Последние новости
04 дек 2016, 21:59
Все ближе и ближе веселый праздник – Новый год. Понемногу начинают продавать...
Поиск

» » » » Татьяна Алексеевна Яковлева (1907-1991)


Татьяна Алексеевна Яковлева (1907-1991)

Татьяна Алексеевна Яковлева (1907-1991)Татьяна Алексеевна Яковлева одна из двух муз поэта Маяковского. Из всех женщин, с которыми был близок поэт, только двум он подарил не только сердце, но и строки стихов.
Татьяна Яковлева покинула Россию в 1925 г., спасаясь от голода и туберкулеза. Она приехала в Париж по вызову дяди, известного художника А. Е. Яковлева.
 

Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, длинноногая («...вы и нам в Москве нужны, не хватает длинноногих», - читаем мы в письме Маяковского Татьяне Яковлевой), с яркими светящимися желтыми волосами, пловчиха и теннисистка, она, фатально неотразимая, привлекала к себе внимание многих молодых и немолодых мужчин своего круга. Она была очень начитанна, знала множество стихов. Благодаря удивительной памяти уже в двенадцатилетнем возрасте Татьяна знала наизусть многие произведения Пушкина, Тютчева, Блока, Маяковского.

 

Французская писательница Эльза Триоле однажды сказала ей: «Да вы под рост Маяковскому». Слова оказались пророческими. В 1928 г., находясь в Париже, Маяковский познакомился с Татьяной Яковлевой. Они перебросились несколькими ничего не значащими фразами, и Яковлева собралась уходить. Маяковский вызвался проводить даму. Не успели они пройти и нескольких шагов, как поэт рухнул на колени и стал объясняться в страстной любви и лебединой верности. Яковлева застыла в шоке: неужто такое чувство может родиться за пять минут знакомства?!

 

Виктор Шкловский в своей работе «О Маяковском» пишет: «Рассказывали мне, что они были так похожи друг на друга, так подходили друг к другу, что люди в кафе благодарно улыбались при виде их». Художник В. И. Шухаев и его жена В. Ф. Шухаева, жившие в то время в Париже, пишут о том же: «Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица - высокая, стройная под стать ему».

 

Через 21 день после отъезда Маяковского, 24 декабря 1928 г., Татьяна отправит письмо матери в Россию: «Он такой колоссальный и физически, и морально, что после него - буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след...» Не стоит, однако, обольщаться, Татьяна уклончиво отвечала на уговоры Маяковского ехать с ним в Москву, выходить за него замуж.

 

И еще одно обстоятельство настораживало Маяковского: он читает в русском обществе Парижа посвященные ей стихи - она недовольна, он хочет напечатать их - она, не торопясь внести полную ясность в отношения с поэтом, не дает согласия на это. Ее уклончивость и осторожность были восприняты Маяковским как замаскированный отказ. В стихотворении сказано об этом прямо и резко:

 

Не хочешь? Оставайся и зимуй...

 

Об этом же пишет и дочь Т. А. Яковлевой: «Среди многочисленных поклонников, отвергнутых ею, был известный советский поэт Владимир Маяковский...»

 

Причины отказа понятны: не так-то просто бросить налаженный и роскошный быт в Париже и уехать в большевистскую Россию. Кроме того, в глубине души Татьяна знала, что Москва - это Лиля. Лиля Брикдавняя любовь Маяковского, в Париже он часто говорил о ней, покупал ей подарки в парижских магазинах. Влюбившись в Татьяну, он все же думал о Лиле, хотя те, кто знаком с историей взаимоотношений Маяковского и Л. Брик, знают, что любовь эта не была безмятежным и радостным праздником, это был уродливый треугольник - Лиля и Осип Брики и Маяковский.

 

Да и у Татьяны, кроме Маяковского, были свои сердечные привязанности: «У меня сейчас, - пишет она матери, - масса драм. Если бы я даже захотела быть с Маяковским, то что стало бы с Илей и кроме него есть еще двое. Заколдованный круг». Встречаясь с Маяковским, Татьяна поддерживала отношения со своим будущим мужем виконтом Бертраном дю Плесси. В орбите ее поклонников оказался и стареющий Шаляпин, на гастроли которого в Барселону Татьяна укатила на два дня. Маяковский об этом знал - в «Письме Татьяне Яковлевой» есть такие строки: «слышу лишь свисточный спор поездов до Барселоны». Одну из стихотворных записочек, вложенных в корзину с цветами для Татьяны Яковлевой, Маяковский подписал весьма замысловато: «Маркиз W. М.». Он мог не знать о виконте, но понимал, что Татьяна предпочла бы выйти замуж за титулованного аристократа. В эмиграции все русские очень любили титулы.

 

Их первая встреча длилась больше месяца. Уезжая из Парижа в конце апреля 1929 г., Маяковский обещал Татьяне Алексеевне вернуться в октябре. Перед отъездом Маяковский сделал заказ в парижской оранжерее - еженедельно посылать цветы по адресу любимой женщины. После отъезда поэта на имя Татьяны Яковлевой несколько лет шли цветы от Маяковского.

 

Существует красивая легенда о грузинском художнике Пи-росманишвили, осыпавшем любимую розами, отображенная в стихах А. Вознесенского: «Жил-был художник один...» Но перед нами не легенда, а прекрасная быль:

 

И теперь - то ли первый снег,
То ли дождь на стекле полосками -
В дверь стучится к ней человек,
Он с цветами от Маяковского.

 

После отъезда Маяковского они переписываются, но в письмах уже проявился холодок: «Нельзя пересказать и переписать всех грустностей, делающих меня молчаливее». Ее письма к Маяковскому не доходили, их перехватывала Лиля Брик.

Татьяна поняла, что Маяковского она уже никогда не увидит, и приняла предложение виконта дю Плесси (честно прождав год). Эльза Триоле, родная сестра Лили Брик, постаралась как можно скорее довести до Москвы весть о замужестве Татьяны.

Друг Маяковского Василий Каменский в письме к Любови Николаевне Орловой, матери Тани, высказал свое суждение об уходе поэта из жизни: «Одно ясно-Таня явилась одним из слагаемых общей суммы назревшей трагедии. Это мне известно от Володи: он долго не хотел верить в ее замужество...»

...Бертран де Плесси, муж Татьяны, организатор первой эскадрильи Свободных французских военно-воздушных сил де Голля, в июле 1941 г. был сбит фашистской зенитной артиллерией над Средиземным морем.

Татьяна Алексеевна после гибели виконта вышла замуж за Алекса Либермана и уехала в Америку. Либерман был издателем целой сети глянцевых американских журналов, модным скульптором и живописцем, одним из мировых лидеров абстрактного экспрессионизма.

В 1974 г. с Либерманами в Нью-Йорке встретился Иосиф Бродский, они познакомили его со многими интересными в мире искусства людьми. Алекс Либерман первым начал публиковать Бродского на английском языке. Татьяна, впервые услышав его стихи, сказала: «Помяните мое слово, этот мальчик получит Нобелевскую премию».

Татьяна Алексеевна Яковлева была творческой личностью: один из крупнейших дизайнеров головных уборов Франции и США, ее шляпы носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф, Эсте Ла-удер... В ее американском доме собирались русские писатели, журналисты, деятели культуры. Но, вероятно, она понимала, что самое звездное время ее жизни было, когда поэт Маяковский писал ей: «Иди ко мне, иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук».

 

08 окт 2008, 10:37
Читайте также
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 100 дней со дня публикации.