliesque, Mussoliniesque;

[r] (9,7%), например: Hitleresque, Renoiresque, Pinteresque, Hathoresque;

[l] (8,1%), например: madrigalesque, Durrelesque, Guignolesque;

[t] (6,4%), например: Brontesque, giantesque, robotesque.

Отметим, что доля тех же 5 финалей для типа в целом составялет 76,4% (Табл. 3). Это указывает на то, что с течением времени доли фонемных исходов ПО изменяются. Так, например, в ХХ в. доля финальной фонемы [I:] значительно увеличилась, а фонем [l], [r] — уменьшилась

Полный анализ датированных новообразований ХХ в. с суффиксом –esque позволил установить следующее:

1. Всего выявлено 62 датированных неологизма, причем 46 слов возникло в первой половине века, а 16 слов – во второй (до 1974 г. включительно);

2. Неологизмы образуются по следующим 2 моделям

Npers + –esque = A (89%) и Ncom + –esque =A (11%); только два слова было заимствовано целиком;

3. Детальный анализ датированных неологизмов показал, что синхроническая продуктивность изменялась следующим образом: за 1-е десятилетие возникло 6 слов, за 2-е — 7 слов, за 3-е — 12 слов, за 4-е — 9 слов, за 5-е — 12 слов, за 6-е — 5 слов, за 7-е — 9 слов, за 8-е — 2 слова с –esque;

4. Средняя полисемичность неологизмов равна 1,0 значения/слово (S* = 1,0); только 1 слово оказалось двузначным (Poe-esque);

5. Словообразовательное значение суффикса –esque у неологизмов состоит из 12 семем, из которых четыре следующих являются наиболее многочисленными, давая в сумме 72% всех случаев: resembling – 24%; characteristic of – 19%; of (15%), pertaining to – 14%; остальные 8 семем дают в сумме только 28% случаев: having characteristics of (6%); suggestive of (3%); in the style of (2%); relating to (2%), etc.

6. Производящими основами солужат имена существительные следующих семантических классов:

художники, скульпторы, архитекторы, строители – 30,6%;

писатели, поэты, журналисты, актеры, философы – 25,8%;

государственные и общественные деятели – 12,9%;

живые или мифические существа – 11,3%;

предметы и явления – 9,7%;

композиторы и музыканты – 9,7%.

7. Среди неологизмов обнаружен только один случай суффиксальной валентности: Kafkaesque (1947) а Kafkaesquely (1958);

8. В новообразованиях ХХ в. суффикс — esque тяготеет к следующим фонемным исходам ПО: n (35,5%); I (14,5%); r (9,7%); l (8,1%); t (6,4%), d (3,2%); m (3,2%), etc.

2.2 Пути образования неологизмов в английском языке

В процессе семантических инноваций можно выделить следующие варианты:

слово полностью меняет свое значение, утрачивая ранее существовавшее;

в семантической структуре слова появляется еще один ЛСВ при сохранении всех традиционных. Например, client – 1) a person under the protection of another; 2) a person who engages in the professional services of another; 3) a customer; 4) an application that uses information or services provided by a server (в компьютерной терминологии).
Материалом исследования явились 324 термина, связанных с компьютерной техникой, программным и аппаратным обеспечением. Основная проблема выборки заключалась в определении временных рамок отбора. Как уже говорилось, понятие термина “неологизм” относительно. Поэтому все компьютерные новообразования можно считать неологизмами только при наличии конкретизаторов по параметру “языковое пространство”. Тем не менее в анализируемую группу неологизмов была включена часть терминов, которые вошли в употребление языка вообще. Более сложно установить конкретизатор по параметру “время”. С одной стороны, было нежелательно включение в исследуемую группу слов и словосочетаний, уже давно вошедших в употребление. С другой стороны, самые новые термины имеют очень большой процент однодневных образований, необходимых только как вспомогательные средства на определенном этапе развития компьютерной техники. Исходя из этого, группу выбранных терминов составляют те, что вошли в употребление за довольно большой промежуток времени (1960—1990 гг.). Анализ способов образования терминологических неологизмов показал, что основным способом их образования является словосложение (69 терминов – 21,3% от общего числа выборки).

Основными моделями словосложения являются следующие модели:

n + N = N (newsgroup, chipset, soundblaster, videocard, soundcard);

adj. + N = N (software, hardware, mainflame, mainboard);

V + Particle = Part II (built-in);

(d) Particle + N = N (off-line);

(e) Abbr. + N = N (E-mail, Edo-memory, IDE-controller).

Следующую многочисленную группу неологизмов составили термины – аббревиатуры и акронимы (65 терминов – 20,1%). Среди них можно выделить инициальные аббревиатуры; РС – Personal Computer, CPU – Central Processing Unit, WWW – World Wide Web, PPP– Point-to-Point Protocol. К числу акронимов, произносящихся как одно слово, можно отнести следующие акронимы; Slip (омофон слова slip) – Serial Line Internet Protocol, MIPS – Million Instructions per second, CAD /Cam-Computer-Aided Design/Computer-Aided Manufacturing, RAM – Random-Access-Memory, Rom-Read-Only Memory.

Значительный удельный вес в общей выборке составили термины, образованные семантическим способом, в основе которого лежит процесс терминологизации повседневной лексики, сопровождающийся сужением значения лексических единиц при переходе их в терминосистему.

Как известно, сужение значений происходит по схеме: А a: (где А – основная сема родового значения (архисема), a – дифференцирующая сема видового значения.

Client, n – an application that uses information services provided by a server; domain, n – the portion of Internet address that designates the site’s type; server, n – a computer that makes access to files, printing, communication, and other services available to users. И ряд других терминов (см. forum, site, protocol, password и др.). Целый ряд терминов в данном подъязыке образован путем метафоризации, при которой устраняется или заменяется основная (родова0 сема (архисема) при сохранении дифференциальной семы (видовой), которая становится исходной семой наименования: mouse, menu, flame, virus. Следует отметить, что в анализируемом материале встретился только один термин, образованный путем метонимического переноса (Click – щёлкнуть мышкой в какой-либо области экрана). Следующую по численности группу терминов, составляют термины – фразеологизмы (60-18,2%): system administrator – системный администратор; home page – исходная страница; file manager – распорядитель файлов; screen saver – программа защиты экрана; system disk – системный диск и другие. Большой удельный вес среди анализируемых неологизмов занимают неологизмы, образованные морфологическими способами (53 термина -16,8%). Среди наиболее активных префиксов были выделены следующие: hyper, auto, multi, co, anti, over, mine, sub, up, re (autoscroll, autosowing, multimedia, multisystem, coprocessor, antivirus, overload, overflow, minipower, subdirectory, update, upgrade).

Среди наиболее продуктивных суффиксов можно выделить суффиксы er/or: browser, moderator, driver, complier, assembler, saver и т.д.; суффикс — ie- (модель: N + ie = N): archie – дериват, образованный от усеченной основы (archives), с прибавлением суффикса — ie- a system of servers that searches for publicity available files FTP archives; newbie – a new or unexperienced user of the Internet и т.д.

Среди морфологических способов образования неологизмов в подъязыке компьютерной техники значительное место занимает и конверсия. Особо многочисленны были неологизмы, образованные конверсионным способом по модели V=N (fetch – a program for finding and accessing FTP files); logon, access и др. В анализируемой выборке также встретились 17 терминов – телескопических образований, гибридов, слов-слитков, которые явились результатом процесса контаминации (netiquette net + etiquette – the Internet code of conduct; modem modulator + demodulator; compuserve computer + serve и т.д.

В программном обеспечении фирмы Microsoft, в частности в операционной среде Windows и ее приложениях существует целый ряд терминов, образованных вследствие усечения окончания основы первого слова Windows: winword от windows + word, winsock от windows + socket и др. Небольшую группу составляют так называемые гаплологические телескопические неологизмы: netizen от net + citizen – an Internet user; speedisk от speed + disk.

Анализ неологизмов, появившихся в компьютерной технике в 60е-90-е годы, еще раз доказывает, что развитие языка происходит постоянно и осуществляется на всех уровнях. Однако, наиболее заметные и ощутимые трансформации происходят в словарном составе языка. Наиболее часто в лексической системе языка приходится сталкиваться с такими явлениями, как изменения значений слов, переход их в другую лексико-семантическую категорию, изменение характера сочетаемости слов с другими словами, заимствование слов и словообразовательных элементов из других языков, выпадение из употребления отдельных слов и фразеологических единиц. И, наконец, самое важное – создание новых слов. Регистрация и научный анализ новых слов – неологизмов – имеет большое теоретическое и практическое значение. Входя в лексику языка, неологизмы вызывают в ней ряд внутрисистемных преобразований, таких, как перераспределение в синонимических рядах, перестройка лексико-семантических групп и стилистическое переоформление единиц.

Характер и интенсивность возникновения неологизмов представляет интерес и с другой стороны: исследуя их, мы одновременно изучаем поведение словообразовательной системы языка. Анализ качественного и количественного аспектов производства неологизмов свидетельствует о том, какие звенья этой системы были продуктивны, а какие являются малоактивными.

В практическом плане изучение неологизмов, особенно на материале определенных терминосистем, позволяет вооружить переводчиков-практиков адекватными способами перевода новообразований, которые появились в английском языке в результате стремительного развития компьютерных технологий. И нет сомнения в том, что компьютеризация еще предоставит лингвистике множество нового материала для более полного и детального анализа.

2.3 Особенности языка СМИ

За последнее десятилетие положение газетной речи в стилистической системе английского языка стало еще более сложным, “размытым”, чем это было прежде. Есть, по-видимому, две основные причины, которые вызывают такое осложнение.

Первая причина неустойчивости стилистической позиции газетной речи состоит в том, что газетная речь “размывается” снаружи: прежде всего она испытывает сильное воздействие иных функциональных разновидностей речи внутри литературного языка, а также внелитературных языковых подсистем.

Обособленность, отдельность литературного языка как основной формы национального языка была коммуникативным законом для СМИ. Использование иных форм национального языка, безусловно, было возможно. Однако, во-первых, подобные факты были редкостью, а, во-вторых, всегда требовали очевидного стилистического оправдания. Таким образом, газетная речь оставалась в рамках литературного языка и более того – в рамках так называемых книжных стилей; появление в текстах СМИ элементов разговорной речи всегда было связано с решением какой-либо стилистической задачи. Собственно, газетная речь находилась в оппозиции и по отношению к своим ближайшим соседям - иным книжным стилям, хотя некоторые из них имели больше шансов проникнуть в язык СМИ (к последним относим деловую речь и художественную речь, которые в силу своей речевой противоположности взаимно уравновешивали друг друга в их влиянии на газетную речь). Вообще во влиянии на язык СМИ различных речевых подсистем национального языка, тесноте их контактов с языком СМИ всегда есть некая иерархия. Например, влияние диалектов на язык СМИ - особенно в региональных газетах и журналах - было сильнее, чем влияние жаргонов и просторечия. Может быть, поэтому региональные газеты и журналы оказались более устойчивыми перед натиском жаргонизмов. Все эти речевые законы в СМИ были обеспечены “стилистической” цензурой и самоцензурой; ее наличие было обязательным.

Сегодня ситуация изменилась.

Основные тенденции изменений можно наблюдать прежде всего в тех связях, которые устанавливаются между формами языка, между языковыми единицами.

Изменения касаются также основных функциональных разновидностей литературного языка: появляются или “возвращаются” типы речевых сообщений, которые не укладываются в традиционную систему функциональных разновидностей (рекламные тексты, ораторские тексты); одна из функциональных разновидностей (деловая речь) становится очень влиятельной, часто диктует свои правила неделовым текстам. В эту стилистическую перестройку включается и газетная речь. Обозначим основные изменения в ее положении:

1) прежде всего именно тексты СМИ стали тем полем, на котором было открыты границы между литературным языком и внелитературными формами национального языка; не существует более стилистических границ между газетной речью, просторечием, жаргонами и диалектами; однако при этом роли второстепенных форм национального языка меняются: диалекты, по-видимому, безвозвратно утрачивают свое влияние на язык СМИ, а жаргоны и просторечие, наоборот, приобретают сильную власть над газетной речью;

2) газетная речь вышла из жесткой системы книжных стилей и активно взаимодействует с разговорной речью; при этом ближайшим к газетной речи соседом среди книжных стилей становится, как это ни парадоксально, деловая речь;

3) газетная речь активно взаимодействует с рекламными и ораторскими текстами - вновь актуализированными подсистемами литературного языка (это происходит в значительной степени потому, что СМИ являются основным каналом для передачи речевых сообщений подобного типа), которые при всей своей близости к языку СМИ все-таки подчиняются иным стилистическим закономерностям.

В такой ситуации стилистическая идентичность газетной речи оказывается под очевидной угрозой.

 

Заключение

Английский язык, как и прочие языки, находится в постоянном изменении и динамике. Лексика как самый подвижный пласт языка, наиболее чутко реагирует на все изменения в социальной, культурной и других сферах жизни говорящего коллектива, ведь именно слово является “зеркалом жизни”.

С другой стороны постоянно растущий интерес современной лингвистики к различным аспектам словообразования объясняется тем, что слово является центральной единицей языка.

Собственные свойства слова как лексической единицы перекрещиваются в нем со свойствами других элементов языка. Это взаимодействие лежит в основе функционирования языковой системы в целом.

В современных исследованиях семантики произведенных слов все чаще проявляется тенденция выйти за рамки самого слова как единицы языковой системы, что вызвано стремлением понять, как функционируют производные слова в речи и на этой основе глубже понять механизм формирования семантики нового слова.

Современная стилистическая ситуация в СМИ состоит в том, что цель газеты, журнала или телевизионной передачи становится как бы шлюзом, который открывает или, наоборот, закрывает) путь “чужому” стилистическому потоку. И если этот путь открывается, то журналист нередко освобождается от обязанностей находить какое-либо оправдание “чужим” стилистическим средствам.

 

 

 

Список литературы

 

Английские неологизмы / [Ю.А. Жлуктенко, В.П. Березинский, И.И. Борисенко; отв. ред. Ю.А. Жлуктенко]. – Киев: Наук. думка, 1983. – 172 с.

Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия. 1968.

Волошин Ю.К. Новообразования и собственно неологизмы современного английского языка: автореф. дис. … канд. филол. наук / Ю.К. Волошин; Моск. пед. ин-т им. В.И. Ленина. – М., 1971. – 16 с.

Гак В. Г., “Семантическая структура слова как компонент семантической структуры высказывания” (Семантическая структура слова. М., 1971, 186 с.). С. 44.

Заботкина В.И. Неологизмы в современном английском языке: учеб. пособие / В.И. Заботкина, Г.М. Степанов; Калинингр. гос. ун-т. – Калининград: КГУ, 1982. – 79 с.

Заботкина В.И. Новая лексика современного английского языка : [учеб. пособие для филол. фак. ун-тов] / В.И. Заботкина. - М. : Высш. шк., 1989. - 124 с. - Библиогр.: с. 114-125.

Калинин А. В., “Лексика русского языка”, М., 1966, 328 с.

Колобашкина Е. В. Интегративные механизмы в словообразовании современного английского языка: (на материале новых слов): автореф. дис. … канд. филол. наук / Е.В. Колобашкина ; Моск. гос. пед. ин-т им. Мориса Тореза. - М., 1987. - 25 с.

Котелова В. З, “Новые слова и значения”, Л., 1988. С. 18.

Муругова Е.В. Словообразовательное поле неологизмов британского и американского вариантов современного английского языка // Личность, речь и юридическая практика. - Ростов н/Д, 2003. - Вып. 6. - С. 143-148.

Переяшкина Л. Н. Неологизмы в английском языке: семантич. группы // Пятигорский государственный лингвистический университет. Пятигорск 2005.

Пимахина Т.А. Лингвостилистические характеристики неологизмов современного английского языка // Функциональный аспект единиц языка: сб. ст. / Самар. гос. ун-т. – Самара, 1992. - С. 105-113.

Пимахина Т.А. Семантические характеристики неологизмов в современном английском языке // Системные связи в лексике и грамматике германских языков: сб. ст. / Самар. гос. ун-т. – Самара, 1991. – С. 24-31.

Шанаева М.А. Методика преподавания словарного состава английского языка делового общения / М.А. Шанаева. - М.: Диалог МГУ: МАКС Пресс, 2000.

Burchfield R. W. The English Language, Lnd., 1985.

[/sms]

09 окт 2008, 10:49
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.